C Днем Звездных Войн, товарищи! Ура-ура-ура! May the Forth be with you, Гость! Эй, Гость, Battlefront доступен в Origin бесплатно в честь праздника. Только сегодня! Четвертого мая Battlefront доступен бесплатно. С Днем Star Wars! #may #battlefront-free
[ Лента форума · Форумчане · Правила форума ]

Страница 2 из 10«1234910»
Форум » Практика ФРПГ » Флешбеки » Фрэнсис Арманд. 12 ПБЯ (начало года)
Фрэнсис Арманд. 12 ПБЯ (начало года)
TaonДата: Вторник, 26.01.2016, 23:39 | Сообщение # 16 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


А генерал представляться не спешил. Фрэнсис находился в невыгодном положении: в больнице военные врачи легионеров и их раненые общались только на калишском, и, если и называли хотя бы фамилию своего командующего, санитар всё равно не смог вычленить её из речи. А доктор Йенсен обошелся званием. И вряд ли среди медсестёр имелась хоть одна понимавшая калишский. К тому же, врачи явно были не склонны болтать со своими ассистентками о чём-то кроме необходимых процедур и других рабочих моментов.
Но, кроме наблюдательности, у Арманда была способность не давать никому заметить некое лёгкое смятение его чувств, его неловкость. Он спокойно курил, наслаждаясь качественным предметом удовлетворения губительной потребности, один раз лениво бросил взгляд на безмолвное семейство и задумчиво слегка прищурился. Глава семьи в ответ, - было видно, как дёрнулись руки, - под столом сжал руки в кулаки.
Неприятно было бы однажды пропустить удар. Келле терпеть не мог Фрэнсиса, и на это имелись веские причины. А учитывая, как распланировал тот своё возможное будущее...
У Мирре получалось хуже. Неуверенно глянув на поднявшегося с места легионера, она раздосадованно дёрнула мокрый, намертво прилипший к левой руке манжет, и сказала только:
- Прошу простить.
Эринне через плечо посмотрела на шустрое исчезновение сестры со сцены импровизированного домашнего театра, но дальше отвлекаться от своего занятия не стала.
Зато её брата манипуляции калишца с ящиками немало заинтересовали. А уж когда на столе обосновались бутылка и рюмки, Фрэнсис внёс в список наблюдений очевидный пункт: этот вечер точно будет крайне интересным. Долго ли, или минут десять... откуда же знать.
"И у меня есть один банальнейший вопрос. Зачем?"
Не исключено, что командующему немного наскучило общество собственных офицеров. Но более вероятно другое: он хочет знать, с кем ему сколько-то времени жить под одной крышей. Знать как можно доскональней. Знания - власть. И безопасность.
- Что ж, Фрэнсис, приятно познакомиться, - сказал вдруг легионер, и Арманд не замедлил ответить:
- Взаимно, господин генерал-полковник.
Эринне тем временем уже разливала в чашки ароматный напиток. И смогла не пролить мимо ни капли даже когда услышала слова, относившиеся к Келле. Вывести.
Женщина была в курсе произошедшей несколько лет назад истории. Не хватало только новой стычки. Только не сейчас. Кто знает, на что способны люди в большом страхе.
Даже они сами не знают. Пока не станет уже поздно.
А Фрэнсис будто вовсе не переживал. Он не спеша выдохнул дым, с досадливой ленцой во взгляде посмотрел на Келле. Сестру жены, её саму, наконец, на главу семейства.
- Вы всё слышали.
Коротко взмахнул левой рукой, как истинный хозяин дома, которому должны подчиняться все без исключения. Кроме командующего, разумеется.
- Можете идти.
Женщины встали тут же, стараясь не издать ни одного лишнего звука, и ретировались. У них были две причины бояться: одна привычная, а другая огромная. Представителем второй был генерал-полковник. Первой - экс-полицейский. Две домашние мегеры могли без конца делать мелкие пакости его сёстрам, на уровне жалких женских уколов, но его самого трогать даже не пытались. Зато мужчина поднялся с запозданием. Ножки стула громко проскрежетали по полу.
- Всё это низко, Арманд.
Фрэнсис приподнял брови в деланном удивлении.
- Разве? Лучше молчи, Джерд. И никогда не возражай мне.
В голосе - металлические нотки. В осанке, взгляде - нежданно показавшаяся властность.
Келле не знал, как именно Арманд покинул полицию. Не знал, что никакого влияния у того не было и в помине.
Чужие заблуждения - вещь полезная. Их надо заботливо поливать и удобрять, как капризный цветок.
В этом смысле, из Фрэнсиса вышел хороший садовник.
А от необходимости как-то самому объясняться избавила Эринне, точно в нужный момент поставив на стол две чашки на блюдцах, с горячим кафом.
Общество таких понятливых, молчаливых ребят, как чашки и рюмки, часто бывает предпочтительнее общества людей. Как тот, например, кто, шаркая, исчез за поворотом коридора.
Жестокость, наглость, старая вражда? Не каждый понял бы, что таилось за короткой сценой.
А Фрэнсис не считал нужным сразу пускаться в навязчивые объяснения.
И нужны ли они?

XenomorphДата: Четверг, 28.01.2016, 18:26 | Сообщение # 17 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5928
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс


Вошедшая женщина поспешила ретироваться, как только генерал-полковник поднялся с места. Это было ее право и придираться хоть по какой-нибудь причине Унц не собирался. Что касалось Фрэнсиса, то хоть это было и незаметно, но офицер с интересом наблюдал за этим человеком. Отказать в проницательности ему было нельзя. Он командным голосом и кратко продублировал приказ командующего, однако, глава семейства осмелился высказать, выразить свои мысли по поводу того, как Арманд послушно выполнил требование.
Генерал-полковник, казалось, сперва вовсе не обратил на это внимания и спокойно разливал напиток по рюмкам. Одна досталась экс-полицейскому, вторая, разумеется, самому офицеру, но пить пока последний не собирался и вновь очутился на ногах, последовав до выхода из кухни.
- Вернись, - скомандовал генерал-полковник и глава семейства Келле замер в исступлении, не спеша повернуться. Все же, он это сделал и молча выполнил требование. Оказавшись вновь на кухне, Унц взял рюмку, наполненную до краев и задержав у губ, вновь заговорил:
- Рыба гниет с головы, но чистят ее с конца. Тебе кто-то разрешал говорить? - генерал-полковник подошел к Келле вплотную и впился ледяным взглядом в глаза мужчины. - Ты не уважаешь меня, свинья, проявляя неуважению к своему хозяину. У вас нет порядка даже на бытовом уровне, но это поправимо, - сильная и резкая пощечина по лицу мужчины до трещины на коже, с которой проступила тоненькая алая жилка. - Смотри на меня, когда я говорю с тобой, - Келле перевел испуганный взгляд на генерал-полковника. Лицо того по-прежнему оставалось неизменным, будто бы это была маска и она очень мешала своему владельцу. - На колени, - рука, что потянулась к кобуре - убедительный аргумент и хозяин семейства выполнил высказанное. Пинками Унц прогнал мужчину на четвереньках к месту между столом и стулом и оставил в таком положении, а сам уселся на свое место, водрузив ноги в черных сапогах на спину живого пуфа.
- Сейчас ты извинишься за неповиновение и сделаешь это так, что бы это понравилось мне и хозяину дома. Сделай так, что мы поверили, - тон был спокойным, но каким-то холодным и угрожающим. Не дожидаясь ответа, генерал-полковник обратился к Фрэнсису:
- Лэнни - хозяин, да? К чему этот концерт, Фрэнсис? У тебя плохо получается казаться тем, кем ты не являешься. Ты полицейский или военный? Дай угадаю... Слишком честный с развитым чувством долга и справедливости. Не нашлось место в рядах представителей закона и теперь приходится зарабатывать на жизнь ситх знает чем. Верно? - Келле под ногами уловил паузу и пытался было начать извиняться, но толчок ногой в бок прекрасно продемонстрировал желание офицера сперва выслушать собеседника, а не импровизированную подставку для ног.

TaonДата: Четверг, 28.01.2016, 22:19 | Сообщение # 18 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


Удар.
- Смотри на меня.
Страх. Келле, казалось, едва не трясся всем дородным телом.
- На колени.
А Фрэнсис... в его взгляде проскочило что-то странное. Что-то от удовлетворения, что-то от предвкушения, ожидания, и что-то холодно-жестокое.
Эринне отошла к столу для готовки и отвернулась. Ей надо было приготовить травяной отвар от простуды, для сестры. Занять руки, не смотреть.
Она не знала главного. Что её брату как раз не в тягость сидеть там. И, если он и отведёт взгляд, то лишь на секунду, и то по делу. Чтобы ненароком не запачкать стол.
Хорошо быть зрителем. Крайне интересно.
Но лучше быть участником. И намного.
У людей есть забавное свойство: выстраивать фантазии разной степени радужности о том, чего они не испытывали. Кто-то радостно романтизирует армию, кто-то - бывшую службу Арманда. А кто-то - демократию, или "Мир и Порядок", Ордена или какое-нибудь ещё непотребство.
А Фрэнсис не знал людей Кали. Но розовых очков не носил очень уж давно. Слабость и идиотизм такого рода в особенности непозволительны мужчине.
Потому Фрэнсис предпочитал смотреть и слушать. И пока выходило, что мир в принципе устроен одинаково. Чем больше власти, тем больше возможностей для удовлетворения маленьких капризов.
Главное - чтобы к числу капризов не относилось уничтожение планет, войны по дурацким поводам, жевание соплей во время бесконечных заседаний, и прочее по списку претензий Арманда к обоим государствам, которые он не очень счастливо повидал.
Одно пока неясно. Как на Кали с исполнением обязанностей, количество которых пропорционально росту положения увеличивается?
Хотелось верить, что намного лучше, чем в Республике. Иначе всё бессмысленно. Иначе лучше просто продолжать тихо резать трупы.
Фрэнсис снова стряхнул пепел. Аккуратно затушил сигарету о дно пепельницы, оставил там окурок и продолжил наблюдать сцену наказания.
Это не Арманд обладал властью. Это не он мог приказать каждому, наверное, жителю завоёвываемой планеты что угодно.
Такой власти у него не было никогда. И всё же... что-то происходило. Внутри.
Странное чувство сопричастности, не поддающееся первой попытке осмысления.
И вновь - а надо ли?
Может, лучше просто насладиться мимолётным наваждением. Просто представить в очередной раз, что сила приказа - в его, Фрэнсиса, руках.
Просто насладиться картиной. Ведь он так часто представлял себе нечто подобное, только с другими лицами.
Просто на миг позволить себе заблуждение. Якобы судьба, Сила или что-то иное ненадолго взяла на себя роль исполнительницы желаний, только, как ей свойственно, преломила их в кривых зеркалах.
Как же долго Фрэнсису пришлось быть другим человеком. Тихим, слишком тихим. Выполнять работу, периодически ставить на место зарвавшихся, методично надираться в забегаловке на окраине, но и тогда не позволять себе попадать в неприятности.
Немало интересного он видел и слышал. Даже мог бы помочь бывшим коллегам кое в чём. Но с лёгким сердцем упускал эти возможности. Нет-нет, республиканским служителям имитации закона помощи от него не будет. Никогда.
Арманд хорошо умел ненавидеть. И презирать. Однако ни ненависть, ни презрение не были глупыми, слепыми, нашептанными кем-то другим.
Он сам выбирал, кого и за что.
Келле, правда, ненавидеть не пришлось. Слишком мелко. Джерд был самым простым обывателем, только своего приёмыша воспитать не сумел. И ненавидел Фрэнсиса за выполнение долга.
Кто бы мог тогда подумать, что этим двум мужчинам придётся встретиться под одной крышей.
И что появление генерал-полковника с загадочной, такой далёкой Кали вдруг расставит всё по местам.
Фрэнсис знал, что в итоге получится. Ему достанется гораздо больше ненависти. Но в сравнении с тем, что его ждало, чего он хотел и к чему тайком шел, это не тянуло даже ка каплю в море.
Известно, что предателей недолюбливают все честные жители оккупированных планет.
"Посмотрели бы вы сначала на себя, кристально честные господа. Вот ты, например, Джерд. Тебя могут и пристрелить, а говорят, жизнь проносится... Как она выглядит теперь? Чего она стоит и чем ты лучше "низкого" меня? Молчишь? Это хорошо. Хорошо, что не читаешь мысли, или тебя попробовал бы пристрелить уже я".
Хозяин, хозяин дома... Сказанное в свой адрес Фрэнсис не проигнорировал. Оба раза улыбка едва-едва тронула краешки губ.
А когда генерал-полковник, с максимальным комфортом устроившись, снова заговорил с ним, Арманд растянул губы в улыбке по-настоящему. Но пропала она уже спустя несколько секунд. С холодным взглядом, в котором появилось нечто долго скрываемое, лишь в мелочах проявлявшееся, всё равно не гармонировала никак.
"А вы проницательны. Не пропустили ни одной подсказки. Впрочем, держаться иначе я не учился, тут всё так".
- Всё верно, - кивнув, подтвердил Фрэнсис догадку калишца. - Я действительно был полицейским и выполнял свои обязанности... слишком хорошо для республиканского бардака. Для имперской имитации благополучия, впрочем, тоже. Ваша подставка может подтвердить.
Всего лишь небольшой намёк, который, может быть, совсем и не является таковым. Говорить о своих политических взглядах напрямую и подробно? Нет. Это граничит с подхалимством. А разыгрывание сценки "генерал и маленький подлиза" несколько губительно для самоуважения.
- Одним словом, я за честность. А кто может быть честнее свежевскрытого трупа? Теперь они - мои беспечные клиенты, которым уже не придётся, в отличие от меня, беспокоиться об оплате жилья. Лэнни, господин генерал-полковник, хозяин дома. Он им владеет, я - только живу. И командую.
Он пожал плечами и, чуть сощурившись, вгляделся в свою как раз поднятую на уровень глаз наполненную рюмку. Очень уж долго приходилось испытывать железное здоровье на прочность всякой мерзостью, крайне редко позволяя себе что-то получше. Хотелось немного потянуть время. Хотя бы перед первой.
А снизу тем временем раздался голос. Келле наверняка старался придать ему хоть какой-то твёрдости, сохранить ошмётки достоинства, но получалось из рук вон плохо.
- Фрэнсис, господин... командующий. Я был несдержан и... неуважителен. Я прошу прощения за... за это, и за... то, что говорил без позволения, и к-клянусь... загладить свою вину.
"Не гладко, но при этом как литературно. Браво!
На самом деле, фальшиво".

Тем временем, на кухню вернулась Мирре, в сухом домашнем платье нежно-зелёного цвета и туфлях на крошечном каблуке. Эринне тут же вручила ей большую кружку с быстро приготовленным отваром. Себе же в чашку налила копи из старых запасов, скрывавшихся в одном из навесных шкафчиков, и обе женщины направились к столу. Мужчинам они мешать не собирались, благо что длина стола позволяла спокойно сесть немного дальше.

XenomorphДата: Воскресенье, 31.01.2016, 14:27 | Сообщение # 19 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5928
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс


Белоснежный платок был приложен к губам командующего, дабы просушить едва заметные выступившие капли пота. Генерал-полковнику нездоровилось, но понят это было невозможно, ну, а говорить об этом он не собирался.
Молча выслушав бывшего полицейского, а затем и Келле, Унц налил еще по одной рюмке. Как и ранее, обе были полны.
- Я тебя прощаю, - убрав ноги с импровизированной подставки, произнес офицер легиона. - Можешь идти, - соизволил отпустить пленника, а когда тот удалился, генерал-полковник закурил еще одну сигарету и расслабленно потянулся на своем месте. Продолжать разговор далее он не спешил и лишь молча о чем-то размышлял, а через несколько минут вовсе встал и опрокинув последнюю рюмку, направился к лестнице, что вела в его новые покои, напоследок бросив:
- Сделай что-нибудь с окнами. Ночью будет обстрел, - после этих слов, чеканным шагом, генерал-полковник направился на второй этаж.

TaonДата: Среда, 03.02.2016, 00:27 | Сообщение # 20 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


Вдоволь насладившись созерцанием точно недешевого напитка, экс-полицейский оценил и аромат. А затем не торопясь насладился первой порцией. Обстоятельно, мелкими глотками, ни упуская ни одной нотки богатого вкуса.
В кантине на окраине такое не наливали, это уж точно. Совершенно точно.
И минуты не прошло, как генерал-полковник наполнил рюмки во второй раз. И отпустил Келле.
"Жаль, - равнодушно заметил Фрэнсис. - Надеюсь, в эту голову не вползут глупейшие мысли".
Ни о чём более беседовать командующий не пожелал. Его дело. Рассыпаться в любезностях, предлагая сто тем разговора на выбор? Увольте. У Арманда было самоуважение. В конце концов, кто сказал, что сидеть в тишине неуютно и нехорошо? Лишь глупцы не терпят её. Боятся, случайно прислушавшись к себе, услышать только гулкое затихающее эхо. Эхо во внутренней пустоте.
Фрэнсис тишину любил. Существовало так много тем, над которыми можно поразмыслить так и по-другому. Вертеть их перед пытливыми глазами. Вникнуть в самую глубинную суть.
Кто-то увлекался голошахматами, кто-то - музыкой, головидением, чем-то ещё. Арманд тоже находил для себя много занятий. Но больше всего он любил нагружать свой ум.
И теперь, распивая вторую рюмку отменного рома, Фрэнсис задался вопросом: а что он знает о соседях, знакомых тех, кого расстреляли этой ночью и утром, отыскав всё-таки прятавшихся солдат?
Что он знает о семьях, друзьях, знакомых ушедших в леса?
В первую очередь, надо расспросить сестёр подробнее. Потом - тех, на кого они укажут. Или сделать это как-то иначе.
Даже знал, как.
"Эгин. Тебе очень повезёт сегодня. Получишь половину сбережений скромного трупореза, если я останусь доволен".
Третью рюмку Арманд опрокинул бодро, за раз. Во взгляде явилось что-то ленивое, удовлетворённое. Нашлось какое-то решение.
Тут со своего места поднялся генерал-полковник.
"Спасибо. За предупреждение".
В самом деле, Фрэнсис был отнюдь не уверен, что остальные легионеры бегают по городу, говоря каждому, что ночью с позиций за городом будут стрелять по Тиду. Или по какой-то ещё важной цели, кто же знал.
Командующий по лестнице на второй этаж поднимался, а Лэнни оттуда как раз спускался. Зайдя в кухню, он оторопело уставился сначала на ящики, затем - на бутылку и две рюмки. Потом присвистнул.
- Да ты времени не теряешь, как я посмотрю.
Фрэнсис достал свой портсигар. Закурил. Поморщился. Да уж, сигареты генерал-полковника были во много раз лучше.
- Ты бы тоже мог, - заметил, выдохнув пахнущий отнюдь не благородно дым. - Если бы не изображал горничную в костюме древней черепахи, или наоборот. Итак, дамы и... Лэнни, - Арманд криво усмехнулся. - Если мы не хотим жить как те подонки из крайнего дома, с окнами надо что-то делать.
Мирре, успевшая почти допить горячий отвар, поставила чашку на стол и озабоченно взглянула на брата.
- Послушай, - тихо начала она. - Мы всё сделаем, конечно. Скажи вот что: думаешь, они возьмут Тид?
Фрэнсис сделал ещё пару затяжек. Вспомнил, что знал о судьбе заклеймённых предателями. Арманды, Лэнни, даже Келле: все обитатели этого дома под такое определение попадали просто потому, что на втором этаже обосновался командующий оккупантов. И никто не сказал ни слова против. По крайней мере, на улице не слышали никаких скандалов, причитаний, выстрелов и других концертных номеров. И, согласно законам ущербной логики...
- Лучше бы так и было.

***

Своего помощника часом позже вызвал в больницу доктор Йенсен, и помогать сёстрам остался Лэнни. Окон в доме было предостаточно, чтобы заниматься ими почти до полуночи. Второй этаж вниманием не обошли. В спальню генерал-полковника отправились Мирре и хозяин дома. На его же плечи лёг труд постучать в дверь.
Фрэнсиса по возвращении в кабинет ждал сюрприз. Доктор сидел за его терминалом, поигрывая скальпелем. Появление санитара вызвало улыбку. Ещё глубже пролегли носогубные складки, чётче прорисовались лучики морщин, разбегающиеся от внешних уголков глаз.
- Арманд. Не подскажете ли мне, зачем кому-то совать нос в системы наблюдения? Дроиды, знаете ли, легко находят следы, незаметные человеку. Постойте... подойдите ближе.
Санитар повиновался.
Йенсен, уловив едва заметный запах, зацокал языком.
- Да, вы умеете отдохнуть за обедом... Итак, теперь вы рассказываете мне всё. Я хочу видеть дисциплину, а не шпионскую внутрибольничную возню.
Фрэнсис, переборов и задавив естественный всплеск страха, пожал плечами. И начал откровенничать во второй раз. Только умолчал о частностях.
О том, что именно отыскал. О том, что имел некие подозрения. И о том, что тринадцатилетний беспризорник по имени Эгин уже получил от него сорок кредитов задатка. За информацию.
Шустрый малый знал город как никто. Последить, походить по пятам, разговорить. Всё это ему давалось с лёгкостью, только плати. Да не чересчур много.
За стоящую хорошего вознаграждения добычу парнишке была обещана плата в натуральном виде. В существовавших условиях это куда лучше денег. Хотя их тоже было, куда пристроить.
Словом, доктор и санитар закончили разговор, оставшись взаимно недовольными друг другом. Но не сильно. Их ждала работа - новые анализы тканей.

***

Где-то за час до полуночи у чёрного хода дома Армандов, Лэнни и генерал-полковника Фрэнсис вручил Эгину коробку с едой, - из запасов, сделанных Мирре до прихода легионеров в Тирс, - и отличный хронометр. Свой, с руки снятый.
Голова едва ли не пухла от всего, что мальчишка вывалил нанимателю.
Экс-полицейского ждала бессонная ночь. Но он был уверен, что думать придётся под грохот артиллерии.
И не ошибся.

***

Каф из генеральской платы за проживание стоил кругленькой суммы, которую наверняка за него просили. Фрэнсису понадобилось всего четыре чашки на всю ночь. Заснуть он бы и так не смог, несмолкающая канонада гарантировала это. Но чтобы думать, надо простимулировать мозг.
А он сопротивлялся. Мысли ворочались в голове лениво, повторялись. Неудивительно, ведь Арманд бодрствовал уже двое суток.
Но лучше быть здесь, пытаться анализировать новые сведения и щуриться от ярких вспышек, чем оказаться там, куда стреляли.
Новые сутки уже наступили, когда ужасающий, оглушительный, легко перекрывший голос остальной артиллерии грохот потряс весь неспавший Тирс, а вспышка на несколько секунд превратила и так светлую ночь в день. Фрэнсис чуть не слетел со стула и, запоздало зажав уши, пригнулся, наполовину оказавшись под столом.
Тот качнулся. На пол упала и разлетелась вдребезги пепельница. Плевать.
По крайней мере, окна выдержали.
Несколько минут спустя Арманд уже ковырял ногтем краешек ленты, наклеенной в несколько слоёв.
И думал, что нипочём не хотел бы узнать, как выглядит место попадания снаряда, выпущенного такой чудовищной пушкой.
Заснуть Фрэнсису удастся только около четырёх утра. Три с половиной часа спустя он поднимется с жуткой головной болью и разбитый поплетётся на работу.
А в сложившемся у него паззле не будет хватать одной только детали. Картина ясна и без неё, но Арманд желал сделать её безупречной.
Время терпело. Пока.

XenomorphДата: Среда, 03.02.2016, 00:50 | Сообщение # 21 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5928
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс


Чудовищная пушка оккупантов именовалась Плаксой потому, что при подаче снаряда и при подготовке к выстрелу, механизмы издавали протяжный и противный звук. Орудие, стреляющее физическими боеприпасами калибра 880 мм разместили всего в пяти километрах к югу от Тирса. Там же находились и скрытые позиции реактивной артиллерии дроидов, беспрестанно поливающей несчастный Тид огнем вот уже пять часов. Под пять утра, кстати, обстрел прекратился, но только для того, чтобы провести надлежащее обслуживание машин и доставить к позициям артиллерии новые боеприпасы. Генерал-полковник спать ушел рано и рано же встал. К пяти часам утра он был при полном параде: чищенные до блеска черные сапоги и отглаженная униформа - заслуга Лэнни, нового помощника высокопоставленного офицера. За этот час, коим он занимался приведением униформы Унца в порядок, он получил солидный приз - сто кредитов и это всего за час!
Генерал-полковник не стал церемониться и переживать за спокойствие своих соседей, а потому вырвал для приготовления завтрака одну из сестер Арманда, Мирре. К счастью, колдовать ей долго у плиты не пришлось, да и офицер не давил разговорами, так что с ранним приемом пищи было покончено довольно быстро, после чего генерал-полковник покинул дом и отправился по делам.

***


В три часа дня обстрел артиллерии возобновился с новой силой, а в небе проносились Стервятники дроидов. Тирс никак, при всем желании, не смог бы заснуть, до того было громко. Это не мешало разве что легионерам, привыкшим к такой жизни. Новые подразделения прибывали в Тирс грязными и уставшими; они шли в арьергарде и их задачей было развивать успех, преследуя и добивая силы неприятеля. Теперь же, чуть ли не под каждой живой оградой из цветов, можно было заметить пирамидки из оружия и спящих крепких сном солдат, чей покой сторожили куда более бодрые товарищи. Ничего странного в этом не было; на войне такое можно было видеть часто. К пяти же часам, но уже вечера, генерал-полковник вернулся в особняк Арманд. На кухне не было никого, но это его не смущало и сняв верхнюю одежду, офицер плюхнулся на стул и с недовольным, уставшим лицом закурил вот уже пятую за час сигарету.
- Когда этот проклятый обстрел уже закончится... - выругался он на калишском. Докурив и затушив сигарету о дно пепельницы, офицер принялся готовить себе небольшой ужин. Ничего особенного: нарезанная колбаса, овощи и хлеб. Ну и ром, разумеется.

TaonДата: Среда, 03.02.2016, 02:16 | Сообщение # 22 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд. ГМ

Набу, г. Тирс


Наскоро позавтракав и приняв так и не подействовавшую таблетку от головной боли, Фрэнсис явился на работу. Как всегда, опрятный, без щетины на лице, в отглаженном костюме. Только у рубашки были высоко закатаны рукава, а две верхние пуговицы расстёгнуты. В белках глаз - красные ниточки сосудов. Явные признаки склонности к аккуратности во всём соседствовали с помятостью лица и признаками того, что аккуратисту скоро будет уже плевать на всё. Лишь бы поспать, неважно где, неважно как.
Арманд не был военным. Никогда не собирался. И такие будни выматывали почище десяти вскрытий за день.
До часа дня Фрэнсису вновь пришлось бегать по больнице. Потом доктор Йенсен поручил ему написать несколько заключений о причине смерти. Тут всё было печально и просто: не все старики Тирса благополучно пережили выстрел Плаксы и выматывающие бдения. У кого-то в последний раз прихватило сердце, кого-то навестил безжалостный гость по имени инсульт.
Им санитар посочувствовал. Пережить вторжение Торговой Федерации, благополучно прожить под пятой Империи, и тут...
Их время всё равно бы пришло. Может даже очень скоро. Но... как же нелепо.
А может, так лучше. Возможно, от чьего-то внука этой ночью не осталось даже мокрого места.
На какие только мысли не толкает проклятущий недосып. Ещё сутки-другие, и радостно явятся галлюцинации. А таких сюрпризов Фрэнсису было не надо.
Буквы заключений расплывались перед глазами. Взгляд постоянно пытался расфокусироваться, веки сами собой ползли вниз, пальцы через раз попадали по нужным буквам. Словом, не рабочий день, а пытка.
Взбодриться получилось только на обеденном перерыве. Арманд ради него выбрался наверх, к медсёстрам. И был вознаграждён.
- Ты уверена? Точно расслышала?
- Да честно. Келлены оба в городе.
Одного из братьев, Орема, Фрэнсис уже видел. Что он так и оставался в городе - неудивительно. Если бы хоть кто-то попробовал бежать... расстрел ли ждал бы идиота, мнящего себя героем?
Младший же был связан с начавшим действовать сопротивлением прочнее. Он был любовником расстрелянной вместе с мужем за укрывательство солдат Республики Эмме, знакомой Мирре. И это не единственная ниточка.
Что крайне необходимо сидящим в лесах?
Снабжение. Провизия. Медикаменты.
Без этого не выживет никто из них. Если научиться кормить себя ещё можно, то быстро вылечиться травами... нет. Смешно.
А кто в Тирсе серьёзно занимался продажами мелкого оборудования, расходных материалов, лекарств? Занимался, не задавая лишних вопросов?
"Итак, если я прав, Келлены или кто-то из их круга скоро появятся рядом. Им надо действовать осторожно, и нельзя медлить.
Что ж. Попробуйте сыграть со мной в прятки. Я готов".

Скоро медсестра и санитар встали из-за дальнего столика, чинно сдали грязную посуду на мойку и разошлись по рабочим местам.
Жаль, больше нельзя было поиграть с системой наблюдения. Как жаль.

***

Фрэнсис и Мирре были нужны и оккупантам. А Эринне ещё до их прихода сидела дома, без работы.
Её частные уроки перестали быть нужны, когда война пришла на порог.
И Арманд-младшая взяла на себя роль хозяйки. Засранец Лэнни был только рад. На его счастье, хоть в бытовой технике разбирался. Покупать новую - ни за что. Но то, что имелось дома, чинил превосходно. Хорошо, что рухляди ещё не было.
Эринне чувствовала себя не лучше, чем её брат и сестра. Не лучше, чем любой другой житель Тирса, не решившийся принять солидную дозу снотворного. Хотя выстрел того чудовища разбудил бы и мертвеца, лежащего в земле лет двадцать.
Но об уюте должен кто-то заботиться. Фрэнсис не собирался, опустив голову, прятаться по углам от новых хозяев города. И планеты. Оставалось поддержать его. У всех троих было сильное чувство семьи и долга.
Пока генерал-полковник отсутствовал, на втором этаже побывала светловолосая женщина, которая заставила блестеть всё, что должно, очистила от тонкого слоя пыли остальное, забрала в стирку занавески из спальни командующего и повесила новые.
Из Лэнни была препаршивая горничная. Зато какой платный утренний помощник...
До трёх часов дня успела Эринне и поспать, а проснулась от возобновившегося грохота.
- Да когда же это кончится, возьмите его уже-е... - простонала женщина спросонья, накрывая голову подушкой. Не помогло совсем.
Пришлось вставать, приводить себя в порядок. А Фрэнсис в прозекторской тем временем мысленно обкладывал ругательствами проклятую артиллерию и трижды проклятую столицу.
Келле куда-то ушли всем составом ещё утром. Младшая хозяйка дома была одна и пробовала отвлечься. Получалось, конечно, плохо.
Выглянув из окна, она увидела грязных, замученных солдат, спавших прямо у стены соседнего дома.
И каждый раз, когда бросала книгу или датапад и подходила к окну, картина почти не менялась.
День стал клониться к вечеру, дома царила тишина. Никто, казалось, ещё не пришел.
И Эринне от нечего делать замурлыкала себе под нос незатейливый мотив. Потом другой, уже погромче. А десять минут спустя чистый, ласкающий слух голос разнёсся по первому этажу.
Петь в опере Эри не пришлось бы. Но оптимистичная песенка о неунывающей сестре, ждущей из похода любимого братца, удавалась ей чудесно.
Женщина взбивала пальцами чудом сохранившиеся после сна светлые локоны, стоя перед висевшим на стене овальным зеркалом с узорчатой рамой, пела и пела, и не подозревала, что дома вовсе не одна.
Фрэнсис в это время похрустел пальцами, широко зевнул и собрался идти покурить. Когда его снова отыскал доктор Йенсен.
- Санитар, отлично. Скажите-ка. Где я могу найти моего предшественника и директора?
Оказалось, врач-легионер собирался заняться инвентаризацией. Делать это сам он не желал, поручать санитару - тоже, иначе пришлось бы брать на себя лишние обязанности. А Йенсен был щепетилен в вопросах разделения обязанностей, если речь не шла о выживании на марше и других превратностях военной судьбы.
Сообщил ли Арманд то, что был должен? Разумеется.
Шанс плыл к нему в руки. Деньги лежали в кармане. Надо только снова найти Эгина и поручить ему новый объект. И сам двойной объект привести в больницу.
Как здесь не выполнить свой профессиональный долг?
Если не уточнять, о какой профессии речь.

XenomorphДата: Пятница, 05.02.2016, 18:32 | Сообщение # 23 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5928
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс


Красивый голос был у сестры Фрэнсиса. Ей точно ранкор не отдавил уши и талант был неоспорим. Закончив со своей скромной трапезой, Карл незаметно подошел к женщине, что его не заметила и встал в проходе, слушая, как та заливалась мотивом. Да уж, радости и творчеству всегда найдется место, особенно в столь тяжелые времена. Кроме того, в этом была и возможность найти новое место для себя в мире, что разрушался буквально на глазах. Офицерам нужен отдых и место для отдыха. Такое уже появилось, но еще не было обставлено, а Эринне могла стать гвоздем вечерних выступлений и отвлекать от суровых, смертельных будней иноземных завоевателей в темные и уютные вечера.
Когда же песня была допета, генерал-полковник неторопливо похлопал в знак того, что оценил певческий талант младшенькой Арманд. Голос был хорош, да и исполнитель весьма милого вида. Такая точно будет прекрасно смотреться на сцене офицерского клуба.
- Звучит потрясающе, - от любого другого человека такой комплимент, наверное, был бы приятен, но лицо генерал-полковника, не меняющееся, застывшее и серые глаза как-то не располагали к улыбке в ответ на такой комплимент.
- Пой еще, - звучало как команда, но если бы даже Карл старался это выразить как-то мягче, у него бы не вышло.

TaonДата: Суббота, 06.02.2016, 00:07 | Сообщение # 24 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ. Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


В маленькой семье Арманд младшая сестра была самой тихой и покладистой. И... пожалуй, самой гордой. Но не до болезненно раздутого эго.
Свою гордость она достойно несла сквозь все невзгоды, начавшиеся с потери братом работы, с гнусных интрижек отца. В отличие от порывистой, резкой Мирре, Эринне отстаивала себя тихо и последовательно. Даже на мерзкое предложение своего бывшего начальника она ответила без скандала.
Она не ссорилась с Фрэнсисом. Проще было слушать, что он говорит, и делать так, как он считал верным. Тем более, - это Эри поняла ещё в детстве, раннем детстве, - старший брат знал, как лучше. Наивно, глупо? В детстве может и так. Но жизнь показала: Армандам надо держаться вместе. Потому, что она, эта жизнь, не особенно им симпатизировала. А может, не пришло ещё время для... перемен.
Из них троих Мирре была самой практичной. Фрэнсис задавал направление всей их жизни, раз уж с личной жизнью ни одной из его сестёр не везло. Эринне... она старалась им обоим помогать. Занимаясь при этом тем, что приносило ей радость.
Ей нравилось учить. Благо, что, как учитель частный, она могла выбирать себе учеников.
Нравилось окунаться с головой в мир чужих культур, иных мировоззрений. Ставить перед своим внутренним взором другую призму восприятия и удивляться тому, насколько по-иному смотрится тогда мир.
Но Арманд-младшая не была наивной. Любопытство так и толкало её снова, снова, и ещё раз выглянуть в окно. Смотреть на этих солдат из другого мира и пытаться представить, кто же они. Что у них в голове.
Только представить. Потому, что только наивные могут допустить мысль о том, чтобы... задавать вопросы.
Эринне опасалась их, новых хозяев Набу. И это естественно.
Но они не сделали ничего дурного. Того, что выходит за рамки обычного для военного времени. А безымянный генерал-полковник не вышвырнул ни Армандов, ни их соседей из дома и относился к ним как к людям, а не грязи под ногами.
Этого довольно, когда всё меняется. Когда и представить не можешь, что будет завтра. Или даже через час.
Маленькие радости как окошко в немного другой мир. Более безопасный. С чертами... прежнего, наверное.
Та половина комнаты, которую занимала Эринне, находилась дальше от двери. И женщина, не ожидавшая пока никого, и не думала смотреть в ту сторону. И потому тем более неожиданно вторгся мир реальный в её, эфемерный, иллюзорный.
Хлопок ладоней - как выстрел.
Арманд всем телом вздрогнула, быстро обернулась, не допев концовки.
На пороге стоял генерал-полковник. Его лицо не выражало ничего. Непроницаемый взгляд, неспешные аплодисменты человека, знающего, что он имеет власть. Что к каждому его движению присматриваются, опасаясь вызвать недовольство. Что никуда ему торопиться не надо: как бы долго ни молчал, что бы ни делал, ему будут практически заглядывать в рот.
Так казалось.
И всё же, всё же... Эринне не боялась его, как Келле. Он был... да - хозяином. Хозяином новой земли, на которой имел право наводить свои порядки. А учитывая, что Республика обеих версий и порядок уживались не очень-то хорошо, что история неудач семьи Арманд доказывала довольно убедительно...
- Звучит потрясающе.
На это надо бы улыбнуться. Поблагодарить. Но губы Эринне дрогнули едва заметно, ресницы - опустились на миг-другой в скромнейшем из знаков признательности. А тонкие пальцы сами собой соединились в замок под грудью. Вряд ли женщина хотела нехитрым жестом обратить внимание командующего на свои прелести, всё равно скрытые под скромной рубашкой, к которой прилагалась юбка ниже колен. Вряд ли.
- Пой еще.
Приказ? Просьба, высказанная как приказ? Может, генерал просто не умел иначе?
Гадать бесполезно и глупо.
Стоять, молчать, хлопать глазами - глупо донельзя.
Эринне поддалась порыву. Интуиции. Голосу памяти.
Бодрый, игривый, безмятежно-праздничный мотив сам собой заиграл в голове. Промелькнула на губах лёгкая улыбка, бросила искру в серые глаза. И женщина запела одну из многих вариаций на тему чьей-то легенды о прекрасной речной деве, что заманивала древних путешественников на коварные скалы. Свежим бризом ранней истории человеческой расы веяло от многократно переложенных, поэтически переосмысленных сказаний.

Там в зелёной глубине, с ракушкой в руке
Ждёт вас королева рек на речном песке.

Эринне любила красивые истории.
Легко, светло, солнечно звучал её голос. А взгляд - взгляд становился то загадочным, то лукавым, то игриво-гордым. Но не было ни в нём, ни в выражении лица, ни в манере держаться ничего развязного, ничего пошлого.
И... она совсем не боялась сейчас. Не остерегалась. Пока звучала песня, пока играл в голове её мотив.
Только он уже заканчивался.
Вот и последние звуки умолкли.

***

Фрэнсис размеренно шагал по улице, ведущей к одному из пустовавших магазинов. Замечателен он был тем, что там нередко продавали контрабанду. Конечно, знали об этом далеко не все.
Свернув за угол, мужчина увидел знакомую картину: разбитые витрины, покосившуюся синюю вывеску "У Блиса есть всё".
"Самоуверенно, - хмыкнув, заметил Арманд. - И теперь точно не соответствует истине".
У этого магазина и на соседних улочках часто слонялся Эгин. Рядом было несколько домов, чьи обитатели бежали прочь. Их пустые комнаты, разбитые позади садики очень нравились мальчишке. Сетовал он на одно: новые жильцы не замедлят появиться.
И, похоже, он был прав. На этой улице Фрэнсис тоже увидел легионеров. Самые измотанные спали, другие - ещё держались.
И ведь среди них Арманд заметил совсем молодых солдат. Вот например, четвёрка, отдыхавшая прямо рядом с магазином. Двоим на вид нельзя было дать и двадцати лет.
Не задерживаясь и не присматриваясь, санитар пошел дальше, свернул влево. Если Эгин где-то тут, он поймёт, что его, должно быть, ищут по делу.
Снова прогрохотал залп артиллерии. Снова где-то недалеко с визгом, с воем пронеслись Стервятники.
Фрэнсис ладонью отёр пот со лба. Душным выдалось время меж днём и вечером.

XenomorphДата: Суббота, 06.02.2016, 02:15 | Сообщение # 25 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5928
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс


- Знаешь, а ведь с провизией в первое время будет туго, - Унцу понравилась последняя прозвучавшая песня, но кажется, что за нее он благодарить не стал. Вместо этого офицер подошел и присел совсем рядом с Эринне. - Да и с работой, если, конечно, ты не хочешь пойти на стройку в добровольно-принудительном порядке. - серебряный портсигар был наполовину пуст и сейчас сигарет стало в нем на одну меньше. Неспешно сделав первую затяжку и расслабившись на стуле, генерал-полковник выпустил тоненькую струйку дыма.
- Ваш метрдотель, ну, тот пухлый господин с густыми усами, любезно предоставил нашим офицерам театр своего заведения, - еще одна затяжка. - Нет, пойми меня правильно, даже принуждать не пришлось. Так вот этот... вроде бы Байро, да? Да, точно, так вот он места себе не находит, стараясь подготовить все как можно лучше за короткий срок и ему не хватает артистов. С таким голосом, полагаю, ты займешь достойную нишу и выручишь земляка. Я правильно размышляю? - как бы офицер не старался, но выходило так, будто бы он оказывал давление. С другой стороны если посмотреть, так оно и было: вряд ли такой человек умел принимать отказы, а если и умел, то как складывалась жизнь тех, кто отказал? В принципе, предложение было даже более, чем щедрым.
- Сможешь обеспечить свою семью всем необходимым, ну а потом, когда республиканцы... исчезнут, будешь получать и деньги, - да, посему выходило, что предложение действительно было стоящим. Небольшая, но все же протекция для всей семьи силами одной хрупкой женщины - такой шанс не следовало упускать.

***


Артиллерийские раскаты стали менее интенсивными и это говорило о том, что штурмующие одерживали победу, развивали успех. Поддержка расчетов сводилась к минимуму, дабы не зацепить своих позиций. В таких случаях противник, лишенный поддержки артиллерии, старался действовать, как по учебнику - максимально сближаясь с позициями неприятеля. Но что там происходило точно, в десятках километрах отсюда, никто не знал, кроме офицерского командования, а положение было таковым, что республиканцам осталось совсем недолго. Основные оборонительные рубежи были прорваны и теперь каждый дом и каждый завал был превращен в оборонительные точки. Городские бои, как скажет любой военный, были самым сложным в военном деле.
Собственно, именно потому, как реже стала стрелять артиллерия, можно было и видеть, что людей на улицах было меньше; все старались использовать свободную от грохота минутку для сна.
По пути Фрэнсису встретилась такая картина: какая-то возня в переулке и вопли, даже крики какой-то женщины. Если посмотреть, то два легионера пытались скрутить, и скрутили, заломив руки, тогрутскую женщину в дорогих одеждах. Фрэнсис наверняка мог ее узнать, так как она было одним из местных чиновников. В таком положении, причиняя боль от выкрученных суставов, ее волокли к улице, но на выходе с переулка она споткнулась и один из легионеров ослабил хватку. Воспользовавшись случаем, она вырвалась и побежала, заливаясь слезами. Солдаты, как и следовало ожидать, за ней.
- Помогите! - свалилась она в ноги Фрэнсису и вцепилась своими красивыми пальчиками в ноги санитару. - Скажите им, что я не виновата. Скажите! - легионеры были совсем близко, но остановились, когда мимо проходил офицер и замерли по стойке "смирно". Офицер был молод, даже очень и прибывал в чине лейтенанта. Он был уставшим, как и все прочие, но форма его была чистой и даже не совсем помятой. Заложив руки в замок на пояснице, молодой командир сперва посмотрел на женщину, а затем и на Фрэнсиса. На вид офицеру было не более двадцати пяти лет. Лицо, как с картинки, правильно сложенное, выбритое, а глаза были цвета стали. Он не спешил задавать вопрос и ожидал реакции мужчины с чувством явного превосходства. То, что лейтенант почти не говорил на основном, конечно же, оставалось неведомым для тогрутки и для Фрэнсиса.

TaonДата: Суббота, 06.02.2016, 04:31 | Сообщение # 26 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ. Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


Аплодисменты не повторились. Не прозвучало обыкновенных слов похвалы или благодарности. Нет, говорить безымянный генерал стал о другом.
Он уселся на стул, Эринне - на край свой кровати. Просто потому, что ближе ничего не было, а стоять, пока мужчина сидит, пусть он и почти хозяин планеты, приличной женщине не подобает.
Дифирамбы ей были не нужны. На повестке дня стоял другой вопрос: как относительно сносно жить, пока совсем непонятно, что будет дальше? Что делать? Будут ли Фрэнсису и Мирре платить в больнице? Одни вопросы.
Одно Эринне знала: вряд ли генералы, не просиживающие днями, месяцами, годами в кабинетах, склонны со всеми беседовать просто так. Она почти сразу поняла, что командующий хотел что-то предложить. И слушала очень внимательно.
Фрэнсис справлялся с мимолётными эмоциями лучше неё. Арманд-младшая не смогла не сморщить, пусть и совсем чуть-чуть, нос, как только представила себя на стройке. Сущий кошмар, а не картина.
Нет, на стройку она не хотела. Но у генерал-полковника точно было совсем другое предложение, к которому он и вёл, для начала упомянув самый неприглядный вариант.
Что ж, ради варианта финального можно было потерпеть и дым. Благо, что запах у него был даже... приятный. Не то, что у мерзости, которую курил брат в худшие дни.
Эринне кивнула, подтверждая - да, всё правильно, именно Байро. Театр в Тирсе был один, и запутаться в персонах, если речь заходит о местах культурного досуга, невозможно.
А, едва услышав слова "выручишь земляка", - сощурившись почти так же, как делал это её брат, скептически улыбнулась одними уголками губ.
Что Арманд-младшая думала о земляках - ясно.
В Тирсе семья не прожила ещё и года. Но Эринне всегда быстро составляла впечатление.
Но теперь было полностью понятно, что хотел предложить генерал легионеров.
"Когда республиканцы исчезнут..." - эхом откликнулось в голове. От бесстрастного вида и тона по спине прошелся холодок. Республику женщина не любила. Совсем не любила. Но слова командующего прозвучали очень зловеще. Особенно потому, что как бы между делом.
Предложение не подразумевало варианта отказаться. И зачем отказываться? Надо было хвататься за эту возможность. За шанс помочь семье и себе тоже.
Эринне впервые посмотрела генерал-полковнику в глаза. Прямым взглядом.
Они оказались не совсем серыми. Скорее уж серо-голубыми. Оттенок при ещё не померкнувшем свете дня, вблизи, нетрудно было разглядеть.
Спокойно улыбнулась.
- Конечно же, да. Скажите только, когда приступать, господин генерал-полковник.
Сложно не фальшиво улыбаться человеку, кажущемуся полностью безучастным ко всему. Но даже здесь у Эринне не было выбора.

***

В Тирсе Фрэнсису нравилось немногое. Например, здесь всё находилось довольно близко. Вот и до дома верховной трупорезки, как санитар мысленно называл свою отстранённую легионерами от дел начальницу, идти оставалось меньше пяти минут. Он прошел мимо примерно двух недель как пустовавшей стоянки такси, - они все исчезли, когда добровольцы и просто паникёры устремились из города. Мимо маленького, закрытого ныне, ресторанчика. Закрыт - то есть, не работал. Дверь же заклинило в положении "открыто": одну створку видно не было, а вторая показалась из пазов где-то на треть. Всё, что только можно забрать, особенно еду и выпивку, предприимчивые давно оттуда вынесли. Относительно давно.
Свернув теперь направо и пройдя ещё немного, Фрэнсис услышал истошные крики. Доносились они, похоже, из ближайшего переулка.
"Премного жаль".
Шага мужчина не ускорил. Если там развлекались легионеры, как им помешает простой обыватель, у которого при себе, - на его счастье, - никакого оружия?
А если помешает, бонус-порцию пристального внимания получат и женщина, и горе-спаситель. И кому станет лучше?
Словом, даже в таком гадком случае Арманд ничем не мог помочь. Разве что легионерам, не мешая.
Он не успел дойти до переулка. Оттуда выскочила тогрута - перепуганная, заплаканная, жалкая, несмотря на красоту наряда, за который дурно воспитанные женщины могли бы и передраться. И с воплями вцепилась в ноги первого встречного, коим и оказался Фрэнсис.
- Помогите! Скажите им, что я не виновата. Скажите!
Тут же показались и двое легионеров, тоже из переулка. Но, едва заметив кого-то, замерли на месте.
Невольный участник неприглядной сцены повернул голову. Как он и подумал, рядом оказался ещё и офицер. Молодой, ему и тридцати было не дать. Максимум - двадцать пять.
"Изумительно, милостивые господа", - зло прокомментировал всё это Фрэнсис.
Офицер молчал. Молчали и двое-из-переулка. Тогрута всхлипывала.
Арманд не помнил, как её звали. Довольно и того, что просто помнил: была такая в компании сопляка-градоначальника. Представительницы её расы сильно бросались в глаза здесь, где планету делили люди и гунганы.
Фрэнсис ещё несколько секунд смотрел на женщину нечитаемым, тяжёлым взглядом. Бесцеремонно вырвал из её рук свою правую ногу, потом, делая шаг назад, - левую.
Тонкие губы брезгливо скривились.
- А теперь скажи, в чём именно ты не виновата, - с ленцой заговорил Арманд. - Боюсь, вариантов... Излишне много.

XenomorphДата: Воскресенье, 07.02.2016, 01:16 | Сообщение # 27 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5928
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс


Эринне согласилась сразу и без раздумий. Что ж, иногда, но очень редко, все может быть так просто. Генерал-полковник докурить не успел, да и тушить сигарету тут было негде, потому он поднялся со своего места и ответил уже стоя:
- Сегодня к пяти явись к метрдотелю и начинай осваиваться. Все, что нужно для твоих выступлений у него есть, - вот и все. Краткий ответ без излишеств. Да, иногда все было очень просто. Но сегодня Эринне выступать не будет, залы будут пусты, но время для репетиций и разучивания новых песен у нее было предостаточно. Когда возьмут Тид и пушки, наконец, стихнут, оккупанты смогут немного отдохнуть и отпраздновать одну из многих побед. Тогда-то работы у младшей Арманд будет предостаточно.

***


- А теперь скажи, в чём именно ты не виновата, - кажется, Фрэнсис оказался совсем не тем спасителем, которого ожидала тогрута. Напротив, он, кажется, помогать вовсе не собирался несчастной женщине. - Боюсь, вариантов... Излишне много. - а вот дальше этого разговор не пошел. Ни офицер, ни легионеры ожидать дискуссий не собирались и когда молодой лейтенант кивнул своим солдатам, те не совсем чтобы деликатно отодвинули Арманда в сторону, а женщину вновь взяли под руки и потащили в неизвестном направлении. Вот только долго это не продлилось и офицер, недолго раздумывая над ситуацией, с совершенно безразличным спокойными движениями достал табельный бластер из кобуры. Выстрел в затылок несчастной и легионеры, которые оказались к такому не готовы, так как не видели действий своего командира, находившиеся к нему спиной, просто выпустили расслабленные руки своей жертвы и та пала лицом на землю. Они даже не обернулись и так, словно это было обыкновенно, уже не торопясь продолжили свой маршрут.
- Вы хотеть что-то доложить? - на чудовищно-ломанном основном спросил офицер у Фрэнсиса, убирая оружие в кобуру. Офицер не знал основного, так что те скудные познания в самом распространенном языке не позволили бы ему вести даже простую беседу, а вот ответы "да" и "нет" он различить мог. В первом случае Арманду, конечно, придется задержаться и кто знает, как будут обстоять дела уже с ним.

TaonДата: Воскресенье, 07.02.2016, 02:47 | Сообщение # 28 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ. Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


"К пяти?! Но..."
Уже шел шестой час после полудня, Эринне точно знала. Но она заставила себя не коситься на хронометр, что стоял на столе у окна. И тем более не стала поправлять генерал-полковника. Лучше поторопиться, чем рисковать. А риском было практически что угодно, кроме безоговорочного "да" в ответ на любое здравое предложение.
- Всё будет сделано, господин, - ответила женщина. - И... спасибо.
Оставшись в комнате одна, она тут же подскочила к шкафу, достала сумочку, подходившую к любимым тёмно-синим босоножкам (одну из трёх, что были), бросила в неё комлинк, ИД-карту, расчёску и пудреницу, и поспешила уйти. Дом Лэнни находился недалеко от центра города, так что меньше, чем через десять минут Эринне уже подошла к театру. По пути ей попалось четыре магазина. Два продуктовых стояли пустыми, зато книжный и цветочный остались целыми.
"Конечно. Кому всё это нужно, когда, может быть, скоро будет нечего есть?"
Никакой язвительности не было в этих мыслях. Арманд понимала: ей повезло. Очень, очень повезло. А если бы нет? Если бы калишский командующий не захотел видеть её на сцене? Вот кончилась бы еда из генеральской платы за проживание, и... что?
Эринне мало смотрела по сторонам. Больше под ноги и в экранчик комлинка, пока набирала сообщение брату. Но добралась до театра без приключений - солдаты вели себя пристойно.
"Вот и хорошо".
Отправив сообщение, женщина выключила сигнал комлинка, убрала его в сумку и с гордо поднятой головой зашла в великолепное здание театра.
И... не узнала его.
Внутри кипела работа. Отовсюду сквозь шум раздавались выкрики, где-то двигали мебель. Отделку менять не стали, только убрали все напоминания о Республике. Никаких символов, гордо висевших портретов - ничего. Убрали даже галерею республиканских актёров, что располагалась в коридорах справа и слева от холла. Эринне успела оценить эти изменения, пока ходила туда-сюда в поисках Байро. Рабочие ничего толком не сказали, максимум - "да недавно где-то был".
Вернувшись в холл, украшенный огромной, но очень красивой старинной люстрой, женщина уже начинала нервничать, как вдруг дородный метрдотель появился из гардеробной. Арманд тут же поспешила навстречу.
- Добрый вечер. Господин генерал-полковник пожелал, чтобы я пела, - сходу начала она наступление, подкрепив его обаятельной улыбкой. - Моё имя Эринне Арманд.

***

Говоря прямо, Фрэнсиса бесцеремонно оттёрли в сторону. И очень быстро. Но толчок плечом вышел несильным: и солдат не старался отыграться на прохожем, и сам он не хотел стоять там истуканом. Максимум - минутку понаблюдать, что будет дальше.
Ничего неожиданного не произошло. Выстрел офицера тогруте в затылок, шмякнувшее на камни тело. Фрэнсис скорее удивился бы, извинись вдруг легионеры перед чиновницей и отпусти её.
Было ли её жаль?
Ни секунды.
Арманд хорошо знал чиновничье племя. Они стояли у него костью в горле. Большой и острой костью.
Они сидели у него в печёнках. Лживые, продажные, проворовавшиеся. Наверное... жили где-то и другие. В параллельном мире фантазий безнадёжно наивной особи человека.
"Я бы сделал это со всеми вами, без раздумий. Если бы только мог. И, возможно..."
Вдруг в голову пришла мысль о том, что на столы в прозекторской трупы кладут аккуратнее.
- Вы хотеть что-то доложить?
Фрэнсис быстро перевёл взгляд на офицера. Бластер тот убирал, но... мог и достать снова. Кто будет считать, сколько энергоячеек потратили в занятом городе? Генерал-полковник? Едва ли ему было нечем заняться.
- Нет, - покачав головой, сразу ответил Арманд. Вряд ли имело смысл развивать мысль: офицер явно не дружил с основным. На то указывали и сама его фраза, и чудовищный акцент.
Надеясь, что калишца устроил ответ, Фрэнсис повернулся, не быстро и не медленно. И в обычном темпе пошел дальше.
Что ж, выстрела в затылок не последовало. И вообще, добрался санитар до дома начальницы без дальнейших приключений.

***

В конце концов, сложилось всё удачно. Сообщив начальнице, что доктор Йенсен, её... военный заместитель, хочет видеть предшественницу для инвентаризации как можно скорее, Фрэнсис отправился за главврачом. Но в первом же переулке его нагнал Эгин.
Поручив мальчишке следить за верховной трупорезкой, а потом - быть поблизости от больницы и наблюдать, не появятся ли близкие вероятным партизанам, Арманд спокойно зашел за импозантным господином Дораном, которого долгий звонок в дверь выдернул из постели.
Главная по прозекторской припоздала. Мужчины были уже четверть часа как на месте, когда она явилась.
- Доктор, они здесь, - кратко доложил Фрэнсис, зайдя в кабинет, где раньше сидела дама.
Йенсен взглянул на правый нижний угол экрана терминала. Недовольно поджал губы.
- Долго. Пусть начнут отсюда, а ты... всё-таки за ними присмотришь.
Из кармана халата доктор в руку санитара совершил краткое путешествие инфочип.
- Данные по расходу материала.
В жёстком взгляде Йенсена, в выражении лица без труда читалось мрачное обещание. За недосмотр, намеренный или невольный, Арманда ничего хорошего не ждёт.
Ночь обещала быть отвратительной.
Санитар мог уповать только на одно: беспризорник что-то увидит. И сообщит.
Выходя из кабинета, Фрэнсис достал из кармана брюк свой комлинк. Предупредить сестёр, чтобы не ждали.
"Ушла в театр, готовиться к выступлениям в будущем клубе офицеров. Желание генерал-полковника", - прочитав оставшееся незамеченным сообщение Эринне, мужчина скривился.
- Итак, раньше начнём, раньше разойдёмся, - провозгласил он угрюмо, едва вновь увидел двоих бывших начальников.
Одно немного радовало: козырь был в его руках. Теперь надо проявить внимательность и... не уснуть.
А это самое сложное.

TaonДата: Воскресенье, 07.02.2016, 16:52 | Сообщение # 29 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


Это было хуже первой ночи оккупации, хуже тех часов на улице. Щедрая природа не поскупилась на подарки Фрэнсису, наделив завидными здоровьем и работоспособностью. Но держался он теперь только на упрямстве и стиме. Правда, надо было обойтись без того печенья из кабинета главврача. Или без ночного обеда быстрого приготовления, одно из двух.
Арманд жестоко мучился животом. Начальники остались без присмотра где-то на полчаса. Из этого могло получиться что угодно.
"Ситхова мать вас побери".
Неясно, правда, было, как мятежники получат медикаменты из занятого легионерами города. Научатся летать?
"Да-а! Обязательно! Верхом на снаряде Плаксы".
О чудовищной пушке первыми прознали медсёстры. Слышали они мало: как прозвали и что стреляет она очень немалыми снарядами. Но хоть что-то для общего развития.
- Псс! Пссс! - раздалось сверху, из оконца под потолком. Фрэнсис закатил глаза, натянул брюки. Коротко, тихо взвизгнула застёжка.
- Ну что у тебя?
Физиономия мальчишки в окне радостно скалилась. Эгин явно предвкушал хороший куш. Интересно, сколько он торчал у мужского туалета первого этажа?
- У вас там гости. Орем. В морг зашел, со второго хода.
Второй ход прозекторской Арманд называл эвакуационным лазом для передумавших зарываться трупов.
"Только теперь всё наоборот, м-да".
Если бы третий лишний увидел, с каким довольным видом Фрэнсис хлопнул дверцей туалетной кабинки, верно, подумал бы, что он обнаружил в том, что было синтетическим обедом, по меньшей мере драгоценный слиток.
Санитар не спешил с ответом. Он включил воду, неторопливо вымыл руки с тщательностью бешеной домохозяйки, одержимой страхом перед микробами. Процедуре придало особую продолжительность стремление санитара не дать ни одной капле попасть на манжеты рубашки.
Сунув ладони под мини-блок сушилки, Арманд уже хорошо представлял все свои дальнейшие действия.
- Вот что, - наконец, сказал он. - Отлично справился. Слушай теперь, как дальше...

***

Да, Орем был здесь. Фрэнсис "случайно" столкнулся с ним, идя в кабинет Дорана.
Предлогом для визита была всё та же инвентаризация. К ней привлекли ещё и медсестёр, дежуривших этой ночью. Они могли оставаться при пациентах. Надо было только записать, что и в каком количестве имелось в палатах.
Арманду якобы требовалось отнести предварительную опись. Работа в третьем часу ночи была далека от завершения: оставалось обработать данные, сверить с нормой расхода, с прошлыми материалами инвентаризаций. И, если и когда терминал выявит расхождения - утонуть в цифрах.
К семи утра, измотанный и злой, Фрэнсис освободился.
Отныне у него на руках были улики. Как именно сообщники хотели вынести из больницы медикаменты, он не знал. Но главврач и его подруга намеренно несколько увеличили в отчёте расходы военных медиков калишцев. Неглупо, как решил Арманд. Когда появляется много раненых, запасы тают быстро. Упаковкой больше, упаковкой меньше. При желании, - а оно у пособников зарождавшегося сопротивления точно было, - списанное можно найти, где спрятать. И как вынести. Возможно, операция уже началась?
"Неважно. Вы не сделаете всего, не вызывая подозрений, за один-два дня. Нет, вы так же, как и я, ждёте падения Тида. Тогда, вы думаете, бдительность уменьшится хотя бы на одну ночь. Я знаю вас".
Размышляя так, он стоял у спуска в прозекторскую и курил, успокаиваясь и ожидая появления Йенсена. Наверняка выспавшегося доктора Йенсена. Сероватое утреннее небо предвещало возможный дождь.

***

И он действительно был. Дождь. Тучи с переменным успехом боролись с солнцем Набу весь третий день оккупации Тирса. Артиллерия теперь говорила редко, и жители получили шанс наконец-то отоспаться.
Отсыпался и Фрэнсис. Милостивый доктор Йенсен дал своему санитару выходной. До... вечера.
В половину седьмого Арманд завтракал на кухне. По стёклам лились потоки воды: к вечеру вялый дождик стал ливнем. Но где-то тусклые солнечные лучи вновь пробивались сквозь плотные тёмные тучи.
Мирре была в больнице. Эринне - в закрытом пока офицерском клубе. Лэнни с кислой миной точил ножи, Фрэнсис жевал бутерброды, запивая кафом, а ноги вольно закинув на отставленный на нужное расстояние стул.
И всё могло быть прекрасно, если бы не работа, на которую обязательно явиться через полчаса.
Трупы, конечно, более приятная публика, чем избалованные сынки идиотов-родителей, паршивые чиновники и прочий мусор. Но истинное удовольствие все эти месяцы жизни в Тирсе Арманд получал от своего личного расследования.
Главврач приходился сопляку-градоначальнику двоюродным дядюшкой. Но даже слабоватой родственной связи довольно для нелюбви.
"Ещё пара дней, Доран. И тебе, говоря простым языком, конец. Дай им только взять Тид".
До той поры надо поостеречься. Фрэнсис не сомневался, что столица падёт. Почти не сомневался. Если только республиканцы, например, не бросят на помощь Набу силы из других систем. Или силы легионеров всё-таки завязнут в боях. Или случится что-то ещё.
Но кто же знал, что там, в других системах. Или на границах города. Или... уже во дворце?
Что происходило, знали только легионеры. Если бы ещё кто-то набрался смелости спросить.
Смелых не находилось.

TaonДата: Воскресенье, 07.02.2016, 22:40 | Сообщение # 30 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


К позднему вечеру третьего дня артиллерия совсем затихла. Тирсяне не знали, что думать. Если бы Тид взяли, это точно было бы понятно. Едва ли калишцы опечалятся новостью, так что по всплеску отличного настроения всё станет ясно.
Фрэнсис мог бы к этому добавить: ещё одним признаком будет порция пристального внимания и к нарядной мелочи со слабым даром патетической болтовни, и ко всему его окружению, которое ещё пребывало в живых. Республиканские демагоги завоевателям ни к чему. А мертвецы, напротив, устраивать идиотские провокации не умеют. Они, если угодно, самые политически неграмотные на свете. Или... как раз наоборот.
Да, многое мог бы высказать Арманд. Но молчал, тихо сидя за крайним столом в больничной столовой и жуя пресное рагу с хрящами вместо кусков мяса, и раздумывая: а военных врачей кормят так же, как дежурящий по ночам обслуживающий персонал?
- Да что за дерьмо! - сжато озвучил какой-то санитар мысли своего коллеги из прозекторской, и с грохотом смёл со своего стола и тарелку, и ложку.
Четвёрка чирикавших о чём-то своём медсестёр, сидевшая по соседству, как по команде затихла.
- Да попробовали бы вы устроить такое раньше!
"Это когда? При вашей дорогой Амидале, при Веруне, или, может... Реване?
Ах нет, постой. Вспомнил. Это ты поклонник Таркина, верно".

Что ж, у представления был шанс на успех. Фрэнсис вытащил из корма для не избранных сносно выглядевший кусок неопознанного овоща и отправил его в рот.
- Что молчите, неверно говорю? - надрывался бритоголовый со довольно свежей (утренней, похоже) кровавой полосой на черепе. - Порядок был! И никто не смел, а то...
Мысленно Арманд поаплодировал косноязычному оратору. И захотел немного развлечься.
- Всего три имени, - лениво протянул, пальцем отодвигая тарелку.
- Чего?
Фрэнсис неторопливо промокнул губы салфеткой. Аккуратно сложил её вдвое.
- Апайлана. Бентилаис сан Ск'ар. И, наконец, сущая банальность. Мон Мотма и её балаган. Иными словами, заткнись и прекрати тыкать людей лицом в пропахшие старческим потом Палпатина имперские тряпки знамён. Твоего кумира распылили вместе с его паршивой игрушкой, твой Император сдох, а ты четыре года подряд занят тем, что помогаешь перенесшим операции облегчиться. Полезное занятие, не спорю, но не вяжется с дипломом политолога. А впрочем, у тебя его и нет.
Громкие ленивые аплодисменты.
Не медсестёр. Не побледневшей поварихи.
На входе стоял незнакомый Фрэнсису рослый человек. Поверх военной формы был наброшен белый халат.
Очередной врач легионеров? Если бы только знать.
- Солдаты лежат в палатах, а вы здесь устраиваете дебаты? Все вон, всем выговор.
Светловолосый бросил презрительный взгляд на женщин, втянувших головы в плечи. На поклонника Таркина. Сардонически усмехнулся, посмотрев на Арманда.
- Я сказал. Пошли вон. После третьего раза пойдёте на стройку.
Фрэнсис встал. Отнёс тарелку с салфеткой, ложку на стол для грязной посуды. И быстрым шагом удалился.
Успел первым. На остальных было плевать: Мирре этой ночью не дежурила.
В прозекторской пришлось пробыть до часу ночи. Вместе с доктором Йенсеном.
Понять толком, что у него за распорядок, Фрэнсис всё ещё не мог. Теоретически, доктор должен был приходить в больницу к половине восьмого утра, и никак не сидеть там до глубокой ночи. Если не случалось непредвиденного. Но что могло произойти, фактически, в военном госпитале? Новых "клиентов", - тех, кого надо вскрывать, - в прозекторской не появлялось. Если бы там, в палатах наверху, умер солдат, то ясно, почему и от каких ранений. А сам Тирс был маленьким городом, и не каждый день в вотчине патологоанатомов появлялись даже временные... постояльцы.
Поэтому явных причин для ночных бдений Йенсена просто не наблюдалось.
Если только он не был таким же любителем слежки за людьми, как его санитар. Или же могло найтись что-то ещё.
Свой секрет, если он имелся, Йенсен берёг. Неудивительно.
Но ночью, почти по обыкновению уже явившись в кабинет помощника, он сказал:
- Арманд. Иди. И вот ещё. Не знаю и не желаю знать, о чём ты думаешь, но остерегайся собирать выговоры.
Фрэнсис, протянув было руку, чтобы выключить терминал, замер на мгновение. Неспешно повернув голову, спокойным взглядом посмотрел на калишца.
- Да-да, Арманд. Я в курсе. Запомни: мы наведём здесь порядок. Это не Республика. Это Восьмой легион.
"На это и надеюсь. Доктор Йенсен".
... Ворочаясь в постели около часа спустя, Фрэнсис всё вспоминал ту фразу. Она всё вертелась в уме, мысленно произносимая на разный лад, разными голосами.
"Это не Республика.
Это Восьмой легион".

Форум » Практика ФРПГ » Флешбеки » Фрэнсис Арманд. 12 ПБЯ (начало года)
Страница 2 из 10«1234910»
Поиск: