Лето - это маленькая жизнь... Мир! Труд! Спать! Гость, голову не припекает? МЧС России предупреждает: на Лиге ожидается шторм #лето #SwL2018
[ Новые сообщения · Форумчане · Правила форума ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Архив - только для чтения
Форум » Архив ФРПГ » Гиндин » Дворец префекта
Дворец префекта
TaonДата: Вторник, 19.08.2014, 22:00 | Сообщение # 1 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»


Источник изображения - DeviantArt, автор - alexanderlindner


В расположенном на полпути между Йрактосом и Ригрисом дворце заседают мунусы и консулы префектуры Гиндин, принимаются важнейшие решения. Дворец служит и резиденцией префекта.
TaonДата: Воскресенье, 19.03.2017, 01:14 | Сообщение # 2 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар

--> Йрактос

Громоздкие ярусы дворца, объединявшие под светлыми сводами залы собраний и суда префектуры, анфилады комнат, муравейник гостевых апартаментов, рассчитанных на всех консулов, мунусов, судей, высокопоставленных офицеров и самых именитых жителей Гиндина, чьё состояние исчислялось в миллионах кредитов, вместе с семьями и необходимой каждому прислугой, устроились, вольготно развалившись, на покорённых скалах. Высокая красноватого камня башня затупленным клинком кичливо устремлялась вверх, много выше, чем смогла дотянуться соседка-черепаха, но и сама не сумела сравняться с низкими горами.
"Вполне удачная иллюстрация устройства общества", - заметила Сиал, опираясь на услужливо поданную руку слуги.
Директор прибыла с допустимым опозданием. Просторная посадочная зона у башни более чем наполовину заполнилась машинами, а по дорожке из чёрного мрамора неторопливо шли недавно прибывшие гости. Словно паломничество к неполноценной копии Императора.
Эта мысль, втайне развеселив, секундой позже подтолкнула к раздумьям.
Рядом с каждым властителем витала тень сумасбродства. Соблазняла высокомерием и самоуверенностью, искушала вседозволенностью, шептала о неуязвимости, подталкивала к рубежу, за которым начиналось царство опрометчивых мыслей.
"Ты можешь взять больше", - уверяла тень.
"Своей команде ты можешь доверять безраздельно; забудь, ты не можешь верить никому", - противоречила она сама себе.
"Мы и без того сделали много, теперь нас не одолеет никто и никогда", - напевала она.
История знала множество одержимых идеей собственного могущества самонадеянных глупцов. Одних сжигала изнутри тьма, застилая взор багровым туманом. Другие гнались за тотальным влиянием в Сенате и на просторах Республики.
Первых уничтожали родственные души или вечные противники. Те, с республиканского поводка. Канцлеры, сенаторы, магнаты сходили со страниц новейшей истории благодаря более тонким манипуляциям.
А тех, кто решил ловить удачу в мутной воде последней войны, она и поглотила.
Им не хватало власти. Влияния. Преклонения. Богатств. Силы.
Жажда и тень высосали их досуха и швырнули под ноги зрячим. Непобедимые повержены, сравнявшиеся с древними богами растоптаны, осколки финансовых империй разошлись по ловким рукам.
Тень успевала многим уделить губительное внимание. Если не могла покорить обладателя верховной власти - бралась за окружение.
Богатые, родовитые, гордые.
Вышедшие из низов, ловкие, умные, и снова гордые.
Чей-то разум самоуверенно, не предусмотрительно распахнут, вульгарно демонстрируя большую часть содержимого. Чей-то, напротив, захлопнут и холоден, только негромкое эхо может донестись изнутри до чуткого слуха.
Сила и спесь, рациональность и вихри эмоций, любопытство и тоска, спокойствие и пузырящееся нетерпение. Сколько контрастов. И всё это в обёртке из светских церемоний, в подарочной упаковке, склеенной из масок.
Леди Меар любила бывать в обществе чужих теней, фальши и внезапной искренности. Один персонаж получался колоритнее другого, если знать, что он чувствовал и как мыслил на самом деле.
Человеческий хаос был комичен у социального дна и пронзительно живописен на вершине. Оставаясь при том тем же самым беспорядком.
Умбара, безжалостная с приёмными детьми, среди всех семей и кланов выбирала сильнейших. Самых коварных, безжалостных, не сдающихся. Льющих кровь, яд и ложь ради того, чтобы однажды сделать это с чужаками. Ради неё, Умбары. Ради тех, кто только мечтал присоединиться к высшим.
Для этого нужна большая смелость. Каждый мог мечтать о приличном счете, большом доме и почете, но допустить, будто стал достоин войти в число Рутэй способен один из множества. Это люди, маленькие смешные люди поголовно считали, что с юных лет хотя бы относительно разбирались в политике.
Умбарцы знали своё место. Стремились его изменить, но знали.
"У вашей расы, господин префект, это впереди", - пообещала Сиал, входя в распахнутые двумя рабами-силачами старомодные двери бального зала, где правили тщеславие, гордость, хитрость и милый сердцу Рутэй тщательный расчет.
Чёрные плиты, белые узоры. Картины, светильники с хрустальными подвесками, драпировки гобеленовой ткани на стенах. Гул голосов, блеск украшений, ожидание торжественной речи императорского представителя. Он сам, статный, поджарый, лысеющий. Чинно, без единой вольности, беседующий с полноватой блондинкой посреди зала. Чёрный жемчуг дамы хорошо подходил к циферблату дорогого хронометра на руке префекта, а полукруглая линия соединённых в цепь символов языка Сципио могла бы украсить лицо с ямочками на щеках. Будь Талайт Натта рождена не чужачкой, никогда не видевшей ледяную родину гросс-адмирала.
Этим вечером в фигуру со множеством граней соединилось не одно "будь".
Леди Меар, родись она человеком, могла бы ощутить, как повлажнели пальцы и как в тревоге сжималось что-то внутри, ожидая удобного момента. Или как малая тяжесть датапада в сумочке росла и росла.
К счастью, подобная слабость была не знакома Рутэй.
TaonДата: Понедельник, 20.03.2017, 12:55 | Сообщение # 3 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар

По ту сторону пирамиды бокалов - в светло-янтарной жидкости плавали крошечные пузырьки - Сиал заметила составлявшего компанию стене министериал-диригента. Тот факт, что в число гостей вошла близкая к главе полиции персона, не удивлял. В этом было нечто поэтичное.
"Отважный и могучий страж порядка и охотник на мысли. Мы составляем прекрасную, но несуществующую команду".
Полицейский томился ожиданием. Молодой, хорошенький - слишком хорошенький - сынок банкира, из-за Неймодианской Торговой Гильдии переживавшего тяжелые времена, разглядывал дочерей хозяйки маленького ювелирного королевства. Дама с острейшим взглядом - именитый адвокат с Дракенвелла - зевнула за ажурным веером. Талайт Натта, скучая, дула ярко накрашенные губы, делая свой большой рот ещё вульгарнее на вид. Верхняя половина её лица, с этими ясными невинными глазами, ещё сильнее казалась отнятой у другого человека.
Высшее общество в тоске и печали слушало речь префекта. Полузаметно, невзначай переглядываясь, распивая восхитительное игристое вино, оценивая и отмечая, гости ожидали окончания короткой официальной части.
Природа не одарила префекта талантом к риторике. Это не мешало ему отлично выполнять все функции, но можно было и прибегнуть к услугам мастеров слова.
Подобную возможность он игнорировал упорно и последовательно, отчего каждое выступление, в котором не требовалось приводить одни лишь факты, становилось похоже на плод трудов генератора банальных фраз.
Этим вечером генератор постарался сочинить опус "Мой юбилей и день, когда правительство суверенного Гиндина решило поддержать Коалицию". След живого человеческого мышления госпожа Меар заметила только единожды, когда префект заговорил о новых программах поддержки как молодых, так и уже известных дарований. Особенно близких к технической сфере: расширение верфей требовало новых перспективных кадров.
Выйдя из потухшего вскоре круга света, императорский наместник преобразился, больше не напоминая говорящую статую. С лица, мгновенно растрескавшись, осыпалась маска, движения стали лёгкими, утонченно резковатыми. В два счета продравшись сквозь плотную группу льстецов, "ценителей открытости", и чрезмерно почтительных гостей - по-настоящему знавшие префекта особы держались в стороне - он подошел к Сиал и своей пассии.
- Прекрасная речь, господин префект, - проворковала, держась на грани приличия, Натта.
Он поморщился, словно вдруг увидел надоедливую букашку, лишил пирамиду ещё одного бокала и небрежно бросил:
- Оставьте этот фарс, Талайт. Всегда ненавидел эту болтовню и всегда буду ненавидеть.
- Предпочитаете постоянство гибкости? - невинно поинтересовалась Меар.
Под начальные такты мелодии префект опустошил бокал, отдал его официанту и прохладно улыбнулся.
- Леди, гибкость это красивый синоним проституции. Мы продаём привычки за чужое расположение, продаём идеи за спокойствие, продаём целые системы за иллюзию стабильности. Как моя фамилия всегда боролась за Гиндин, его влияние и науку, так борюсь и я. И попутно ненавижу риторику.
"Вы умолчали о том, как широко можно трактовать слово "борьба". От тихого ожидания и тайного приближения подходящего момента до долбёжки стены лбом. Но второе не о вас и не об этой префектуре".
- Умное постоянство нельзя не назвать высокой добродетелью, - перефразировала Сиал свои мысли, сначала уделив внимание вину двумя крошечными глотками. - Равно как и здоровую амбициозность, сочетающуюся с конструктивной деятельностью.
Направленные твёрдой волей невидимые, неощутимые тонкие щупальца с зазубренными наконечниками стремительным змеиным броском, просачивающимся куда угодно туманом устремились сквозь череп в мозг Талайт Натты на слове "постоянство".
Охотнику на мысли нужна хорошая сеть.
Префект кивнул, быстро теряя интерес к беседе в философском ключе с политическими намёками. Упавшее знамя подхватила любовница, занимая разговором госпожу Меар и позволив покровителю ретироваться к консулу.
- Ваше появление неожиданно.
- Отчего же? - заинтересовалась Сиал, глубже погружаясь в мысли, медленно и осторожно подбираясь к зоне контроля поведения.
- Я собираюсь выпустить книгу. Это мой первый серьёзный труд, поэтому последние недели очень... волнительные.
Умбарка, слегка склонив голову влево, с натужно-робкой улыбкой отвела взгляд, словно стараясь подавить нежеланное воспоминание.
- Понимаю. Любой творец испытывает схожие чувства.
- Нет-нет. Критиков, хотя они не литературные, я вижу каждый день, - весело возразила Талайт.
- Полагаете, ваша работа коренным образом противоречит государственной идеологии и пропагандирует абсолютно неприемлемые идеи?
- Границы неприемлемости бывают плохо видны.
Беззаботный взгляд Натты не изменился ни на мгновение. В Силе она светилась мягким любопытством, неяркой настороженностью.
Всего лишь игрушка, решившая реализовать таланты, пока есть шанс и кредиты? Невольный агент влияния или шпион? Леди Меар пока не решалась судить. Даже плохо умеющий лгать мог обмануть случайно, утопив настоящие мысли в сиюминутной увлеченности.
Она покачала головой.
- Разве вы осмелились бы не дорожить дружбой с префектом Гиндина?
Натта хитро подмигнула ей.
- Ни в коем случае. И всё-таки я боюсь, что вот-вот вы откажете мне в публикации.
- К сожалению, я не ознакомилась с этой книгой. Но, если меня не подводит память, один из моих помощников утверждал, что вы не смыслите в астрофизике и астронавигации.
В ответ раздался негромкий радостный смех. Сиал мягко улыбнулась на это.
- Я сказала нечто абсурдное?
- Что вы, что вы! Нет. Просто я так и знала, что где-то проколюсь. Но чтобы везде...
- Не стоит переживаний. За должное наполнение читатель прощает недостатки формы. Возможно, простила бы и я, если бы понимала, как вы смогли связать астрофизику с предположительно крамольными положениями гуманитарного толка.
С каждым словом, каждым мигом госпожа Меар всё плотнее опутывала чужой разум, пока твёрдо и уверенно не взялась за невидимые рычажки.
TaonДата: Понедельник, 20.03.2017, 21:54 | Сообщение # 4 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар

Много лет назад, когда Сиал только мечтала о возвращении на родину, вслед за манерами подручных учителя в параде абсурда шествовали бои на световых мечах.
Ей пришлось этому научиться. Но и теперь эти пляски вызывали только недоумение. Противостояние на дистанции шага, с видимым оружием в руках - что могло быть грубее и смешнее? Леди Меар снисходила до подобного только несколько раз за всю жизнь.
До жестоких манипуляций с разумом - чаще. Однако сегодня вновь было не их время.
Не нужно ни большого ума, ни особого умения, чтобы заставить расово близкое существо открыть сейф, здесь и сейчас выдать секрет, перерезать горло близкому. Достаточно подавить, нажать, держать крепко. Отключить инстинкт и заглушить тёплые чувства. И быть готовой получить выполнившего приказ безумца или беспамятного. Куклу, которой место среди мусора.
Чтобы ни жертва, ни окружение не заподозрили вмешательства, стоило пожертвовать временем и силами. Играть внимательно, нежно, искусно. Изучить образ мыслей и, крепко держа волю, не искажать её совершенно.
Тёмная сила потянулась, выпустила когти.
"Выпотроши эту голову, тебе придётся по нраву", - могла бы сказать она. И без слов говорила нечто сродни.
Бдительность и осторожность Меар гнали назойливого просителя прочь от трона.
Ласково, легко касаясь, направляя на нужный путь, она не обрывала нить беседы, не отвлекалась чрезмерно на музыкантов, на танцующих и беседующих и не позволяла отвлечься Талайт.
- Вероятно, я могла бы оказать вам некоторую поддержку, - задумчиво заключила Сиал, выслушав рассказ о тяготах создания идеи и достойной фабулы. - Из уважения к господину префекту и собственного любопытства. Я не ожидала, что ваш воображаемый мир на самом деле увлекает вас.
- Как это может быть? - изумилась Натта, приоткрыв рот. - В голонете много творческих людей, и они не пишут ради кредитов.
Рутэй досадливо вздохнула.
- Конечно, так и есть. Но господа с дающим сбой производством сюжетов встречались мне в негативной практике чаще истинно увлеченных. Погоня за славой, пусть скандальной, и состоянием делает их слепыми и глухими к миру и голосу времени.
- И вы думали, я такая же?
Сиал, скованно улыбнувшись, потупила взгляд. Через секунду плавно подняла, но уже изучающий и хитрый.
- Больше нет. Так вы познакомите меня?
- С кем?
- С книгой, - улыбнувшись с малой долей снисходительности, пояснила Меар. - Как я могу помочь увидеть свет тому, кто мне неизвестен?
Голубые глаза утратили безмятежно-непонимающее выражение. В них вспыхнул жизнелюбивый огонёк уверенности, радостного желания посвятить в свой замысел. Он преобразил не самое красивое лицо, углубил ямочки на щеках и не отразился в глазах светло-серых, прозрачно-серых, в приглушенном свете казавшихся ещё более нечеловеческими.
- О... о, да, обязательно.
Талайт рассказывала, Сиал исследовала воспоминания. Так ли, как говорила Натта, рождалось её творение, или она умолчала о чем-то.
Поездка на Трандошу, кровь на песке арены, тошнота. Шум и суматоха торговых рядов, роскошный ресторан, мягкая постель в гостиничных апартаментах. Клеймёные рабы. Водовороты мыслей чудесными прохладными ночами, сонная истома и изнеможение душными днями. Исчерканные листы. Посмеивающийся над внезапным увлечением префект.
Возвращение на Гиндин и разговоры с домашней рабыней. Поддержка от знакомой, ещё одним побочным результатом удовлетворения похоти на стороне.
"Если твой тебе не поможет, обращайся. Мой муж уже не знает, куда деть кредиты", - весело вещала та.
Скорби рабской жизни, горечь и подлость. Побег и шанс начать всё сначала в неизвестном мире. И его гибель в древней войне.
Лучше Трандоши к рассуждениям о скоротечности жизни, бренности бытия и вечных ценностях впечатлительных могла побудить только Колла. Жестокие правила, возможность лично узнать, как выглядит мир глазами раба или еды: чем не источник вдохновения?
Всё это не удивляло Сиал. Насторожило её только одно. Богатая знакомая Талайт.
Это было одно из тех предчувствий, которые поскрёбывают у сердца, пронзают кожу тончайшей и короткой иглой изо льда. Не открывают своей сути сразу, поспешно растворяясь в крови. Только когда нечто произойдёт, они добираются с кровью к мозгу, омывая его издевательским пониманием.
Леди Меар не выносила эти неполноценные, дефектные подсказки.
"Что с вами не так, госпожа Алиура? Ей по душе ваш муж и вы желаете мести? Или я вам не угодна?"
- ... о таких проблемах нельзя молчать. Скажите, разве есть рабы на Умбаре?
Сиал приблизила свой бокал к бокалу Натты. Тонкое осарианское стекло тихо, коротко зазвенело.
- Вы не знаете Умбару, - громким шепотом произнесла Рутэй, игрой тона превращая слова в незримые тяжелые камни. - Не знаете, какие силы и судьбы сталкиваются там, но можете найти подобие и здесь. Только выйдите на улицу и посмотрите на дворец.
Отравившие волю щупальца сдавили её крепко. Не до боли, не до бессмысленного выражения лица.
Всего лишь не оставили желания выбирать, свели варианты ответа к единственному.
- Это хорошая идея. Здесь слишком шумно, не находите?
TaonДата: Вторник, 21.03.2017, 13:24 | Сообщение # 5 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар

- Замечательная экскурсия, благодарю вас.
Вспыхнул свет. Леди Меар крепко зажмурилась, отворачиваясь от люстры.
- Что с вами?
Остановив Талайт жестом, Сиал медленно открыла глаза. Фиолетовые и серебристые узоры сплетались на белой мебели, украшали карнизы и шторы, спускались по стенам к деревянному полу, пронизывали слабо колыхавшийся флёр тонкой занавеси вокруг огромной кровати.
Как много белого. Как много чести для ублюдочной дочки, для милой игрушки. Неважно, что вторую хромосому ей некогда дал гросс-адмирал. Гены не важны. Существенно одно: это всего лишь личная постельная кукла префекта.
Ядовитое, колючее раздражение рвалось наружу. Сиал будто наяву увидела, как развернулась, как дала бы пощечину.
Почувствовала, как ожгло бы руку. Какое напряжение сковывало бы намертво сцепившиеся на шее пальцы. Как изодранная память стала бы её собственностью. Выбросить болтовню и постельную возню, оставить то, что имело отношение к крамольному делу.
Закрыв глаза, она впитывала бы чужие знания, не беспокоясь, не вызовет ли кровоизлияния в мозг.
Головокружение, опьянение.
Меар громко вздохнула, натужно глотая воздух. Повела плечами, будто замёрзла.
- Всё в порядке. Чувствительное зрение.
- Свет можно отрегулировать.
- Нет, необязательно.
Талайт, дорогая марионетка, сделала, как и предлагала.
"Как славно. Даже сейчас вами управляют невинные капризы. Тем легче мне: поверьте, вы не поймёте, что произошло".
Медленно Сиал осмотрелась, загоняя в темницу самую чёрную сторону своей натуры, и всё же не глядя вверх.
- Значит, здесь вы творите? - с интересом спросила она, ближе подойдя к столу, на котором из-за папок и вееров торопливо исписанных листов не было свободного места. Открытый чемоданчик с косметикой громоздился прямо на них.
- Обычно да, хотя на природе ещё лучше.
- В этом у меня нет сомнений, - ответила Меар, представив леса и луга Гиндина.
На её родине следовало сторониться даже цветов. Умбара беспощадна к беспечным, как и её белокожие приёмные дети.
На Гиндине туманы были полупрозрачны, солнце светило ярко, в природе не правили бал чернота, серость и пронзительный багрянец. Зелень и многоцветье мешались с синевой морей и белизной снега.
Беспечная красота не напоминала о реальном устройстве мира. Она отвлекала и ослепляла. Привыкший к ней организм мог, как яд, принимать её дозами, но не жить среди неё.
Неудивительно, что подобные Талайт люди стремились создать утопию в воображении и терзались её невозможностью.
Милые маленькие люди.
- Какой архитектор придумал этот дворец? - мягко, задумчиво спросила Сиал.
Натта захлопала глазами.
- Его построили ещё до Войны клонов. Не знаю.
- И это правильный ответ. Мы не узнаем имени потому, что, скорее всего, останки господина архитектора остались здесь. Хатты готовы пойти на невообразимые меры ради своей безопасности.
- Здесь заседало правительство, - продолжала марионетка сыпать короткими фразами, аккуратно к этому побуждаемая.
- Не вполне человеческое и не вполне местное, не правда ли? Теперь в этой красной башне живёте вы. Над вами - горы, ниже располагаются гости, начиная с ранга консула. Ещё ниже лежит земля. Подумайте, что стало бы с обществом и цивилизацией, будь все вознесены до уровня башни или гор?
Леди Меар приблизилась, бесшумно ступая. Вгляделась в глаза.
- Подумайте, - тихо повторила она. - И не повторяйте творческих ошибок. Но... мне по-прежнему хочется взглянуть на изначальный вариант. У вас найдётся экземпляр?
- Их всего три, - потерянно сказала Талайт. - Один у ваших помощников, второй у префекта, третий у моей приятельницы, хотя можно скопировать с терминала. У вас есть, куда?
Дело чуть-чуть упростилось.
- Разумеется.
Синхронизировав датапад с разблокированным Наттой терминалом, Сиал получила ненужный материал и незаметно, одной командой отправила в терминал шпионскую программу, созданную для поиска и скрытого копирования данных.
Она выполнила работу меньше, чем за минуту и покинула сегмент дворцовой сети.
Меньше минуты Рутэй пришлось имитировать интерес к электронным страницам.
- Вы выглядите расстроенной, - сочувственно сказала она, оторвавшись. - Прошу, не стоит отчаиваться. Все истинно мыслящие существа мечтают изменить мир. Но идеальный может быть доступен только идеальным. Ни вы, ни я, ни кто-либо другой в этой галактике не таковы.
На экране датапада вспыхнуло сообщение.
"Распознан файл. Дополнительная метка..."
Сиал не успела дочитать. Ускользнувшая сначала деталь попалась только теперь.
Не замеченная из-за яркого света камера смотрела сверху маленьким чёрным глазом.
TaonДата: Вторник, 21.03.2017, 20:58 | Сообщение # 6 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар

Крошечными, едва смочить рот, глотками - вино. Долгими - эмоции.
Зависть, обжигающую горло. Превосходство, болезненным рывком возносящее в небо, но не дающее крылья. Плюющуюся углями и ядом ревность. Покалывающее любопытство. Приятно охлаждающую рассудок и кожу расчетливость. Тягучее, тяжелое удовлетворение и распускающееся плотоядными цветами разочарование. Отчаянную надежду, удушающую жадность.
Сталкивающиеся течения в океане гордыни.
Эфирные потоки, свежие, горячие и затхлые, овевали Сиал, возвращая ей силы сполна.
Ей не было интересно то хорошее, то светлое, что возможно найти в душах многих. Даже если они из высшего света, если им прислуживают десятки слуг и рабов, если власть простирается далеко и приносит всё больше влияния и кредитов. Или... меньше.
Маленькие червоточинки, чёрные пятна, страшная бездна. Источник сил - там.
Человеческие чувства подобны умбарским цветам с отравленными колючками. Наивные и слабые только любуются ими и не подходят близко. Иные стремятся в самую глубь багрового луга.
Колючки глубоко оцарапают кожу, яд смешается с кровью. Она устремится вверх, всё выше, пока не достигнет сердца. Привыкшего сердца.
Ему не страшны даже живущие в зарослях змеи.
Рядом с людьми легко черпать энергию. В этом, невзирая на отвратительный хаос, их большая польза. Не нужно яростных припадков, не нужно делать глупости. Достаточно найти, где живёт тёмная тень.
Гиндин - планета редкостно милая. Миллиарды живых существ обрели здесь дом, но Сила текла по-прежнему свободно, гармонично, ласково. Не то, что нужно.
На Умбаре всё вокруг испытывало на прочность, приучая к самой важной мысли: опасность приходит откуда угодно.
И всё вокруг могло убить того, кто неспособен спокойно жить, зная эту истину.
"Слава человеческой расе", - смеялась госпожа Меар.
Она рассматривала картины, дарила своё внимание тем, кто этого желал. Особенно тем, кто управлял префектурой. Мунусы и хозяева компаний, консулы и судьи. Министериал-диригент.
Закончилось выступление танцовщиц, грациозных, как слабо закрученной спиралью вьющийся над чашкой пар, лёгких, как дымка утреннего тумана. Сиал не пожалела беззвучных аплодисментов - кончиками пальцев о запястье державшей бокал руки.
Прижатая локтем к боку сумочка едва не выскользнула. От сердца вверх порхнуло надоедливое недовольство: разбитый датапад поистине стал бы отменным завершением вечера.
Чем лучше себя чувствовала Рутэй, тем сильнее разгоралось нетерпение.
У тёмной смеси чувств и побуждений изысканный вкус. Неясные предчувствия, неопределённость, угроза разоблачения медленно, по капле, добавляли тленной горечи.
Сиал поставила бокал, к которому едва притронулась, на поднос.
Проклятый файл - письмо, расцененное программой как подозрительное, - был с меткой-сигналом.
Сработала ли она при копировании? Специалисты Особого отделения утверждали, что программа умела разрешать нестандартные задачи. Это был инструмент для малой сферы применения. Специфический и настроенный на такое, над чем простой "ледоруб" долго ломал бы голову.
И камера. Вещь, наличие которой сложно ожидать в личных покоях.
"Откуда здесь камера? Это выглядит весьма предосудительно", - уколола госпожа Меар живую куклу, постепенно, понемногу ослабляя давление, по крупице освобождая волю и способность свободно говорить.
"Чтобы господин префект не беспокоился, гостят ли у меня мужчины", - нашлась Талайт.
Но Сиал не могла забыть одно предположение.
Если отмеченное письмо - маленькая ловушка для того, кто пришел бы по деликатному делу о недопустимых идеях, для агента тайной полиции, мог ли терминал быть связан с камерой?
Что, если кто-то где-то знал о другой стороне трудов Рутэй?
Кто? Где? Для чего?
Она вдохнула ярость кого-то изящно и жестоко оскорблённого.
"Уверяю клятвенно, я отыщу вас".

--> Йрактос
Форум » Архив ФРПГ » Гиндин » Дворец префекта
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: