C Днем Звездных Войн, товарищи! Ура-ура-ура! May the Forth be with you, Гость! Эй, Гость, Battlefront доступен в Origin бесплатно в честь праздника. Только сегодня! Четвертого мая Battlefront доступен бесплатно. С Днем Star Wars! #may #battlefront-free
[ Лента форума · Форумчане · Правила форума ]

Страница 1 из 11
Форум » Калишский Принципат » Корабль "Эрменерих" » Каюта Сезара
Каюта Сезара
TaonДата: Понедельник, 16.11.2015, 20:29 | Сообщение # 1 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»

Источник изображения - DeviantArt, автор - Geistig


Сезару принадлежит самая просторная каюта в жилом блоке. Выдержанная в духе минимализма, она, тем не менее, располагает всем необходимым и некоторыми приятными излишествами. В самой обширной зоне расположены два дивана, пара низких столиков, несколько неприхотливых растений, чтобы оживить картину, панель управления, терминал и мини-бар. Дальше от входа - маленький личный тир. К сожалению, для стрельбы из любимого оружия Императора он не предназначен. Развлечение, не более, притом бесшумное. А правее, за полупрозрачной ширмой, по которой всё время живописно струится вода, располагается небольшая спальня. Там уже ничего необычного: кровать, шкаф, тумбочка, мягкий ковёр. Из спальной зоны можно попасть в душевую.
Вид из огромных "окон" во всю левую от входа стену выбирается из более чем двухсот вариантов. Сюда также могут выводиться получаемые корабельными датчиками данные, или же материалы с терминала.

TaonДата: Среда, 23.12.2015, 20:47 | Сообщение # 2 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд. Констанс Арманд-Региа

--> Мостик

Император, устроившись на мягком диване, мрачно глядит перед собой и, одной рукой нервно расстегнув тугой воротник кителя и первую пуговицу рубашки, другой опрокидывает в себя порцию отличного осарианского коньяка. Точно как полжизни назад. Только тогда у Фрэнсиса не было ни престола, ни своего линкора, ни этого самого коньяка, которым полагается наслаждаться как произведением своеобразного искусства.
"А к ситхам", - зло решает Сезар.
Сегодня большая часть правил, реальных и надуманных, для него не существует.
Дождаться бы только, пока Констанс на пару с дроидом-нянькой наконец уложат детей спать. Не то от младенческих криков, - младший надрывается, средний поддерживает демарш, старший вяло проявляет братскую солидарность, - голова попросту взорвётся.
Поразительно. Все трое вели себя отлично, пока с мостика не явился отец, намереваясь временно лишить потомство общества матери.
И теперь Фрэнсис сидит и пьёт, но чувствует лишь приятное тепло.
Сказывается многолетняя практика, опыт и высокая выносливость, которой заботливо одарила природа.
Но иногда Император предпочёл бы, чтобы алкоголь действовал на него как в былые годы. Когда требовалась и довольно неплохо работала анестезия, приходящая на помощь в случае крайней усталости от ненавистных деталей бытия.
Сейчас же его ум холоден, хоть по краям уже и начинает обугливаться от навязчиво зудящего внутри раздражения.
Ещё одна порция прокатывается по пищеводу.
И третья.
С места Фрэнсиса открывается отличный вид на водопады Гиндина. Можно попробовать представить, что...
"А, пустое. Да, дорогая?"
Не получится ничего представить. Вдохновение убито, не родившись.
Император слышит, как Констанс ласково воркует с детьми в спальне, как кто-то, - наверняка Вальдерих, временно выбывший из хода концерта главный вокалист, - деловито, довольно причмокивает.
Император терпелив. Подождёт. Но как не ко времени этот маленький инцидент.
Четвёртая порция уже не употребляется моментально.
Наконец, старания и деликатность вознаграждены. Констанс, расслабленно улыбаясь и застёгивая на груди платье, выходит из спальни и, сев рядом, невесомо проводит прохладными тонкими пальцами по затылку Фрэнсиса, над шеей.
Чуть-чуть щекотно. И, как всегда, расслабляет.
Недостаточно.
Мужчина наклоняется, ставя бутылку и бокал прямо на пол, но так, чтобы не задеть ногой. Выпрямившись и заглянув в карие глаза, натянуто улыбается.
Перехватив руку, едва касается раскрытой ладони губами, мимолётно согревает дыханием. И отстраняется.
- Ты до сих пор не была на линкорах этого типа, - даже не думает спрашивать. К чему, если знает?
Констанс глядит загадочно.
Где-то в этом взгляде таится мягкий вызов.
- Уже исправленное упущение, замечу.
- Не полностью. Пойдём, мне нужно многое тебе показать. Если... хочешь.
Констанс расцветает непонятной улыбкой. То ли яркой и искренней, то ли фальшивой. Словно находится в обществе некто разгадавшего не предназначавшийся для того план.
Это злит. И одновременно добавляет ненавязчиво пикантную нотку.
Император отлично знает, что это мини-представление для него.
И молча помогает встать, и уводит из своей каюты. На экскурсию.
Остаётся лишь поблагодарить организаторов оперативной доставки дроида и всех вещей с "Виктрикса" на "Эрменерих", но это как-нибудь позже.
Определённо, позже.

TaonДата: Воскресенье, 27.12.2015, 18:57 | Сообщение # 3 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа. Фрэнсис Арманд

Последний день перелёта с Лехона на Рун. В столице Принципата сейчас раннее утро. По корабельному времени, в общем-то, тоже.
До выхода из гиперпространства - чуть меньше двух часов.
Если во время тихого супружеского завтрака и звучат фразы, то приглушенно. Сыновья мирно спят в спальне под присмотром няньки, и случайно разбудить хоть кого-то из них совсем не хочется.
По этой же причине каждое движение под контролем. Констанс, высыпав в свою утреннюю кашу, - всё ради здоровья грудных младенцев и для собственной фигуры, - порцию ярко-алых и синеватых ягод, аккуратно размешивает получившееся, не задевая ложкой донышко и бока глубокой тарелки. А левой рукой рассеянно перебирает длинные влажные пряди, беспорядочными волнами спадающие на покрытые гладкой тонкой тканью тёмно-зелёного халата плечи.
У Фрэнсиса сейчас морщины видны сильнее обычного. Тонкая вертикальная меж сведённых бровей, горизонтальные - на лбу, и ещё немного разбегаются от внешних уголков глаз. Император, сосредоточенно хмурясь, постоянно поглядывает на лежащий слева от него датапад. И педантично разрезает омлет на ровные кусочки.
Чинное супружеское утро в халатах. С одним подносом на двоих. На полу у дивана напротив широких "окон", в которых виднеется красивейший морской пейзаж, с бьющимися о берег волнами, сверкающими в первых утренних лучах.
Констанс задевает плечо мужчины локтем.
- Не тряси волосами, - замечает в ответ на это.
Но, закрыв файл и отодвинув датапад в сторону, поворачивает голову и улыбается. До чего же ценна такая улыбка, смягчающая взгляд. До чего нужна.
Сезарии нелегко. Ей не нужно решать бытовые трудности, но она отвыкла от дел воспитания.
И ещё... да, у неё с мужем тоже много дел и много планов. Не все общие. Не все грандиозные.
И тихое утро - это то, что нужно.
Хотя бы потому, что перелёт на одном корабле не означает круглосуточного времяпрепровождения вместе.
Констанс занималась детьми, дополнительно конкретизировала свои намётки по дальнейшей деятельности, корректировала расписание и набрасывала новый набор указаний для пресс-службы. Знакомилась с новыми научными достижениями в сфере своих давних интересов. Просто читала. Понемногу прогуливалась, удостаивая короткими разговорами тех, кому не мешала заниматься своими делами.
И знала, что Фрэнсис вновь использовал свободную каюту в качестве своего кабинета. Что, конечно, успел хорошо ознакомиться с тренировочными залами "Эрменериха". И тем более - что долгожданная серия спаррингов с генералом Гельтером состоялась.
Как не знать, по чьей милости поработала доктором. Ничего серьёзного, правда, не случилось.
А Вигхард, как шептались в медицинском блоке и немного за его пределами, доктором был сам для себя.
Но было и то, о чём Констанс не имела никакого понятия.
Намечавшаяся тайная проверка спецслужб. Новые внешнеполитические проекты. Намётки планов операции на Раттатаке.
Император не был военным. Но знал, что должен оправдывать ожидания. Снова.
Участия в Зимнем блице и зачистках мало, чтобы познать тонкости и обрести компетентность. Это ясно. Но... не всем.
Массам досконально не известно прошлое их Сезара. Как и друзьям. Как и потенциальным друзьям.
Игра на впечатление лидером, умеющим всё, не годится для отдельной цели. Но как этап... да, так она смотрится неплохо.
Этап. Этот полёт тоже был им. По-своему важным. Но с каждой минутой приближалось его окончание. После завтрака оставалось привести себя в порядок, облачиться в церемониальные одежды и отправиться в ангар.
"Легко не будет, Фрэнсис. Ни в Сенате, ни на войне. Но это... мы".
От этой мысли Констанс на душе привычно легче.

--> Ангар

TaonДата: Четверг, 04.02.2016, 16:26 | Сообщение # 4 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа. Фрэнсис Арманд

--> Мостик; Медицинский блок

К тому времени, как Императрица с дочерью добрались в каюту Фрэнсиса, сестёр Исмар там уже не было, а из-за полупрозрачных перегородок спальни доносилось воркование дроида. Похоже, нянька убаюкивала маленьких принцев, и те совсем не протестовали.
- Мама, я хочу погулять, - вполголоса принялась девочка выпрашивать разрешение, стоило двери каюты бесшумно закрыться.
Констанс, немного приподняв подол, опустилась перед Идалис на колено. Терпеливо улыбнулась.
- На военных кораблях нельзя просто гулять. Это не дворец, не яхта и даже не твоя школа.
Принцесса не раз покидала Рун. Но только на борту гражданских кораблей. Было время, когда Сезарию, - по настоятельной рекомендации супруга, - крайне интересовало состояние этой сферы.
- И надо будет всё время сидеть тут?
- Я буду брать тебя с собой, если захочу пройтись. Но сейчас нам нужно уделить время твоим братьям. Идём.
Грациозно поднявшись, Констанс по привычке поправила волосы и взяла девочку за руку. Но Идалис вдруг передумала.
- Тогда я почитаю тут. Можно?
"О, Канцлер, какое усыновление? Справиться бы со своими", - промелькнуло в голове.
Мелкие детские капризы были и близко не такими грандиозными, как это случалось среди сыновей той же Мирре Арманд-Крейц. От почти всех рутинных женских хлопот Императрица свободна. И всё равно хотелось ещё больше облегчить себе жизнь.
Одних нежных чувств к своему потомству мало. Ежедневной деятельности по созданию превосходного наследия - тоже.
Нужно было ещё и вести себя как обычная мать. Дарить своё внимание, какие-то мелкие радостные воспоминания. С младенцами получалось лучше.
Но всего через несколько минут маленький ураган смутных, растерянных мыслей улёгся. Когда Констанс, сидя рядом с Идалис на диване, листала на датападе девочки список книг. К каждому файлу прилагался комментарий преподавателя о работе принцессы с материалом. Сезария была недовольна тем, что дочка "забыла" эти комментарии показать. И одновременно рада, что некоторые претензии имелись только к работе на заучивание наизусть.
- Это скучно! - ответила Идалис на вопрос, почему так.
Взгляд Сезарии смягчился. Она с понимающей полуулыбкой кивнула.
- Значит, я могу за тебя не бояться. К будущим провалам в памяти ты готова.
Подействовал ли прозрачный намёк на самом деле, понять было сложно. Но принцесса дала матери слово учиться лучше.
- Хорошо, - сразу и легко согласилась Констанс. - Где график твоих аттестаций?
"Нужно сообщить твоим учителям, чтобы они сразу обращались ко мне", - решила женщина, бегло просматривая файл.
Себя она помнила очень обязательным ребёнком. И невольно сочла, что и дочь будет такой.
Вручив девочке датапад, Сезария поспешила заверить:
- Я не буду требовать от тебя идеала во всём. Но старайся, договорились?
- Конечно!
- Занимайся, отдыхай. Только помни, что "Эрменерих" живёт по уставу.
- Ваше Величество? - раздался за спиной нежный женский голос, певучий, приятный. Если не знать, кому он принадлежит, то и не поймёшь, что заговорил отнюдь не человек.
Констанс ласково погладила дочь по плечику, легко поднялась с дивана. Взглянула в лицо, чем-то похожее на своё, только куда более юное.
- Да, Селия?
Чтобы выслушать кратчайший доклад няньки-машины, и минуты не надо. И эта максимальная лаконичность воспринималась странно, если вспомнить, сколько развлекательных материалов для детей, - песен, рассказов, игр для самых разных возрастов, - знала эта незаменимая помощница. Но несоответствия мгновенно забывались, стоило лишь напомнить себе: есть обычное поведение дроида с ограниченным ИИ, а есть всё заложенное в него для выполнения обязанностей.
Всё было в порядке. Дети спали, ничего их не беспокоило. Констанс могла посвятить немного времени себе, но решила посидеть у кроватки сыновей. А невысокая, заметно ниже Императрицы, фигура дроида уже исчезла за дверью ванной.
Женщина аккуратно расправила подол. Тронула одну из висевших над кроваткой игрушек кончиком пальца.
Тысячу раз да. Без Селии, - это имя Констанс дала няньке сама, - пришлось бы сейчас, пока малыши спят, носиться с пелёнками и тысячей разнообразных вещичек, без которых не обойтись. А так - и помощь, и детям большая кукла-воспитатель.
До завязанного сзади бантом пояса длинной юбки дроид-нянька действительно походила на человека. Но и близко не так, как Саманта. Селии не нужно было маскироваться: человекоподобная внешность придавалась машине только ради её маленьких подопечных. Мягкая синтетическая плоть, симпатичные, но не вполне живые черты лица, человеческая одежда - всё было только условностью. Компания, выпускавшая эти дорогие машины ограниченной серией, не претендовала на достижения Армады. Даже не была в курсе, какие идеи мог создавать... сам себя породивший ИИ.
Но не только людьми вдохновлялись создатели нянек. Верхних конечностей имелось не две, а четыре, как у кодру-джи. Неудивительно, что с таким набором Селия могла превзойти в скорости и качестве ухода даже мать десяти детей. А под юбкой тем боле скрывались не человеческие ноги.
"Простите, мои дорогие. Я не могу отдать вам всю себя. Но когда за вашими плечами будут десять лет службы в легионах Кали... И угодные вашему отцу и мне свадьбы. Тогда, может быть, вашим женам удастся дать моим внукам всё, чего не хватает мне".
Посидев несколько минут, Констанс отлучилась к шкафу. Там одна из полок была отведена под книги Фрэнсиса.
Около часа, даже больше, Сезария, вновь заняв своё место у детской кроватки, листала пухлый томик стихотворений. Избранное, на разных языках, разных авторов, народов и эпох. Но с переводом.
Добравшись до раздела о мрачной Умбаре, Констанс, прикрыв рот ладонью, зевнула. И тут открылась дверь каюты. Прозвучали размеренные шаги. На пороге спальни возник Фрэнсис.
Императрица, тая мягкую улыбку в уголках губ, поднялась навстречу мужу. Так и не выпустив книгу из рук.
Серые глаза глядели пытливо, в упор. Лицо - сосредоточенно. Язык тела не выдавал ничего. Зол ли был Сезар, устал или, наоборот, им владел благодушный настрой, женщина не могла понять.
- Почитай мне, - тихо, властно сказал Фрэнсис. - В моём кабинете. Идалис.
- Что? - прозвенел детский голос колокольчиком.
- Можешь остаться здесь или пойти к Исмар. Тебя проводят.
Грета явилась за принцессой ещё до того, как Император галантно вывел супругу в коридор.
"А зелёных мух тоже можно гонять плетью поперёк хребта, - подытожил мужчина своё размышление, которому уделил всё время пути от медицинского блока до своей каюты. - Особенно если она чешуйчатая".
Родианцы не виноваты, что захотели заработать на кровавой междоусобице раттатак.
Родианцы виноваты, что не заглянули дальше.
Не так далеко от их скромной территории находились интересные Императору и Принципату системы.
Император твёрдо решил присоединить Фоллин. И был в хорошем настроении.

TaonДата: Пятница, 17.06.2016, 01:39 | Сообщение # 5 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

--> Мостик

Первым делом, после того, как дверь каюты была заперта ключ-картой, а "вид из окна" - включен, подменив собой унылую стену, Фрэнсис активировал аудиосистему. Вскоре просторное помещение наполнили аккорды плавной, ласкающей слух мелодии. Она была очень непроста. В ней вдумчивость гармонично, но не сливаясь в нечто однородное, смешивалась с воинственным звучанием. В ней чудился лязг сталкивающихся в холодном воздухе мечей, доносящиеся откуда-то издалека гортанные напевы, неукротимая свобода и сила духа.
А "в окне" Сезар видел изрезанный небольшими бухтами берег Грендаджу. Штормовые волны разбивались о гордо возвышавшиеся над морем скалы, и хотелось полной грудью вдохнуть удивительный аромат.
Фрэнсис тихо хмыкнул и пересёк каюту, держа курс на шкаф. Толкнув в сторону створку двери, он снял фуражку и аккуратно положил её на верхнюю полку. Повесил свой плащ. Потом пришлось отвлечься на протокольного дроида, который доставил с челнока вещи Сезара. Распаковав винтовки, мужчина отнёс их в свой мини-тир, а одежду разложил и развесил.
Теперь можно было и заняться делами.
В мини-баре Фрэнсис взял бутылку белого вина, откупорил её, сделал большой глоток, заткнул бутылку пробкой и поставил обратно. Покружил по каюте, жестикулируя, как если бы был очень ленивым дирижером, и в конце концов вольготно расселся на диване, который стоял напротив панорамного "окна".
Сегодня мыслей о Пространстве хаттов оказалось слишком много. Но имелась одна проблема, требовавшая скорого решения.
Откуда брать кадры Особого отделения, необходимые для максимально успешного освоения новых территорий.
Фрэнсис был бы необыкновенно рад видеть планеты Акзилианского Пакта и их друзей вроде Энарка в составе своего государства. Но их нужно контролировать. Разумеется, Пакт располагал своими особыми ведомствами. Но не каждого служащего можно забрать себе.
"Простите, милостивые господа, но я пока не научился делать агентов пальцем из воздуха".
Отстегнув ножны с клинком Лиг от пояса, мужчина положил оружие рядом и крепко задумался.
Вывод солидного числа агентов и офицеров с Нар-Шаддаа оправдывал себя. Информационные источники и нужные... ключики и кнопочки перешли фрументарию, бесконечный поток данных легко мог обрабатывать Инфильтратор. Человеку, чтобы не переутомиться, нужно отдыхать после переваривания значительного объёма информации. Но только не дроиду. Как бы он ни был похож на человека.
К слову, Сто Первый уже прошел модернизацию и вернулся к своей миссии. Саманта же... отправилась по другим делам. К сожалению, как бы Фрэнсис ни желал увидеть своими глазами процесс модернизации столь необычных машин, это зрелище было ему недоступно. И много иных вопросов требовало внимания.
Отправить на каждую планету мафиозного региона по Инфильтратору с фрументарием он тоже не мог. Зато если Морроу сработается с Вальту, получится очень удачное сочетание. И нужно оно не только для плотного контроля за мафиози, упорно расширяющим поле своей деятельности и влияния, но и для высвобождения весомой части живых ресурсов. Вместе с теми акзилианцами, которые пройдут проверку, этого должно было хватить.
"А ещё это поможет вам задушить несчастного Далли. Да-да, я знаю о ваших мелочных проделках. В этом вы недалеко ушли от своей полумёртвой наставницы".
Усмехнувшись, Фрэнсис закурил. Он уже знал, как преподнесёт трагическую кончину обер-фрументария. Что поделать, ненормальных следует использовать, пока плюсы от этого более ощутимы, чем минусы. Но когда ситуация приходит в равновесие, а вся планируемая выгода получена... принесший максимум пользы ресурс следует утилизировать. С максимальной пользой.
Затушив окурок об дно стоявшей на столике рядом с цветком пепельницы, Сезар разблокировал лежавший на подлокотнике датапад. Стоило почитать о регенеративном имплантате и модулях коррекции работы органов. Но сначала Фрэнсис перечитал утренний отчёт Фридхельма Крейца.
Чёрные секреты компании с невинным названием "Милосердие" вызывали живой интерес не только у верхов "Крейц-Эскол". Императрица была бы рада ответам на повисшие в воздухе вопросы как учёный и политик. Император - как политик и... разносторонний практик.
Но он прекрасно понимал, что биологическое оружие не просто ударит того, кто его применит, вторым концом.
К этому концу прикручено будет истекающее ядом острейшее лезвие.
Сказанного слова назад не вернуть. Выпущенный на свободу убийственный агент - тем более.

TaonДата: Пятница, 17.06.2016, 20:38 | Сообщение # 6 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Ещё раз прогулявшись к мини-бару и теперь чуть больше, - на четыре глотка, - уделив внимания откупоренной бутылке, Фрэнсис взял маленький пульт от аудиосистемы, "вида из окна" и освещения разом, и, вновь усевшись на диван, принялся играться. Перебрав порядка тридцати пейзажей, Сезар остановился на величественном виде акзилианского планетарного города. Недавние мысли о спецслужбах королевы естественным образом перетекли в построение планов на будущее. Весьма отдалённое, но в то же время и заманчивое. Если всё сделать правильно, разыграть как по нотам.
Лорд Родриго много сделал для рождения Принципата, за что и получил как титул, так и своего рода покровительство. Сколько бы поощрений своей деятельности ни собирала Неймодианская Торговая Гильдия, умгулец не останется за бортом. Его дочери быть принцессой, женой Фердинанда (что вероятнее) или Вальдериха. А это значило, что дом Ирнерио будет родственен клану Императора. Хорошая гарантия успеха.
Акзилианский Пакт тоже немало мог дать. Входящие в него системы в основном были разбросаны по галактике, а это означало острую необходимость в налаживании обширных деловых связей. И, в случае ожидаемого успеха, Фрэнсис подумывал наградить то, что уже не будет зваться Пактом, в... матримониальном отношении.
"Вопрос лишь в том, делать ли маленькую принцессу Акзилы... кронпринцессой. Или последовать совету Шиндая и связать Фридхольда с дочерью воинского клана.
Правда, воинских кланов много, а мой - один, вот в чём вся соль".

Но думать о брачных союзах Фрэнсису очень скоро наскучило. Он ещё раз навестил бутылку, а по пути обратно вспомнил об одном неприятном моменте. С теми, кто такое вино хлестал бы литрами с самого утра, если верить стереотипам.
Сезар с ехидцей усмехнулся. Он встречал слишком много живых существ, которые крушили на мелкие части все шаблоны. Но ещё больше тех, кто им соответствовал.
В последнее время пираты не рисковали. Произошло несколько мелких инцидентов на самых границах, но откровенно наглых вылазок, как в начале года, не было. Пара мелких налётов соответствовала тактической схеме группировки, с которой пыталась договориться фрументарий Морроу. И это оказалось так... неудивительно.
"Я же говорил, что их надо уничтожать. Но эксперимент был забавным, за это благодарю покорно".
Выбрав с помощью пульта другую мелодию, - заиграло что-то резкое, с жёстким ритмом, подходящее больше для времени в тренировочном зале, - Фрэнсис всё-таки переключился на данные по имплантатам. На сегодня Акзила тоже надоела.
Выкладки доктора Бэрра оказались неожиданно интересными. Полковник был в курсе, что Сезар хорошо знал анатомию, потому не стал излагать материал совсем просто. Но до врача Его Величество в своих познаниях не дотягивал. И главный корабельный медик успешно смог выдержать заданный стиль от начала до конца, балансируя на избранной им грани.
Пожалуй, изложенные суховатым, но не навевающим скуку, чеканным языком прекрасно образованного человека данные были не менее увлекательны, чем отчёты из Особого отделения.
"Сделаю его главой не кронпринца, ему хватит дел и так", - промелькнула мысль о делах государственной важности, прежде чем Фрэнсис с головой ушел в изучение того, что предполагалось ему установить.
Правда, где взять необходимые для того четверо суток, Сезар пока не представлял. Примечание, гласившее, что после операции рекомендовался приём ряда препаратов, которые обеспечат детоксикацию организма, тоже немного ставило в тупик. Но без этого коррекция работы внутренних органов бесполезна.
"Так вы хотите заставить меня несколько суток харкать всякой мерзостью, и это самое безобидное. Ваша жестокость, доктор Бэрр, не знает границ".
К этому бессердечному медику Фрэнсис, не желая откладывать обсуждение на потом, и отправился. А по пути глотнул вина ещё разок.

--> Медицинский блок

TaonДата: Среда, 22.06.2016, 16:35 | Сообщение # 7 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

--> Медицинский блок

За несколько суток перелёта от одной планеты на границе исследованной части галактики до другой Сезару удалось немного отдохнуть от требующих непременного его участия государственных дел различной степени секретности. Внимания требовало всего два... проекта. Фрэнсис изучал тонкости психологии обитателей разных миров Пакта. Ведь мышление хальмадцев отличалось от мышления агамарцев, а эти упрямые аграрии думали совсем иначе, нежели корлаксианцы или кто-либо ещё.
Во-вторых, не мешало подумать, кого отправить в помощь королеве, если она промедлит и дело примет дурной оборот, перейдя в фазу открытого столкновения.
В-третьих, следовало разработать несколько вариаций плана действий Особого отделения на случай оперативности Конкордии, или, всё же, вооруженного столкновения. Криминаль-директор и гехайм-директор своим опытом и квалификацией полностью соответствовали своим высоким должностям, но Фрэнсису интересно было поучаствовать. Поломать немного голову, придумать нечто новое, небанальное, неожиданное. В результате мини-бар опустел на одну бутылку вина, а закрытые заметки Его Величества, наоборот, заметно пополнились.
А в роли разминки для ума выступали задачки с Фоллином и Роче. Первая была совершенно несложной: ящеры хорошо ладили с Каларбой и Дракенвеллом и... "Крейц-Эскол", но имели проблемы с промышленностью. В былые времена они старались размещать заводы вне своей родины, теперь же этот манёвр им удавался плохо. Оправляясь после разрушения бактериологических лабораторий, некогда размещенных на планете Вейдером, фоллинцы упустили момент, когда можно было взять в пользование тот мир, какой только угодно и позволяют силы. Дракенвелльцы немало им помогли в восстановлении экосистем, а "Крейц-Эскол" несколько лет спустя вывела ряд нейтрализующих живучие бактерии агентов. Благородный жест сделан, осталось дождаться плодов. И, возможно... немного помочь прийти к правильному выводу.
Зато верпины жили прекрасно. Ряд их технологических решений использовали гражданские Гиндина. Разумеется, купив права на это. Но сотрудничество инсектоидов с Акзилой с течением времени становилось только более тесным. Оружие, медицинские и кораблестроительные технологии, сами корабли: Пакт приобретал многое, взамен щедро платя. Его флот не мог похвастаться огромными размерами, но без гениев с Роче его и вовсе почти не существовало бы.
С одной стороны, всё просто. Но, в отличие от геонозианцев или, тем более, коликоидов, верпины отличались миролюбивостью. А барабелы, если верить слухам, не против полакомиться верпинским мясом. Но выгода от такого приобретения, вне всяких сомнений, перевешивала все сомнительные моменты. На Роче можно заказывать оборонительные и гражданские технологии, оружие для тех, кто не находится на военной службе. И использовать верпинов как судей, раз у них имелась склонность к разрешению конфликтов. Этим списком открывавшиеся возможности вовсе не исчерпывались.
"В случае протеста против военной службы использовать работу в оборонном комплексе как замену", - пометил Фрэнсис вчера.
Политическими задачками его времяпрепровождение на борту "Эрменериха" не ограничивалось. Император общался с офицерами, когда свободное время имелось и у них, и у него. Или с Перси. Долго пропадал в тренировочном зале, выполняя свои обычные упражнения и занимаясь боем на мечах. И учился носить броню. В этом Сезару помогал генерал-майор Гельтер или кто-то из офицеров его дивизии. Возможность двигаться в броне словно без неё оставалась отдалённой светлой перспективой при условии регулярных дальнейших тренировок, но делать это довольно сносно уже получалось.
Теперь же, меньше чем за час до выхода из гиперпространства, Фрэнсис, уже облачённый в броню офицера легиона, но без каких-либо знаков монаршего положения, баловался стрельбой в своём личном игрушечном тире. Безопасным лучом по классическим мишеням.
А в "окне" бушевало море Дженуваа. Металлически-серые валы накатывали на каменистый берег, перемешивая гальку. Одна волна, пенясь, лизала камни и песок, чтобы, откатившись назад, превратиться в подошву следующей. Поодаль морские воды с грохотом били в выступающий утёс, швыряя вверх крупные пенные брызги. У далёкого горизонта темнота моря и неба встречалась в широчайшем объятии.
Лучше этого вида мог быть только небольшой отпуск на море. Но Фрэнсиса ждал закованный в панцирь утёсов Раттатак, и Сезар не мог отказать драгоценным союзникам в своём обществе. Ведь они так старались пригласить в гости целый легион, наверняка приготовили и культурную программу, и стол.
Один за другим всаживая выстрелы в самый центр каждой мишени, Император с удовольствием наблюдал краем глаза за радостно мигающим зелёным огоньком уведомления и представлял, что размеченный кольцами круг - это голова каждого из первых лиц правящих кланов Раттатака.
После этого пришлось прерваться ради сигареты. А затем Фрэнсис, вооружившись полным комплектом и прихватив более ли менее свободной левой рукой, - на её плече висел ремень полицейского карабина, - свой шлем, отправился на мостик. Интересно было взглянуть на этот момент выхода из гиперпространства. На то, как вражеские, в том числе родианские, корыта разлетятся от залпов его, Императора, кораблей.
Да. Зрелище обещало быть прекрасным.

--> Мостик

TaonДата: Воскресенье, 27.11.2016, 23:03 | Сообщение # 8 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

--> Ангар

Каюта встречала Фрэнсиса восхитительной тишиной.
Никаких раттатак. Никакого песка, пыли, зноя, висящей в воздухе удушливой жажды зрелищ, какими бы они ни были.
"Вы любите драться и обожаете, когда другие рвут друг другу глотки за вас. На Чалакте всё наоборот. Где за моими границами нормальные люди?"
Саркастически усмехнувшись, он широко и громко зевнул. Поднялся на возвышение и любовно положил винтовки на стоявший там диван. Отстегнул кобуру с бластером, снял ножны с клинком Лиг, ремни формы и поместил там же. Расстегнул китель, рубашку, бросил всё на пол. Подошел к терминалу и выбрал фальшивый вид из окна. На этот раз им оказался рунийский рассвет над лугами.
Тончайшее кружево облаков. Краешек солнца над горизонтом. Цветущее разнотравье. Буйство красок и успокаивающая зелень. Но в ближайшее время Фрэнсису не суждено было не то, что вырваться на отдых за пределы Штауфгарда, а даже увидеть Рун.
Путешествие в мир красноватых скал и варварских обычаев осталось позади. Порцию внимания ждала прекрасная планета.
Но чужая.
Пацифисты хранили свой суверенитет методами тайного убеждения. Имели влиятельных друзей. Но одна ошибка, один агент влияния не там, где следует и сующий свой нос дальше, чем можно позволить, и всё грозит обрушиться.
Император мог бы поступить жестоко. Вместо этого он решил предоставить выбор.
Иллюзорный выбор и хорошие условия. Щадящие. Учитывающие менталитет и традиции.
Нет нужды лить кровь там, где можно добиться своего иначе. Если речь не идёт о принципиальных вопросах или мести.
"Но это всё потом, потом. Подождёт, пока я вымоюсь и отдохну. Если, конечно, мимо Чалакты случайно не пролетит маленькая чёрная дыра, как в родной системе хаттов".
Фрэнсис снял сапоги, форменные штаны и всё остальное. Нагим отправился в душ, а через четверть часа вальяжной походкой вышел в полотенце вокруг бёдер. Нашел китель, достал портсигар с зажигалкой, закурил и уселся на другой диван. По пути к нему свернул к мини-бару, поразглядывал бутылки. Закрыл его. После установки имплантатов не стоило грубо нарушать предписания доктора Бэрра.
"Эрменерих" давно уже ушел в гиперпространство, когда Сезар, ещё раз обдумав план нейтрализации новоявленного Лорда-протектора Акзилианского Пакта и получения в своё владение территории этого государства, внёс в схему лёгкие корректировки, дополнил её примечаниями и решил дать себе отдохнуть. Следующий день обещал быть насыщенным: церемония награждения, посиделки с офицерами, и где-то между ними тренировка. Себя нужно поддерживать в форме, а имплантаты - проверять. И не только на то, справляются ли они с нейтрализацией последствий привычек, скрашивающих напряженные будни.
Незаметно перешедшая в сон дрёма застала Фрэнсиса в постели с книгой в руках. Закрылись глаза, расслабились мимические мышцы, придавая лицу спокойное, безмятежное выражение, так непохожее на печать строгости, неумолимой жесткости. Пальцы разжались. Неслышно захлопнулся том, в котором калишский военный теоретик анализировал сведения о Восьмом легионе. Всё от первых упоминаний и до воссоздания в этом году.
Первый калишский легион, с чьими солдатами и офицерами познакомился Арманд. Когда-то с этой встречи начала меняться жизнь. Теперь он проходил знакомой дорогой, интересуясь военным делом.
Сон Императора был глубок. А под утро в него пришла Констанс.
С двусмысленной улыбкой на губах она, глядя в глаза прижалась, в нетерпении поводя бёдрами. Тонкое платье плотно облегало нежные изгибы хрупкого, но отнюдь не похожего на мальчишеское, тела.
Изящная ручка на несколько секунд прижалась к паху и проворно расстегнула брюки.

TaonДата: Понедельник, 28.11.2016, 15:07 | Сообщение # 9 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

За двадцать минут до сигнала хронометра Фрэнсис заворочался. Дважды перевернулся с боку на бок, сползая с подушки. Ткнулся лбом в угол обложки и медленно открыл глаза.
Растерянный взгляд едва проснувшегося человека через несколько секунд стал осмысленным. После вернулись запечатлённые в кадрах хроник холодность и цепкость, обращенная отчасти внутрь сосредоточенность.
Он сел. Одним движением руки застелил постель, просто подтянув одеяло повыше. Книгу взял и, идя в душ, поставил на полку.
"Однозначно, у меня есть ещё один повод пойти на тренировку. Сбросим-ка пар хотя бы так".
Ради этого Фрэнсис покинул каюту на два часа. Скучать не пришлось: в дополнение к обычной программе удалось устроить небольшой спарринг с Гельтером. После этого Сезар заглянул в медицинский блок на полное сканирование, откуда вышел в отличном настроении. Имплантаты и после нагрузок вели себя прекрасно.
Вернувшись, он собрал брошенную вчера на пол форму, донёс до душевой, положил в чистящий блок и выставил подходящую программу. Тренировочные штаны и серую футболку, от пота превратившуюся в жалкую тёмно-серую тряпку, швырнул рядом.
Сразу после душа и бритья Фрэнсис, не озаботившись обматыванием себя полотенцем, выкурил одну сигарету, задумчиво покружил по каюте.
В голову пришла мысль ещё раз побыть в расположении одного из легионов.
"Стоило бы сделать. Но не раньше, чем разберусь с Акзилой и срублю голову Дефеласу, так-то".
Приняв решение, Сезар почтил своим вниманием шкаф, но много времени созерцание содержимого не заняло. Сразу найдя императорское облачение, Арманд оделся, педантично проверяя, всё ли выглядит правильно, не допустил ли он где-то мелкую оплошность. Не обнаружив изъяна, Фрэнсис успокоился и ушел на церемонию. Лично отмечать отличившихся миротворцев с "Эрменериха".

***

Под присмотром доктора Бэрра он тем более не рисковал экспериментировать со своими физическими возможностями. Два бокала красного вина растянулись на три часа.
Чем больше Фрэнсис общался с южанами и северянами Кали, тем более удивлялся, как две части одного народа могут иметь столько противоположных точек зрения, и при этом оставаться едиными. Их объединяла общая судьба, религия, новая и всецело любимая родина. Истинно калишские мстительность и принципиальность. И различало всё остальное. Но при этом даже в большинстве противоречий находится некий общий знаменатель.
Южане презирают смерть и бесстрашно убивают себя, чтобы не оказаться в плену, а северяне в безвыходной ситуации отчаянно желают умереть героически. И те, и другие, оказавшись в таком положении, способны унести с собой немало врагов.
Южане ценят красоту во всём, северян же не стоит подпускать к произведениям искусства, созданным в лоне чужой культуры. Они категоричны. Не желают принимать чуждого, им довольно своего.
И так бесконечно.
Одни закрыты, другие же во время отдыха безудержны. Южанин пойдёт в театр, северянин - в кабак или смотреть гладиаторские бои. Но это вовсе не значило, что вторые узколобы и глупы.
При общении с южанами и северянами по отдельности разница ощущалась, но не так резко, ярко, четко. Стоит же собрать их вместе и вывести на тему военных историй, - интерес Сезара касался не только самих по себе военных действий, но и живого прошлого его людей, - как отличия так и лезли в глаза.
Спокойные, степенные капитан Саито и заглянувший на полчаса адмирал Шитцу. Заразительно хохочущий над анекдотичной, но показательной историей о том, как солдаты Восьмого легиона раскрасили статую набуанской королевы, Гельтер.
Как и Император, капитан потягивал рунийское вино, только ему не надо было беспокоиться о недавно поставленных имплантатах. Генерал-майор ополовинил бутылку тархассанского виски.
Южане если и жестикулировали, то лишь чтобы подчеркнуть логическое ударение во фразе.
Вигхард ради того же в запале мог слегка дать соседу по плечу или колену.
Соседом был криминальрат. Но северная эмоциональность неожиданно пришлась ему по вкусу. На несколько часов военный и офицер тайной полиции стали добрыми приятелями.
Доктор Бэрр, сидя рядом с Фрэнсисом на том диване, что стоял пониже, тоже делился своими воспоминаниями. Натуралистичностью рассказы пожилого медика не уступали историям некогда спасённого им генерала. Саито говорил более сухо и сдержанно, не углубляясь в кровавые подробности. А он, несколько лет проживший на Лехоне (не зная при этом, что это за мир), был свидетелем нескольких жутковатых случаев, когда люди сходили с ума. И на войне тоже повидал достаточно.
Сезар о набуанском прошлом не обмолвился и словом. Для него эта тема была запретной. Не о чем говорить, и точка. Зато его память хранила множество более ли менее невинных в плане секретности эпизодов гражданской войны, о которых не знал никто из собравшихся в каюте.
Тема далеко не исчерпала себя, когда мужчины стихийно перешли к обсуждению имплантатов, а после - к вопросу о смысле пребывания женщин на военных кораблях.
Не каждый гиперпространственный прыжок удавалось скрасить так замечательно.

TaonДата: Пятница, 02.12.2016, 10:58 | Сообщение # 10 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Кусок хлеба был настолько мягким и тонким, что развалился надвое, стоило его взять.
Фрэнсис плюнул на попытки пообедать по-человечески и, поддев ножом немного паштета, стал есть так. А хлебом сопроводил мягкое овощное рагу.
Запив всё это вкуснейшим кафом, - настоящим, с Гиндина, а не тошнотворной подделкой, - Его Величество заметно подобрел. Тяжелый взгляд стал чуть теплее и мягче.
Аккуратно, по всем правилам уложив столовые приборы на поднос с грязной посудой, Фрэнсис убрал его с колен на диван. Задумчиво посмотрел на мини-бар и, покачав головой, пошел к шкафу за вещами.
Скоро "Эрменерих" и другие корабли адмирала Шитцу должны были выйти из гиперпространства. Их ждала Чалакта. Не вполне осознавая, чего ждёт.
В эти дни перелёта у Императора было достаточно времени, чтобы поразмыслить над своей задумкой. Выверить каждый шаг, жест и слово. Он вставал, шел тренироваться, позже завтракал. Регулярно бывал в медицинском блоке на сканировании, но большую часть времени проводил в уединении. Много предстояло сделать, ко многому подготовиться.
Страдал от ограничений в еде. Страница за страницей погружался в историю калишских легионов. У каждого была своя тактика и назначение, свои трудности и триумфы.
Из прошлого звучали голоса легатов, чьи фамилии тоже порой были только историей. Минувшие дни, живущие только в памяти и наследии люди. Вымершие кланы. Одни стали частью иных, более сильных, кланов. Другие сгинули в противостояниях с захватчиками. Налётчики и работорговцы не были редкостью. Как и истинные калишцы, люди с той планеты жили обособленно. Если случался налёт, то мог погибнуть весь клан кроме тех, кто в это время жили в расположении легиона. А они всегда находились там, где несведущему отыскать это место очень трудно.
Беспокойная, кровавая, вопиющая о мести и с удовлетворением о ней рассказывающая, история.
Военный теоретик не мог себе позволить углубляться в прошлое клана каждого легата. Но скупые, сухие упоминания там, где от этого не уйти, и без того давали достаточное представление.
Контраст с миром, на который нацелился Фрэнсис, был ошеломляющим. И позволял мысли свободно парить над острыми гранями различий, противоположностей, противоречий, выискивая тот идеальный путь, что с наименьшими потерями для мира Принципата и мира чалактанцев, - времени в том числе, - приведёт к желанному исходу.
Сезар вертел изначальный вариант перед мысленным взором со всех сторон. Жестикулируя и беззвучно шевеля губами, бродил по каюте, разыгрывая сценки. Перечитывал свои материалы. Улучшал, пока не стал относительно доволен.
Всего не предугадать. Случай и чужой характер всегда внесут что-нибудь новое, свежее или глупое.
"Несомненно, любезные поклонники просвещения, я не считаю вас идиотами. А вы меня?"
У каждого императорского облачения была своя символика. По цвету, узорам, крою можно было немало понять. Что правитель думал о ситуации. На что желал намекнуть.
Для этого визита Его Величество выбрал чёрное. Цвет военной формы. Но не её саму.
Он одёрнул аскетичного вида камзол, надел плащ, ремень с клинком Лиг в ножнах и императорскую цепь. Пригладил волосы. Обернувшись, бросил взгляд на тумбочку. Причин не верить хронометру не было, как и солидного запаса времени.
Расслабленно положив ладонь на рукоять меча, Фрэнсис проверил, не забыл ли положить в карман к комлинку четыре инфочипа и удалился в ангар.

--> Ангар

TaonДата: Вторник, 07.02.2017, 11:39 | Сообщение # 11 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

--> Ангар

Хороший лидер должен непревзойдённо разбираться в людях и других расах. Овладеть в совершенстве искусством манипулирования. Знать, кого и как подтолкнуть к наилучшим результатам. Ставить на важные позиции тех, кто, четко выполняя приказы, не нуждается в ежеминутном инструктировании. И контролировать.
Можно, конечно, можно просто раздавать указания. Но такая система непрочна. Ей не хватает... духа. И она неспособна удовлетворить страсть.
Фрэнсис бесконечно любил власть, которую давал контроль. Это невероятное чувство, это ощущение биения пульса гигантского организма под его пальцами. Знание, что одна-единственная воля способна улучшать целый мир.
Его мир.
Калишцы имели право думать, будто их роль исключительна. Так и было. Но не генералы сидели на троне. Не генералы и не лазутчики в масках держали в уме грандиозные планы. Они были сердцем и мускулами, но не всем организмом.
Себя Император ставил на позицию мозга. Где-то рядом была ещё и супруга, но, невзирая на все нежные чувства... у неё не имелось шансов получить контроль. Сначала неявно (но ярко во время военных операций и молниеносных атак), а теперь явно Фрэнсис дёргал за все нити.
Когда-нибудь на его место встанет кронпринц. Но пока...
"Дела-дела".
Зайдя в каюту, Сезар не стал блокировать дверь. На ходу докурив сигарету, он расплющил её об дно пепельницы, включил "вид из окна" - на этот раз остановился на пустошах Геонозиса - и, даже не снимая фуражку, упал на диван.
Финансовые потоки Фрэнсис контролировал в меньшей степени, доверяя это более грамотным специалистам. Ему же достаточно было знать, на всё ли хватает средств, откуда они идут и по-прежнему ли идеально скрыты некоторые направления финансирования.
Жаловаться не приходилось. Кредиты текли рекой. НТГ справлялась превосходно, но на то они и неймодианцы. Лорд Ирнерио писал об увеличении прибыли своих теневых предприятий. Как и положено по тайному уговору, установленные проценты отходили государству. Куривары тоже не подводили.
Пролистав отчеты из этого блока, Император перешел к тщательнейшим образом шифрованным и просто занятным.
Доклады по Кристофсису и Пакту. Новости с Лехона: разработки дизрупторного поля сдвинулись с очередной мёртвой точки и подошли к испытаниям системы идентификации "своих" объектов. Новости из "Крейц-Эскол": сыворотка для улучшения памяти вскоре пройдёт первую серию тестов. В идеале, средство сможет превращать память объекта в эйдетическую. Временное улучшение, если не получится постоянного эффекта, Фрэнсиса бы тоже устроило. Его агенты должны иметь максимум преимуществ. Одновременно другое подразделение продолжило временно замороженный проект изучения и экспериментов над адептской природой. К этому набору отчетов прилагались сведения о разработке парочки интересных токсинов для единичных ликвидаций.
На Рун отлично прошли полицейские учения под руководством министериал-диригента. Императорская пресс-служба начала мягкую подготовку общественного мнения к принятию Акзилы и других систем и культур в лоно общей родины.
Быстро изучив всё, Сезар по шифрованным каналам связался с теми, кому требовались дополнительные указания. В первую очередь с гехайм-директором. Фрэнсис согласился: на Акзиле пора вводить в игру агентов влияния. Народные настроения стоило искусно подогреть.
Во-вторых, он приказал организовать утечку информации об ошибке чалактанского советника Амрита. Некрасивая история со шпионажем на Туле в области военной промышленности нанесла бы огромный ущерб репутации и не позволила Амриту остаться при власти даже как мунусу.
Справившись с текущими трудами, Император заблокировал датапад и отложил. На полпути к мини-бару передумал: после встречи с офицерами на мостике стоило заглянуть в логово доктора Бэрра. А идти на сканирование, перед этим плеснув себе вина - идея не из лучших. Но от второй сигареты Сезар не отказался. Привычка помогала ему отстранённо взглянуть на принятые и запланированные решения, сделанные и только намечавшиеся ходы.
Привычный умиротворяющий щелчок зажигалки. Первая затяжка. Крепкий, благородный аромат дыма.
Зная наверняка, что даже во владениях адмирала Шитцу, убеждённого противника вредных привычек, найдёт пепельницу, Фрэнсис туда и отправился.

--> Мостик

TaonДата: Суббота, 11.02.2017, 12:01 | Сообщение # 12 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

--> Медицинский блок

Просверлив каждую бутылку взглядом, Фрэнсис закрыл мини-бар. Резкими, нервными движениями снял плащ, с силой сдёргивая рукава. Швырнул его на диван. Сам пересёк каюту и уселся на другой, стоявший ниже. Напротив фальшивого окна.
"Снаружи" буйствовала песчаная буря. Поднятые ураганом тучи песка кружились так бешено, что казалось: попади туда кто-нибудь, с него мгновенно сдерёт кожу. Сумасшедший ветер жадно облизывал скалы, незаметно дополняя работу сотен предыдущих диких скульпторов.
Геонозис. Жесткое излучение, бури и сушь. Мир для самых живучих и жестоких. Мир, откуда уже дважды начинала поход армия дроидов.
"Неплохая попытка перетряхнуть эту заплесневевшую галактику", - с извечной насмешкой говорил молодой Арманд. И добавлял: "Гораздо лучше остальных".
"Поменьше раскрывай рот на политические темы. Даже дома", - говорил отец.
Отец, которого Фрэнсис уважал за то, что он, использовав данное чванливой семьёй бастарду, достойно выстроил свою жизнь и спасал чужие. Не каждый хирург имел настоящее призвание.
Фредрик Арманд был принципиальным и честным. Поэтому когда сын бился о бюрократические стены, щедро замазанные кредитами ублюдков, которые могли себе позволить ломать чужие судьбы и не мог - и не хотел - разбираться с родительскими сложностями.
Мать, несостоявшаяся кандидатка в набуанские королевы, всегда старалась держать себя как та, кем не сумела стать. Может быть, поэтому Фрэнсис, такой внимательный на работе, не замечал неладного и видел только привычное? И поэтому отец, когда выросли и встали на ноги дети, отправился искать утешения у других женщин?
Уважение к этому человеку соединялось у Фрэнсиса с презрительным, полугадливым сочувствием.
Он редко пускался в путешествие по таким воспоминаниям. Уроки давно вынесены, и довольно.
Но невероятная новость разворошила старое. Сезар невольно устремился в прошлое, скрупулёзно выискивая намёки.
Их не нашлось. Никаких скандалов, никаких оговорок, в досаде вырвавшихся слов. Ничего, что запомнилось бы.
Кроме одного. Родственницы матери много раз охали, какой скоропалительной была свадьба. Он пропускал этот бред мимо ушей. А теперь всё обретало смысл, поворачиваясь под немыслимым углом.
Как странно. Много лет Император смотрел на покойную мать как на жертву обстоятельств. Сейчас же драма семейства Арманд выглядела абсолютно иначе.
"Как, где ты его встретила? Ты никогда не говорила о путешествиях юности. Он был наёмником или ты побывала на Кали до войны и увезла подарок так, чтобы его не нашли на досмотре, а?"
Фрэнсис цинично ухмыльнулся. Потёр переносицу.
"Что бы ты сказала мне, а? Что ты не расчетливая дрянь, а просто запуталась? Так вы говорите, когда вас ловят за руку... или, скорее, другое место? А ты, патриарх клана Ваймер? Унц был старшим среди твоих детей. Законным сыном. Я младше на год. Вы с драгоценной матушкой нашли друг друга, да?"
Он скрипнул зубами. Взял датапад, разблокировал. Отложил.
И снова.
Сезар чувствовал себя со всех сторон обманутым. Одураченным как последний кретин.
Родители давно стали для него чем-то вроде навсегда застывших образов в галерее. Связанные с их поступками, хорошими и гадкими, мысли стали фундаментом для касавшихся личной жизни убеждений.
Одна проверка генома, и в тихой местности начались землетрясение и геонозианская буря.
Фрэнсис ненавидел ощущать себя обманутым. Это было хуже всего.
Не любовные похождения матери, Эрика Ваймера и более поздние - отца. Того, кого Арманд считал отцом. Он знал, как это бывает. Повидал и перепробовал достаточно красоток, испытал множество видов интереса и влечения.
Ложь как таковая тоже не внушала отвращения. Он вводил в заблуждение и откровенно лгал так много, что не сосчитать. Закулисных игр без этого не бывает. И ему самому пытались лгать. Как полицейскому и как офицеру Ликана. Как серому командиру монархистов. Как главнокомандующему Особым отделением и как Императору. Это не задевало. Это только игра. Обмани сам, сплети паутину, поймай. Получи приз.
Но как простого человека его не обманывали очень давно. Констанс не смела так делать. Безобидные женские уловки для того, чтобы мягко изменить настроение - потолок.
Давно Фрэнсис не испытывал таких чувств. Жгучего, зудящего раздражения, недостаточно сильного, но не дающего отмахнуться. Неспособности сосредоточиться и понять, что делать.
Обиды, наконец.
Он встал. Снова подошел к мини-бару, открыл. Скользнул взглядом по той половине, где стояли напитки покрепче.
"Не полететь ли нам на Кали?"
Карман топорщился из-за коробочки с препаратами, напоминая своим видом: спонтанное, беспричинное нарушение планов, какими бы они ни были, это путь вниз.
"Нет. Я могу командовать и с борта, и из любой системы, но на Рун есть, чем заняться лично. А после... да".
Подумав, какую глупость хотел совершить, и недовольно скривив губы, Император налил себе воды и выпил первую таблетку.
Семейная встреча, от которой Фрэнсис не мог понять, чего ожидал, должна была состояться. Когда-нибудь после... после дел на Рун. Или после Акзилы, если генералы не станут копошиться целый месяц.
Но это неотвратимость.
Долг и семья. Сначала одно, затем - и обязательно - другое.
Даже если семья такая... ненастоящая. Скреплённая только генами.
Так думали калишцы. И Фрэнсис.

TaonДата: Понедельник, 13.02.2017, 22:04 | Сообщение # 13 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Яркий край солнца Гиндина показался над горной грядой, золотя пушистые перья облаков и щедро рассыпая по снегу бриллиантовые отблески. Вдали, скользя по воздушным потокам, парила огромная птица, высматривая добычу, и мгновенно устремилась вниз, рухнула камнем, завидев кого-то.
Когда это происходило, когда путешественники запечатлели такой величественный вид? Месяц, год назад?
Это под их ногами хрустел снег, это они покоряли вершины. Здесь же мороз не щипал щеки, разреженный воздух не вынуждал дышать чаще.
Выпутавшись из одеяла и мокрой простыни, липнувшей к телу, Фрэнсис вытер лоб, перевернулся на другой бок и в три глотка выпил всю воду из стакана на тумбочке. И во рту всё равно стояла сухость как после весело проведённого вечера.
Мужчина пощупал подушку и поморщился. Во сне ему не показалось: даже наволочка была мокрой и мерзкой.
Он встал, потянулся. Лениво стащил с кровати постельное бельё и поплёлся в душ.
"Поганые таблетки..."
Эти несколько дней полёта стали худшими за последний год. Даже хуже времени в интенсивной терапии. Сейчас Фрэнсис не должен был лежать круглые сутки. Он мог и заниматься делами, и ходить на тренировки или к хорошо знакомым офицерам. Но на время приёма очищающих организм препаратов доктор Бэрр строго запретил даже вино. И сигареты, конечно.
А курить хотелось просто зверски. Не только из-за привычки делать это, раздумывая над проблемой.
Чтобы свыкнуться с новостями о своём настоящем происхождении, понадобилось не так много времени. Только нервы требовали помощи. И никак не получали.
Препараты тем временем делали своё дело. Это было хорошо видно по утрам, когда Фрэнсис просыпался в липком поту.
Не единственная неприятность.
Отвести душу и отвлечься, унять кипевшее внутри раздражение удавалось в тренировочном зале. Император упражнялся с железками и до изнеможения занимался с Гельтером или его подчинёнными боем на мечах. Помахать кулаками тоже был не против.
Во время одной из таких тренировок Сезар вспомнил о тех, кто считались мастерами индивидуального боя.
Что, если не только Кали поделится опытом? Знания о дисциплине и тактике легионов, позволявших им одерживать невиданные победы и держаться до последнего, можно обменять на некоторые секреты индивидуального мастерства. Как мандалорцам не зазорно поучиться у Кали, так и калишцы могли кое-что взять у детей Мандалора.
Даже Император.
Вторично он вспомнил об этом после душа. Чистящий блок бесшумно занимался бельём, Фрэнсис в одном полотенце сидел на краю разворошенной постели и листал заметки на датападе, проверяя, всё ли верно во вчера составленном расписании.
Рун и обязанности Сезара. Эффектно появиться, провести официальные встречи во дворце и тайные - в других местах. Полюбоваться на фрейлин. Начать игру с милашкой Меланой Эрлем.
Кали и обязанности... сына.
"Я обнародую информацию. Да-да. Обязательно. Если ваши гены, патриарх Ваймер, могут упрочить фундамент под моим троном и моих наследников, а они могут, то... я сделаю и не такое. Но сначала хочу вас видеть лично".
После семейной встречи Фрэнсис хотел снова провести хотя бы неделю вместе с легионерами. Необязательно снова в Тринадцатом. Можно было навестить формировавшийся Восьмой и фельдмаршала Люциса. И ещё съездить на стоянку клана Шиндая, если Канцлера не окажется ни на Рун, ни в калишской императорской резиденции.
Рунийское и секретное калишское отделения "Крейц-Эскол" тоже значились в расписании, но дополнительным, необязательным пунктом.
Хотелось навестить и Гиндин, и Геонозис. Но туда Сезар мог не успеть. Всё зависело от успеха агентов влияния на Акзиле и направления мыслей генерала Дефеласа.
"От тебя, Лорд-протектор, так много зависит... тебе должно быть лестно", - желчно подумал Фрэнсис.
Последним пунктом значилась Фарана, но под вопросом. Император не мог даже приблизительно сказать, когда выпадет возможность отправиться туда. Снова из-за Пакта, на котором сошлось так много важных нитей. Аванпосты, ресурсы, рост военной мощи, потенциальная колония в подарок перенаселённому Дракенвеллу, плотные контакты с Роче: эта благополучная территория была лакомым куском. Как и ФКНС. Но визит к новому Канцлеру - а до грядущих выборов в этом мало смысла - мог немного подождать. А в заповедное озеро Пакта уже заброшено слишком много крючков с отличной наживкой.
"Только есть одна тонкость, н-да... Фарана - единственное удачное место на нейтральных территориях, где я могу встретиться с представителями Мандалора, но не самим Мандалором, под предлогом случайно совпавших во времени деловых поездок".
Фрэнсис потёр чисто выбритый подбородок, добавил в последний пункт несколько мелких примечаний и приписал: "Отложить".
Закрыв файл, заблокировал датапад личным кодом доступа, слегка размял шею и вышел из спальни. Фальшивое окно проигрывало следующую запись: утро в белсависском оазисе.
"Хорошее место выбрали дроиды для аванпоста. Не то слово".
Курить захотелось ужасно.
"А у Вигхарда есть", - тут же вспомнил Император.
Пять минут спустя, уже одетый в штаны и тёмную майку, он с кислым видом ел салат, запивая кисловатым подобием холодного копи. На закуску была предпоследняя таблетка.

TaonДата: Четверг, 23.02.2017, 13:49 | Сообщение # 14 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Визит криминальрата застал Императора посреди процесса одевания. Расхаживая от двери к мини-тиру, Фрэнсис левой рукой медленно застёгивал камзол, начиная снизу. Добравшись до рубашки, начал застёгивать уже её.
Правой он держал сигарету. Третью за последний час.
- А, доктор Эдьед, - радушно поприветствовал он Эдгара. - Проходите. На диване лежит датапад, почитайте, ознакомьтесь.
- Какого рода материал? - поинтересовался гость, усаживаясь на указанное место.
- Не по вашему профилю. Но мне нужно знать, всё ли я учел с позиций безопасности.
Ненадолго повисла пауза. Фрэнсис, застегнув рубашку на две нижние пуговицы, бросил это занятие, прошелся до столика, взял пепельницу и встал у окна. Там открывалось потрясающее зрелище, пробирающее до глубины души. Вид Шолы.
Вулкан вдалеке вышвыривал из жерла куски породы, выплёвывал высоко вверх яростно-алые фонтаны. Яркие отблески мифического подземного огня из царства мёртвых сверкали на них, плясали по лавовой реке, текшей между чёрных скал. С тёмного неба сыпался пепел.
Застыв живым изваянием, Император молча взирал на буйство огненной стихии. Холодно, спокойно, властно.
Сигарета, внезапно забытая, догорела до фильтра. Фрэнсис бросил её в пепельницу.
- Ваши первые мысли, Эдгар? - повернувшись, спросил он.
Криминальрат оторвался от чтения, но ответил не сразу. Жесткий, умный взгляд скользнул по бурлившей лавой панораме.
- Вспомнил, как мы старались оставить демократов без армий.
Сезар, хмыкнув, кивнул.
- Мы сделаем лучше, чем они. Я долго изучал этот вопрос. Частные армии сделают жизнь проще. НТГ, Ирнерио и все остальные смогут полноценно защищать свои транспорты, грузы и... что захотят. Прошедшие обязательную службу солдаты получат отличную работу. И если кто-то захочет нарваться на нас, ему придётся ещё хуже.
- Каларба, Талораан, Раттатак, договоры с Мандалором и Фараной, теперь Чалакта и закон о частных армиях, затем Акзила, - загибая пальцы, перечислял Эдьед. - А дальше?
- Всё, что имеет ценность и до чего мы можем дотянуться.
Эдгар хитро прищурил один глаз.
- Рано или поздно имперские и республиканские СМИ снова завопят о нашей омерзительной агрессивности, Ваша Милость.
Фрэнсис указал на экран.
- И пусть себе вопят. Если им так не нравится жить в мире, где есть Принципат и я, прошу утопиться в этой речке. Начиная с тех, кто выдаёт заказы на истерики. Я должен укрепить государство, обеспечить ему выживание даже при одновременной атаке с разных сторон или с неизвестного направления, значит сделаю это. Так что с безопасностью?
- Не вижу недочетов. Но если позволите, я бы изучил этот вопрос тщательнее.
Император вернулся к столику, быстро застёгивая рубашку дальше. Поставил пепельницу.
- Конечно. Я собирался созвать сенаторов только завтра. На корабле всё в порядке?
- Да. У "Эрменериха" прекрасный экипаж.
- Знаю и рад. Что ж, пока это всё.
Скопировав файл с законопроектом на инфочип, криминальрат учтиво попрощался и ушел. Фрэнсис переключил вид Шолы на запись полёта над лесами трандошанской луны Вассках, и, никуда не торопясь, выпил бокал вина. Выкурив ещё одну сигарету, вернулся в спальню и сменил чёрный камзол на серый с благородным отблеском. Намёки на воинственность к месту на Кали и территориях экспансии Принципата. Но Сезар возвращался домой.
Разделённые секундами мысли о Кали и доме заставили на несколько секунд помрачнеть. Взгляд застыл, посуровел.
"Эрик Ваймер..." - мысленно повторил мужчина имя отца. Покачал головой и не стал привычно язвить.
Судя по хронометру, корабль должен был скоро выйти из гиперпространства. Фрэнсис надел перевязь с клинком Лиг в ножнах, плащ, императорскую цепь. Не забыл и любимый пистолет. А винтовки ему привезут, если захочет.
"Ну, генерал, навестим столицу".

--> Ангар

Форум » Калишский Принципат » Корабль "Эрменерих" » Каюта Сезара
Страница 1 из 11
Поиск: