C Днем Звездных Войн, товарищи! Ура-ура-ура! May the Forth be with you, Гость! Эй, Гость, Battlefront доступен в Origin бесплатно в честь праздника. Только сегодня! Четвертого мая Battlefront доступен бесплатно. С Днем Star Wars! #may #battlefront-free
[ Лента форума · Форумчане · Правила форума ]

Страница 2 из 3«123»
Форум » Калишский Принципат » Кали » Поверхность планеты
Поверхность планеты
XenomorphДата: Понедельник, 12.09.2016, 19:13 | Сообщение # 16 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5865
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Лагерь легиона


С формальностями было покончено и военные, погрузившись на свои места, направились через военный городок к офицерскому общежитию.
За время перелета можно было увидеть, как гармонично и с точки зрения военных, уместно сочетался местный ландшифт и расположение построек. Конечно, в эпоху высокой электроники и сканеров естественные преграды, такие, как лес, не всегда прятали желаемое, но эффективности своей подобное устроение не утрачивало.
Среди густых деревьев то там, то здесь, мелькали постройки и различные комплексы, а по пути искушенному зрителю, такому, как Меррель, попались даже образцы новейшей бронетехники Кали. Мельком, но все же, можно было увидеть ОБТ "Ирбис", возле которого расположился экипаж, явно в расслабленном настрое (отдыхали ребята, это не наказуемо), а так же две ЗСУ "Дайотариана". Обе находились в ангаре и готовились к плановому осмотру. Это было все, что удалось рассмотреть, но не стоило думать, что в этой части, профиль которой - бронетехника, в машинах войны был недостаток. Мандалорцы все смогут увидеть завтра, когда как следуют выспятся и отдохнуть. Кроме того, один из полков завтра выдвигался на учения (молодой, недавно сформированный), так что дети Мандалора, при своем желании, смогут к ним присоединиться.

Через пятнадцать минут, офицерский транспорт завернул прочь от базы, как могло показаться и достиг красивейшего и старейшего строения в три этажа. Оно было выстроено из прочного камня с добавлением изолирующего слоя и металла для прочности (здание действительно было очень прочным) и более походило на виллу, коей и являлось лет триста назад, когда тут жил глава одного из клана с семьей и о военном городке речи никакой не было. Сейчас же вилла использовалась высшими офицерами как квартиры и предлагала все необходимые удобства, лишенные, впрочем, излишеств. Офицеры Кали предпочитали некоторый аскетизм показному комфорту, так что Данау был уверен, что сыны Мандалора найдут во временном доме все то, что удовлетворит их нужды.
Транспорт остановился возле крыльца, перед которым находился фонтан со скульптурой девы посреди. Он уже не функционировал и был, как и здание, обвит плющом. Общая атмосфера походила на книжную более, чем тут можно было представить себе военных, но обманываться не стоило; эта вилла была крепка, как было отмечено ранее, обладала всем необходимым для того, чтобы превратиться в оборонительный рубеж, а разветвленная сеть подземных коммуникаций пронизывала всю огромную территорию части, так что да - здесь правили военные, хотя внешне так и не скажешь.
Первыми машину покинули офицеры легиона, за ними, конечно же, и мандалорцы.
- Западное крыло, второй этаж, - начал генерал-лейтенант Данау с объяснений. - Выбирайте любые квартиры и располагайтесь. Душевые найдете без проблем, а столовая на первом этаже, в главном зале, - тут Данау замолчал, но лишь на время. - Тренажерный зал есть на третьем так и на втором и я уверен, что тут Вы тоже не промахнетесь, - остальные офицеры молчали, как им и было положено, пока не было иного приказа.
- Сейчас здесь только легионеры в качестве почетного охранения, - Данау не оборачиваясь указал на вход, возле которого находилось двое закованных в броню солдат. - Все офицеры при исполнении. Есть еще дроиды-служки, так что если возникнут вопросы - они Вам помогут. Мы, тем временем, должны удалиться, так что у Вас будет время со всем здесь ознакомиться. Итак, есть вопросы? - Данау так и продолжил нарушать протокол, но, кажется, это действительно помогало создать теплую атмосферу. Некоторое время, часов до девяти вечера, воины Мандалора будут предоставлены сами себе и смогут отдохнуть. Затем Данау и прочие офицеры вернутся и можно будет еще больше подогреть атмосферу дружеской беседой за стаканчиком горячительного.

mandalor25Дата: Среда, 14.09.2016, 14:06 | Сообщение # 17 | Online

Группа: Пользователи
Сообщений: 1013
Награды: 60
Ну почти «Л»
Рэн Ордо (Рэймонд Гэллард)

Флаер начал свой полет над расположением дивизии. Мандалорцы с интересом осматривали местность через иллюминаторы. Большая часть объектов размещалась с грамотным применением естественной маскировки, и это очень соответствовало мандалорским представлениям. Сканнеры и сенсоры далеко не всегда являются надежным решением проблемы - средства борьбы с ними столь же известны, как и они сами, в бою для пилота лучший "сканнер" - собственные глаза, и тут маскировка очень кстати. Внезапно Мереель оживился, и предпринял столь активные усилия рассмотреть что-то внизу, что Лардо Фетт не удержался:
- Тирок, вод'ика, иллюминатор не высади, холодно будет!
- Хороша машина! - протянул Мереель, возвращаясь на место.
- Что за машина то хоть?
- "Ирбис", по нашей старой системе - почти тяжелый танк, но сейчас такие машины в армиях великих держав относят к основным боевым танкам, - пояснил Мереель. - Гусеничный, для прорыва через щиты. У нас ничего подобного нет.
- Да ладно тебе, нет. А чем тебе "Кандерос" не угодил? И что это странное название значит? - к иронии Лардо добавилось любопытство.
- "Кандерос" - репульсорный, щиты не пробьет, а скорость у него даже ниже, чем у "Ирбиса", тем и хуже, - Тирок Мереель не скрывал своей озабоченности отставанием в бронетехнике.
- Ирбис - зверь такой. В горах живет. Что-то типа джаггалора, тоже хищник, но поменьше. Хотя очень сильный, опасный и коварный, - Рэн, большой любитель охоты, в зверях разбирался гораздо лучше своих товарищей. Впрочем для большинства мандалорцев, в отличие от имевшего кореллианские корни Рэна, и джаггалор не был чем-то обыденным и хорошо известным.
- А я и джаггалора твоего никогда не видел. Как он хоть выглядит?
- ДерЁвня ты, Тирок, кроме своих танков ничего не знаешь! - Фетт опять поддел друга и захохотал.
- Да можно подумать, ты его видел... не в базе данных голонета! - огрызнулся Мереель.
- Я его не только видел, эта сволочь меня чуть не сожрала, - сообщил Лардо с чувством превосходства.
- И где же ты, Лардо, джаггалора на свой шебс нашел, а? Я вот на Кореллии уж побольше тебя бывал, и то дикого единственный раз в жизни видел. В зоопарке в Коронете, что ли, был? Ну так там, для таких "умных" как ты, на сотне языков стенд стоит - животное опасно, к вольеру не подходить, - Рэну стало любопытно, и он не удержался от вопросов.
- Да вот в зоопарке и нашел. Заказчик изощренный попался, заказал объект живьем взять и засунуть в клетку к этому самому джаггалору. Ну, я его было послал... на Ксиллу слетать, с этим самым джаггалором вместе, но он столько предложил, что даже по моим меркам много. Я, понятное дело, объект взял. И вот ночь, зверье хищное по клеткам своим бесится, днем то твари ленивые дрыхнут, а ночью самая активность у них. Я к этому джаггалору, код защитный взломал, замки разблокировал, только дверь приоткрыл - эта сволочь как ломанется на меня! Я его, тварь тупую, свежатиной накормить хочу, а он, мир'осик, меня порвать хотел! А самая дрянь - застрелить его нельзя, заказ не зачтут. Но я ему - с двух рук в морду оглушающими, оглушение на максимум выставить успел. С такого вуки бы отрубился сразу, а этот - хоть бы что, но, вроде, ориентацию потерял - ревет так, что наверно на Селонии и Дралле слышно было, прыгает туда-сюда, по полу катается. Ну, я ему объект в клетку запихнул, дверь закрыл, дрон-камеру с самоуничтожением запустил, чтоб заказчик насладиться мог, и ходу. Не знаю, что там дальше было, но заказчик отбашлял как надо, видать джаггалор не подвел.
Рэн большую часть рассказа с трудом сдерживался, и когда Лардо закончил, расхохотался.
- Э..., Рэн, ты чего ржешь?? - удивленно спросил Лардо.
- Да ты, друг, небось это только что выдумал, а Рэн тебя расколол, - предположил Мереель.
- Не, Тирок, хуже. Я эту историю... с другой стороны знаю! - и Рэн снова прыснул со смеху.
- Это как? - Фетт не мог понять, что это Рэна так разобрало.
Рэн отсмеялся, и понизив голос, чтобы не слышали калишцы, пояснил:
- Да так, что заказчик твой - моя тетка кореллианская, Миррайн Соло-Гэллард, двоюродная сестра моего родного отца. Ты, понятное дело, с посредником общался. Ну так вот, это сейчас она леди Миррайн, а лет 30 назад была "капитан Мираж", неуловимая контрабандистка, не брезгующая и пиратством. Объект твой ее мужу, крупному политику, досаждал, и она его предупредила, что если он не уймется, она его джаггалору скормит. Этот ди'кут не знал о ее прошлом, и не поверил, а "капитан Мираж" никогда слов на ветер не бросала. - Рэн не сдержался, и снова прыснул со смеху. Теперь смеялись все мандалорцы вместе.
- Да, тесна Галактика, - подвел итог Мереель, когда все закончили смеяться.
Из калишцев эмоциональное общение мандалорцев мог хотя бы частично понять только генерал-лейтенант Данау, но он тщательно старался скрыть свои эмоции, хотя Рэн и чувствовал, что равнодушным генерал не остался. За разговором они достигли цели своего перелета - старинного здания, служившего нынче офицерским общежитием.
- Западное крыло, второй этаж, - начал генерал-лейтенант Данау с объяснений. - Выбирайте любые квартиры и располагайтесь. Душевые найдете без проблем, а столовая на первом этаже, в главном зале. Тренажерный зал есть на третьем так и на втором и я уверен, что тут Вы тоже не промахнетесь. Сейчас здесь только легионеры в качестве почетного охранения, - Данау не оборачиваясь указал на вход, возле которого находилось двое закованных в броню солдат. - Все офицеры при исполнении. Есть еще дроиды-служки, так что если возникнут вопросы - они Вам помогут. Мы, тем временем, должны удалиться, так что у Вас будет время со всем здесь ознакомиться. Итак, есть вопросы? - Данау так и продолжил нарушать протокол, но, кажется, это действительно помогало создать теплую атмосферу.

- Спасибо, генерал-лейтенант, мы все поняли, - за всех ответил Лардо Фетт на правах старшего. - Пошли отдыхать, нер водэ!
Мандалорцы прошли мимо часовых, вошли в здание и поднялись на второй этаж. Они заняли три соседних квартиры. Все необходимое там имелось, и даже больше, чем надо в походе мандалорцу, но они не торопились устроиться на отдых.
- Пошли разомнемся, что ли, - предложил Рэн. Им двигало в данном случае не любопытство - тренажерные залы по всей Галактике имеют много общего, ему действительно хотелось как следует размяться после перелетов и сидения за столом переговоров. Его товарищи почин поддержали, и вскоре они уже были в тренажерном зале. Судя по выставленной на тренажерах нагрузке, легионеры своими физическими кондициями вполне могли соперничать с мандалорцами, хотя генералы, будучи физически сильными даже на фоне своих соотечественников, себе нагрузки прибавили. Размялись они от души.
- Вот, другое дело! А то с этими перелетами весь шебс отсидел! - сказал довольный Лардо. - Сейчас бы тихаара махнуть, и вообще отлично было бы.
- Махнем еще, думаю нас угостить не забудут, а пока - давайте ка, нер водэ, в душ.
- Да ладно тебе, Рэн, можно подумать, марш-бросок сделали, - скептически заметил Мереель.
- Я, честно говоря, не знаю, как у калишцев, но у большинства человеческих культур на встречу с партнерами и тому подобные дела положено приходить помытыми, и мы не будем культивировать мифы о дикости мандалорцев, - ответил Рэн.
Мандалорцы действительно мылись в среднем реже большинства людей, считающих себя цивилизованными. С одной стороны, такова была походная культура кочевого народа, с другой - эта проблема давно была решена технически, поддоспешники не только обеспечивали комфорт в широком диапазоне климатических условий, но и очень эффективно решали проблему потоотделения, и мандалорцы могли долго оставаться в броне без вредных последствий для кожи и организма в целом. В глазах мало что знающих о мандалорцах аруэтиизэ это порождало миф об их нечистоплотности, как одном из признаков общей дикости. Но на самом деле, вопросам личной гигиены и чистоты в жилище мандалорцы, напротив, традиционно уделяли повышенное внимание - это была еще одна из традиций кочевой культуры, призванная предотвратить распространение заразы.
После душа мандалорцы немного отдохнули и снова собрались вместе. Местное время шло к девяти вечера, и можно уже было подумать об ужине.
XenomorphДата: Понедельник, 19.09.2016, 14:20 | Сообщение # 18 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5865
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Лагерь легиона


Люди-калишцы славились своей точностью и к обозначенному ранее времени, высшие офицеры прибыли в расположение своих квартир. Сорок пять минут девятого, если быть точнее, отмерял хронометр, когда генерал-лейтенант Данау оказался возле дверей своих гостей. С ним было еще трое офицеров, один из которых, прибывавших в чине так же генерал-лейтенанта, был приписан к другому легиону, но находился с отпуске и решил, что не упустит момента познакомиться с гостями из другого мира. Он был южанином пятидесяти лет, но часто имел дело с другими культурами и его можно было бы назвать более открытым человеком, так что установить контакт с генерал-лейтенантом Таяси будет не сложно.
Дверь в квартиры мандалорцев была открыла, но Данау, будучи человеком воспитанным, не стал заходить туда без оповещения и сперва постучал по откосу, предупреждая о визите. Сразу после он и его спутник вошли.
- Надеюсь, что Вам по душе расположение в таком месте, - начал Данау, снимая фуражку и протирая лоб платочком. - Так же надеюсь, что тоска не успела стать Вашей спутницей. Позвольте представить Вам генерал-лейтенанта Ито Таяси из Второго легиона, - южанин кивнул в знак приветствия. Мандалорцы могли слышать о нем, ведь этот человек был героем и сражался в одной из самых жутких битв минувшей войны - Битве за Чандрилу. Эта планета стала самым настоящим кладбищем для миллионов солдат. Тяжелые, кровопролитные бои шли повсеместно и хотя Коалиция одержала там несколько побед, в конце концов была вынуждена оставить планету, дабы стабилизировать фронт во время крупномасштабного наступления республиканских войск.

mandalor25Дата: Среда, 21.09.2016, 18:34 | Сообщение # 19 | Online

Группа: Пользователи
Сообщений: 1013
Награды: 60
Ну почти «Л»
Рэн Ордо (Рэймонд Гэллард) Согласовано с ГМ

Вечер в компании генерал-лейтенантов Данау и Таяси начался с чисто профессиональных разговоров. О битве за Чандриллу были наслышаны даже мандалорцы, и первой темой беседы стало именно это событие, ставшее выдающимся примером доблести калишской армии и завершившееся трагически для нее. Генерал Таяси, герой этой битвы, до сих пор тяжело переживал трагедию поражения, и был полон надежды, что придет время, когда калишцы смогут воздать врагу сполна. И мандалорцы вполне разделяли чувства калишцев. Мандалорское иссечение было уже давно, но не было забыто, а еще был Галидраан, на котором полегли суперкоммандос Джастера Мерееля, Норвал-4, ставший могилой Защитников первого набора... В общем, у мандалорцев претензий к иным врагам было не меньше, чем у калишцев. И к концу ужина союзники, уже ощущая себя братьями по оружию, отложив на время обсуждение стратегии и тактики, пили за общие победы Принципата и Мандалора.
Следующий день был посвящен ознакомлению с техникой, вооружением и несением службы Легиона. Мечта генерала Тирока Мерееля сбылась - ему показали все, и даже позволили поуправлять "Ирбисом". Мереель, никогда раньше не управлявший гусеничным танком, тем не менее не только не ударил в грязь шлемом, но и сумел удивить калишцев. Войдя в раж, словно в молодости, когда он давил имперских штурмовиков трофейным "Джаггернаутом", Тирок Мереель закладывал такие маневры на полигоне для отработки преодоления препятствий, что калишские офицеры всерьез опасались, что высокий гость покалечится. Однако Мереель благополучно вернул машину на исходную, и хотя танк внешне представлял собой гигантскую кучу грязи, он был вполне исправен. "Секрет успеха" мандалорского генерала был прост - он не читал наставлений, которые писались как раз для того, чтобы мехвод средней подготовки не угробил танк, и потому руководствовался только своей технической интуицией и боевым опытом, которых у него было более чем достаточно. Выбравшись из машины, восторженный Мереель накинулся на Рэна с требованием немедленно заключить лицензионное соглашение. Но Рэн жестко охладил его пыл словами:
- Если бы я руководил "Верфями Куатта", ты мог бы заказать мне хоть сотню типов боевых машин, и я бы подписался на любой заказ. Но на "Мандал техник" пока что даже фундаменты не везде заложены, и пока не будет новой машины, на разработку которой подписан договор, про новые ОБТ забудь.
Не помогла Мереелю и апелляция к Лардо Фетту - первый генерал вообще не очень понимал, зачем вся эта спешка с танками, и отбрехался от настойчивого друга, что де за вопросы производства отвечает генерал-директор "Мандал вепонс энд техник" Рэн Ордо, и раз он так решил, значит производство ОБТ пока откладывается. Отчасти успокоить разбушевавшегося Мерееля помогли только увещевания Рэна, что если он наберется терпения, и не будет ломать ему график ввода мощностей своими "хотелками", то быстрее получит сразу две машины - гусеничную и репульсорную.
Почин Мерееля, превратившего ознакомление с танком в демонстрацию своих навыков, оказался заразителен. В ходе ознакомления с системой тренировок легионеров, когда дошло до рукопашного боя, Лардо Фетт вызвался "показать, как надо". Калишским легионерам повезло, что Рэн успел напомнить Фетту, что ломать руки и ноги лучше не надо. Двоих сержантов и одного офицера Лардо одолел играючи, но нашелся и ему достойный противник - с командиром разведбата он бился серьезно, и хотя все же в итоге одолел противника, выразил ему уважение. А дальше была стрелковая подготовка, и "за команду Мандалора" выступил Рэн. После стандартного упражнения из LSTG, которую Рэн впервые взял в руки, калишцам уже могло быть немного обидно. Но после того, как Рэн посостязался с все тем же командиром разведбата в стрельбе из пистолетов, им должно было перестать быть обидно. Оба поразили все мишени, не истратив лишнего выстрела, но калишский офицер стрелял навскидку, а Рэн на выхвате, прямо от пояса, и хотя "Кацбальгеры" калишца были более скорострельными, чем "Вестары" Рэна, Рэн поразил все мишени почти на треть быстрее. Это была принципиально разная школа - военный, пусть и с отличной стрелковой подготовкой, против баунтихантера, впервые взявшего в руки боевой бластер в четырехлетнем возрасте. Это не было оскорбление - это была констатация факта. Тем не менее, мандалорцам было предложено на следующий день пройти полноценное соревнование с бойцами, имевшими боевой опыт и прошедшими спецподготовку. Испытание включало марш-бросок с преодолением естественных и искусственных препятствий, с несколькими огневыми рубежами, и штурм здания, обороняемого тренировочными дроидами. И вот тут калишцы не пожалели, что затеяли это соревнование. Но не потому, что они победили - против таких соперников им это было не дано. Потому, что они смогли оценить, кого они получили в союзники. Что касается итогов самого состязания, реальный темп марш-броска был близким, калишцы показали удивительную для немандалорцев выносливость и сноровку. Но мандалорцы много выиграли на огневых рубежах - стреляли они не только метко, но и очень быстро, и ощутимо быстрее провели штурм здания - на реальных зачистках они бывали еще до совершеннолетия, и для элиты баунтихантеров это задание было не из сложных.
Рэн оценил подготовку легионеров достаточно высоко - та троица, что соревновалась с ними, прошла бы испытание суперкоммандос, о чем Рэн и сообщил расстроенному калишскому майору, командиру группы. Правда, что вытянул бы майор при этом на вер'алора в лучшем случае, Рэн дипломатично уточнять не стал. Зато счел нужным ободрить союзников:
- Мы среди своих - лучшие из лучших, если бы вы состязались не с генералами, прошли бы примерно вровень.
И он не льстил союзникам - легионеры действительно были отличными воинами, вполне способными составить конкуренцию мандалорцам - если речь шла не об элите баунтихантеров. К тому же, посоревноваться с каким-нибудь элитным сецподразделением мандалорцам не выпало, а для части куда важнее слаженность и качество работы командиров всех уровней.
И чтобы мандалорцы могли увидеть мощь калишского Легиона, на третий день были проведены маневры силами двух полков - генералы Данау и Таяси провели "сражение" друг с другом. Мандалорские генералы имели возможность наблюдать за ходом учений и с командного пункта, и с флаера над "полем боя", и из боевых порядков, и теперь уже мандалорцы, не скрывая своих впечатлений, признавали превосходство своих союзников и восхищались уровнем обученности Легиона. Сотни единиц самой разной техники, молниеносно разворачивающиеся из походных порядков в боевые и обратно, совершая стремительные броски, имитации атак, прорывов, маневров охвата, действовали словно единый организм, идеально точно, безошибочно и завораживающе красиво. Об этом мандалорцы пока что могли только мечтать, и они могли видеть, насколько были правы, приняв решение обратиться к калишцам с просьбой направить военных советников. Мереель, давно мечтавший увидеть нечто подобное, с одной стороны был счастлив, что его мечта осуществилась, с другой же, в разговоре с Рэном и Лардо откровенно посетовал, что к этому уровню путь будет очень неблизким и непростым.
Вечером после маневров снова был коллективный ужин, в расширенном составе, на котором обе стороны, особенно после некоторого количества горячительного, не скупились на похвалы друг другу, и вновь пили за будущие победы над общими врагами.
Четвертый, завершающий день визита, решено было посвятить командно-штабным учениям. По сути, мандалорским генералам таким образом было показано, как будет проходить начальный этап работы военных советников. А заодно, калишские генералы смогли сразу понять главную проблему мандалорцев. На низовом тактическом уровне мандалорские командиры показали себя даже лучше своих учителей - принятие ситуативных решений, в том числе нестандартных и неожиданных, у мандалорцев было традицией военной подготовки. Проблемы начинались при переходе на уровень полка и выше, особенно в плане взаимодействия артиллерии, бронетехники и пехоты, и по мере роста масштабов сил эти проблемы стремительно усугублялись. Впрочем, калишцы сразу отметили, что схватывают мандалорские генералы быстро, и у них отлично развито интуитивное понимание военного дела. Перспективы будущего сотрудничества вырисовывались все отчетливее. Мандалорцы, в свою очередь, выразили готовность, если калишцы изъявят желание, поделиться своими методами подготовки коммандос.
На этом, насыщенная программа визита в расположение прославленного легиона генерал-лейтенанта Данау была выполнена, и после прощального ужина мандалорцы готовы были отправляться в обратный путь.


-->Штауфгард


Сообщение отредактировал mandalor25 - Среда, 28.09.2016, 11:32
XenomorphДата: Воскресенье, 11.06.2017, 23:25 | Сообщение # 20 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5865
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Северные широты


Когда умирает хан, все племя собирается, дабы проводить своего вождя в последний путь, когда же умирает каган - собирается вся планета. Каган Шиндай стал настоящим символом борьбы в столь нелегкий час для детей Кали. У него хватило сил и решимости взять в руки меч и пойти дальше - покинуть родной мир, оставить все дорогое и любимое, - чтобы показать, что его раса не смирилась с поражением, что она способна на большее. Каган смог создать империю внутри империи, прекратил распри и не допустил голода и эпидемий. Он повел калишцев войной против ненавистных хаков и добился отмщения. Этот лидер не обещал, он просто делал и его состояние, его угасание стало самой настоящей трагедией для всего народа.

Там, где кончались леса и начинались бесконечные равнины, усеянные случайными крежами, где трава по-прежнему была зеленой, а пастбища полны животных, там, где температура воздуха редко поднималась выше двадцати пяти градусов, сейчас можно было наблюдать схождение всех калишских кланов, кто мог успеть попрощаться со своим лидером. Тысячи кланов, больших и малых, сотни тысяч коренных калишцев, двигались к одному единственному месту - к стоянке клана Шиндай, где сейчас и находился Каган. Его шатер не выделялся среди прочих роскошью и размерами. Только цветом. Он был абсолютно белым.
Прибывшие раньше других уже расположились лагерями вокруг стоянки Кагана так, что подобраться к шатру не представлялось возможным не только из-за палатинской стражи, неусыпно следящей за обстановкой, а даже от плотности построек, возведенных кочевниками. Это место легко было увидеть издали; тысячи костров зажигались кланами, чтобы отогнать злых духов ночи от прославленного военачальника, чтобы боги его заметили и беспрепятственно забрали к себе. Шиндай отказался от медицинской помощи, так как понимал, что часы его были сочтены. Отказался он и лежать под наблюдением знахарок. В его шатре было не так много вещей, а по середине стоял большой и массивный деревянный стул, на котором и восседал вождь, потерявший уже способность ходить. В его шатре горел небольшой костер, в который врачеватели и травники подкидывали травы, выделяющие пары, заставляющие бодрствовать. Каган ждал смерти и хотел встретить трезвой головой, а не в бреду.

TaonДата: Понедельник, 12.06.2017, 11:35 | Сообщение # 21 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4038
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд. Констанс Арманд-Региа

--> Орбита Рун
Северные широты

- Сколько ещё? - резким движением утопив кнопку связи, спросил Фрэнсис.
Водитель из службы безопасности промедлил ровно столько, сколько надо, чтобы уточнить время, расстояние и скорость.
- Пятьдесят одна минута, - ответил голос, капельку более живой, чем у дроида.
- Спасибо.
Бегло взглянув на жену, Сезар уставился в окно, как и она. Летевшие на стекло прозрачные кляксы ветер размазывал в тонкие линии. Среди потемневшего песка на самой кромке мутного от туч водяного зеркала лежала светлая полоса, изгибавшаяся как клинок Лиг.
Машина заложила поворот, какой не дался бы многим танцорам на льду, и устремилась вглубь континента.
- Скоро приедем, - повернув голову, заговорил Фрэнсис как бы со скуки, между делом. - Не надумала извиниться?
Констанс отложила скомканное кружево перчатки, вся вскинулась, подобралась. Удивлённый вид удался очень натурально.
- Я была во дворце и не выставила твоего трандошанского консультанта вон. Что ещё тебе требуется?
- Как хочешь.
Включив вентиляцию на максимум, он закурил.
Молчали снова, до самой посадки. Как и пока летели из космопорта вдоль леса и над ним, к морю и над оскаленным камнями побережьем.
Молчали и выходя. Первыми - четвёрка палатинов. Чета Арманд - следом.
Фрэнсис шагнул в траву, примяв ногой стебельки с бурыми щетками колосьев в полпальца. Подал жене руку и придержал другой за талию, не дав наступить на странное существо, какой-то плод связи улитки с раздутым червяком. Калишцы брали плату кровью за кровь, но не обижали даже муравья. Брали от природы то, в чем нуждались, берегли её и благодарили.
- Не забывайте смотреть под ноги, моя Сезария, - вполголоса елейно процедил Фрэнсис на ухо.
Когда он выпрямился и посмотрел вперёд, вся проснувшаяся на миг шутливость исчезла.
В последний путь кагана Кали провожали три моря. Первое - зелёное. Второе - небесное, затянутое комковатой периной облаков. Их белизна и тусклая синева смешивались и расслаивались, отдавали светло-серым. Как скисшее молоко банты. Посередине пелену разрывало ясно-синее, сияющее, лившее на третье море - шатры, палатки, стоявшие поодаль флаеры, - чистый свет.
Словно калишские боги существовали, жили, скорбели и ждали.
Чёрные, серые, светлые с цветными полосами машины. Острые купола шатров в цветах кланов. Костры, треск поленьев, разговоры вполголоса.
Округлые женские маски. Узкие, хищные мужские. Блеск лезвий. Поношенные и новые плащи. Негромкие напевы. Узкие проходы, где и боком протиснуться сложно. Неровный чёрный круг - патриархи людских кланов со старшими сыновьями или младшими братьями - позади всех.
Ни жалоб, ни стенаний. Всё так, как велел обычай. В таком же порядке, как происходило столетиями.
Тёмно-алые плащи палатинов чёрточкой пущенной под водой крови проникли в лагерь прощания. Фрэнсис шел за ними как в пустоте. Крался боком между шатрами, чьи колышки - о них постоянно бились ножны клинка - норовили больно ткнуть неосторожному в икру. На полянках, где жгли костры, брал Констанс под руку. Снова отпускал. А пока тело совершало нехитрые движения, мысли потерянно бродили в комках, клубах, хлопьях невиданного тумана.
Калишцы прощались с уходящими тихо, молчаливо скорбно. И с надеждой.
Точно как джедаи.
Что ждало память о мёртвых в этом мире, их след и наследие? Как потомки однажды назовут Шиндая и его самого - великими или слепыми?
Можно трудиться, бороться, планировать, но будущего ни за что не узнаешь. Выход - верить и продолжать.
А что там? Что за порогом смерти? Сила или всё-таки боги? Покой, мука, простое небытие?
Фрэнсис желал Шиндаю покоя. Примерив смерть на самого себя, вспомнил о боге по имени Неварсет, о совершенном и запланированном, привычно не нашел в себе сожаления. Нарисовал в красках угрюмый образ неумолимого жнеца и, не ощутив ничего, невесело усмехнулся уголком сжатых в линию губ.
Шатёр Шиндая белел ближе и ближе, и тем медленнее был шаг: так много соплеменников хотели увидеть вождя в последний раз, прежде чем он встретится с Предками. Солнце сдвинулось и глядело прямо в небесный разлом, палило непокрытые головы. Сезар утёр лоб, остановившись у слабо колыхавшегося полога и шагнул внутрь.
Подрагивавшие пальцы спазматически стиснули его руку, вконец сминая рукав рубашки. Фрэнсис, сам с пасмурным видом, твёрдо посмотрел золотисто-жёлтые глаза в прорезях маски своими в красных линиях сосудов. Почти не спал даже пока летел с другой планеты.
- Славный век, каган.
Констанс промолчала. Быстро наклонила голову, сухо сглотнув, и моргая будто в оба глаза попали соринки. Она была бледной, губы дрожали, но лицо не шло пятнами и не кривилось. Глаза - взгляд вскинула сразу - оставались сухими.
Сезар, за несколько секунд не дождавшись её слова, сам не нашел ни одного больше.
Он опустился перед Шиндаем на колени, в примятую траву. Сезария, приподняв запылившиеся снизу юбки, сделала то же.
Клинок Лиг по имени Гром Шилал утонул самым острием в тонком живом ковре. Рукоять согревалась от обхвативших её ладоней.
Легко, невесомо вился, стелясь под толстые ножки стула, прозрачный пар с ароматом цветов из калишского равнинного пояса. На бесформенных крыльях некая часть сознания взлетала вверх, сквозь плотный белый купол. К облакам, солнцу и неведомым краям, где героев ждали их суровые божества.
"Прощай, каган".

XenomorphДата: Понедельник, 12.06.2017, 21:35 | Сообщение # 22 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5865
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Северные широты


Каган Кали больше не мог передвигаться самостоятельно, да и дышал с большим трудом, так что ожидать скорого ответа не приходилось. Сердце калишского воина билось чаще, а тело ощущало холодное прикосновение смерти. Оставаться в сознании и ощущать свою беспомощность... Такое не каждый выдержит, но Шиндай не собирался сдаваться и не собирался давать слабину. Он ждал неизбежного, того самого момента и был уже весьма плох, когда в палатку вошли Император с супругой.
- Ты не веришь в богов, Император, - тяжело давалось каждое слово, сопровождаемое выдохом, для которого требовалось приложить все оставшиеся усилия. - Ты скорее поверишь в нечто безличностное, что выбирает случайным образом и управляет судьбами, ведь иначе галактика ошибалась на протяжении всей своей истории. Это не имеет значения здесь и сейчас. - очередная пауза и на этот раз Шиндаю стало еще тяжелее справится с невидимым и беспощадным убийцей. - Шилал вернется домой, Император, но он не бился с тобой бок-о-бок, он не знает тебя так, как знаю я. Тебе придется научиться уживаться с сыном бога, - Шиндай, наверное, мог бы больше рассказать, если бы это не было столь мучительно. Потому каган ограничился лишь этими отрывками, но добавил и кое-что важное, что должно было знать Императору.
- Твой отец здесь, - когтистые пальцы едва заметно пошевелились, указывая в сторону выхода. Больше каган не мог говорить да и не хотел. Костер неожиданно погас, а серые струйки дыма устремились в небо. Военачальник Кали издал свой последний вздох через пятнадцать минут после ухода Императора и его супруги.

TaonДата: Вторник, 13.06.2017, 11:13 | Сообщение # 23 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4038
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд. Констанс Арманд-Региа
Северные широты

"Так. Не верю", - согласился Фрэнсис.
Бросив быстрый взгляд исподлобья, он опустил глаза. Тяжело было смотреть на умирающего Шиндая: сразу вспоминалось прошлое. Могучий великан, грозный воин, вдохновитель солдат, умелый политик, опытный и мудрый стратег. Это - каган, настоящий лидер калишского народа, главный военачальник Принципата.
Оказалось, он видел ещё больше, чем показывал. То, чего никто не мог заметить. И всё-таки Сезар, преуспев в искусстве демонстрировать подданным желаемое, а врагам - превосходно сотканную ложь, где-то промахнулся.
Где?
Как мог Шиндай узнать невысказанную мысль? В какой момент глаза, лицевые мышцы выдали фальшь, неверие?
По спине бежал сковывавший мускулы озноб. Фрэнсис торопливо отмахнулся от нелепого допущения: а если кагану что-то открылось в эти минуты?
Нет. Они жили в мире, где человек с аномальным составом крови и долгой дрессировкой мог устроить другому инсульт силой воли. Необъяснимо духовное оставалось на страницах книг и кадрах голофильмов. Только случайно избранные необъяснимой, не поддающейся изучению энергией - и слишком часто среди них попадались недостойные таких возможностей дегенераты, - могли уловить потаённые течения и скрытые замыслы.
"Я не знаю, во что имеет смысл верить, но всё равно лезу копать эту метафизику. Вы счастливее. Вы, ваш народ".
Фрэнсис отвечал мысленно, не смея открыть рта прежде, чем Шиндай сказал бы всё, что хотел. Дыхание звучало отчетливее с каждым словом, будто отрезанным от других: тяжелое, хриплое, медленное.
И каган заговорил о Шилале, посвятив ему последние слова. Почти последние. Что отец здесь, больше поразило Констанс. Она отрывисто охнула, вздрогнув всем телом.
Взгляд Сезара остановился на имени меча. Сквозь гравировку смеялась эта по-скотски странная Сила. "Не ждал, философ? Разберись-ка!".
Отмахнулся и от этой глупости. Поднял взгляд и ответил твёрдо, не кривя душой, сам цепенея от вида вмиг затухшего костра:
- Будет как должно. Я дождусь Шилала, а о тебе будут рассказывать моим сыновьям и их потомкам.
Легко опираясь на меч, Фрэнсис встал. Подал руку жене. Они обернулись к собравшимся снаружи только выйдя.
Ни одного свободного уголка. Никаких голосов. Над коленопреклонёнными фигурами, заполнившими многие сотни шагов во все стороны света, вился сизый дымок затушенных огней. Среди плащей и масок виднелись кители: людям дали пробраться ближе.
Патриархи Ваймер и Пелла оказались ближе всех. Но эти тридцать-сорок шагов пришлось бы делать по плечам. Фрэнсис, вложив меч в ножны, остался на месте. Лицом к миру, от которого чувствовал себя отделённым. У калишцев и принятых ими людей один общий порыв, одна вера и надежда. Одно знание об этом мире и той тайной воле; об ожидающем каждого за гранью. У Сезара - только этот мир и история.
- Фрэнсис, - шепнула жена, сжав его локоть. - Выносят меч.
- Да, славный век... - пробормотал невпопад, поворачиваясь. И снова на колени.
Память - уже память! - Шиндая стоила и этого, и много большего.
Его оголённый клинок Лиг принял из рук палатина кто-то с метками клана на маске.
Гулял ветер, пекло солнце. От попавшего в нос дымка хотелось чихнуть.
В этот момент, когда каждый - или только Фрэнсис? - своим существом парил в невесомости, свыкаясь с тем, что за личность ушла по дороге к богам, вновь навестило старое чувство. То притяжение, сначала не понятое, потом забытое. Вернувшееся дважды: на Миркре, на Рун. Снова ненужное.
Он долго, годами думал о том, как жили калишцы, что их принципы и правила могли дать государству. И оставлял на "когда-нибудь" вопрос, почему.
Потому, что их мир был понятным. Потому, что их боги и прославленные предки не были безразличны. Только один отличался.
У остального мира, особенно у адептов - по крайней мере, не тех, кто джедаи, - это совсем иначе.
У них только рок, игра, нечто неведомое и жестокое. То, что пытались переломить и не могли.
Только Неварсет.
Это имя билось под кожей пульсом на висках, пока само не умолкло. Пока Констанс вновь не тронула за руку.
- Что с тобой? Встань, пора расходиться. Встань же.
Фрэнсис послушался и с удивлением понял, как задеревенел.
Обратно к машине они пошли вместе. Каждая травинка, мелкий цветок, мохристый контур облака казались открытием.
- Много открытий для одного дня, да? Особенно Шилал.
- Звучит как счастливый конец трагической легенды, однако канцлер обладал трезвым умом, - рассудительно, размеренно говорила Сезария. Словно не у неё до сих пор в глазах стояли слёзы.
Он не ответил: увидел отца.
- Хочешь, познакомлю с другим открытием?
Констанс проследила за взглядом, задумалась.
- Я хотела сразу лететь... нет, пойду с тобой.
Вместе, дав палатинам свободное время, они пошли навстречу Эрику Ваймеру. Как всегда, вместе.
Сезария смотрела под ноги, вверх, на развязавшуюся ленточку перчатки. Сезар - вперёд, холодно и тяжко.

XenomorphДата: Вторник, 13.06.2017, 17:53 | Сообщение # 24 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5865
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Северные широты


Никто не кричал, не передавал весть о том, что дух вождя отправился к предкам. Калишцы и люди встречали сие событие молча и лишь между собой переговаривались на различные темы, касающиеся дома. Кто будет следующим? Что будет с кали и сможет ли следующий канцлер поддержать инициативы и проекты ушедшего в мир иной? Подобные речи гуляли и среди патриархов кланов, но Эрик Ваймер не участвовал в диспутах. Он ждал встречи со своим сыном, потому что знал, что Император будет здесь. Он просто не мог не появиться.
Как начать разговор? Мыслей не было вовсе даже тогда, когда Ваймер-старший увидел своего сына. Поприветствовать как отец? Нет, потому что эти два человека были разлучены десятилетиями и не имели возможности знать друг-друга. Приветствовать как и подобает в таком случае? Тоже не подходило, но слова нашлись сами собой, когда мужчины достаточно сблизились.
- Мы многое упустили в своей жизни, сын, - голос не таил ноток нежности, но и не был сух и груб. Ваймер-старший имел право так обращаться к тому, кому дал жизнь, пускай и видел его в первый раз в жизни. - По воле провидения мы были разлучены и по его же воле мы встретились. Скорбим об утрате великого вождя вместе с Короной, - столько краткой и была приветственная речь. Не стоило говорить слишком многого, но последние слова были обращены и к Констанс, с которой пожилой мужчина поздоровался легким наклоном головы.

TaonДата: Вторник, 13.06.2017, 21:11 | Сообщение # 25 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4038
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд. Констанс Арманд-Региа
Северные широты

Круглая пушинка с обломанной иглой семечка в центре порхнула перед носом и унеслась в потоке воздуха: рослый, мощный калишец махнул рукой, подзывая седоватого южанина с лоснящимися линиями морщин.
"Патриарх Саито", - вспомнил Фрэнсис.
Внимание, нежданно направившее всё себя на мир просто потому, что он был прекрасен - так и видели калишцы свою родину, - попыталось взлететь снова. Сезар приколотил его к земле слегка обозначенными кивками.
Сюда и туда, сюда и туда. Лица узнавать просто, чего о масках не сказать. И из каких знакомых разговоров состоял приглушенный рокот.
Кто следующий канцлер? Что дальше?
Он думал о том же и на Рун, и в пути сюда. Расклад, кандидатуры с досье на них и родню, прогнозы деятельности в случае избрания, анализ обстановки в Сенате занимали его ежедневно. Подходили пятеро, идеальным был только Шиндай.
"Так кого мне поддержать, чтобы здесь его не подняли на мечи, а на Барабе или Колле не разделали на обед для семейства?" - вновь, ехидно и устало, спросил себя Фрэнсис, удержал жену - зацепилась краем подола за колышек палатки, - молчаливо поприветствовал легата Десятого легиона, и подошел к патриарху Ваймер... отцу.
Констанс, улыбнувшись нейтрально и не разжимая губ, ответила плавным кивком. Левой рукой она до сих пор приподнимала подол - скрывала испачканные травой колени.
Мать тоже умела делать хорошую мину. Когда отец... то есть, её муж приходил с работы, не всегда закатывала глаза, отрываясь от журнала мод или книги. Всегда по-новому отшучивалась, слыша в адрес сына фразу "твоя порода!". Отстирывая следы других женщин, беспокоилась о счетах и расходах жидкого порошка. Подолгу рыдая - кошмарно, с подвываниями под дверью спальни, - наутро никогда не смотрелась жалко.
В ранней юности мечтая стать королевой Набу, она всё, что выучила, пыталась применить в жизни. Получилась домашняя королева-неврастеничка. Тайная, но легче от того не было никому.
Арманд, её муж, чем взрослее становились дети, тем сильнее погружался в работу. Позже - и в обучение молодёжи. Женского пола. В детстве Фрэнсис любил сидеть с родителями. Отец приходил вечером, когда давно горел неживой свет, и начинал застольную беседу. Как пожилые дамы, забыв о всех неприятностях со здоровьем, скандалили в аптеке на первом этаже больницы; что давали в столовой; какой байкой поделился за обедом друг-полицейский; как чудили больные после голодовки в интенсивной терапии, какими глупостями вплоть до суеверий сыпали пациенты на приёме накануне операции.
Когда Эри, самой младшей, исполнилось восемнадцать, от тех разговоров осталась одна память.
Арманду-старшему понадобилось больше двадцати лет, чтобы заботы о детях отступили и появилось время понять, как его надула без памяти влюблённая, так скоро согласившаяся пойти замуж, подруга. Доктор не слишком-то любил думать в свободное от работы время. Зато нечаянно научил поступать наоборот.
Что дал бы Эрик Ваймер, Фрэнсис не мог судить по досье. Не хотел и осуждать за полвека тайны. За шесть лет до звёздного часа Палпатина на Кали творился ад.
- Многое, отец, - не виляя, подтвердил он. Следом вяло кивнул, принимая слова сочувствия, выдал что-то рафинированно-банальное. Сам же сразу и поморщился, как всегда недовольный этими словесными поклонами, необходимыми среди приличных людей.
- Хотел сказать... без такого канцлера я бы не так решительно поплёвывал на некоторых. Всё было бы не так. И он знал не меньше, чем я. Даже...
Сезар остановил руку на полпути к карману с портсигаром и повёл ей в воздухе, сверлящим взглядом с тусклым интересом утомлённого человека глядя в глаза Эрика.
- Как много вещей встаёт по местам, если знать правду. Рад этой встрече.
Он не улыбался, но и не цедил слова.
- Прогуляться и поговорить не откажетесь? Мои вопросы прямо на поверхности.

XenomorphДата: Среда, 14.06.2017, 14:23 | Сообщение # 26 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5865
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Северные широты


- Хотел сказать... без такого канцлера я бы не так решительно поплёвывал на некоторых. Всё было бы не так. И он знал не меньше, чем я. Даже... - Эрик был согласен со словами сына. Без такого вождя все было бы не так. Кто знает, что стало бы с планетой, к которой так привязаны разные, но нашедшие единство народы. Теперь, когда каган умер, оставалось надеяться и гадать, что будет дальше. Шиндай пришел в тяжелое время и показал, на что способен. Сейчас же Кали была спокойна. Принципат уверенно шел к своим вершинам и новому лидеру придется искать пути, чтобы заслужить доверие своего народа. Неспокойный Бараб снова заливался собственной кровью и не отравит ли его яд нового кагана? Сможет ли он быстро и решительно успокоить королевство, раздираемое противоречиями? Только время покажет.
На предложение прогуляться Ваймер-старший молча кивнул и мужчины неспешно направились в сторону от шатра.
- Я не стану говорить, используя клише из романов и голокартин. Мы - одна кровь, но только сейчас имеем возможность познакомиться, - начал Эрик, - Но несмотря на все это, несмотря на то, что судьба разделила нас и не давала встречи, скажу, что мне тяжело было гадать, как растет мой сын. Эти годы были тяжелыми, но теперь я вижу, что с чем бы ты ни столкнулся, это закалило тебя, возвело на вершины и я, честно сказать, никогда бы не подумал, что дитя, родившееся где-то там, вдалеке от дома и от чужой женщины, станет поводом для гордости. - повисла пауза. Пришлось обойти еще один шатер одного из кланов. Метров двадцать вперед и стало чуть свободнее. - С одним братом ты наверняка был знаком и говорить о нем нечего; второй блестяще начал, но потом пошел по тюрьмам и сейчас томится на Амбрии, а тот, кто вырос на Набу... даже слов нет... Стал правителем и соавтором одного из самых мощных и крупных государств. Кому сказать - дешевый сюжет мелких режиссеров, если только это не правда, - Ваймер-старший действительно порой задавался вопросами и не мог найти ответов. Так же иногда сложно было поверить в происходящее, но разбираться с тем, что было, не имело смысла. Был только голый факт: его сын - Император.

TaonДата: Среда, 14.06.2017, 15:34 | Сообщение # 27 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4038
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд. Констанс Арманд-Региа
Северные широты

Где-то в вышине, должно быть, снова очнулся и взбунтовался против солнечного дня ветер: так быстро он погнал облака, так скоро собрал в небесный хребет пухлые подушки сизых туч. Патриарх... отец говорил не так уж долго и только закончил, а солнце успело спрятаться за размытыми синяками.
Холодало. Заволновалась трава, из мелких колосков на сапоги сыпались тёмные как жухлая листва чешуйки.
Краем глаза Фрэнсис видел, как смотрела на него жена. С благоговейной гордостью, с неловкой радостью.
Он решил на это не отвечать. Отпустив её ладонь, сунул руки в карманы форменных штанов. В левом лежал комлинк, в правом - холодный гравированный металл с сигаретами внутри и зажигалка.
Вспомнилось море. В то предвечернее время накануне отлёта Сезар долго бродил по берегу. В мокром, вылизанном, спрессованном штормовыми волнами песке следы со струпьями надломленных кусочков по краям казались расковырянными ранами.
Калишские моря беспокойнее рунийских. Ветра и течения приходили всегда неожиданно, образом нелогичным и загадочным. В середине тропического лета к воде временами невозможно было прикоснуться, такой она оказывалась ледяной. Не хуже горного ручья.
Недурно бы очутиться там. Фрэнсис давно не видел одного места с истинно калишским характером. Они летели бы долго. Вышли из машины пройтись по такому же заглаженному песку, Констанс сняла бы туфли и ходила будто бы невесомо, не оставляя следов. Параллельно тянулась бы цепь отпечатков птичьих лап с ладонь Сезара величиной.
После - снова внутрь или пешком по навесному мосту, вечно мокрому и холодному. И по мосткам вокруг полуразрушенного корпуса рухнувшего в море ещё до Войны клонов корабля. В самом целом помещении люди устроили ресторанчик, другие стали обзорными комнатами.
На пластиковых столах, символически разделённых плетёными перегородками, там лежали чистенькие кружевные салфетки, придавленные салфетницами и подставками с приправами. Стены украшали чертежи старого, сотни лет известного, оружия, рисунки мечей, стрелявших пулями винтовок. Подавали рыбу, морских гадов с овощами, горячие пресные булочки с маслом и уксусом, невероятный каф и алкоголь. А волны бесконечно и яростно били в борт с низким, гулким, тоскливым "бууумм!", заливали иллюминаторы, разбиваясь об обшивку фонтаном перед новым натиском.
Слабо, задумчиво улыбнувшись, Фрэнсис в который раз передумал курить. Не рядом с калишцами. Как всегда.
- Думал сейчас о морях и характерах, - не лукавя объяснил он своё молчание. - Сложная вещь, но на Кали я улавливаю связь. Знаете... понятия не имею, какой бы из меня вышел кастовый легионер, однако властью, кажется, я обязан противоречию.
Перерыв на то, чтобы боком пробраться между крайних шатров, дал достаточно времени, чтобы подобрать верный оборот.
- "Да свершится справедливость и да погибнет мир", - процитировал с выражением калишскую максиму. - Всегда это знал и к этому пытался идти, хотя ни разу не слышал от матери слово "Кали". Интересно...
Бросив проницательный взгляд исподлобья, тут же продолжил:
- Уважаю и люблю справедливость и историческую правду. Мир, в котором они могут жить, наконец. А мир адептов, сенаторов, имперских лизоблюдов их не любит и слишком громко орёт обратное. Я же просто постарался сделать с ним то же, что делал в полиции Набу.
Выражение лица стало жестким. Взгляд совсем заледенел, как в древности - воды Грендаджу.
- Хотя быть самым решительным полицейским - это путь в Ликан, не на трон. Само собой, всё сложнее, чем я сказал. А вы, отец? - Фрэнсис вмиг оживился, блеснул глазами, проследил за взлетевшим из высокой травы орлом. В лапах болталась увесистая на вид тушка мышиного цвета. - Я недолго воевал непосредственно, признаюсь и не приписываю себе героизма. Только сейчас начинаю снова. По-настоящему.
Он заметил, как посмотрела на него, на Эрика и обратно, потом - в сторону Констанс. Снова подав ей руку, ощутил, как сильно ногти ткнули в кожу сквозь рукав. Недовольна, беспокоилась.
"И где проблема теперь? А-а, наверное, знаю".
- Да, и Амбрия. Что натворил брат?

XenomorphДата: Среда, 14.06.2017, 21:30 | Сообщение # 28 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5865
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Северные широты


История Эрика-старшего - это история бесконечных падений и сложных подъемов. Рассказывать можно было бы долго, да и на книгу бы вполне хватило, но сейчас времени было мало и отец старался отвечать кратко, но содержательно.
- Герой не тот, кто спит с винтовкой и убивает множество врагов во имя каких бы то ни было идеалов. Герой - человек или экзот, который знает, когда следует остановиться, когда нужно держать оружие в кобуре и умеет сострадать. Знаешь, кого я вижу большими героями?Таких людей, которые несмотря ни на что, несмотря на нарастающее безумие, когда за разумом прячется черная сила, отказываются рушить и без того растрескавшийся мир. На днях я дочитал книгу, биографию, посвященную одному республиканскому солдату, что служил на Чандриле и во время одного наступления его подразделение перебили всего за один час. Он остался на поле боя, попав в списки погибших. Среди трупов он искал раненых и помогал всем, кого находил. Легионеры, клоны - для него не было разницы. За три ночи он вытащил из лап смерти более ста человек, а в ходе следующего наступления был убит. Его с почестями похоронили наши солдаты. Я думаю, что пример твоего героизма иного рода, такой же, как и у того паренька. Война окончилась и сменилась новой. Когда весь этот мир грозил развалиться, ты нашел в себе силы врачевателя и предотвратил, быть может, более страшную катастрофу. Каждое действие, каждое событие имеет свой смысл и хвала богам, что тебе не известен иной исход, что ты не знаешь, сколько бы миллионов погибло, если бы не твой венец, - закончил отец свой монолог, пытаясь приободрить сына и дать ему пищу для размышлений на счет того, как сложилась его собственная судьба. Может, стань Франц героем войны из коллаборационистов Набу, то закончил бы свой путь на мертвых полях Геонозиса вместе с Западным Набуанским Легионом, или же ранее - сложил бы голову под Тидом, как и весь Восьмой легион. Сила ли, боги ли, но Франц выжил и принял на свои плечи чудовищную ответственность под названием Принципат, в котором собрались миры и культуры порой конфликтные и сложные. Да, сколько жизней было загублено одним пером будущего Императора, что подписывал указы, но сколько их могло быть, не сделай оно этого? Фрэнсис Арманд выступил тем самым скальпелем хирурга, дабы устранить распространение инфекции под названием хаос.
- Меня помотало по свету, сын, - усмехнувшись отвечал Эрик. - Дома я проводил совсем мало времени. Смешно, но когда я дал себе слово всегда быть с семьей, меня позвала война. Конфедераты и Республика утопили всю галактику в крови и мы пошли за своим лидером. Я потерял там всех своих друзей и закончил стрелять, как мне казалось, когда этот придурок с желтыми глазами выступил с речью в Сенате. Оказалось, что старый хрыч обманул всех нас, но Империя не могла жить мирно. Одна война сменилось другой и меня кидала с одной планеты на другую, пока я не попал на рудники. Один раз я прилетал на Набу и подошел к дому твоей матери, но войти не решился. Я увидел, что у тебя есть семья и что ты живешь в достатке, так что я оставил конверт с кредитными чипами и ушел. На рудниках разбогател и только недавно смог вернуться домой. Честно сказать, я устал от бесконечной войны и скитаний и мечтаю сложить свои кости в родной земле. Вот и вся моя история, - подытожил Эрик-старший свою краткую биографию.
- Мы потеряли след твоего брата в конце войны, когда Коалиция взяла, а затем оставила Антарес. Семья надеялась, что он ушел вместе с армией, особенно ,когда Ишима сбросил ядерную бомбу на планету и стер несколько крупных городов с лица планеты. Мы только недавно узнали, что на Антаресе Эрика привлекли к подневольному труду на рудниках, а затем он освободился и попытался вернуться домой, но время было неспокойным и ему не поверили. Решили, что он бандит или бродяга, хотели посадить здесь, но Младший убил полицейских и загремел на каторгу. Снова... Там он убил сокамерника и одного охранника, так что сейчас сидит в камере смертников и ждет своего часа, - печально складывалась судьба мужчин из клана Ваймер. Не только Карл и Эрик выделялись своей черной меткой, но и до них были прецеденты. Взять хотя бы Эрика-старшего.

TaonДата: Среда, 14.06.2017, 23:40 | Сообщение # 29 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4038
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд. Констанс Арманд-Региа
Северные широты

Слушая размышления и историю Эрика Ваймера, он размеренно, будто наступая на окруженного, растерявшего всю волю, сбившегося в груду мяса врага, шагал вперёд, к ярко зеленевшему кустарнику. Сколько-то секунд мог вдумчиво вглядываться в отцовское лицо, то ли выискивая общее, то ли думая совсем об ином. Следом - нахмуриться, сжать челюсти так, что проступали желваки. И сразу же улыбнуться с тем самым выражением, с каким решал расставить очередному неприятелю смертельную ловушку. И кивнуть, и улыбнуться только глазами, уже спокойно и радушно.
У живой гряды из-под ног вспорхнула птичка. Приглядевшись, Фрэнсис обошел маленькое гнездо под разлапистыми листьями. По спине хлопнули прорезанные природой почти до черенка веера соседнего куста, мелкими цветками достававшего до плеча.
Носком сапога, шагнув дальше и внимательно посмотрев под ноги, он подцепил корявый осколок снаряда. Постоял секунду и пошел дальше. Там в траве тускло краснел кусок старой кладки. На разрушенном фундаменте, пересыпанном землёй, буйствовала жизнь. Из алой трубочки цветка торчал полосатый зад жука, сквозь трещины прорвались пучки травы, на гнилом зубе западной стены - она одна ещё стояла, - громоздилось похожее на огромную миску гнездо.
"А вот, что мне не залечить. Н-да".
Констанс тронула его ладонь, обхватила обеими руками, бросив печься о платье. Нарочно опередив на полшага, заглянула в глаза. Резко мотнув головой, Сезар всё же погладил её пальцы и задумался ещё крепче.
Разнесённый вдребезги дом, как и граница стоянки клана, осталась за спинами. У лохматых зарослей по колено отец свой рассказ окончил.
Над похожими на бычье сердце листьями, росшими как по спирали, покачивались цветы тёмно-алые, по краям лепестков тёмные как свернувшаяся кровь. Над торчавшими вверх сердцевинами жужжали до нелепости мелкие пчелы.
"Не тронь меня", - будто говорили друг другу эти растения, не соприкасавшиеся листьями.
С ироничной, но бледной усмешкой Фрэнсис указал на них.
- Жизнь. Да, жизнь я и пытаюсь беречь, глядя с идейно-государственной орбиты. А если посмотреть на вот эту красоту как на префектуры... смотрится она так. Но знаешь... - он сделал усилие, чтобы обратиться на "ты". - Я просто не мог дать миру, который, если его улучшить, стал бы моей мечтой, сгинуть или влезть в вечные долги перед корускантскими выродками известного культа.
К последней фразе тон сменился. Со спокойного, почти умиротворённого, к неумолимо твёрдому, с ритмом четкой солдатской поступи.
- И многих для этого отдал, правда теоретически жалею только об одном дне. Об этом...
Фрэнсис хмыкнул, взглянув на жену.
- Не при дамах.
- Я многое видела и могу принять, - нежно, с еле уловимым нажимом, возразила она.
- Поверь, не это.
- Если так, верю.
Листья-сердца, безразличные к человеческим разговорам, покачивались на ветру. У мемориала Унца они тоже росли. Легион "Бык" бесконечно исторгал застывавшие цветами кровавые брызги.
- У меня две сестры. Было три. Племянники. Не хочу гадать, что за жизнь вышла бы на Кали, но жаль, я не знал остальных. Тебя, - неторопливо, с трудом выговорил Фрэнсис, непривычный к откровениям. Сглотнул, сдвинул брови. - Мать удачно вышла замуж, и так оставалось до тех пор, пока мы не выросли. А кредиты... я понимаю, кажется. Она их сохранила. Я потратил. В первый год гражданской войны. Рун в то время, конечно, не Кали после... жуков с джедаями. И не Миркр, куда меня, подозреваю, брат и отправил.
Констанс вздрогнула, он почувствовал всем боком. Взволнованно заговорила:
- Но ты не оставишь его на Амбрии после этого?
- Того, кто на Амбрии, не оставлю. А старший, дорогая, командовал Восьмым.
Она замолкла, округлив глаза и приоткрыв рот. Как самая обычная женщина, а не та, кого не мог пронять никакой случай при дворе. Кроме нежных чувств других дам.

XenomorphДата: Четверг, 15.06.2017, 00:09 | Сообщение # 30 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5865
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Северные широты


Север. Так говорили южане, подчеркивая территориальную принадлежность к другой диаспоре людей, людей рослых, светлых и сильных. На севере было холодно для обитателей тропиков, но только если речь шла не о Кали. Север этой планеты нельзя было сравнивать, например, с тем, каким он был на многих других мирах похожего типа, а потому и зимы здесь были редко снежными. Многие помнили пятнадцатый год и его "подарки"; здесь шли чудовищные бои за каждый клочок земли, а природа не помогала никому, посылая бесконечные ледяные ливни, превращающие почву в непроходимую кашу. Маршем двигаться по образовавшейся топи было невыносимо сложно и это изматывало солдат, а когда начинался артиллерийский обстрел, то земля и вовсе превращалась в болото, кишащее заразными москитами, клещами и прочими представителями микромира. Республиканцы здесь умирали и от неожиданных инфекций так же, как и легионеры, словно сама природа протестовала против войны и злилась, стараясь своей иммунной реакцией избавиться от ненавистных жуков-людей, терзающих ее плоть.
Эрик Ваймер знал, кому принадлежали гнилые зубы-остатки стен некогда красивейшего дома. Эти люди погибли. Вся семья погибла, пытаясь укрыться в глубоких подвалах, когда началась очередная бомбежка. Там, в ста метрах к северу, виднелась небольшая рощица. Она находилась на возвышении, а у ее склона находится пруд, в котором до сих пор переживали зимовку красивейшие белоснежные птицы с длинными шеями. Они учили плавать своих детенышей, а когда те подрастали и уже уверенно могли летать, то все семейство перебиралось на берега моря. Там тоже жила семья, но сейчас осталась лишь груда заросших камней и кирпичей, возле которой до сих пор молчаливым призраком стоял сгоревший танк легиона. Та семья выжила и вскоре собиралась вернуться на родные земли, благо, что средствами располагали, так что родовое гнездо будет восстановлено. Здесь были поля и проще было видеть следы минувших битв, а вот на юге, где бесконечными полотном раскинулись непроходимые тропические леса, раны планеты были скрыты. Там, за тысячи миль отсюда, бои шли не менее жестокие и кровопролитные.
- У тебя есть племянница, - задумчиво произнес отец, но он уверенно перешел на "ты". - Она сейчас здесь, на Кали, вместе со своей семьей. Она похожа и на тебя и на твоего старшего брата. Я лишь надеюсь, что ее сердце не станет таким же черным, как у него. - если говорить о клане Ваймер, то со стороны создавалось впечатление, что семейные узы - страшное переплетение узлов, которые не совсем понятно, как распутывать. Но если подумать в спокойном ключе, то все становилось на свои места; шла война и людей, десятки тысяч людей, раскидало по разным сторонам, как брызги вскипевшего свинца от удара.
- У тебя много родни... - Ваймер-старший не стал перечислять всех и лишь ограничился столь коротким обрывком. Об этом можно будет поговорить более подробно, но позже. За чашечкой кафа или, скажем, за бутылочкой крепленного.
- Так что венец Императора и властителя Кали находится на правильной голове. Сила или боги выбрали тебя.

Форум » Калишский Принципат » Кали » Поверхность планеты
Страница 2 из 3«123»
Поиск: