C Днем Звездных Войн, товарищи! Ура-ура-ура! May the Forth be with you, Гость! Эй, Гость, Battlefront доступен в Origin бесплатно в честь праздника. Только сегодня! Четвертого мая Battlefront доступен бесплатно. С Днем Star Wars! #may #battlefront-free
[ Лента форума · Форумчане · Правила форума ]

Страница 1 из 11
Форум » Калишский Принципат » Корабль "Эрменерих" » Мостик
Мостик
TaonДата: Понедельник, 16.11.2015, 00:53 | Сообщение # 1 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»

Источник изображения - DeviantArt, автор - KevsanLevsan


Командный пункт и главный нервный центр корабля. Именно отсюда, из столицы корабельного царства адмирала Шитцу, и осуществляется командование и управление линкором.

TaonДата: Пятница, 18.12.2015, 20:35 | Сообщение # 2 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд. Констанс Арманд-Региа. НПС-Персоналия Дона Сагот-Шитцу

Здесь каждый на своём месте. Тот, кто должен прямо сейчас выполнять свою работу, не отвлечется даже на явление Императора с супругой. Нельзя. Им не доставит удовольствия пренебрежение долгом, хоть бы и мелкое.
- Их Императорские Величества на мостике! - рявкает кто-то, стоит только появиться правителям в сопровождении Берты с младшими сыновьями правящей четы на руках. Обер-фрументарий, дроиды и офицеры появятся немного позже, а пока Фрэнсис и Констанс неторопливо двигаются вперёд, к широким иллюминаторам, где виднеется статная фигура адмирала Шитцу.
Он идёт навстречу чеканным шагом и замирает, поприветствовав высоких гостей.
- Ваша Милость. Моя Сезария.
Констанс нравится умный, спокойный взгляд тёмных глаз южанина. Он прекрасно владеет собой, не выдавая ни удовольствия, ни прохладного удовлетворения от зрелища правителей с младенцами, тогда как именно для Кали это событие многое значило.
Что можно надеяться на сильную династическую линию - залог большей стабильности государства. Что Сезар не солгал, однажды пообещав: он и сам станет жить согласно калишским устоям, дайте только время.
- Адмирал Шитцу, - едва заметно кивнув, отвечает Фрэнсис. - Поздравляю, ваше возвращение из Неизведанных регионов поистине победоносно.
Командующий прижимает кулак правой руки к груди.
- Благодарю, Ваша Милость.
- Уверен, уничтожение флота Аларис-Селестии есть лишь первый успех, весомый вклад в который внёс "Эрменерих". Теперь же мы вступаем на новый виток истории. Целиком наш, - и к адмиралу, и ко всем присутствующим.
- Почту за честь служить на всём его протяжении.
"Замечательно, адмирал. Я одобряю такую готовность, основанную на способностях, опыте и верности. Вы знаете".
А Констанс вновь лишь улыбается, слегка подаваясь вперёд. Молчаливо позволяя сократить расстояние, посмотреть маленькому кронпринцу в лицо, уже намного более миловидное, чем сразу после родов.
Императрица думает о семье, мысли Императора перескакивают к власти.
Власть - это возможность.
Власть - это цепь.
Право и обязанность. Одного без другого нет.
Если одно без другого есть, это - уродство.
А Император любит гармонию. Иногда выражающуюся в очень специфических формах, но...
Он будет и дальше неизменно учтив с теми, кто в его власти, с теми, без кого её нет. Не даст понять, что хочет как можно скорей оказаться на Рун. Неторопливо вынуть из портсигара долгожданный отравляющий заряд. Поджечь с одного конца. И скоро втянуть в лёгкие порцию успокаивающего дыма. И никаких датчиков рядом. И никакой "изумительно удобной и совершенно незаметной" нашлёпки на левое плечо, поставляющей вещество в организм непривычным способом.
Хотя бы один весомый плюс от этой вещи есть: частично закрывает бледный след от татуировки с кодом полицейского. Напоминание о ходьбе по лезвию. И о прекрасном времени.
И ещё Император не покажет, какое забавное воспоминание всколыхнула в нём женщина со знаками различия капитана, у одного из терминалов связистов.
У неё волосы как у...
Только та не носила форму.

... - Хороши, а? - сыто ухмыляется довольный товарищ из Ликана.
Фрэнсис оценивающе глядит на троих очаровательных граций, изящно, невинно-вызывающе отплясывающих под зажигательную, немного скабрезную песню в удлинённых приталенных пиджаках такого лаконичного и элегантного чёрного цвета, под которыми почти наверняка ничего нет, и в самых коротких блестящих шортах, которые только можно придумать. Фигуры - да, точно как ему угодно. А строгие шляпки добавляют пикантности. У одной из танцовщиц волосы тёмно-каштановые, ложатся крутыми волнами. Но жаль, не такие длинные, как хотелось бы.
Фрэнсис выпивает свой коньяк залпом.
Щурится. Гости этого... заведения уже успели создать, и вовсю подпитывали плотную завесу.
- Неплохи, - даёт, наконец, свой вердикт.
Арманда сегодня произвели в криминаль-инспекторы.
... Она призывно улыбается.
Фрэнсис отсылает её взмахом руки.
- Брось, Ленард, - ответит позже хорошо набравшемуся недоумевающему коллеге. - Она знает, кто мы, кто я. Прикоснусь - перестанет мыться. А это чревато для... других наших коллег и доблестных военных.


Воспоминание обрывистое, смазанное. Будто на самом деле девиц не существовало. Была только их одежда, сигаретный дым, и... волосы.
Кому нет нужды прямо сейчас что-то вспоминать, так это Доне.
Явившись на мостик в компании Саманты и офицеров, но не HK, - тот вышел из турболифта раньше, и обер-фрументарий для себя предположила, что дроид решил подготовиться к визиту на Раттатак очень заранее, - она застыла позади императорской четы, отставая шагов на десять.
Где-то за грудиной поселилась мелкая дрожь волнения. С благодарностью, вновь проснувшимся больным благоговением перед верховной властью, с тягостно-сладким предвкушением смешанного.
Дона всё-таки нужна для серьёзных дел. Адресованный союзнику зов разрозненных кланов Раттатака пока не стал достоянием общественности, но ведомства Службы Императора уже были в курсе событий.
Дона всё-таки получит кровь. Облегчит душу.
И, может быть, - только может быть, - Император возьмёт своего обер-фрументария и на Кали тоже. И тогда Шитцу сможет повидаться с главой клана.
Может быть, он подскажет, как ей совместить две жизни. Калишской женщины и гончей Императора.
Отказаться от одной из них немыслимо.
Фрэнсис представляет "госпожу Сагот-Шитцу" и "госпожу Саманту" как своих доверенных лиц.
Адмирал - невозмутимость во плоти.
Когда все положенные слова сказаны, он, предварительно поинтересовавшись у Сезара, желает ли тот прямо сейчас отправиться на Рун, и получив утвердительный ответ, незамедлительно отдаёт приказ.
Адмирал действует чётко, как машина.
Дона немного смущена. Он действительно - одно лицо со своим братом. Но тот её словно бы немного выделял - беседовал, объяснял, изучал. А Хидеки Шитцу не до сестры по клану. Это правильно, безусловно правильно: он на службе. Но странная, неуместная обида всё равно легонько царапается в груди.
Довольно скоро, когда звёзды за иллюминаторами вытягиваются в бесконечные линии, обер-фрументарий и Саманта получают распоряжение покинуть мостик. Четверть часа спустя удаляются и Императрица с Бертой и детьми, а остаётся лишь один человек, не входящий в состав экипажа: сам Император.

TaonДата: Среда, 23.12.2015, 14:19 | Сообщение # 3 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Император не любит смотреть на сверкающий тоннель, в который превращаются звёзды после перехода корабля на сверхсветовую скорость. Никакого своеобразного очарования глубокого космоса и просторов галактики, лишь нечто... химерическое.
Фрэнсис, полюбовавшись на это несколько секунд, отворачивается от обзорных иллюминаторов мостика, становясь к ним спиной. Властно оглядывает присутствующих.
Здесь все, кто должен. Все, кто нужен. Как иначе?
Адмирал Шитцу и капитан Саито. Генерал-майор Гельтер и криминальрат первого ранга, доктор Эдьед. Немного затруднительно было представить людей, не любящих друг друга так, как последние двое. Генерал, как это очень часто бывало у военных, считал представителя тайной полиции презренным соглядатаем из тыла, а тот в свою очередь тихо отвечал взаимностью.
Но они были способны отделять личное от дела. Ценное качество. Иначе пришлось бы кого-то заменить, а Император к этому не готов. Ему нужны оба.
Отрадно, что из высшего офицерского состава корабля командир и его старший помощник, как истинные южане, относятся к тайной полиции более спокойно, с отпечатком характерного философского настроя. Нет смысла в раздражении по отношению к тем, кто по одну сторону.
Отсутствовавший на мостике доктор Бэрр с криминальратом нашел общий язык, так что последнего нередко можно было встретить в медицинском блоке. Флотские наряду с солдатами и офицерами находившейся на борту дивизии уже тихо пошучивали, что это ещё один повод не попадать на лечение.
Ну а сидящая за терминалом капитан Тёнис-Дермот, как истинная дочь Иерархии Туле, - государства больше нет, но дух остался, - просто считает, что никто не попал на борт "Эрменериха" случайно и присутствие офицера тайной полиции оправдано, а отсутствие недопустимо.
О настроениях менее замечательных по отдельности лиц криминальрат в регулярно присылаемых Императору отчётах докладывал в более общих чертах.
"Да-да, Эдгар. Вы обеспечиваете меня интереснейшим чтивом, пусть и немного суховатым".
Фрэнсису не надоедает смотреть на своих людей. Важнейшие лица этого корабля - те, кому он может доверять. Или их ставленники.
Они заслуживают услышать от своего Сезара то, что он будет обсуждать на Кали уже скоро.
- Вы моя команда, - веско роняет он слова. - Все мы заслуженно удостоились того долга, который исполняем. Но я не могу в полной мере исполнить свой... без вас. Конгломерат Раттатак, наш преданный союзник, пал в пучину гражданской войны. Все мы знаем, что это такое. И не можем не явиться на помощь и не положить конец вечной и незатихающей братоубийственной борьбе. Мы. Подарим Раттатаку единство. Чтобы он мог ещё долго стоять по нашу правую руку. Мы. Будем на острие атаки. Нам ещё предстоит подготовка к наземной операции, но уже сейчас я хочу сказать: адмирал Шитцу, я нуждаюсь в вашем флоте.
Воцарившуюся торжественную тишину нарушает ответ адмирала:
- Ваша Милость, ваш долг - наш, ваше пожелание и приказ - наш закон.
"Я знаю".
Фрэнсис кивает, довольный - внешне, внутри - немного скучающий.
Увидел то, что и ожидал. Но это и хорошо. Очень хорошо.
- Не сомневаюсь, что все вы будете в идеальной готовности. Информация о текущей расстановке сил и условиях... - он быстро выуживает из кармана инфочип и передаёт в руки Хидеки Шитцу. - Здесь. Генерал Гельтер, разумеется, я нуждаюсь и в вашей дивизии, и в военном контингенте дроидов "Эрменериха".
Северянин отвечает ожидаемо. В своей скупой, рубленой манере.
Конечно, он будет готов.
Обсудив с офицерами ещё несколько вопросов, - им следует знать, каковы сроки и что новые донесения будут неточны и противоречивы из-за предательства неизвестно, кого именно из агентов, - Император покидает мостик.
Мысли о Раттатаке и предателях ненавистны.
Фрэнсис хочет найти каждого, благо это будет нетрудно, выпытать правду и уничтожить каждого виновного в лучших традициях... криминаль-инспектора Арманда.
Но чуть меньше недели займёт пребывание на Рун, а подготовка к операции тоже не проходит за один день. Даже если в роли аналитиков выступят дроиды.
А расслабиться Императору нужно прямо сейчас.
Но у него есть прелестный вариант.

--> Каюта Сезара

TaonДата: Среда, 03.02.2016, 15:29 | Сообщение # 4 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд. Констанс Арманд-Региа. НПС-Персоналия Дона Сагот-Шитцу

- Господин адмирал, - быстро зашагав к переднему иллюминатору, начал Сезар. - Надеюсь, пребывание на орбите нашей столицы не было чрезвычайно скучным?
Почти те же самые слова Фрэнсис произнёс одиннадцать лет назад. Только тогда Рун не был ничьей столицей, а Хидеки Шитцу - адмиралом. И Сезара Принципата тоже не существовало. Был Сезар Коалиции, вовсе не человек. Были другими и корабль, и экипаж.
Краешки губ адмирала на миг дёрнулись вверх.
Он покачал головой, отказываясь от предложения Императора разделить с ним дурное пристрастие. Фрэнсис в ответ пожал плечами и достал из раскрытого портсигара только одну сигарету.
Курение на борту боевых кораблей Принципата было запрещено. И только на "Эрменерихе" ради удовольствия Сезара слегка понизили чувствительность датчиков. Линкору это ничем не грозило, дроиды держали всё под контролем.
Огонёк лизнул кончик сигареты. Фрэнсис убрал зажигалку в карман кителя и повернулся в пол-оборота.
- Итак, господа офицеры. Позвольте вам представить лично... мою старшую дочь, принцессу Идалис.
Жавшаяся к матери девочка несмело улыбнулась. Для неё полёт на таком корабле был чем-то вроде настоящего путешествия в другой мир.
Но воспитание напомнило о себе тут же. Идалис сделала небольшой, недурной в исполнении книксен.
Главный связист заулыбалась. Капитан Саито и генерал Гельтер переглянулись. Адмирал слегка склонил голову. Правую руку - к сердцу.
- Сезар, Сезария. Рад приветствовать вас вновь. Ваше Высочество, вы обворожительны подобно вашей царственной матери.
Серые отцовские глаза довольно блеснули на округлом детском личике в обрамлении каштановых локонов.
Фрэнсис курил, поглядывая то на семью, то в иллюминатор.
Императрица поспешила закончить по-своему комичную сцену, бывшую на мостике императорского корабля столь же неуместной, как и в тронном зале рунийского дворца. Сдержанная светская улыбка, твёрдый взгляд.
- Боюсь, мы отняли у вас время. Мой Сезар, позвольте удалиться.
Императора же сцена забавляла. С одной стороны, куда без любезностей. Хотя господин Шитцу хорошо держался. Сложно было ожидать другого от южанина. Они умели быть потрясающе обходительными, пока дело не доходило до оскорбления или боя.
С другой же стороны, каждому из присутствовавших ясно: Фрэнсис не заходит на мостик в рамках увеселительной прогулки, для распития кафа в компании, или чего-то подобного. Будет что-то важное.
- Разумеется, моя Сезария, - ответил, выдохнув терпкий дым. - Как вам только будет угодно.
В едва заметно сощурившихся глазах - отблеск неизвестной мысли.
Дождавшись, пока Императрица и принцесса чинно покинут мостик, Сезар неторопливо подошёл к иллюминатору.
- А теперь, господа офицеры, я изложу вам некоторые свежие соображения. И если вы скажете, что каждое из них гениально и не заслуживает правок, я буду недоволен.
Он не был флотоводцем. Но немало мыслей о грядущей операции на Раттатаке, как наземной, так и космической, у него появилось за минувшие дни. Тиран заставил бы своих подчинённых следовать лишь его указаниям. Фрэнсис же знал: это гибельный путь. И не испытывал ни малейшего смущения от того, что ему надо посоветоваться со своим адмиралом и собранными на мостике офицерами.
Адмирал и капитан. Старший связист. Им принадлежало право первой консультации по космическому бою.
Генерал Гельтер. У него можно справиться о кое-чём из наземных дел.
Криминальрат и даже доктор-полковник. Им тоже было здесь место.
Фрэнсис докурил свою сигарету и вахтенный офицер тут же поднёс откуда-то взявшуюся пепельницу. Император по привычке затушил тлеющий огонёк о центр донышка и о вахтенном тут же, казалось, позабыл.
Была на мостике ещё одна персона, о которой не рисковал забыть никто, кроме Его Величества. Обер-фрументарий. Она тоже встала у иллюминатора, только поодаль. Грядущее совещание навевало дичайшую скуку на Дону. Но деться было некуда. И оставалось надеяться: прозвучит хоть что-нибудь интересное. Например, кого именно надо будет уничтожить. И насколько творчески.
- Коротко о космических силах Раттатака. Их практически нет. Но там, на планете, наёмнические "армии". И у меня есть основания считать, что не только с их посудинами мы будем иметь дело.
Фрэнсис провёл на мостике около часа. И, довольный вышедшим обсуждением, отправился вместе с доктором Бэрром, генералом и криминальратом в медицинский блок. Досуг подождёт.

--> Каюта Сезара; Медицинский блок

TaonДата: Среда, 03.02.2016, 17:41 | Сообщение # 5 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ. НПС-Персоналия Дона Сагот-Шитцу

Когда на мостике появляется Император, это обязывает. Слушать и отвечать. Не подлизываться. Не обращать внимания на некоторые слабости, офицеру непозволительные, но государю дозволенные. И не опасаться высказывать своё мнение.
Когда на мостике появляется Императрица, это... Лишь супруг может запретить ей что-либо делать. Всё так. Но дворцовые любезности адмирал Шитцу находил неуместными и ненужными. Он жил иначе. Он отвык от расшаркиваний, пусть и умел это делать.
К счастью, его никто не заставлял петь дифирамбы. Пара формул вежливости к монаршей особе, этого всегда было довольно.
К вящему удовольствию адмирала.
Южан многие несведущие, - хорошо, что в последние годы таких в Принципате становилось всё меньше, - считали более мягкими, чем их северных братьев. Большая, глупая ошибка.
Хидеки умел улыбнуться и сказать заготовленную фразу в нужный момент. Быть галантным, даже очаровательным в своей вдумчивой сдержанности.
А ещё он кровью, смертями оппонентов и клинком Лиг заслужил право учиться у круитхни флотскому искусству. Полностью поддерживал, как истинный южанин, решение брата: подписавшие на Геонозисе позорный мир должны были умереть. Преуспел в жестокой арифметике войны, знал, какие жертвы приемлемы и ради чего. Не раз рисковал собой и своим кораблём, - тогда он не думал, что однажды его флагманом станет линкор Императора, - и посылал подчинённых капитанов в самоубийственные атаки. И ни с кем не позволял себе полной откровенности.
Что Хидеки Шитцу думал о жертвах, скорбел ли, чувствовал ли себя превосходно, никто не мог бы точно сказать.
Мужчине не пристало плакаться. Так думали на Кали.
Как иначе. Кали всегда воевала. Не бывало совершенного спокойствия на Внешнем кольце. Наёмники, работорговцы, мелкие доморощенные диктаторы: сколько же их было, тех, кто хотел поживиться. До того, как прибыли два людских народа, ставшие одним. И после того.
Война всегда где-то рядом. Всегда неслышно сопит на ухо смрадным дыханием.
Все люди Кали были воинами. Независимо от касты.
Ещё калишцы считали, что место женщины дома. Применительно к армии - во вспомогательных подразделениях.
Поэтому Хидеки Шитцу спокойно воспринимал женщин на своём корабле, если они были связистками или медиками. И оценил, что Её Величество явно знает своё место. Не разгуливала по мостику как по залам дворца. Ничем не интересовалась. Появилась на краткое время и удалилась.
Каждый должен знать своё место. И поступать соответственно. Так поступали на Кали.
Ничего. На Раттатак Императрица уже не полетит. А её кораблём командовал руниец. Им было проще жонглировать красивыми фразами. Много проще.
Адмирал, отойдя от терминала капитана Тёнис-Дермот, бросил взгляд в иллюминатор. "Эрменерих" восемь минут назад ушел в гиперпространство, и видеть можно было лишь его непостижимую ткань.
Словом, не на что смотреть.
Раздался негромкий сигнал прибытия кабинки турболифта. Это обер-фрументарий должна была сейчас покинуть адмиральскую вотчину.
К удовольствию всех офицеров.
Никто не посмел бы возражать против присутствия императорского агента. Бывшего, - какое согревающее слово! - криминаль-директора.
Но никто не был рад.
Дона знала об этом. Чувствовала. Неприязнь посторонних сладка, но своих... Всё это тяготило. И отвлекало от обдумывания предварительно порученной Сезаром задачи.
Доне надо будет многое вызнать. Любыми способами. Но не здесь. А на Раттатаке.
Это название уже набило оскомину.
Но обер-фрументарий знала ещё кое-что. Досада пройдёт, когда она доберётся до первой цели и ворвётся в мозг терзающим ураганом.
Двери кабинки бесшумно закрылись за спиной. Путь женщины лежал в жилой блок.
Провожал её задумчивый взгляд.
Адмиралу было интересно, как скоро важность обладания такой... особой для клана станет нулевой.

TaonДата: Четверг, 16.06.2016, 23:04 | Сообщение # 6 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

--> Ангар

- Его Величество на мостике! - громко провозгласил вахтенный, как только Фрэнсис и капитан Саито, выйдя из кабины лифта, появились в поле зрения.
Палатины остались у входа на мостик. Зато дроиды HK, очевидно, чувствовали себя здесь не в пример более свободно, хоть и обходились на этот раз без разговоров вслух в привычной уже для Сезара манере.
Адмирал Шитцу, не спеша отвернувшись от широких иллюминаторов, козырнул Фрэнсису, и он ответил тем же. Так с любезностями было на время покончено.
- Флот готов, Ваша Милость.
- Значит, время.
Южанин кивнул и отдал краткий приказ. Очень скоро Император увидел, как неторопливо задвигались звёзды и корабли по ту сторону иллюминаторов, хотя на самом деле это начал разворот сам "Эрменерих".
Сезар пересёк мостик и встал, казалось, перед лицом грозной космической бездны, которую бороздили корабли той части Императорского флота, что находилась под началом Хидеки Шитцу.
"Сама идея космических путешествий, милостивые господа, есть вызов. Признаюсь честно. Видеть свой флот - удовольствие особенное. Со своим неповторимым вкусом".
Фрэнсису нравилось бывать на мостике, хотя он делал это нечасто. Было что-то особенное в слаженной и чёткой работе офицеров. Все они были как идеально подогнанные друг к другу детали сложного механизма. От вакуума и верной смерти их отделяли переборки и толстый слой брони, но её возможно пробить.
Да, это вызов. И гармония, и контроль, и... власть.
На каждом, кто находился сейчас на мостике, лежала немалая ответственность. Но все исполняли свой долг методично и непреклонно.
Это... красота.
Прежде, чем по ту сторону в первую секунду словно бы нехотя проявились, а затем ярко вспыхнули линии гиперпространства, Сезар увидел бледное отражение прошедшего мимо адмирала. Вот кто должен был выполнить в скором будущем огромную работу. Впрочем, адмиралу Тибе, как казалось Фрэнсису, придётся ещё сложней. Не так просто быть командующим на суперлинкоре, у которого есть собственные соображения. "Виктрикс" не тестировал на всех, кто на борту, изощрённый юмор, и общался исключительно по делу. И всё же, далеко не каждый, пусть и самый дисциплинированный, командующий смог бы эффективно взаимодействовать с кораблём-дроидом.
Сам "Виктрикс" оценивал эффективность своего взаимодействия с Йоширо Тиба как девяностопятипроцентную. И Сезар надеялся, что гигантская машина не лгала и не собиралась предоставить Армаде развёрнутый анализ поражения в космосе при заданных условиях. Всё же, у этих дроидов имелся некий аналог инстинкта самосохранения. Вернее... целесообразность сохранения. Вербально это можно было сформулировать примерно так.
"Поражение при заданных условиях..." - мысленно повторил Фрэнсис и, едва заметно поморщившись, что легко было бы списать на моментальную усталость от созерцания гиперпространства, обернулся.
Что-то в засевшей в голове, подобно мелкому камешку в ботинке, мысли казалось одновременно логичным, глубоко неправильным и смутно знакомым. Будто нечто подобное когда-то приходило на ум.
Холодный взгляд всего на миг задержался на "брате-близнеце" HK-51 и с секундным опозданием Императора осенило. Он вспомнил, в каком ключе размышлял на схожую тему в прошлый раз.
Зачем Армаде нужна была война. Зачем ей государство. Вопросы, тревожившие много раз. Вопросы, в последние год-полтора сильно оттеснённые в глубокую тень другими проблемами.
У Фрэнсиса имелась теория, зачем всё это было нужно. Она объясняла всё и не имела сомнительных моментов. Потому он, прокрутив в голове то, что уже три года считал практически самим собой разумеющимся, отмёл секундное беспокойство.
"Мы не менее, чем раньше, нужны друг другу, вот в чём прелесть и иллюзорная неловкость ситуации".
Несколько минут поговорив с адмиралом и другими офицерами, - хотя Гельтера и Эдьеда, а тем более доктора Бэрра здесь не было, - Его Величество решил удалиться. Его ждал новый раунд размышлений о Пространстве хаттов, ведь в голове крутилась одна смутная пока идея. И это далеко не единственное нужное дело. Например, стоило наконец-то прочитать ещё две недели назад предоставленные Уиллемом материалы по имплантатам, которые планировалось поставить Фрэнсису, чтобы минимизировать негативные последствия его вредных привычек.
"Видите ли, не хочу, чтобы в меня засунули что-то непонятное".
Мысленно не раз усмехнувшись в ответ на собственную безмолвную шуточку, Император отправился обратно к лифту. На этот раз конечным пунктом значилась каюта.

--> Каюта Сезара

TaonДата: Четверг, 23.06.2016, 13:59 | Сообщение # 7 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд. НПС-Персоналия Дона Сагот-Шитцу

--> Каюта Сезара; Жилой блок

- Его Величество на мостике!
На возглас обернулся только адмирал Шитцу. Лицо южанина казалось безмятежным, узковатые глаза смотрели внимательно и спокойно. Он сделал приглашающий жест рукой, без слов предлагая присоединиться. И Фрэнсис, - висевшая через плечо винтовка бряцала о бронепластины, - так же молча подошел к большому дисплею, на котором пока не было схематически обозначено ни вражеских кораблей, ни своих.
За иллюминаторами мостика ярко полыхали линии гиперпространства, но уже скоро появятся привычные звёзды. И унылый рыжеватый при взгляде из космоса Раттатак.
Сезар был там всего раз. После заключения союза, четыре года назад. Горячий сухой воздух, казалось, опалял лицо, а ободряющие и негодующие крики толпы зрителей оглушали. Сидевший рядом с Императором в ложе для почетных гостей степенный аристократ из дома Кэлио азартно подавался вперёд при каждом выпаде гладиатора, на которого сделал крупную ставку. Фамильный клинок и целую гору кредитов. В победе того бойца мало кто сомневался, но его уложил всего месяц назад осуждённый за серийные убийства сын дома Кволор. О том, что именно сделал этот маньяк с поверженным гладиатором, Фрэнсис не стал бы рассказывать и своим подчинённым из Особого отделения. Даже тем, кто раньше служил в Ликане.
Почтенный аристократ, глядя на свои растерзанные надежды, на то, как победителя усмиряли силовой пикой и волочили с залитой кровью арены, молчал, не реагируя ни на что. Потом спокойно встал, завёл дружелюбную беседу с главой дома Гестур, которому ставка и досталась. Похохатывая, невзначай облокотился на ограждение... и свалился вниз. Череп треснул и раскололся подобно брошенному с высоты ореху.
Разумеется, перед Императором извинялись. Разумеется, он заверил, что уважает традиции народа Раттатака и понимает, что иногда их соблюдение ведёт к непредсказуемым последствиям, как и в случае с любыми другими.
В тот же день Сезар узнал, что неосмотрительность покойного Кэлио в ставках была вызвана дурманящей добавкой в его обеденный напиток из корня одного раттатакского растения, чей насыщенный вкус и аромат удачно замаскировал постороннюю примесь. Повара отправили на арену, где его убили в первом же бою. Сутки спустя у Фрэнсиса в руках был подробный отчёт его людей, по крупицам собравших информацию. Выходило, что за кровавыми событиями стоял дом Кволор. Тогда Император не придал этому большого значения. Всего лишь очередная свара. Такая же традиция, как вечные бои на аренах.
Но теперь, вспоминая этот эпизод, он задавался вопросом: не в то ли время началась история мятежа троих благородных домов? Не тогда ли была заложена основа грядущей гражданской войны?
Возможно, главы благородных домов проживут достаточно долго, чтобы Фрэнсис мог задать вопрос. Возможно, нет. По большому счету, это неважно. Раттатак упустил шанс находиться под управлением тех, кто сами берут власть. Кого выберет Император, те и будут править.
Двери лифта открылись снова, и вскоре на мостике показалась обер-фрументарий. Она встала в стороне. В космическом бою она не могла помочь ничем. А ещё боялась его, ведь предчувствие чего-то плохого усилилось. Дона могла лишь надеяться, что космическая операция не принесёт гаденьких сюрпризов.
К одобрению Фрэнсиса, таких, как эта женщина, здесь не боялись. Никто не сбился, никто не отвлёкся, когда бывшая криминаль-директор явилась по его приказу. У экипажа был свой долг, и они великолепно умели его исполнять.
- Десять... девять... - пошел обратный отсчёт до выхода из гиперпространства.
- Один.
Яркие линии сжались в точки, теряющиеся в глубинах космоса.
- Виктрикс на позиции, - сообщил ООМ-дроид, второй навигатор. В случае полёта на Лехон именно он прокладывал бы курс, а сейчас служил ещё и каналом мгновенной и постоянной связи с суперлинкором, до поры отсутствовавшим на орбите Раттатака.
- Стандартный канал связи блокирован, - следом за дроидом доложила Эмеренс. - Переход на закрытую частоту. Полная защита активирована.
Фрэнсис неслышно выдохнул. Теперь дело тем более было за флотоводцами и экипажами. А ему оставалось только ждать.

TaonДата: Четверг, 07.07.2016, 10:57 | Сообщение # 8 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд. НПС-Персоналия Дона Сагот-Шитцу

"Что ж, милостивые господа. Представление вышло качественным", - думал Фрэнсис, провожая взглядом удалявшиеся из зоны притяжения Раттатака корабли неведомого, но серьёзного врага. И понимая, что это столкновение... ничего не меняло.
Силы Особого отделения были скованы глобальной задачей по обеспечению безопасности Принципата, агентурной работой и обеспечением контроля над новыми и потенциальными новыми территориями. Даже своих фрументариев Император не мог бросить на поиски информации о противнике. Здесь в его распоряжении был собственный ум, предоставленные действиями врага сведения о нём и догадки.
Например, где может находиться государство, которое способно построить себе флот и суперлинкор в довесок?
Конечно, судя по кораблям, это мог быть некий осколок империи Палпатина. И всё же, так просто столь бурную деятельность и значительный контингент не спрятать.
"Неизведанные регионы. Вы где-то там. И достаточно далеко от Селестии, иначе мои разведчики бы что-то нашли".
И вновь тупик. Приятно иметь наверняка верные догадки, но сделать с ними Фрэнсис не мог почти ничего. Только анализировать, залатывать возможные дыры в обороне и быть ещё осторожнее. Быть готовым к открытой войне.
Существование безымянного для Сезара государства, так легко бросающего вызов всем троим державам, было превосходным поводом для рождения ненависти. Змеиной и холодной. Он был собственником. Он имел право карать любого подданного, если тот совершит нечто приводящее к столь печальному итогу. А враг сначала убил его людей в самой столице, потом уничтожил его корабль. Для флота потеря одного эскадренного миноносца - ерунда, да и не Императору одним нажатием кнопки рассылать шаблонные соболезнования родственникам погибших членов экипажа. Но неприятно, очень неприятно.
Холодный взгляд в глубины космоса. Из поясного кармана вновь вынут портсигар.
И в то же время, эстетская натура Его Величества, пока он наблюдал за манёврами неприятеля, блаженствовала. Почти.
"Играть с грамотным соперником всегда интереснее, чем с дегенератом. Иначе можно потерять форму".
Поблагодарив обоих адмиралов и Виктрикс, Фрэнсис обратился к главному связисту.
- Капитан, - сказал он, подходя к терминалу Тёнис-Дермот. - Они пытались выйти на связь?
Женщина покачала головой.
- Нет, Ваша Милость.
Краешки губ Сезара дрогнули в слабой улыбке.
"Как я и предполагал. Славно. Мы понимаем друг друга чуть лучше, чем кажется".
- Думаю, теперь можно снять нашу защиту от пиратских и раттатакских воплей. Разблокируйте стандартные каналы.
И минуты не прошло, как приказ был выполнен. А вскоре должна была начаться и высадка. Генерал Гельтер на мостик не явился, будучи занятым последней фазой подготовки. Скорее всего, он был уже в ангаре. Неудивительно, ведь северянин абсолютно не любил космические бои. Как и большинство остальных людей с калишского севера.
К лифту, который должен был доставить в ангар, отправились и Фрэнсис с обер-фрументарием, но лишь после краткого обсуждения увиденного с командующими и Виктриксом, не ожидая максимально развёрнутого анализа. Император из такого разбора вряд ли много понял бы, он нуждался в сути. И самое главное ему предоставили. Недурная почва для размышлений, хотя основные политически значимые выводы Сезар сделал и так.
- Ваша задача, обер-фрументарий, не меняется. Пустынники, клан Гестур, не имели адептов на службе.
- А если нанятые?
- Тогда у вас будет меньше работы.

--> Ангар

TaonДата: Четверг, 09.02.2017, 18:52 | Сообщение # 9 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

--> Каюта Сезара

- Его Величество на мостике! - гаркнул вахтенный.
Сделав последнюю затяжку, Фрэнсис неторопливо прошелся к пультам связистов и затушил сигарету о дно до этих пор пустой пепельницы, стоявшей на незанятом кнопками и переключателями месте сбоку.
У каждого найдётся хотя бы парочка маленьких ежедневных ритуалов. В трудах Императора бессменно первенствовал интеллектуальный компонент. И сигареты стали обязательным обрамлением этого процесса.
Проекты "Крейц-Эскол", касавшиеся клонирования органов - истинная находка для тех, кто попал в сложную ситуацию, но опасался или принципиально не желал прибегать к имплантатам! - сулили море чудесных возможностей. Особенно для тех, кто совершенно не стеснён в средствах.
Хорошо, что бюджет Принципата не был открытой книгой для любого подданного. Средства массовой информации, конечно, исправно рапортовали об отчислениях на социальные программы, научные исследования и всё, о чем можно рассказать народным массам. Но о таком деликатном пункте, как обеспечение нужд императорской фамилии, молчали. В самом деле, статьи открытого бюджета "разработка секретного вооружения", "на платья для Сезарии" или "на сигареты, вино, ром и виски для Сезара" весьма смущали бы нежные умы самых впечатлительных подданных.
Забавные воображаемые сценки были ещё одним компонентом ритуала.
Иное дело - адмирал.
Собранный, отстранённо спокойный, неизменно корректный. Всегда выдерживавший дистанцию. Император знал, что скрывалось за видимым. Ничего экстравагантного, порочащего, не подходящего к образу идеального офицера и сына Кали.
Только одна привычка, которой Хидеки Шитцу не изменял ни за что. В нём не ослабла любовь к космической бездне. Прекрасной и губительной.
Каждый раз, если позволяли дела и распорядок, адмирал с мостика смотрел, как его корабли уходили в гиперпространство или прибывали в новое место.
Южане везде находили эстетику и умели смотреть на жизнь философски. Невзирая на всё, что несла служба. На потери кораблей, списки погибших.
Немало семей получили скорбные вести после боя на орбите Раттатака. Но те люди хотя бы могли более ли менее точно знать, что случилось. Утешать себя, что близкий погиб как герой. За государство и за них.
Герои Фрэнсиса были не такими. Агенты и руководители отделов разведки и тайной полиции. Фрументарии. Секретные агенты лично Его Величества. Нежданная широкая известность - провал. От такого человека Сезар бы отрёкся.
Родня его героев получила бы - и однажды получит, ведь в этом мире никто не живёт вечно - только красивую, но скупую ложь. О них не будут трубить по головизору. Ими не будут гордиться. Даже если некий агент совершил больше, чем фельдмаршал. Тайное должно таким и оставаться.
"Вы везунчик, адмирал", - подумал Фрэнсис, подойдя к калишцу и уставившись в черноту. В вакуум, от которого отделял иллюминатор.
Сзади раздался звук чеканных шагов. Это присоединился генерал-майор.
- Мы уже много сделали вместе и благодаря вам, господа, - сказал Император вслух. - Как и благодаря экипажу "Эрменериха" и других кораблей вашего флота, адмирал.
Офицеры промолчали. Не время для обмена полными пафоса репликами.
- Возможно, если это понадобится, мы будем вынуждены вернуться в Неизведанные регионы или установить наш порядок на Акзиле.
Хидеки Шитцу кивнул.
- Сколько времени на подготовку, Ваша Милость?
- Аналитики Особого отделения дают нам месяц в случае Акзилы и от трёх до четырёх для Селестии. И в Пакте, если потребуется наше прямое вмешательство, более угрожающая ситуация.
- Звучит как парадокс, - скептически хмыкнув, отметил Гельтер.
"Сам не верю. Но джедаи оказались не настолько паразитами, как обычно бывают. Вот где настоящий парадокс".
Пожав плечами, Фрэнсис на этот раз промолчал сам.
- Мы будем полностью готовы, Ваша Милость, - заверил адмирал.
Северянин с готовностью подтвердил.
- Уверен в этом. Благодарю, господа.
Сезар задержался на мостике. Хотелось отдохнуть от вечных дел, но не в одиночестве, а среди экипажа, не обращавшего на правителя большого внимания. Залезть в эту машину, мерно работавшую в штатном режиме.
Дивизия уже вернулась на борт и корабли, развернувшись, устремились прочь, набирая скорость.
После того, как россыпь звёзд обратилась в бесконечные яркие линии, в ослепительную фантасмагорию, Фрэнсис покинул мостик. Сканирование и разговоры с доктором Бэрром были приятнее картины по ту сторону.

--> Медицинский блок

Форум » Калишский Принципат » Корабль "Эрменерих" » Мостик
Страница 1 из 11
Поиск: