C Днем Звездных Войн, товарищи! Ура-ура-ура! May the Forth be with you, Гость! Эй, Гость, Battlefront доступен в Origin бесплатно в честь праздника. Только сегодня! Четвертого мая Battlefront доступен бесплатно. С Днем Star Wars! #may #battlefront-free
[ Лента форума · Форумчане · Правила форума ]

Страница 4 из 10«123456910»
Форум » Практика ФРПГ » Флешбеки » Фрэнсис Арманд. 12 ПБЯ (начало года)
Фрэнсис Арманд. 12 ПБЯ (начало года)
TaonДата: Четверг, 17.03.2016, 17:48 | Сообщение # 46 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4039
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс. Клуб


"Вы замужем, Фрея?"
Эта мысль, вспыхнув яркой искрой где-то под сводами черепа, стоило вновь зазвучать чуть-чуть низковатому, приятному голосу криминаль-инспектора, пульсировала в голове.
Живая красота Вальрау притягивала взгляд, и Фрэнсис не противился этому. Он любил смотреть на женщин, не напоминающих безликий манекен.
Интересно, выпирали ли у Фреи ключицы?
Арманд любил касаться женских ключиц кончиками пальцев, чувствуя косточки под нежной кожей. Любил узкие плечи, правильные, аккуратные пропорции, плавность линий изящного тела. Округлые, крепкие, без огрехов, бёдра, хрупкие запястья. И ладони, словно у совершенной статуи.
У криминаль-инспектора были красивые руки. Фрэнсис не увидел никаких привычных человеческому глазу знаков принадлежности мужу, но это ничего не значило. Тем более, что из слов женщины следовал закономерный вывод о наличии у людей с Кали многочисленной социальной группы из потомственных военных.
За домом военного кто-то должен следить. И кто-то должен выполнять вспомогательные функции при армии.
"Вы замужем?"
Скорее всего, ответ - да. Это не страшно. Взгляд мужчины, устремлённый на Фрею, всё равно оставался заинтересованным. Но без того характерного блеска, что неминуемо изобличает намерения, далёкие от желания сидеть и разговаривать.
Нет, в первую очередь Арманд должен был удовлетворить своё любопытство. А то, что источником сведений оказалась особа, отвечавшая представлениям придирчивого Фрэнсиса о прекрасном, - приятнейший бонус.
Ответ породил множество новых вопросов. Как о социуме Кали, так и об организации армии и полиции, о традициях и мелких нюансах, которые для чужака - территория едва ли не запретная.
Сомнительно, что нужную информацию можно почерпнуть из тех же книг. То, что выражение с обложки удалось перевести за пару минут - чистое везение.
Мужские пальцы принялись выстукивать на самом краю стола ритм новой мелодии, которую заиграли биты, но меньше, чем секунд через десять, прекратили. Левая рука тоже замерла, но на полпути к карману пиджака, в котором лежал портсигар: к столику заявились официантки. Тяжеловатый взгляд в упор - словно у принимающего экзамен на профессиональную пригодность. Арманд любил, когда люди ли, экзоты ли, выполняли свою работу на отлично. Хотя сейчас его больше интересовало, кто же проявил щедрость. Ведь, судя по удивлённым лицам коллег, сидевших тут ещё до появления Олли и кандидата в новую полицию, богатый заказ был сюрпризом.
Стоило всё выставленное на стол куда больше, чем получал Фрэнсис в прозекторской. За всё это изысканное изобилие пришлось бы выложить, как минимум, две зарплаты, а то и три-четыре. Новоиспечённых полицейских из ранее захваченных областей тоже вряд ли успели осыпать деньгами, и, значит...
Что - значит, Арманд додумать не успел.
- Знакомлюсь с местными, - раздалось из-за спины. Знакомым голосом.
И рядом легла фуражка.
Фрея оказалась самой расторопной. Когда мужчины только привставали, она уже вытянулась в полный рост.
Фрэнсис с облегчением уселся обратно. За минувшие годы он сильно отвык от появлений рядом разного рода командиров.
Было неловко, что той, кого, очевидно, можно было по праву назвать женщиной, а не штукой для удовлетворения естественной потребности в соитии, пришлось, пусть совсем недолго, стоять, пока мужчины копались.
Это чувство почти растворилось в недолгом журчании разливаемого по рюмкам соседом уже не только по дому, но и по столу, фиолетового напитка. Но небольшой осадок оставило.
- Ну что, Арманд, уже примеряешь погоны?
Повернув голову, Фрэнсис улыбнулся своей странной улыбкой. Она могла бы быть дружелюбной, если не смотреть выше линии скул. Если не видеть, как холодно, почти пугающе цепко глядел мужчина.
Всего на миг он встретился глазами с генерал-полковником.
"Полированные ограждения", - пришла в голову ассоциация.
На Альдераане у Арманда некогда был любимый парк. Там оказалось хорошо гулять после тянувшихся до самого вечера занятий, приводя в порядок подчас гудевшую от обилия информации и шума голосов голову. К небольшому фонтанчику на окраине вёл длинный спуск из пологих ступеней, а ограждения лестницы сделаны были из отполированных до блеска плит, испещрённых извилистыми светло-серыми и более тёмными прожилками. В этих плитах отражались качавшиеся на ветру ветки, а высокая, мощная фигура Фрэнсиса, если посмотреть в полированный камень, казалась смешной и сплюснутой.
Отражения. Вот что главное.
Всё... дружелюбие генерала Унца - это оно. Отражение. Но чего? Необходимости контроля?
Почему бы и нет.
А в истоке контроля лежит осведомлённость.
Но Арманд не спешил радовать самого себя утверждением, что разгадал все до единого побуждения калишца.
Все эти ассоциации, образы-соображения проносились в холодном уме молниеносно.
Улыбка ещё не увяла, а Фрэнсис уже пожимал плечами в ответ на то ли шпильку, то ли простой вопрос.
- Почему нет? Помнится, мне нравилось носить полицейские знаки различия. Пока вдруг не оказалось, что нельзя бить богатых засранцев лицом об стол или ещё что-нибудь.
Искреннее недоумение на лице, сарказм в голосе. Неугасимый интерес - в голове.
О портсигаре мужчина временно почти забыл.
Широкие руки с выступающими венами сцеплены в замок на краю стола.
"Поведайте, как у вас с этим на Кали. Ну, что вам стоит?" - иронизировал Фрэнсис, но внимание его ко всему в поле зрения не ослабевало ни на мгновение. Даже если, - и почти наверняка, - казалось иначе.
Верность себе в здоровых пристрастиях есть одна из несомненных добродетелей.

XenomorphДата: Пятница, 18.03.2016, 23:37 | Сообщение # 47 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5866
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс. Клуб


Разлитое по емкостям надолго в них не задержалось. Генерал-полковник первым взялся за рюмку и поболтав ею в руках, произнес тост:
- Успеха тебе, Арманд, пусть и без пятен голубой крови на столах, - не совсем серьезно воспринял Унц сказанное Фрэнсисом, так как это не имело для него особого значения, но для себя офицер отметил жестокость этого человека. В новом мире не должны кредиты и положение спасать от возмездия и то, что Фрэнк будет исполнять свои обязанности скрупулезно и честно, сомнений не вызывало. Вслед за генерал-полковником, остальные опрокинули в себя первую порцию "храброй воды", но было видно, что вступать в разговор никто не спешил и не особо хотел. Даже Фрея. Репутация генерал-полковника свое дело делала...
очередная композиция битов подошла к концу и на этот раз музыканты решили взять небольшой перерыв. Осуждать за это их никто не стал, да и тоска с внезапным затишьем не наступила. Зал оживленно гудел и некоторые, как и столик Фрэнсиса, уже начинали расслабляться, прибегнув к помощи разных напитков. Следующая порция была разлита, только сейчас высокопоставленный офицер пить не спешил. Он достал дорогой портсигар и закурил одну из сигарет, на забыв и своему интереснейшему соседу по дому предложить. Наверняка он оценит крепость иноземного яда, обернутого в дорогой лист тончайшей бумаги.
- Здесь нет пепельницы, - процедил генерал-полковник и хотя в таком шуме не было слышно далее, чем за два метра от стола, искомый предмет быстро оказался на столе. Какая-то ушлая официанточка с заигрывающим и одновременно виноватым видом поправила положение дел.
- Ну, твой тост, - да, теперь очередь за Армандом говорить что-либо перед тем, как выпить...

TaonДата: Суббота, 19.03.2016, 02:16 | Сообщение # 48 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4039
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс. Клуб


Понимающая усмешка, признательный взгляд, поднятая вверх рюмка - ответ на тост-напутствие.
Одним махом опрокинув в себя этот первый большой глоток, Фрэнсис довольно сощурился и чуть громче, чем надо, поставил рюмку обратно на стол.
Гадость генерал-полковник не пил и другим не предлагал. Напиток пошел отлично, мягко, заодно и согрев изнутри. И не вызвав ощущения, что выпитое вот-вот прожжёт в желудке дыру.
Арманд не получил ответа на завуалированный вопрос. Хотя, если прогнать в голове события последних дней и некоторые исторические факты... Да, всё очевидно. Отношение калишцев к презираемым Фрэнсисом типажам в этом свете становилось ясно. Более того, это вряд ли просто взгляды. На Кали наверняка успешно воплощали представления в жизнь.
После того, что гнилая сенатская биомасса и джедаи сотворили с тем миром, калишцы должны были или сломаться, или последовательно не допускать возникновения и развития в своём обществе болезней от любви к свободе.
Сломанными тех, кто пришел на Набу, назвать нельзя. Только очень странно, что это были люди и дроиды, а не те воинственные подобные рептилиям существа в костяных масках.
Очень.
"Но вот, что забавно. Я не слышу других голосов, кроме наших".
Вполне естественно, что никто не влезал в короткий разговор генерал-полковника с Фрэнсисом. Но и после ни Фрея, ни набуанцы не проронили ни слова.
Простая неловкость? Или тут было что-то ещё?
Арманд имел право гордиться своей наблюдательностью. Но он мало мог сказать об Унце. Словно...
Словно встретил подобного себе. Такого же закрытого, позволяющего видеть лишь то, что сам желает показать, и при этом занимавшего несравнимо более высокое положение в примерно том же возрасте.
Настроение тут же поползло вниз. Мужчина знал: если у него всё выйдет так, как надо, о печальном состоянии дел, растянувшемся на годы, можно будет забыть. Но самолюбие - оно страдало.
Фрэнсис никак этого не показал. Но успокоить нервы захотелось нестерпимо.
Даже потянуться за своими сигаретами он не успел: Унц вновь, как при знакомстве на кухне, предложил свои. Отказываться от отменного токсина для лёгких Арманд не стал и вытянул из портсигара крайнюю справа.
Стоило генералу, не повышая голоса, обратить внимание на отсутствие пепельницы, как та сразу появилась. Не обошлось без слегка заискивавшей официантки.
Фрэнсис никогда не оставлял таким на чашку копи.
Тем временем, вместо музыки в зале вовсю зазвучал гул голосов. Под музыку незнакомые друг с другом успели это исправить, а знакомые - тем более уже общались. Но за столом Унца по-прежнему молчали все. Даже неотвратимо жестокий в своей принципиальности экс-полицейский Набу, получивший новый, лучший, шанс.
У него была уважительная причина: он предался восстановлению душевного равновесия под этот воцарившийся ровный гул.
Стряхивая пепел с кончика наполовину выкуренной сигареты, Фрэнсис лениво скользил взглядом по той части зала, что была в поле зрения, когда генерал-полковник заговорил снова:
- Ну, твой тост.
Кивнув, мужчина положил сигарету на край пепельницы, а в руку взял рюмку.
- За справедливость, - серьёзно, веско проронил Арманд. - Во всех её ликах. За главное, что мы можем принести... невзирая на цену.
Эта тема волновала его много лет, травила душу. И не было ничего дурного в том, чтобы дать этому выйти.
Он должен был это сделать.
Маленький итог, жирная черта под намёками.
Фрэнсис так же решительно, как и в прошлый раз, выпил всё до капли. Дно рюмки стукнулось об стол, а жужжание раздававшихся со всех сторон разговоров перекрыли первые аккорды новой мелодии.
Она отличалась.
Она была человеческой.
Арманд повернул голову, бросая любопытный взгляд на сцену.
Да, центр её был свободен. И превратился в круглый остров яркого света.
Как окно в иной мир. Пока - пустое.
А мелодия полилась щедро, густо. Воинственно грохоча.
Было в ней что-то древнее как людская раса. Как вечные для человека желания брать, держать, защищать, вогнать полосу металла в горло тому, кто посягнёт на то, чем владеет другой.
А затем из темноты в свет плавно вышла женщина.
Стального оттенка платье ненавязчиво сверкало тонкими серебристыми вставками, струилось по стройной фигуре. Светлые волосы красиво уложены крупными локонами, подбородок горделиво приподнят.
Ещё два маленьких шага. Малейшее движение, и вставки платья словно оживали, превращаясь в ручейки расплавленного металла.
Одна рука кокетливо упёрлась в бок.
Левой женщина плавно, изящно, артистично повела, обвела мягким загадочным взглядом скрытый от неё в густом полумраке зал, и... запела.
Голос самой младшей сестры Фрэнсиса звучал даже лучше, чем когда генерал-полковник услышал её дома.
Эринне пела на основном, но брату чудилось что-то чуждое в словах, музыке, интонациях. В том, как возвышался и падал окровавленным клинком женский голос. В том, как она смотрела, как стояла. В ритме, то ускорявшемся почти до речитатива, то вновь торжественно ли, скорбно ли, успокаивавшемся. Во всём.
Он слушал и слушал, как повествовала она о воине и его жене, о сбывшемся вещем сне.
О том, как из собственного дома увезли мужа слуги короля, и тот зарубил героя. Но не о том, виновен ли он, была песня.
Призрак его явился жене и сказал, чтобы она расплатилась со всеми, кому при жизни муж недодал. Но та не захотела потерять деньги.

- "Уж лучше я в пекло белой птицей приду,
Чем нищей бродяжкой здесь жизнь проведу", - отвечала Эринне словами той женщины, а в глазах певицы блестела в эти моменты алчность и больная гордость той, другой.

Фрэнсис узнал эту историю. Ещё в детстве он впервые прочитал её, но уже не помнил, где именно.
Сестра попала в точку. Реквием алчности - о, это кое на кого намекало.
Их много, и имя им - республиканские важные лица.
Их много, и те, кто остался на Набу - обречены. Хорошо, если и другие - тоже.
Сейчас Арманд готов был поверить в это.
Изумление от появления сестры на сцене смешалось с восхищением.
Мужчина не глядя, - он смотрел только на талантливую сестру, внимал ей, - потянулся к пепельнице за забытой сигаретой.
Когда дым не ворвался сначала в рот, потом - дальше, Фрэнсис очнулся и увидел, что держал в зубах окурок.
Резким движением мужчина удачно бросил его обратно в пепельницу.
Тут мелодия оборвалась. Она не затихала постепенно, а просто кончилась вскоре после того, как Эринне допела.
- Сестри-ица... - в тихом звучании этого чуть растянутого слова и лёгкая растерянность, и признание.
Крупным градом просыпались размеренные удары ладоней её брата одна об другую.
Внутри шевельнулось недовольство тем, что Эри ничего не сказала заранее, но яркое, приятное впечатление - сильней.
Старший брат был доволен.
Сестра всегда понимала его легко.
А на этот раз её поддержка превзошла все ожидания.
"Умница. Ты умница, Эри".
Фрэнсис улыбнулся.

XenomorphДата: Суббота, 19.03.2016, 16:08 | Сообщение # 49 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5866
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс. Клуб


В ответ на тост лишь звон бокалов, но ни звука сидящие за столом не произнесли. Олли и присутствующие набуанцы лишь подогрели свое стремление улучшить, или даже исправить больную родину, сделать жизнь светлее, а потому сказанное Армандом для них многое значило. Фрея же улыбнулась, а Унц лишь слегка кивнул. Он не разделял надежд коллаборационистов по поводу того, что Набу надо менять, надо перестраивать, потому что генерал-полковника это не касалось вообще никак. Он был оккупантом и командовал оккупационными силами. В его задачи входило обеспечение безопасности и стабильности на планете, а так же подготовка войск к отражению любой опасности. Иными словами, все сводилось к одному: если в высших эшелонах власти о Набу не будут слышать, значит все работает так, как надо. Собственно это относилось ко всем оккупированным мирам. Если же что-то начинало шевелиться без разрешения и сеять смуту, то ее нужно подавить жестоко и беспощадно. Все было просто. Да, Набу должна была оставаться в руках Кали еще лет двадцать после окончания войны, но затем старший брат должен был отпустить поводок, когда режим станет близким и лояльным, когда республиканское самосознание будет вытравлено. Не все сектора, системы и миры разделят такую участь. Некоторые навсегда изменятся и в своем болезненном, или не очень, изменении будут служить так, как того от них хотят. Но это все перспективы, пусть и не такие далекие, а пока... Пока нужно было заложить первый камень в фундамент новой Набу.
Выступление младшей Арманд не стало сюрпризом для генерал-полковника. В конце-концов, он послужил причиной того, что женщина оказалась здесь, но услышав ее пение, мужчина не раз отметил про себя, что выбором он не прогадал. Песня в исполнении Эринне звучало волшебно, погружала в давно минувшую эпоху, заставляла что-то трепетать внутри груди. Она была похожа на произведения северян Кали, но звучала несколько иначе, чуть проще и одновременно сложнее. Зал молча слушал слова песни и хотя половина присутствующих вообще не знала основного, получать удовольствие им это не мешало. Когда же музыка стихла, а Эринне неожиданно окончила петь, зал взорвался аплодисментами сдержанными, но не бурными. Все же, правила приличия здесь еще соблюдали. Когда же те стихли, собравшиеся не спешили продолжать разговоры, ожидая продолжения. Не могла же женщина выйти и спеть всего одну!
- Мои поздравления, Арманд. Сестрица твоя восхитительна, - спокойно выразил свое почтение Унц. Кстати, неловкая тишина за столом была нарушена еще до начала песни. Присутствующие поняли, что сейчас им опасаться ничего не стоит и даже Фрея, то ли по своему усмотрению, то ли по долгу службы, вовсю разговаривала со своими будущими коллегами из местных. Но, конечно, не в данный момент.

TaonДата: Суббота, 19.03.2016, 23:40 | Сообщение # 50 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4039
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс. Клуб


"Пафосные речи стоят у вас поперёк горла, генерал-полковник?" - вернулся Фрэнсис к раздумьям над малейшими нюансами поведения высокопоставленного соседа, одновременно еле слышно хмыкнув в ответ на сделанный ему комплимент в адрес сестры.
"Или разгадка ещё проще".
- Я знаю, - чуть растянув "а", довольно произнёс мужчина.
"Вы из потомственных военных? Если так, то вы только выполняете свой долг. Понимаю. И ценю это в людях".
В своих мыслях Арманд немного паясничал, как это часто бывало. Но они - только его.
Личное пространство. Секрет.
Он никому не раскроет, о чём думал только что.
Умение быть сдержанным и не раскладывать перед каждым, кто захочет, пёструю мозаику мыслей, не позволять секундным импульсам брать верх - ещё одна очевидная добродетель.
Ироничная полуулыбка пропала, стоило аплодисментам умолкнуть, а музыке мгновение-другое спустя - зазвучать вновь.
Новая мелодия намного сильнее, чем предыдущая, напоминала фольклор. Только неясно, чей. Тот, кто сочинял её, постарался избавить музыку от ярких характерных черт, но было что-то схожее с той, что окончилась совсем недавно.
Быстрая, очаровательно дерзкая улыбка Эринне в начале, и... нежно и звонко, высоко, зазвучал её голос.
Пропала, словно ничего и не было, грозная торжественность.
Фрэнсису пришла на ум ассоциация с чистейшим ручейком. Так же беззаботно журча, текли звуки баллады о... памяти.
О роковой встрече сына короля с морской девой.
Почти вся песня - диалог. И, казалось, Арманд слышал то, чего никогда не случалось именно так, как пелось об этом. Будто стоял там, рядом.
Вот Эри повела точёным плечиком, а голос её зазвучал чуть легкомысленно, игриво.

- Юноша милый, приветствую вас,
Лет за пятнадцать сочла каждый час,
Где ваша родина, где ваш приют,
Где вам одежды богатые шьют?

"Приют, говоришь?.." - подумалось Фрэнсису.
Он невольно вспомнил Тид. Как жилось его семье, пусть не идеальной в силу зачатия отца в результате инбридинга.
И как всё рухнуло.
И Арманд ничего не смог поделать. Только вылететь с работы и пойти, в конце концов, в санитары.
Он нахмурился. Но пока не тянулся к портсигару.
Вот музыка зазвучала чуть резче, драматичней. Женщина взглянула перед собой гордо, мрачновато.

- Сын короля, во дворце милый дом,
Все мое платье пошито лишь в нем.
Там венценосные мать и отец,
Брат и сестра не покинут дворец, - отвечала Эри за королевского отпрыска.

Фрэнсис вспомнил свою третью сестру. Мёртвую.
Гори огнём эта... Эриаду. Может, брат смог бы защитить Роане, если бы она не уехала.
Слишком много "бы".

Эринне сделала маленький шаг вперёд, словно наступая на неосмотрительного героя своей песни.

- Где королевство в полях и лугах
Брачное ложе не в тех ли краях?
Где же невесте возлюбленной быть
Той, с кем судьбу вы готовы делить?

Этого Арманду было не понять. Прозвучавшие строки не задели в нём ничего... почти. Он давно уже не собирался жениться. На Набу предостаточно красивых девушек и женщин, только найти среди них настоящую единомышленницу, способную самостоятельно и интересно мыслить, а не повторять на разный, в лучшем случае, лад, то, что скажет мужчина, с которым она спит - потрясающая задачка.

А Эринне снова шагнула вперёд, улыбаясь так невинно, так коварно.

- Юноша милый, в чертог мой войдите,
Чашу вина моего пригубите.
Где ваша родина, где ваш приют,
Где вам одежды богатые шьют?
- Здесь моя родина, здесь мой приют,
Здесь и одежды богатые шьют.

Уголки губ Фрэнсиса дрогнули и поползли вверх.
Он, покачав головой, заулыбался.
Этот текст Арманд не слышал. Тем остроумней показалась ему развязка маленькой истории.
Он любил читать подтекст.
Память. Как много заключало в себе это простое слово.
Думающий человек должен помнить, например... почему началась прошлая война, в которой участвовала Кали. И почему такой выбор был сделан - тогда и, очевидно, снова.
Песню для Эринне нашел или написал кто-то очень умный.
"Или... это была ты, моя дорогая несравненная сестрица?"
Фрэнсис протянул руку за бутылкой. Стихали финальные аккорды, а все рюмки снова были полны.
Арманд наполнил их очень аккуратно, не пролив ни капли и не отвлекаясь полностью от сцены.
Но не успел ничего сказать.
Музыка зазвучала снова, но уже совсем иначе. Совсем другая. Непохожая ни на первую, ни на вторую мелодию.
Мягко, нежно. Лирично. Не гремя и без малейшей легкомысленной нотки.
А когда Эринне открыла рот, Фрэнсис не услышал привычных звуков основного языка.
Поразительно, как мог преображаться... калишский.
Он совсем не казался сейчас варварским, грубым, созданным для того, чтобы раздавать приказы в горячке боя или зачитывать приговор.
Нет, нет. Звуки его струились подобно тончайшей ленте.
Изысканная ласка для слуха.
Арманд впился взглядом в тонкую фигурку на сцене.
Откуда, откуда было Эринне знать калишский?
Она и не знала.
Она написала эту песню сама, а перевести ей помогли. А истинно калишское звучание, чистое, правильное, сестра воспроизвела.
Она была лингвистом по призванию. И пока это - единственное, что Фрэнсис точно знал об этом милом случае.

- Моё маленькое сердце
Бьётся только для тебя
Оно считает часы, когда ты вернёшься
И обнимешь меня.

Вот что она пела, вот что это значило.
Фрэнсис... чувствовал что-то. Хоть и не слова не понимал.
Он слышал интонации. Видел лёгкую улыбку на таком искреннем теперь, открытом, лице.
В интонациях - откровение, обещание, грусть ожидания.
Эринне словно сама, собственными словами, говорила с кем-то.
И выбрала для этого чужой язык.
А... чужой ли теперь?

Моё маленькое сердце
Давно мечтает о счастье.
Оно ждёт тебя на Родине
И знает, что ты скоро вернёшься
И посмотришь на меня с любовью.
Наши губы найдут друг друга.
Я знаю, что ты мой единственный.
Моё маленькое сердце
Не находит себе покоя.
Оно не даёт мне уснуть всю ночь
И всегда стучит: только ты.
Моё маленькое сердце
Тоскует по тебе.
Если ты спросишь, оно скажет:
Да, я - твоя.
Да, я - твоя...

XenomorphДата: Воскресенье, 27.03.2016, 12:54 | Сообщение # 51 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5866
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс. Клуб


Эринне удивила всех присутствующих тем, что она спела и на каком языке. Песня была выдержана точно в духе людей кали. Солдатская лирика о женщине, ждущей своего мужчину... Звучали слова мягко, правильно и нельзя было придраться хоть к чему-либо. Не стоит удивляться тому, что зал встретил окончание произведения стоя и под бурные аплодисменты, которые не стихали минут пять. После Эринне удалилась, а зал снова наполнился музыкой без слов. Вечер был приятным для всех собравшихся.

***


К четырем часам утра не играли биты, но зал оживленно и чуть громче, разгоряченный алкоголем, что-то обсуждал, веселился. За столом Арманда и Унца прибавилось людей и хотя было тесно, но неудобства никто не испытывал, да и Фрэнсис уже был как свой в беседах с оккупантами. Вино и джин, бурбон и ром лился рекой, а потому трезвых осталось мало.
- Господа, не соизволите ли прогуляться? - предложил один из офицеров, сидящих за столом. Это был полковник в годах и служить ему оставалось всего несколько лет. Два года, если быть точным. Никто не стал возражать против такого предложения и все дружно поднялись из-за стола. Воздержались лишь Оливер и Фрея.
- Арманд, ты присоединишься к нам? - поинтересовался генерал-полковник у своего соседа по дому.

TaonДата: Вторник, 05.04.2016, 18:30 | Сообщение # 52 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4039
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс. Клуб


"Итак. Или я занятный и более ли менее надёжный для предателя государства, на которое всё равно плевать, тип, или не стоящий внимания скользкий ублюдок, - размышлял Фрэнсис, куря очередную сигарету и безразличным взглядом скользя по тем кускам зала, что ещё можно было разглядеть меж головами и плечами соседей. - Знаете ли, не люблю такие альтернативы. Но что же делать, господа?"
Это было за час до полуночи. За столиком на восемь персон уже умещалось десять, а количество между делом опрокинутых в глотку рюмок уже слабо поддавалось подсчёту. Но рассудок пока не сдавался.
"Я скажу, что делать. Например, тебе... сестрица".
- Нет, виб-ро-меч, - тут же сказал Арманд вслух, поправив сидевшего напротив майора Саито. Персону интересную хотя бы потому, что этот калишец сильно отличался от других. Тёмные глаза немного другой формы, смугловатая кожа, более высокие скулы, совсем тёмные волосы, и совершенно иначе звучащая фамилия. Унц, Йенсен, Вальрау... да, Саито в этот короткий ряд не вполне вписывался. И держался майор иначе, более отстранённо. Даже сейчас, когда между ним и коллаборационистом, сидевшим справа от Фреи, завязался довольно оживлённый разговор, в который не без пользы встревал и Фрэнсис. Офицер Восьмого легиона кое-как связывал слова основного невзирая на всё равно неизвестные ему правила согласования, а набуанцы на ходу пытались запомнить хоть что-то из калишского. По крайней мере, один из них - точно.
Неуклюжая беседа - всего лишь крошечный камушек в гигантском кургане шума, возведённом здесь, в здании театра.
Раньше тут ставили пьесы из богатого культурного наследия минувших веков, а время от времени - вещали о свободе, равенстве, и прочем, прочем, прочем.
Никчёмный вонючий бред. Так выразился бы Арманд, спроси его кто-то о прошлом.
Теперь тут праздновали победу офицеры Кали и их новые... друзья. Те, кто хотели многое поменять, но отбрасывались куда-то в помойную яму. Те, кто не мог ухватить сочный кусок от государственного пирога. Руки не к тому приспособлены. Этим рукам бы держать не кучки кредитных чипов, а оружие. Или только что подписанные проекты по-настоящему нужных, эффективных законов.
Какой приятный контраст. Это вдохновляло подумать и о... будущем.
"Я видел, как ты смотрела на него, Эри. Это был не польщённый взгляд, не мгновенная радость увидеть здесь и пораженного меня.
Я знаю тебя, сестрица. Ты умеешь выбрать... высокую планку. Но сейчас лучше опусти".

Новый окурок едва не вывалился из полной пепельницы. Фрэнсис поднял недовольный взгляд, и официантка тут же оказалась рядом.

***

- Она думалать я взять она в зад, - ухмыляясь, рассказывал Арманд на чудовищном калишском в два часа ночи, и чуть не опрокинул собственную рюмку, взмахнув рукой.
Майор выдавил скупую улыбку.
- Назад?
Фрэнсис уставился на калишца почти расфокусированным взглядом, в котором притаилось что-то жестокое.
- Я так и сказа...л. Или...
Вместо продолжения набуанец снова опустошил рюмку и, почесав лоб, чуть не рыгнул.
- Я пнуть на окно... дверь...
- Балкон.
- А? А... да. Она реветь там часы, - Фрэнсис злорадно усмехнулся. - Голая. Ненавижу эти... шлюхи. Она хотеть быть королева. Но не сейчас.

***

Повешенный на спинку стула пиджак наполовину сполз, рукавом уже подметая пол, прядки встрёпанных волос липли к потному лбу, но Арманд ничего не замечал. Он доказывал уже другому собеседнику, подполковнику легиона, что на месте джедаев бы плюнул на идеологию отказа от власти и либо дал всем мирам выбирать, нужна ли им Республика, либо постарался установить жёсткий контроль.
Офицер, к счастью, очень хорошо говорил на основном.
К половине четвёртого утра Фрэнсис забыл о своих нежданных личных откровениях, снова увлекшись политическими темами.
- Перемены. В каком-то смысле, я ненавижу перемены. Они требуются тем, кто остаётся не у дел. Больные демократы не нужны Палпатину - значит, надо уничтожить Палпатина. Принципиальные люди не нужны радостно строящим дворцы на дохлом эмбрионе старого-нового государства - прекрасно, уничтожим демократов. Да, вопрос в мотивах. Именно поэтому, не желай этот Орден жрать со скидкой сто процентов, мы не получили бы однополярный мир с севшим на вершине ублюдком, считающим, что взять и пальнуть по планете - чудная идея. Но нет, джедаи продали свои принципы за храмовые залы и поддержку точно так же, как их дорогие сенатские друзья по-прежнему продают интересы граждан.
Глотнув рома и закурив, Арманд перескочил на другую тему. Ему было, что сказать и о законодательстве. А о самых разных случаях из своего полицейского опыта мужчина поговорил со старыми знакомыми ещё около полуночи.
Слов вылетало больше, чем обычно надо. Или, наоборот, они не хотели подыскиваться, и тогда прекрасные, хлёсткие фразы превращались в нечто запутанное и бессильное. А Фрэнсис хмурился, мрачнел и пил ещё больше. От такого количества хорошо знакомого пойла он бы давно уже валялся под столом или на улице, где-то по соседству с собственной блевотой, но этой ночью ему везло. И на напитки, и на собеседников. Раздражение легко сменялось смехом над чьей-то шуткой или... новым скомканным рассказом, который ни разу не был полным.
Арманд мог говорить о чём угодно, но не сказать всего до конца. Действия, размышления - сколько угодно. Впечатления, чувства, выводы - за кадром.
Даже празднуя освобождение Набу, он по привычке, - тотальная рациональность задремала не один час назад, - следовал правилам. Тем, что стали неотъемлемой частью натуры.
С калишцами было легко. Люди действия и схожих принципов, они словно были рядом всю жизнь. Всю, вместо демократических неженок, лжецов и бюрократов.
Впечатление создавали рассыпанные всюду детали знаний о Кали. Стоит только рассмотреть, запомнить, понять.
Впечатление подменяло собой рациональную картинку, которую Фрэнсис не мог собрать.
Впечатление подкреплялось крепкими напитками и непринуждёнными разговорами о чём попало.
Но к четырём часам утра Арманд притих. Он жевал тонкие треугольные ломтики сыра, после четвёртой штуки переключился на орешки и успел треть содержимого вазочки заменить на пустые скорлупки. Мутный взгляд вперился в оранжевую шкурку, которую сбившиеся с ног официантки не успели убрать прямо... со стола.
- Господа, не соизволите ли прогуляться?
Скорлупа хрустнула меж пальцев. Фрэнсис отправил высвобожденное ядрышко в рот, неторопливо отряхнул руки. Взглянул на полковника, но инициативу перехватил уже другой калишец.
- Арманд, ты присоединишься к нам? - прозвучал сбоку голос генерал-полковника.
В ответ раздался громкий скрип ножек об пол. Фрэнсис, отодвинувшись от стола вместе со стулом, - одна ножка чуть не оказалась на рукаве пиджака, - встал. Левой рукой не глядя сгрёб воротник пиджака, снимая тот со спинки, а правой схватил ближайшую, - и почти полную, - бутылку.
- Непррременно, - подтвердил вслух.

XenomorphДата: Понедельник, 11.04.2016, 22:07 | Сообщение # 53 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5866
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс


Свежий воздух ночной Набу бодрил, но с такой степенью опьянения, в которой прибывало большинство офицеров, он явно не мог справиться. Один Унц держался так, будто бы и не пил; шел старший офицер ровно, хоть и чуть медленнее обычного, ну а понять, что на грудь упала не одна рюмка можно было по тому, как этот человек говорил. Язык - предатель - не желал выражать мысль и путался, но не так, чтобы сильно. Какое-то время мужчины шли молча, наслаждаясь ночным небом и свежим воздухом. Кто-то петлял, кто-то, подражая старшему, шел ровнее. Да, была пора сна, но Тирс не спал весь; то там, то тут слышался грубый солдатский язык, а пройдя метров триста от клуба на север, Арманд и прочие натолкнулись на группу унтер-офицеров в состоянии подпития, вокруг которых кружили ряженные красавицы самых разных цветов. Они повисали на шеях своих кавалеров-властителей, целовали их, и вообще уделяли как можно больше внимания. Но все стихло в момент, когда Карл Унц повернул в их сторону и сблизился с ними. Унтер-офицеры выпрямились, замолчали и заткнули своих дам. О воинском приветствии забывать так же никто не стал.
- Давай сюда, - бросил не совсем трезво генерал-полковник одну из младших чинов и тот без звуков и раздумий передал бутылку с виски. Сделав внушительный глоток и вернув тару владельцу, Карл вновь обратился к подчиненным, чей отдых был прерван:
- Где взяли девок, юнцы?
- Да тут...
- Проститутки?
- Никак нет, господин генерал-полковник, - поспешили оправдаться офицеры зная, что за связь с проститутками бывает наказание. Но Унц не собирался их ругать даже если бы женщины оказались тем, кто зарабатывает на жизнь своим телом.
- Еще есть?
- Совершенно точно, господин. У нас тут вечеринка и мы...
- Не стоит, фельдфебель. Веди дам сюда, - за привычным "Выполняю" офицер и скрылся, но показался вновь с целым конвоем разных женщин. Все они были веселы и не чуяли угрозы от новых гостей, но были покорны и почти все трезвы. Их было двенадцать и всех выстроили в линию, но несколько из них тут же покинули строй и присоединились к некоторым старшим офицерам.
- Вольно, - выпалил генерал-полковник и унтер-офицеры, вместе с дамами радостные от того, что все хорошо и гуляния можно продолжить, вернулись в дом, где снова зашумела музыка. Серебреный портсигар сверкнул и новая сигарета зажглась. Сделав глубокую затяжку и выпустив густой дым из легких, генерал-полковник обратился к Фрэнсису. Тот был изрядно пьян, но благо, что на ногах держался еще уверенно.
- Красивые у вас женщины на Набу, Арманд. Я знаю, что в Тирсе есть бордель и знаю, что ты, как бывший и будущий полицейский имеешь точный глаз и хорошую память. Так кто же тут летал в ночи, а? - это означало то, что означало: Арманд должен был обозначить тех, кто торговал своим телом и теперь пытался мимикрировать под добропорядочных людей.

TaonДата: Вторник, 12.04.2016, 02:29 | Сообщение # 54 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4039
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


Выйдя на улицу, Фрэнсис запрокинул голову и, глядя в тёмное, ещё не начинавшее сереть небо, украшенное россыпями звёзд, глотнул уже не рома, а виски, прямо из горла.
На ходу, равняясь на замыкавших офицеров, мужчина натянул на плечи свой пиджак, чтобы не тащить в охапке, а через восемь шагов пошатнулся и выписал на дороге небольшой зигзаг.
Быстро выровняв шаг, Арманд уже не петлял. Но свежесть ночного ветерка не была тому причиной. Ему оказалось совершенно не под силу разогнать густой туман в голове, но Фрэнсис всё равно снова приложился к бутылке.
В тумане навязчиво играла бравая песня, сочинённая местным противником Республики. К сожалению, он слишком любил выпить и поспорить в неподходящих местах. В итоге, его спустили с лестницы в борделе, и после этого песни творческий оппозиционер писать перестал: сломал шею.
Мотив Арманду нравился, голос - уже меньше, текст он помнил мелкими кусками, и в голове засел самый первый.
Мужчина скривился и икнул. Второй раз удалось предотвратить, ненадолго задержав дыхание.
Генерал-полковник, его офицеры и Фрэнсис не были единственными, кто вышел погулять глубокой ночью. Казалось, повсюду кто-то разговаривал то на калишском, то на ломаном основном, где-то хихикали женщины.
"Да-да. Днём улыбаемся, ночью раздеваемся. Я зна-а-аю ваши привычки, всё одно и то же, одно и. То. Же.".
Услышав милое щебетание прямо впереди, Арманд шагнул чуть вбок, чтобы шедший впереди офицер не мешал посмотреть, и осклабился.
"Что я говорил, а?"
Когда группа подошла к младшим, видимо, офицерам, - по тому, как они старались не сделать и одного-единственного лишнего движения, всё было ясно, - воркование стихло, как и доносившаяся из дома рядом музыка. И веселье в секунду увяло.
"Вот что значит сила дисциплины, да?"
Неплохо знакомого уже типажа офицеры - компания довольно приятная и претензий не вызывающая. Зато с удовольствием висшие на них менее, чем минутой раньше, женщины - иное дело.
Тех, кто готовы были на него прыгнуть, в полёте срывая все свои тряпки, Фрэнсис не переносил. Каждой из таких хотелось дать по лицу, чтобы показала хоть что-то кроме замашек заурядной самки.
С теми, кто выглядел немного достойнее, было скучно. Одни и те же ужимки, слова. Одни и те же лица, с поправкой на немного разный генетический материал. Но с такими хотя бы можно иметь дело. Не больше четырёх раз.
Пока генерал-полковник говорил с подчинёнными, Арманд оценивающим взглядом пробежался по фигурам женщин, пытавшихся жаться к кавалерам, которым пока было не до них, и разочарованно глотнул ещё виски.
Ни одна не подходила.
Следом из дома вывели ещё одну стайку дам.
"Десять... двенадцать", - посчитал мужчина, когда тех выстроили в линию. Держать строй новоявленные "хочу офицера" не умели: несколько сразу пристроились к сопровождавшим Унца. Фрэнсис в своём штатском дамочек, очевидно, не привлёк.
Он поставил бутылку под ноги, достал портсигар, но не открыл.
У стены осталось восемь женщин. Арманд пристально, со вкусом изучил взглядом стоявшую правее всех. Платье, - кажется, светло-синее, ненавязчиво, не вульгарно подчёркивало тонкую фигурку с узкой талией, небольшой грудью, округлые, но без явных излишков, бёдра. Нижний край юбки немного оголял колени. Нежные черты лица, длинные светлые волосы, хотя последний пункт несущественен, - да, незнакомка по всем статьям вполне вписывалась в любимый типаж.
Физиологическую реакцию можно получить и с большинством других. Но без эстетического удовольствия это не более, чем примитивнейший сброс напряжения.
Тут генерал-полковник отправил младших офицеров гулять дальше, а Фрэнсису задал вопрос.
Тот, отведя взгляд от заинтересовавшей женщины, бегло рассмотрел остальных. Нахмурившись, припоминая что-то, вытащил сигарету, закрыл портсигар, убрал в карман. Щёлкнул зажигалкой. Наконец кивнул.
- Эта, - ткнул пальцем в ту, которая стояла рядом со светловолосой. Брюнетку в короткой юбке, но, в остальном, приличную, на первый взгляд. Та округлила глаза, словно не веря, что её могут уличать в подобном, но Арманд проигнорировал возмущение. - Эта, и эта. Эта тоже.
Запомнить всех добропорядочных женщин даже в небольшом городе трудно. Куда лучше в глаза бросаются шлюхи, особенно если пару-тройку раз сходить в бордель на разведку и ещё за бутылкой поболтать с тем, кто туда наведывался регулярно.
- Да, работали в том борделе на улице какого-то там сен-натора, - Фрэнсис громко хмыкнул и сделал хорошую затяжку.

XenomorphДата: Среда, 13.04.2016, 00:00 | Сообщение # 55 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5866
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс


Карл, казалось, не обращал внимание на то, как Фрэнсис указывал на женщин легкого поведения и был, судя по всему, обеспокоен лишь своим сапогом, а вернее, чем-то, что туда попало и теперь доставляло дискомфорт. Генерал-полковник отошел к стеночке, где стояли женщины и уселся на скамейку.
- Скажи мне, полковник, почему я должен заниматься продажными девками? - спросил он у одного из офицеров, снимая левый сапог и вытряхивая оттуда камешек. Полковник же замялся, понимая, что виноват.
- Вы свободны, дамы, - проговорил полковник тем, кого Фрэнсис не обозначил, а Унц добавил, что свободны все, кроме той, на которую Арманд обратил внимание. Да, генерал-полковник был наблюдательным и оставил женщину, что приглянулась будущему полицейскому. Ее отвели на свою сторону офицеры и та встала позади Арманда. У стены остались лишь проститутки. Когда же сапог вновь оказался на ноге своего владельца, Уцн стряхнул пепел с кончика сигареты и подошел к перепугавшимся не на шутку женщинам. Офицер медленно обошел каждую, пока не выдернул из строя одну, что была в красном платье. Та взвизгнула, но получила мощную пощечину и приказ заткнуться. Возражений не последовало и генерал-полковник, достав из кобуры табельный бластер, вложил оружие в руки избранной женщины.
- Стреляй, - коротко бросил Унц, закуривая еще одну сигарету, но женщина лишь дрожа обернулась. На глазах ее проступили слезы, а руки тряслись.
- Ну что ты смотришь на меня? - спокойно поинтересовался старший офицер. - Поднимаешь руку и нажимаешь на крючок. Ничего сложного.
- Я...я не могу... - пропищала проститутка, заливаясь слезами. Унц же, наоборот, сохранял спокойствие.
- Стреляй и ты будешь жить, - добавил он, незаметно для остальных доставая кортик из ножен.
- Нет... Пожалуйста, нет... - умоляла женщина, опуская трясущиеся руки, но в тот же миг глаза ее округлились и послышались хрипы. Через секунду изо рта торговки телом потекла алая кровь, а сама она, сжимая пальцы на плечах генерал-полковника, поползла вниз. Бластер офицер забрал из слабеющих рук, ну а остальные, что стояли вдоль стенки, заревели, что было сил. Началась настоящая истерика, но никто не осмеливался броситься в бега.
- На, - протянув свой бластер Арманду, проговорил Унц и достал платок, которым собирался протереть лезвие кортика. - Меня они не слушают.
Те женщины, что сами сперва выбрали себе офицеров, вжались в своих избранников и не смотрели.

TaonДата: Среда, 13.04.2016, 03:11 | Сообщение # 56 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4039
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


От природы обладая отличной памятью, Фрэнсис долгое время настойчиво развивал её. В итоге, в отличие от многих людей, он не путался в лицах и именах, силясь запомнить новых знакомых. Приносила память и много других приятных подарков. Но далеко не всегда - тем, кого Арманд запоминал. Вот и шлюхам Тирса, похоже, не повезло. Или, в каком-то смысле, повезло, и их ждало нечто пикантное и как раз по "специальности".
Мужчина с плохо затаённым любопытством наблюдал сквозь свой дым, как генерал-полковник предъявил претензию просто полковнику. И, наклонившись за бутылкой, отсалютовал ею неизвестно кому, когда Унц не отправил гулять светловолосую женщину.
"Как удачно всё складывается, а, дорогая?"
Фрэнсис как следует отхлебнул виски и, слегка пошатнувшись на месте, с плеском протянул свою спутницу незнакомке.
- На.
Та ничего не сказала, но бутылку взяла, не став прикладываться к ней сама. Женщина, как показалось, хотела спрятаться за спиной спутника оккупантов и от генерала, и от зрелища стоявших у стенки проституток, но Арманд не позволил. Он повернулся и встал за левым плечом светловолосой, не лицом к строю из четырёх незадачливых набуанок, но и не в пол-оборота. Перебросив волну волос через правое плечо женщины, Фрэнсис нежно провёл пальцами по оголённой шее, а другой рукой бросил только что докуренную сигарету под ноги.
- Как зовут? - вкрадчиво спросил он, чуть склонившись. Новая знакомая была больше, чем на голову ниже.
- Альде.
- Мне нравится.
Тут вниманием Арманда снова завладело зрелище у стенки. Генерал-полковник занялся одной из тех, кого узнал потенциальный полицейский.
- Стреляй.
Мужчина почувствовал, как Альде вздрогнула.
- Смотри, - шепотом приказал он.
Не отвлекался. Не отводил взгляда от проститутки в красном.
А она вся тряслась. Как и бластер в её крупно дрожавших руках.
Арманд смотрел выжидающе. Мутным испытующим взглядом.
Захочет жить или умрёт трусливой шлюхой?
Выстрелит?
А он выстрелил бы?
Он - да.
А она всё мялась, дрожала и ныла перед Унцем.
Арманд брезгливо поморщился.
"Тупая дырка".
В низ живота. Туда Фрэнсис ударил бы в первую очередь.
"Вот смешно. Вы с таким радостным цинизмом занимаетесь... всем этим, но это становится всем, что вы можете.
Забавно, да? Очень".

- Нет... Пожалуйста, нет...
Альде слегка подалась назад. Фрэнсис, обняв её одной рукой, положил ладонь на плоский живот, опустил чуть ниже, и прижал женщину к себе.
Изящное покорное тело. Верх лобка под пальцами. Расширившиеся от шока глаза шлюхи. Кровь из её рта.
- Так, так. Смотри, - шепнул он своей новой подруге снова.
Она молчала, а три проститутки ревели. Это выгодно отличало Альде. Если истерика не накроет её и потом, можно будет сказать, что в ней есть что-то помимо подходящей внешности.
Унц обернулся к Арманду, и тот, забрав свой виски у женщины, отпустил её.
В левой руке - бутылка, в правой - бластер генерал-полковника.
Может, тот брезговал разбираться со всеми шлюхами разом. Может, закончив с одной, он решил, что маленькое развлечение пора заканчивать. Откуда Фрэнсису знать.
Он глотнул ещё виски. Снова поставил бутылку под ноги и, шагнув вперёд, едва не сшиб её.
Люди, женщины? Чушь. У стенки рыдали три кучи дерьма. Три вонючих куска мяса, за деньги готовые обслужить кого угодно и как угодно.
Мужчина подошел к той, которая стояла посередине, с животным ужасом в покрасневших глазах смотря на него.
Рыжая. Совсем молодая. Наверное, ей и двадцати не исполнилось.
- Руки за спину. На кол-лени.
Секунда промедления, и Фрэнсис схватил девчонку за плечо и с силой потянул вниз. Она вскрикнула, ударившись коленями о каменную плиту.
Рывок за волосы.
- Смотри. Смотри, сказал!
Арманд выстрелил в голову стоявшей справа полноватой брюнетке.
Тело грузно рухнуло в кровь первой проститутки. Рыжая истерично завопила. Мужчина, сжав губы почти в нитку, тут же выстрелил ей в рот.
Последняя, блондинка с предательски тёмными корнями волос и безобразно растёкшимся по лицу ярким макияжем, вся дрожа, отшатнулась к стене.
- Не на-а-адо... Не надо, не надо! - ныла, уродливо кривя лицо.
- Повернись, - спокойно приказал Фрэнсис, крутанув кистью руки, в которой держал бластер. - Давай. Сейча-ж-же.
Проститутка, не прекращая рыдать, обречённо сделала, как он сказал.
Арманд слегка сощурился.
- Наклонис-сь.
Она послушалась. И даже, прогнувшись в спине, выпятила зад.
Мужчина качнул головой.
- Шлюха всегда будет шлюхой.
Приставив бластер к низу спины, он выстрелил в третий раз.
Четвёртый попал истошно, нечеловечески воющему, катающемуся по земле существу в грудь.

XenomorphДата: Пятница, 15.04.2016, 21:10 | Сообщение # 57 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5866
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс


Все было кончено. Фрэнсис застрелил каждую из женщин и теперь они мертвыми глазами взирали на ночные небеса. О, прекрасная Набу, что скрыто за твоими вечнозелеными лугами, теплым солнцем и чистыми озерами? Вряд ли в историографии этой планеты числятся деяния таких людей, как Арманд. Генерал-полковник спокойно забрал свое оружие из рук новоявленного палача и разместил в своей кобуре.
Арманд не заметил, но второй офицер уже вызвал сюда машину и транспорт должен был доставить Фрэнсиса домой.
- Ты пьян, Арманд. Езжай домой, - проговорил генерал-полковник тогда, когда машина, в которой был лишь один водитель, остановилась возле людей. - И девку с собой забери. Нужно же ей показать, что ты не зверь, правда? - усмешка сопровождала последнее сказанное, но вряд ли это можно было бы счесть издевкой. Это было не так.

***


Карл Унц проснулся так же в доме Арманда, но пришел он туда куда позже владельца. В девять часов утра, генерал-полковник, не имея ни следа от ночной гулянки, восседал в одиночестве на кухне и попивал каф. Он выглядел опрятно и ничего не напоминало о вчерашней ночи. Чувствовал он себя так же хорошо, как и выглядел и дожидался пробуждения своего компаньона, без пяти минут полицейского, офицера оккупационной полиции. Все было хорошо на первый взгляд, кроме одной детали: ванная была занята уже часа четыре и там без перерыва текла из под крана вода до сих пор, когда генерал-полковник все же решил туда заглянуть и перекрыть журчащий поток. Кипятком "наслаждался" Келле, уже чуть посиневший, но никакой борьбы мужчины с офицером не было. Келле сам умер от остановки сердца, когда испугался неожиданного появления генерал-полковника. В общем, так и плюхнулся мужчина за пятьдесят лицом в горячую воду, подскользнувшись на мокром полу. Признаться, вытирать всю эту воду, столь набежавшую, придется долго и упорно, но волновало ли это офицера, сидевшего за кухонным столом и так спокойно попивающим каф? Нет, конечно же.
- Не ходи туда, - тихо произнес Унц, когда в пределах видимости показалась Эринне, направлявшаяся в ванную комнату.
- Как твой брат? - уставившись серыми глазами на женщину, процедил вопрос генерал-полковник. - Не хорошо опаздывать в первый день на новую работу. Буди его.

TaonДата: Пятница, 15.04.2016, 23:57 | Сообщение # 58 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4039
Награды: 111
Ну почти «Л»
[NC-17]

Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


Бластер вернулся в руки владельца, но Фрэнсис этого, казалось, не заметил. Он вгляделся в каждое мёртвое лицо взглядом одновременно пристальным, холодным, и мало что понимающим. Брезгливо поджав губы, отвернулся и пошёл за оставленной на камнях улицы бутылкой. Недалеко видно было флаер, но виски интересовал мужчину больше, чем зачем-то оказавшаяся здесь машина. Глотнув, он повернулся к бледной Альде.
Возможно, она не попыталась сбежать от нового поклонника лишь потому, что не хотела последовать на тот свет за женщинами, вместе с которыми веселилась там, в доме, в компании младших офицеров. Но... неважно. Она осталась. Дрожа от прекрасно ощутимой на трезвую голову ночной прохлады в своём платье, она подняла на Фрэнсиса глаза.
Он кивнул в ответ неизвестно, на что. Смог не пошатнуться, преодолевая в несколько твёрдых шагов маленькое расстояние. Приставил горлышко к губам женщины.
- Только мне оставь.
Машина тем временем уже оказалась рядом, и генерал-полковник отправлял Арманда с новой, но ещё недостаточно близкой, знакомой отдыхать.
Он ответил на усмешку Унца своей. Только кривой. Задетым Фрэнсис не выглядел: наоборот, заметно оживился.
- И-и-исполняю! Идём, - второе уже к Альде, храбро хлебнувшей виски и теперь закашлявшейся.
Приобняв за талию, Арманд усадил женщину на заднее сиденье, обошёл флаер и уселся сам.
В первую очередь, мужчина снова забрал у спутницы бутылку.
Во вторую - для верности назвал адрес.
В третью - положил руку на женскую коленку и медленно стал двигаться выше.
Его намерения были прозрачны как никогда.

***

Как полагается, он пропустил даму вперёд.
Дверь дома тихо закрылась позади.
Одной рукой скользя вниз по бедру, другой Арманд обнял женщину, прижимая к себе спиной.
Вниз. И вверх, комкая юбку.
Ладонь двинулась чуть в сторону, к внутренней стороне точеного бедра.
Выше.
Ещё там, на заднем сиденье, Фрэнсис обнаружил, что его новая подруга носила чулки.
Тонкая ткань, более плотная верхняя полоса... и ещё чуть выше.
Добравшись до нежной горячей кожи, мужчина еле ощутимо сжал пальцы и почувствовал, как Альде замела и... чуть-чуть подалась назад.
Неслышно хмыкнув, он поцеловал её в шею. Неторопливо проложил дорожку сухих поцелуев к выпирающим косточкам плеча, а рука скользнула чуть выше.
Кончики пальцев пробрались под боковой шов ажурного белья.
Альде, протяжно, томно выдохнув, расставила ноги шире.
Отодвинув тонкую ткань в сторону, Фрэнсис нагнул женщину к стене и быстро расстегнул брюки.

***

В девять утра Арманд с мрачным выражением лица стоял в трусах у открытого окна и курил вторую сигарету подряд.
Он проснулся порядка двадцати минут назад от чудовищной головной боли и ощущения, будто в рот ему насыпали тонну песка, в который гадили все возможные домашние зверушки жителей Набу. Вдобавок, - Альде выглядывала, проснувшись минут на пять ещё три часа назад, - дверь ванной была давно закрыта и оттуда доносился звук льющейся воды. И это уже совершенно отвратительно.
"Интересно, что будет, если я выйду полить стену, а?"
Стряхнув пепел с кончика сигареты, левой рукой мужчина лениво приобнял подругу. Выгонять её пока не хотелось. Не то, чтобы она была первой, кто отдавалась ему и в коридоре, и стоя на коленях, и в кровати. Нет, вовсе нет. С женщинами у Фрэнсиса проблем не наблюдалось. Но эта не была навязчивой. Пока.
Она просто налила ему воды, просто нашла там, где он сказал, таблетку, просто... не лезла. Стояла сейчас рядом, в этой своей коротенькой комбинации, которую носила под платьем, заметно помятой ночью, и невесомо касалась плеча, груди, живота, а пробраться ниже не пыталась. В отличие от некоторых слишком активных.
Не боялась. Даже после... Да, это, пожалуй, было важнее всего. Истеричку Арманд легко выставил бы из дома даже голышом.
А сам, вспомнив ночное событие, ощутил лишь отвращение. Заняться расстрелом каких-то шлюх? О, несомненно, это поистине решение всех проблем. Как он раньше этого не понял? Почему не приступил раньше, а переживал из-за не отбитых почек всяких богатеньких ублюдков?
В поток мерзостных мыслей ворвался громкий стук в дверь.
- Да?!
- Если ты изволил проснуться, то будь добр и выйти, - донёсся с той стороны недовольный голос младшей сестры.
- Пять минут!
Сделав последнюю затяжку, мужчина по привычке затушил сигарету об дно пепельницы и оставил окурок там. Отстранил подругу.
- Фрэнцис?
Она произносила его имя так, с лёгким непонятным акцентом.
- Одевайся. Пойдём к завтраку, познакомишься с моей сестрой. Кстати... как твоё полное имя?

***

Поправив не нуждавшийся в том пояс своего простенького, для дома, кремового платья и забранные назад лентой волосы, Эри направилась обратно по коридору к кухне. В отличие от брата, домой женщина вернулась ещё до полуночи. И, в отличие от старшей сестры, выспалась. Зато та ещё в семь утра ушла на работу не позавтракав и не умывшись. По её словам, стоило как-то накопить братцу на новую кровать.
Мирре лет с четырнадцати была не прочь поиронизировать на тему личной жизни Фрэнсиса. Главное - делать это незаметно. Но некое здравое зерно в её шуточках чаще всего имелось.
Но если подумать... Пустое. Лишь бы не пришлось общаться с очередной временной пассией. Эри давно умела разговаривать, ни разу не называя собеседницу по имени, чтобы случайно не запутаться. Прибегать к такому приёму приходилось очень редко, но забывать о нём не стоило.
Эринне обошла вдоль стенки натёкшую из ванной лужу, но заглядывать туда, как и говорил ей генерал-полковник, не стала. Он был, по всему видно, из тех, кто даже в быту просто так ничего не скажет.
- Думаю, ему хватит пяти минут, - зайдя на кухню, негромко предположила женщина.
Она подошла к навесным шкафчикам, открыла один из угловых и достала оттуда банку с травами. Поставила её на стол, рядом с мойкой, и набрала воды, чтобы заварить некое подобие копи. За рецепт "слегка облегчим похмелье брату" благодарить следовало Мирре.
- Твою мать! - донеслось из-за поля зрения голосом Лэнни.
Он как раз спустился и, увидев лужу, открыл дверь ванной.
Пока хозяин хватался то за голову, то за тряпки, а Эринне, поняв уже, что ничего хорошего не случилось, молча ждала, пока закипит вода, из коридора раздался ещё один голос.
- Лэнни. Что, нам идти в твою ванную?
- Франц, там... - начала было какая-то женщина.
- Да-да, в моей ванной труп. Изумительно!
В отглаженном костюме без пиджака, начищенных туфлях, причёсанный, но не умытый, в кухню размашистым шагом зашел Фрэнсис. За ним появилась и женщина, с которой он провёл остаток ночи. Одетая, но платье было кое-где помято. Эринне, повернувшись к брату, немного неловко положила ложечку в мойку, и Арманд, и так хмурый, скривился от головной боли.

XenomorphДата: Суббота, 16.04.2016, 00:23 | Сообщение # 59 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5866
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс


Опасный резидент поселился в доме Арманд, ведь мертвых людей за собой он оставлял. Вот и сейчас утро началось с покойника. Келле уже окоченел и вытаскивать его из ванной никто не собирался. Да, когда в доме проснулись все и приступили к исполнению своих ежедневных начинаний, на пороге появились легионеры, что должны были забрать упакованные вещи пока еще генерал-полковника и доставить их в новый дом главнокомандующего легиона. Конечно, можно было бы отдать приказ и тело тут же бы пропало, но Унц не стал такого приказа отдавать, оставив тело сожителя на попечение владельцев дома.
- Резво девок убиваешь, а на службу опаздываешь, - не было намека на осуждение и вообще - голос был как всегда ровным и от того зловещим; то ли осуждал офицер нового полицейского, то ли нет. В такой безэмоциональности хорошего не было уж точно.
Во время произнесения этих слов генерал-полковник наливал в стакан холодной воды, а после высыпал в него белый порошок, который тут же вспенил содержимое стакана и протянул его Арманду. - Пей до дна. Придешь в себя, - прокомментировал сие действие офицер и выбросил использованный пакетик в урну. Да, что и говорить, но всякое бывало. Бывало и такое, что, вроде бы и празднуешь, а потом поднимают по тревоге, а у солдата голова квадратная и болит так, словно молотом лупят. На этот случай военные и придумали такое средство против похмелья, чтобы привести бойца в порядок в кратчайшие сроки. В порошке были все необходимые элементы, чтобы снять симптоматику алкогольного отравления и действительно помочь организму быстро прийти в себя. Злоупотреблять, конечно, не стоило, но один пакетик гарантировал снятие похмельного синдрома всего за час.
- Теперь, господин полицейский, - после вручения стакана, Унц взял фуражку и надел китель. - Ты отвечаешь сам за себя и помни, что если подведешь, то даже к стенке ставить не станут. Тугой галстук примеришь и будешь кормить стервятников. Служи, Тирс-полицай, - легионеры уже закончили с переноской вещей, а Унц положил на стол электронный пропуск в полицейский департамент, что был получен генерал-полковником от Оливера, заходившему сюда час назад. Старый полицейский хотел самолично передать пропуск своему другу, но генерал-полковник взял на себя эту обязанность. Теперь его путь лежал в Тид и Тирс он покидал навсегда.

TaonДата: Суббота, 16.04.2016, 03:41 | Сообщение # 60 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4039
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


Усевшись за стол, - и получив новый удар боли в лоб и виски, - напротив Унца, Фрэнсис благоразумно оставил без ответа замечание об опозданиях. О том, что ему надо на службу, мужчина не имел понятия - или забыл, - хотя и сам намеревался порадовать новую полицию скопившимися у него материалами. Но сначала стоило как-то прийти в себя.
Эта проблема решилась сама собой.
Арманд залпом выпил всю воду, в которой генерал растворил какой-то порошок, а пустой стакан вручил Альде. Раз уж пока она была здесь, пусть приносит пользу. Даже если она заключается в том, чтобы поставить стакан в мойку.
- Спасибо, - кратко поблагодарил Фрэнсис.
Он запомнил не всё, что было прошлым вечером и особенно ночью. Но знал, что разговорился чрезвычайно, вёл себя, кажется, свободнее некуда, а о той прогулке после клуба нечего и говорить. Словом, Унц располагал детальным портретом его личности, за исключением мелких подробностей. Но неизвестно, каких.
Знание это власть.
Калишский командующий и так мог делать, что ему угодно. В пределах задачи, насколько Арманд запомнил ту простую схему иерархии и полномочий, которую успел составить в голове по оговоркам и ряду нюансов. Насколько получившаяся картина верна - уже другой вопрос.
Быть под чьей-то властью нормально. Но когда секретов почти не остаётся - это очень, очень плохо. Для Фрэнсиса.
По крайней мере, появилась надежда быстрее превратиться обратно в человека. Порошок не убрал последствия сразу, но мужчина давно знал, сколько примерно можно ждать проявлений действия хорошего средства.
- Теперь, господин полицейский, - начал Унц, и Арманд внимательно взглянул на генерала. Похоже, решение о принятии в полицию было принято, и здесь бы тихо порадоваться за себя, но...
Вчерашнее решение как следует отдохнуть не было случайным. Появление генерал-полковника за столиком полицейских - тоже едва ли дело случая. Из двух посылок вытекал закономерный вопрос: а что насчёт некоторых других событий?
Каждого ли потенциального полицейского Унц изучал так пристально, с провокацией?
Или не стоило придавать произошедшему такое значение и списать всё на то, что и начальству нужен отдых?
Утверждать что-либо с уверенностью Фрэнсис не мог.
Зато он мог выслушать и запомнить следующие слова генерала, взять свой пропуск и, встав для приличия, солидно кивнуть на прощание.
Бывают в мире люди, которые в один и тот же день способны даже поиграть в социальный лифт, и сразу - уничтожить. С ними лучше встречаться поменьше.
Едва генерал-полковник удалился, как Арманд взглянул на сестру. Радостной она не выглядела и машинально протирала стол для готовки. Списать отсутствие настроения на неприятную находку в ванной мужчина не согласился.
"Не обратил на тебя внимания, сестрица? У меня есть решение. Думай, что тебе повезло".
А голова болела уже меньше.
Фрэнсис молча поманил Эри и забрал из её рук полную чашку травяного отвара. Поставил ту на стол, повернулся в пол-оборота и взял за руку Альде. Женщина точно чувствовала себя неловко в присутствии генерал-полковника, хоть он и ушел. А ещё сестры Арманда, странного типа по имени Лэнни и, наконец, трупа. Вдобавок, со второго этажа легионеры выносили вещи своего командующего.
- Эринне Арманд. Альдеона Фелиция Ховард. Всё, вы знакомы. Лэнни! Где эти две идиотки Келле?
Оказалось, вчера обе ушли в гости. Плохо тут одно - они вернутся.
Слушать вопли Фрэнсис не собирался. Оставив отвар остывать, чтобы через полчаса его можно было быстро выпить, он увёл подругу наверх, в ванную Лэнни. Они вернулись вниз около сорока минут спустя, мужчина забрал из своей комнаты пиджак и коробочку с инфочипами. Не забыл о том, чтобы выпить травяной копи и проверить, точно ли взял пропуск. И, наконец, вместе с Альде ушел.

***

Если не торопиться, - а с постоянными проверками документов быстро перемещаться по городу было сложно, - от дома, в котором Альде снимала комнаты, до полицейского департамента могло получиться дойти минут за десять-пятнадцать. Есть своя прелесть в маленьких городах: можно спокойно проводить даму. Та, кто не раздражала с утра, этого заслуживала.
А где устроили департамент, Фрэнсис узнал ещё прошлым вечером.
Из окна второго этажа дома, рядом с которым у Арманда и его спутницы только что проверили документы, - второй раз после выхода из дома, - на молодых солдат поглядывали две девушки. Объекты их внимания, к сожалению, были заняты.
- Итак, кому из твоих родителей так нравится Альдераан?
Женщина улыбнулась.
- Обоим. Они с Дракенвелла, но я родилась уже на Альдераане. Там было гораздо больше места, чтобы жить.
Оказалось, дракенвелльское происхождение спасло семью Ховард. Отпуск на родине стал их билетом в жизнь, но они совсем разучились жить в условиях перенаселения. И в конце концов переехали на чарующую Набу.
Поговорив немного о планете, которой больше не было, пара незаметно добралась до дома Альде. Фрэнсис видел, что женщина уже совершенно без напряжения реагировала на него.
"И это весьма, весьма занятно. У тебя склонность к синдрому или интересный опыт, а?"
Он решил зайти на днях.

***

Полицейское управление расположилось в здании, которое не стыдно было бы представить в центре Тида. Монументальность и изящество причудливо соединялись в его линиях. Светлый камень, зеленоватый купол и колоннада: всё находилось в совершенной гармонии и умиротворяло... бы. Кого-то другого.
Полтора десятка широких ступеней вели ко входу, и Фрэнсис поднялся по ним, заметно сбавив темп.
У него в оттопыренном кармане далеко не одна судьба. Даже не десять.
Это - власть.
Даже если большинства тех, кого Арманд принёс с собой в файлах на инфочипах, не осталось в живых.
Это - власть.
У входа он показал ИД-карту и пропуск. Второе перевешивало первое, и мужчина благополучно вошел внутрь.
Прохлада заключила его в объятия, даря облегчение после навалившейся с самого утра духоты.

Форум » Практика ФРПГ » Флешбеки » Фрэнсис Арманд. 12 ПБЯ (начало года)
Страница 4 из 10«123456910»
Поиск: