C Днем Звездных Войн, товарищи! Ура-ура-ура! May the Forth be with you, Гость! Эй, Гость, Battlefront доступен в Origin бесплатно в честь праздника. Только сегодня! Четвертого мая Battlefront доступен бесплатно. С Днем Star Wars! #may #battlefront-free
[ Лента форума · Форумчане · Правила форума ]

Страница 1 из 11
Форум » Калишский Принципат » Прочие места Принципата » Чалакта
Чалакта
TaonДата: Суббота, 26.11.2016, 17:41 | Сообщение # 1 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»


Чалакта - планета в Среднем Кольце, известная своей особенной культурой, а также высокой религиозностью своих миролюбивых жителей. Чалактанские города и мелкие поселения расположились на живописных равнинах и у берегов кристально чистых морей и океанов.

Вера этого народа воплощена в учении чалактанских адептов - философско-мистического ордена, чьи храмы можно увидеть повсеместно. Адепты говорят, что законы вселенной управляют не только мирозданием, но и жизнями, и стремятся постичь их, чтобы жить в абсолютной гармонии.

Столицей планеты является город Джордир. Совет Чалакты заседает во дворце Истины.

Источник изображения - DeviantArt, автор - Alpha-Element

TaonДата: Пятница, 02.12.2016, 21:43 | Сообщение # 2 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

--> Корабль "Эрменерих": ангар
Джордир. Дворец Истины


"Здесь Совет, там Совет. Этой несчастной галактике катастрофически не хватает оригинальности", - ворчал Фрэнсис, в сопровождении HK-дроидов и палатинов следуя за очаровательной дамой в белом.
"Добро пожаловать на Чалакту, Ваше Величество", - сказала она полчаса назад, встречая в космопорте.
"Моё имя Адити. Ваш визит неожиданность для Совета", - говорила она ещё. И смотрела спокойно. С потаённой мудростью, мягкой силой во взгляде тёмных глаз.
Смуглокожая. Высокая, казалось издалека. Но на самом деле макушкой едва доставала Сезару до подбородка.
Золотистый блик на переносице притягивал взгляд. Второго маленького шарика, который носили опытные чалактанские адепты, не было. Провожатая безмолвно, одним своим видом заявляла, что искала знания, но ещё не обрела.
Странные люди. Но стоило всего лишь вспомнить Набу, Алдераан и Осариан, как густой туман рассеивался, обнажая цветущие поля.
Набу Фрэнсис не желал видеть. Осарианом правил. По Алдераану, пусть очень редко, тосковал.
Но если для осарианца философия - тема сродни разговорам о капризах погоды, то здесь всё дышало ей.
Звенящие птичьим щебетом рощи. Грохот водопадов. Пряный запах палой листвы. Пронзительное чувство гармонии всего сущего.
Не каждая планета могла так порадовать. Многие были изуродованы человеческой ли, экзотской ли рукой. Но не гордая, воинственная, свирепая Кали. И не та, что была всем прекрасна... а превратилась в груду разлетевшихся камней по воле бешеных имперских тварей.
Чалакта напоминала Фрэнсису погибший мир, где прошло несколько лет его юности. Времени, от которого осталась только память и несколько голографий. На этих кадрах молодой Арманд даже смотрел иначе.
Тогда он думал, что сможет изменить многое. Не ошибся. Галактика нуждалась в переменах, и некоторым людям по силам их осуществить.
Бывают миры, которые хочется перекроить полностью. Бывают такие, где несовершенство не так бросается в глаза. Но встречаются и те, которыми только и делать, что любоваться бы.
Любоваться и взять. Любовно. Бережно.
Пока шаттл летел к космопорту, Император представлял себе в деталях живописные панорамы этой планеты, прокручивая картинки вновь и вновь, мысленно расставляя их по местам в тщательно выстраиваемой системе. Между видами Рун и Осариана. Далеко от Геонозиса, Коллы, Хайпори, Телти и Дракенвелла.
Оставалось лишь удивляться, как близко подобралась игра воображения к реальности. Росписи на стенах громадного холла изображали почти те же самые рощи и поля, луга и стремнины, ручьи и озёра. А среди них гнездились уютные городки, похожие на игрушечные.
Короткий шлейф светлого платья Адити уступал в белизне и высокому своду, и полу, на котором песочные и серые прожилки сплетались в косматые звёзды и пенные волны.
Широкая лестница в девять ступеней вела к створкам дверей. Провожатая трижды громко постучала, и они тихо разошлись в стороны.
- Его Величество Сезар! - звонко провозгласила девушка.
В круглое витражное окно лился послеполуденный свет. Синие, зелёные, золотистые и светло-коричневые блики ложились на большой овальный стол в центре зала. Расположенные амфитеатром скамьи гостей собрания, предназначенные для представителей Храма Просвещения и других уважаемых чалактанцев, заполнены.
Чёрным хищником, траурной птицей вошел Император в царство светлых одежд. Скупо искрилась скромная отделка слишком похожего на китель камзола. Плащ колыхался за спиной.
Не оборачиваясь, Сезар знал, как чужеродно смотрелись хищные маски его палатинов и пламенеющие красным плащи. И насколько лишними выглядели трое дроидов-убийц.
Девять советников поднялись навстречу. Фрэнсис, кивнув, прижал кулак к сердцу и остановился у единственного свободного места. Десятого. Напротив кресла главного советника.
- Много лет Совет суверенной Чалакты хранит её независимость и неприкосновенность традиций, обеспечивает безопасность и печется об интересах. Для того и нужны правители, не так ли?
Улыбку Императора можно было бы назвать обезоруживающей. Если не смотреть в глаза, чей ледяной, пристальный, цепкий взгляд прошелся по каждому из девяти чалактанцев.
- Мы существуем, чтобы созидать и укреплять вверенный нам мир, большой или малый. Но насколько далеко позволено заходить?
- На что вы намекаете, Ваше Величество? - возмущенно спросил главный советник, пухловатый немолодой мужчина в тёмно-коричневом одеянии, похожем на джедайское.
Фрэнсис лениво вытащил из кармана инфочип с крошечной жёлтой меткой. Вставил его в разъём датапада. Через несколько секунд на экранах перед каждым советником и гостем возник снимок мертвеца, похожего чем-то на северян Кали. Грозовая Туле стала его последним пристанищем. Подробное описание действий неудачливого агента и обстоятельств смерти прилагались. На случай, если кто-то плохо следил за слухами.
Голова отдельно от тела. Залитые кровью камни.
- Насколько я понимаю, этот человек принадлежал вам. Вы признаёте это, или здесь, как и на Раттатаке, начался мятеж? Я мог бы посодействовать примирению сторон.
По залу пронёсся громкий ропот. Красивая женщина с закрученными в высокую прическу косами положила руку на плечо главы Совета. Тот сразу приосанился.
- Сезар, ваше поведение и намёки оскорбительны!
- Нет, это вы оскорбляете меня принижением моих мыслительных способностей, - холодно парировал Фрэнсис. - Да или нет?
Слово взял ближайший советник справа. Ему не было и тридцати.
- Это правда, Ваше Величество, - произнёс он ровным тоном. - Мы признаём свою вину и приносим извинения за столь недостойные действия.
- Принимаю. Но!
Император поднял палец, призывая всех обратить всё внимание.
- Вы попросите протектората с условием перехода в полную власть Принципата в срок, равный двум месяцам. Вы признаете дроидов Армады, или Легиона, и только их, разумным неорганическим видом. Взамен Принципат гарантирует вам такую же защиту, как у собственных систем, неприкосновенность традиций и альтернативу стандартной службе в Императорской армии.
Зал безмолвствовал.
- Вы нужны нам. Со своим культурным, историческим опытом. С талантом мирить и убеждать.
Волна зарождается незаметно, в глубине. И вспенивается, шумит, бьёт только когда приближается к берегу.
Шторм в собрании начался с шепотка.
Когда уже нельзя было разобрать ни слова, Фрэнсис сорвал с ремня ножны и ударил ими по краю стола.
Главный советник смотрел как на помешанного.
- Ваше Величество, мы не можем принять эти условия.
Император недоумённо вскинул бровь.
- Как, совсем?
- Полностью.
- Все? Ни одного ни принимаете?
- Все. Это невозможно. Мы готовы оказать вам услугу ради того, чтобы вы забыли о нашей позорной ошибке. Но не более того.
Он потёр подбородок. Еле заметно нахмурился: вертикальная бороздка меж бровей едва прорезалась.
- Тогда давайте договоримся о компромиссе. Скажем, присутствие некоторых миротворческих сил Принципата в течение месяца. Я готов взять на себя роль... гаранта наших дружественных отношений.
- Довольно! - брызнув слюной на стол и соседей, закричал глава Совета. - Хватит! Это провокация, грабёж, тирания!
"А также узурпация и разбой. Ничего не упустил?"
Фрэнсис пожал плечами. Повесил ножны обратно. Поправил камзол и плащ.
- Вы знатный клеветник. Тем не менее, я пойду вам навстречу и забуду об этом. Но. Мои солдаты немного устали на Раттатаке, а корабли иногда навевают тоску.
- Это угроза?
- Нет. Солдатам всегда надо где-то жить.

TaonДата: Суббота, 03.12.2016, 11:17 | Сообщение # 3 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Джордир


По короткой тени Императора тяжело ступал Перси.
"Какое символичное напоминание", - безразлично думал Фрэнсис, поджигая кончик сигареты и глубоко втягивая умиротворяющий дым.
Вокруг расстилалась прекрасная столица Чалакты. У молочно-белых, золотисто-коричневых, нежно-голубых стен приземистых уютных домиков и похожих на тонкие молодые побеги присутственных мест разрастался вьюнок.
Прохладный ветер гонял облетевшие лепестки и пожелтевшие листья по ровным уличным плитам. Унёс в сторону пепел, который Сезар стряхнул, небрежно, легко постучав по сигарете кончиком пальца.
Крепкий, благородный аромат дорогого табака мешался с запахами подступающей осени.
Фрэнсис не успел выкурить и половину, когда услышал знакомый молодой голос.
- Постойте! Ваше Величество!
"Так-то лучше".
Он покинул высокое собрание не прощаясь. Под крики праведного возмущения. Два десятка лет ничья армия не входила в Джордир. А теперь идеальный тихий мирок грозил рухнуть под слаженные шаги солдат Принципата. Если же и Тринадцатый легион спустится с кораблей, то чалактанцы будут не раз глубоко возмущены актами вандализма.
Знание культуры подсказывало правильные шаги. Политики так просто не сдадутся. Нужно бить в иное место. Тогда Чалакта по доброй воле раскроет объятия. Раскроет широко и покорно, как любовница, которую всё же не забыли.
Император обернулся. Со ступеней дворца легко, словно порхая, сбежала Адити.
- Ведь я должна сопроводить вас до космопорта.
- Да? А я забыл, покорно прошу прощения.
- Вы... я вызову транспорт?
Нечитаемый ответный взгляд был острее лезвия клинка Лиг. Фрэнсис дважды глубоко затянулся, ещё раз стряхнул пепел. Чуть пожал плечами.
- Если хотите лететь, почему нет? Не могу сказать, что вам делать.
- Но...
Вид у девушки был непонимающий и несчастный.
- Послушайте, Адити. Я не намерен ничего объяснять. Просто возвращайтесь и скажите, что я никуда не лечу. Если Совет не понял, что сделал, то, надеюсь, народ Чалакты и Храм Просвещения смогут это до него донести. А теперь до встречи.
Холодно улыбнувшись на прощание, Сезар дал знак палатинам и дроидам. Делегация Принципата двинулась по главной улице на северную окраину города.
Докурив, Фрэнсис швырнул окурок под ноги и достал комлинк, чтобы послать сигнал на "Эрменерих". Пообщавшись с Гельтером, сделал ещё один звонок и вызвал шаттл. Идти пятьдесят километров настроения не было.
Из окон домов, из-за витрин, из соседних улочек на марш в миниатюре смотрели смуглокожие чалактанцы. Кто-то напуганный, кто-то растерянный. Витавшая в воздухе напряженность коготком проводила по нервам.
Слишком похоже на Набу.
Инородное тело двигалось по артерии всё дальше от сердца. Но оно или вернётся, или застрянет, разрывая мелкие сосуды.
Сочным зелёным на стене большого дома с витражными окнами - клетки доски для игры в голошахматы.
Мысленно Фрэнсис смёл чёрного короля.

TaonДата: Четверг, 08.12.2016, 12:40 | Сообщение # 4 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

50 км. к северу от столицы
Лагерь

В Императорской армии хватало представителей разных народов Принципата. Да, некоторые расы не могли отправлять своих сынов и дочерей за пределы родины. Умбарца не из высших каст за оставление планеты приговорили бы к смерти страшной и тяжёлой. Коликоиды и геонозианцы защищали свои планеты и по-своему служили государству. Хатты не появлялись в рядах солдат вовсе. Редкий калишец покидал Кали, если не служил в числе палатинов. И всё же, многообразие с человеческим лицом впечатляло. Но оно подчинялось отчетливо видной тому, кто хоть однажды побывал в расположении легиона, директиве. Каждый лагерь Императорской армии, подстраиваясь под местность, копировал основные черты планировки у калишских людей.
Спустись на Чалакту сфера "Лукрехалка", было бы мало забот. А так пришлось потрудиться. Но дивизия "Эрменериха", как и любое иное армейское подразделение на корабле, не включало в себя ни одного новобранца. Только прошедшие обязательную службу могли претендовать на место. И некому было теперь жаловаться на трудную жизнь. Даже Сезар поучаствовал в развёртывании лагеря, пусть всего лишь помогал ставить палатки. Материал из компактного свёртка не одному человеку давал какой-никакой кров.
Окопы тоже были выкопаны вчера. Сегодня же, неплохо выспавшись в одной палатке с Гельтером, Фрэнсис несколько раз переплыл реку, текшую с восточной стороны, побрился, смотрясь в воду, натянул форменные штаны на мокрое тело и босиком пошел обратно. Приятно, когда в голове воцаряется прохладная, кристальная ясность, если до этого мозги едва не взболтало донесениями и докладами. Спросонья Императору пришлось отдать по закрытым каналам, шифрованным по алгоритмам Армады или Особого отделения, немало приказов. И ответить на несколько обычных посланий.
Объективно говоря, он вторгся в нейтральную систему. Но всё что угодно можно верно преподнести.
Старший советник Чалакты и представитель Храма Просвещения желали встречи. Фрэнсис пригласил их в лагерь.
Фридхельм Крейц сообщал о готовности "Крейц-Эскол" отправить группу на расследование деятельности "Милосердия". Кроме оперативников, планировалось участие двух объектов Альфа.
Личность таинственного исполнителя заданий главного мафиози человеческой расы в Пространстве хаттов не установлена.
Фрументария Морроу можно поздравить с успехами в войне синдикатов на Нар-Шаддаа.
Лорд-протектор Дефелас выражает опасения за жизнь королевы Пакта. Она по-прежнему в тяжелом состоянии.
Наиболее вероятный преемник тойдарианского короля не замешан в акзилианских и раттатакских аферах умирающего.
Сезария вернулась в столицу. Обновлённый бюджет принят. Весть о наборе фрейлин всколыхнула высшее общество разных миров.
Обер-фрументарий скоро отправит свою живую трандошанскую находку в Штауфгард.
И ещё много, много писем. Больше, чем на три часа работы.
Хорошо, что в мире существовали реки и сигареты. Иначе достичь умиротворения было бы трудно. А оно пригодится на скорой встрече с чалактанцами.
"Знаете, что я вам скажу? Нет, вы, советник, не знаете. Вас я бы и в придворные шуты не взял. Но уважаемая леди из Храма должна догадываться".
Полным ничтожеством глава местного правительства не был. Благодаря господину Амриту система оставалась независимой, процветающей и мирной. Но он сделал огромную ошибку, допустив, что просвещённые жители Чалакты не будут пойманы за руку правителем-варваром, ворвавшимся в большую политику подобно банте в магазине с сервизами и хрустальными люстрами.
"Я обыграл вас. Мерзкий тупой муж прекрасной дамы, да-да. Вы поверили. По-ве-ри-ли!"
Мысли о забавном повороте, достойном того, чтобы превратиться в исторический анекдот, согревали в течении всего холодного купания. Кривя губы в ироничной улыбке, Фрэнсис вошел в лагерь. На ходу козырнул встретившемуся майору в ответ на воинское приветствие.
Ровные ряды палаток, прямые дорожки. Словно отражение системы, в которую твёрдая императорская воля раз и навсегда решила внести планету, так болезненно похожую на погибшую.
Системы, идеальной в своей строгости и гибкости.
Улицы как острые клинки, испепеляющие лучи.
Рука, их направляющая, не дрогнет.

TaonДата: Суббота, 10.12.2016, 19:14 | Сообщение # 5 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд
50 км. к северу от столицы
Лагерь

Проводить время среди солдат и офицеров Гельтера было не менее интересно, чем в лагере Тринадцатого легиона. Разыскав тех, кого сам награждал после Раттатака, Фрэнсис выяснил, кто из них лучше владел мечом. Серию коротких поединков с обер-лейтенантом со Сципио ему удалось свести вничью. Зато с калишцем-южанином, сначала отслужившим положенные десять лет и затем попавшим на "Эрменерих", пришлось туго. Он лучше знал, что такое клинок Лиг. Схватка с капитаном Араи переросла в отличный урок с участием и сципионца, и самого генерал-майора. Замученный, мокрый, грязный и как нельзя более довольный, Сезар ещё раз сходил к реке. После купания нашел Гельтера и до обеда беседовал о военной тактике на примере Чалакты. Калишец с удовольствием рассказал, одновременно чертя схемы кончиком ножен, как завоёвывал бы этот мир. Триумфально ткнув в рисунок домика, условно изображавший дворец Джордира, Вигхард с абсолютно спокойным видом, будто каждый день завоёвывал нейтральные системы, достал плоскую фляжку и на секунду приложился к ней. Без слов предложил попробовать и Императору.
Крепкое роммамульское пойло стоило маленького нарушения предписаний.
Там настал и обед.
Чалактанские гости прибыли вовремя. Лучшего момента не подобрать. Перед палаткой Сезара расселось несколько десятков мужчин, но все как один поднялись, едва приблизились советник и женщина из Храма Просвещения с провожатыми из дивизии.
Все как один. Кроме Фрэнсиса. Он, держа миску с почти съеденной порцией, встал последним.
Первый советник, как и вчера, раздражал одним своим видом. Насупленным и настороженным. Но дама держалась иначе. Большие подведённые чёрным глаза глядели открыто, на красивом золотисто-смуглом лице - прозрачная печать умной безмятежности.
Толстые чёрные косы, забранные назад, свисающие с затылка двумя круглыми петлями. Несколько крошечных шрамов на лбу и правой щеке, выделяющихся на более тёмной коже. Длинные пальцы из-под рукавов бесформенного платья.
Император растянул губы в холодной радушной улыбке.
- Вот и вы. Покорно прошу прощения за такую встречу и надеюсь, вы снизойдёте до моего скромного жилища, - выдал он, жестом приглашая пройти в палатку.
Там можно было стоять в полный рост, но сидеть негде. Как приветливый хозяин, Фрэнсис предложил свой спальный мешок. Гостья из Храма, поблагодарив, села на краю, поджав под себя ноги. Сезар устроился там, где ночью лежала его голова. Беззаботно, с громким хлюпаньем допил остатки похлёбки. Поставил опустевшую миску, пахнущую мясными консервами, так далеко, как мог дотянуться. И театрально развёл руками.
- Что же мы молчим?
- Господин советник желал узнать, насколько долгим будет ваше пребывание на Чалакте.
Фрэнсис вперил в промолчавшего главу Совета ледяной взгляд.
- Всё просто. До тех пор, пока Чалакта будет нуждаться в, скажем... демонстрации возможностей подразделений Императорской армии. Ваша культура, конечно, далека от звания милитаристской. Но в нынешние времена никогда не знаешь, что может пригодиться, не так ли?
Этого Амрит не выдержал.
- Вы хотите, чтобы мы ещё и покрывали вашу интервенцию?
- Не интервенцию, а мирную инициативу, направленную на укрепление партнёрских отношений и всестороннее сотрудничество, - усыпляющим тоном скучного ведущего новостей ответил Император. Ни один мускул его сурового лица, казалось бы, не дрогнул. Но выражение неуловимо изменилось. Насмешливое превосходство хитроумного хищника блеснуло в глазах, еле уловимо смягчило линию рта.
- Кто в это поверит?
- Все, если вы будете убедительны.
- Ваше Величество, Храм желает услышать честный ответ, - вступила женщина. - Какие действия вы намерены предпринять на Чалакте?
Фрэнсис перевёл на неё взгляд. Прохладно благосклонный.
- Я не хочу, чтобы ваш удивительный мир достался кому-то другому. Галактика перекраивается снова, а мне до сих пор слишком нравится Альдераан. Ваша философская и духовная традиция, талант посредничества, как я и сказал вчера, могут обогатить Принципат. А вы получите большие гарантии, чем в одиноком плавании. Сейчас шпиона поймали мои люди, завтра это будет кто-то другой. Кто-нибудь, кто может разорить вас или последовать по стопам дохлой шавки Палпатина.
На переносице и лбу черноволосой дамы не зря блестели две марки Просвещения. Она ответила изящным кивком, без слов показывая, что требования и объяснения приняты. Ничего не обещала. Но Император знал: она донесёт его слова в точности. Чалактанские адепты выше интриг. Им видно больше, чем политикам. Амрит видел перед собой неотёсанного варвара, наглого узурпатора. Адепты взглянут на функциональный, гармоничный эклектизм государственной системы, где каждый народ мог рассчитывать на диалог с монархом. Барабелов, неймодианцев, трандошан, хаттов, геонозианцев, коликоидов не заставляли жить человеческими представлениями о семье. От умбарцев не требовали отменить сотню каст. Сципионцам не мешали следовать заветам древней религии.
"Ещё один замечательный нюанс, советник. Вы не пойдёте против мнения Храма".
Первый советник поспешил откланяться. Фрэнсис не удерживал его.
- Ваш голос будет услышан, - сказала женщина.
Сезар галантно помог ей встать, никак не выказав сытого довольства.

TaonДата: Четверг, 15.12.2016, 15:06 | Сообщение # 6 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд
50 км. к северу от столицы
Лагерь

Шесть суток ни из Джордира, ни из Храма не было ни вестей, ни приглашений. Чалактанцы выполнили новостное требование и замолчали.
У кого лопнет терпение?
Кто сдастся или пойдёт на провокацию?
Не Фрэнсис. Он замечательно проводил время в лагере. Не только выполнял обязанности Сезара, но и тренировался, читал доставленные с "Эрменериха" книги по истории калишских легионов. Пробовал решать военные задачки. Общался с Гельтером, его офицерами, а подчас и обычными солдатами. В дивизии императорского флагмана служило несколько десятков отслуживших свой срок легионеров, и больше половины - южане. Северяне не особенно любили флот.
У одних ветеранов за плечами десять лет службы, у других - все двадцать. Чудесно было за ужином, отдыхая после физических и умственных упражнений, слушать рассказы об охоте на Кали или забавных случаях из по-настоящему тяжелых рекрутских будней. Или старые легенды. Или лениво пробовать играть в голошахматы: это прибыла посылка с корабля для генерал-майора.
И на седьмой день Император был доволен жизнью, спокоен, умиротворён. После обеда он вяло жевал зелёный фрукт, - ради блага сломанной и починенной челюсти запеченного - сидя с Гельтером в палатке и отдыхая после утреннего сеанса монарших трудов и тренировки. На голом торсе у Сезара красовалось несколько роскошных свежих синяков.
- Что ж, теперь мне ясно видно, что каждый легион... особенный. И лучше всего это видно на примере первых десяти.
Генерал кивнул.
- Так и есть. Вы уже знаете, что легионы со вторым названием в честь животного имеют самые яркие различия.
- "Бык", например, - заметил Фрэнсис и ещё раз вгрызся в ароматную мякоть.
Гельтер внимательно посмотрел на него.
- Вы радуетесь, что мы не стоим лагерем около леса и часто упоминаете Восьмой. Я бы подумал, что некоторые ваши биографы-любители правы.
- Если бы?..
- Если бы не был с Кали.
Император бросил на Вигхарда весёлый взгляд поверх фрукта.
- И что это даёт?
- Например, я помню, что не стать легионером, не будучи калишцем. А вы стали одним из нас недавно.
- Может, я сын вымершего клана и лгу?
Гельтер засмеялся.
- Вы? Лжете Кали? Я не ради кретина на троне подбивал легионеров драться с демократами десять лет назад.
Тут не выдержал и Фрэнсис, представив, как напыщенный идиот пытается одурачить всех, а в итоге виснет на ближайшем дереве.
"Вот вам и героическая баллада, н-да".
Быстро успокоившись, Сезар молча доел свой десерт и швырнул огрызок точно в миску из-под супа. Запил водой из стоявшей рядом фляги и достал портсигар.
- Вам есть, что ещё сказать обо мне, правда? - спросил доброжелательно, с лёгкой шутливой ноткой.
- Ваша Милость...
- Говорите прямо, как всегда. За эту неделю я много думал о своём... кхм, образе. Я и варвар, и ублюдок, и недоумок, и лжец, и лучший человек в галактике. А, ещё интервент, легенда арены, диктатор, посмешище в галактической дипломатии. А вы? Как видите меня вы?
Фрэнсис протянул Вигхарду сигарету и зажигалку. Тот принял. Закурил и сквозь дым посмотрел прямо, цепко.
- Вы Сезар, и это главное. Никак больше на вас смотреть не стоит. Вы всё делаете для Кали, Принципата и всех его систем, всех его народов. Но если вы хотите услышать, как смотритесь только как человек...
- Это тоже.
- Выдающимся деятелям Коалиции, в основном военным, давали перстни. На каждом изображалось животное. Что-то вроде символа, отражающего суть.
Сезар закурил только теперь. Сделал глубокую затяжку, медленно выдохнул горьковатый, благородно пахнущий дым.
- Так-так. Понимаю.
- Слышал, у покойного генерал-фельдмаршала Унца была змея. Я дал бы вам такое же.
- Легат, легат. Герой и гений, ночной кошмар демократа, страшилка мелкого гунгана. Убийца, выживи он, не родившегося Принципата.
Вигхард дважды кивнул.
- Хорошо, что вы это понимаете. Фельдмаршала не слишком интересовало государство и Кали тоже.
- Вы его знали? - сразу же заинтересованно спросил Фрэнсис.
- Нет. Но анализ его действий даёт причины так думать.
- Не говорите, что на досуге вы льёте слёзы по этим ушастым пародиям на жаб, или кто они там. Это сложно пережить.
Ухмыльнувшись, Гельтер заверил, что до "жаб" и всей Набу ему нет дела. Проблема в развёрнутой там машине уничтожения как таковой.
Император возвёл глаза к колыхавшемуся на ветру "потолку".
- Вы правы в том, что он был будто сам по себе, но эффективен. Эффективен! Этого не отнять. До самого конца. И что бы вы сделали, если бы вас отправили на планету, где обитают такие полчища республиканских друзей?
- То же самое. Но... это трудно объяснить, Ваша Милость. Надеюсь, что вы понимаете.
- Конечно, не сомневайтесь. А знаете, что меня веселит во всей этой истории? Демократы.
Мужчины фыркнули одновременно.
Фрэнсис докурил и бросил окурок в ту же миску. Попал.
- Память... да, память важна. Кали может об этом многое рассказать. Но птички приносят мне на хвосте анекдоты. Демократы иногда доходят до расизма, вы знаете?
Гельтера перекосило, стоило ему услышать заветное слово на букву дорн.
- Ах, любезные господа... - приторно протянул Император, заложив руки за голову и вытягиваясь на спальном мешке.
Связки откликнулись на движение немой, но так хорошо ощутимой благодарностью.
- Милостивые наши борцы с тиранией, н-да! Они, видно, думают, что новые гунганы появляются из соплей. А это некрасиво. Ну как, партию в шахматы? Только на свежем воздухе.
Генерал только потянулся к доске, как рука в чёрном отодвинула занавешивавшее вход в палатку полотнище. Конечность принадлежала молодому фельдфебелю.
- Ваше Величество, по местным новостным каналам сообщили о подготовке торжественного визита представителей Храма Просвещения и Совета. Какие приказания?
Взгляд Фрэнсиса неярко вспыхнул торжествующей, злой искрой.
- Всё как обычно. Пока это только ко мне.

TaonДата: Суббота, 17.12.2016, 13:56 | Сообщение # 7 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд
50 км. к северу от столицы
Лагерь

У входа в палатку - семь человек. Один, облаченный в форму главнокомандующего Принципата, выглядел живой статуей себя. Как обычно.
Напротив - три женщины с двумя марками Просвещения на лбу у каждой. И трое мужчин из Совета.
Все, кроме Амрита, смотрелись дружелюбно. Он растягивал губы в приветственной улыбке так, будто их сводило судорогой.
"Ах, пацифисты, как вас любят недооценивать, - думал Фрэнсис, приглашая гостей в своё жилище. - Но я знаю, кто вы такие. Как и альдераанцы, вы можете бунтовать тихо. А такой саботаж очень опасен. Не бойтесь, я хороший. Я не собираюсь приземляться на чьи-нибудь головы".
Обстановка палатки в последние дни стала богаче. Добавился большой контейнер, в котором лежали книги, доска для голошахмат, бутылка вина и фуражка. Сверху лежал аккуратно сложенный плащ.
Положив одежду внутрь, Сезар предложил дамам занять это место. Сам уселся на спальный мешок.
- Чем же я обязан вашему визиту?
Амрит промолчал. Слово взяла Кавита из Храма. Самая неприметная, с самым тихим голосом. Но чёрные волосы ниспадали по плечам к самым бёдрам, переплетённые золотистыми нитями.
- Ваше Величество, мы рассмотрели ваши требования и предложения. И признаём их разумность.
Фрэнсис неуловимо кивнул.
- Я рад, что нам удаётся достигать взаимопонимания.
- Тем не менее, известно, что между нами и Калишским Принципатом есть непреодолимые идеологические разногласия.
- Помилуйте, кто же вам посмел такое сказать? - развеселился Император. - Если вы о мнимой жестокости законов Принципата, то разве вы сами одобряете супружескую неверность, противоестественные связи, издевательства над детьми, коррупцию и предательство?
Все улыбнулись.
- Нет. Конечно, нет.
- Тогда что же вас беспокоит? Монархия? Вы знаете, что сами будете избирать мунусов. И при назначении префектов учитывается мнение народа. Не забывайте и о Сенате. Но... - Сезар изобразил на лице доброжелательную задумчивость. - Вы, скорее всего, имеете в виду милитаризм.
- Это так. Мы не можем участвовать в завоевательных войнах.
- Я и не собираюсь вас заставлять. Но защищаться вы должны уметь, не так ли?
- Разумеется. Как и восставать против бесчеловечного режима.
Фрэнсис беспечно развёл руками.
- Первое вам придётся делать вместе со всеми остальными. А до второго не дойдёт. Не в интересах Принципата ломать системы ценностей и уничтожать уникальные культуры.
- Вы подтверждаете предоставление нам гарантий?
- Да, - твёрдо, не задумываясь отчеканил он.
- Тогда, если не возражаете, перейдём к вопросу военной службы.
- Хорошо. Вы согласны, что молодым людям необходимо уметь защищаться?
Кивнул даже Амрит.
"Ты только забыл сказать, что не от кого-то, а от нас".
- Тогда я предлагаю проводить подготовительный армейский курс, а после предоставить рекрутам выбор, как продолжать службу. Кто сочтёт это приемлемым, останется в Императорской армии на все три года. У остальных будет два варианта. Местная полиция и местное отделение пресс-службы.
Советники и дамы переглянулись. Когда все ответили согласием, снова заговорила Кавита.
- Одно уточнение. Те, кто выберут не армию, не будут считаться дезертирами?
"А вы хорошо соображаете. Так можно было бы сделать".
- Нет. Это будет закреплено.
Что-то еле заметно изменилось. Будто в палатке стало легче дышать.
- Тогда сколько времени вы дадите нам на подготовку?
- До конца года. Защиту Чалакта получит сразу.
Кавита открыла большую папку. Вынула датапад.
Не прошло и пяти минут, как Фрэнсис, представители Храма и главный советник поставили свои подписи в договоре. Сначала на датападе, после - на листах.
Амрит подписал ещё одно. Приказ о назначении Его Величества Лордом-протектором чалактанским до дня полного присоединения системы к Принципату.
"Ещё меньше завидую тем, кому будет нужно произнести все мои титулы", - иронизировал Фрэнсис.
Женщина с золотыми проблесками в волосах поставила на договоре и приказе печать. Император и советник пожали друг другу руки.
"Не теряйте надежды стать консулом, или префектом, или сенатором. Тем мне будет смешнее, когда вы ничего не получите".
Белые фигуры этой партии торжествовали.
Сброшенный с доски чёрный король валялся в пыли. Без короны.

TaonДата: Суббота, 17.12.2016, 16:00 | Сообщение # 8 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд
50 км. к северу от столицы
Лагерь

Час назад дивизия получила приказ выдвигаться к столице. По всему лагерю кипела работа. Дисциплинированная и последовательная, как и должно быть.
Завтра днём они будут в Джордире. Красивый марш, эффектная точка в представлении. Но это целое искусство - вовремя сделать нужный жест.
Пусть смотрят. На идеальный порядок и согласованность действий, на грозную силу. Это и поднимает дух, и напоминает, какой молот обрушится на все головы, случись неповиновение.
Солдаты трудились. Фрэнсис тоже, но по-своему.
Он стоял на берегу реки. Слушал плеск воды и голоса, доносившиеся из лагеря.
Неспешно перечитал и так отлично изученный договор. Чтобы было удобнее писать письма, зубами стянул с правой руки перчатку. Положил её в карман офицерского плаща.
Первое послание, отправленное по защищенному каналу, - для госпожи Меар. Общественность должна знать о новых достижениях правителя.
Второе для Императрицы.
"Вновь здравствуй, Констанс. С этого дня Чалакта наша, а у меня снова титул. Временно, но это всё равно забавно, тебе не кажется?
Я знаю, что ты вняла моим советам. Ты всегда поступала так, как нужно. Вытерпи ещё немного отдыха, и я расскажу тебе длинную прекрасную историю.
Не буду спрашивать, всё ли хорошо. Ты знаешь, что я всё знаю. Но что у тебя на уме? Пиши".
В письмах, по-прежнему не забывая о шифре, Сезар поговорил и с гехайм-директором. Ситуация в Акзилианском Пакте, со стороны казавшаяся печальной, но вполне приличной, требовала неусыпного контроля.
"В этом есть кое-что очень смешное. Пока Дефелас думает, что стал моим врагом, он является дефектной марионеткой.
Делай ошибки. Заставь собственных людей насторожиться. И я приду сияющим избавителем от мерзкого тирана".

Срочные послания закончились, а Фрэнсис всё стоял на берегу. Вода лизала полосу хаотично исчерканного зелёными линиями водорослей песка в считанных шагах от начищенных сапог. Среди редких камней и скользкой зелени резвились рыбёшки.
В душе Императора царила сытая тишина.
Он был доволен блистательному воплощению плана. Но не ликовал. Заполучить Чалакту было не сложнее, чем взять в руки маленького фелинкса.
Впереди Пакт. Роче. Кристофсис. Фоллин. Там придётся труднее.
Впереди Великая Охота, в кои-то веки объявленная не на светлых рыцарей. Вылавливание культистов со всех сторон Принципата, особенно с окраин, отвлечет трандошан от южного Кашиика. Может, на год или два. Может, на все пять.
Непросто быть властителем стольких разных народов. Но как жить иначе? Такое грандиозное, величественное детище можно доверить только достойному преемнику. А с ним пока даже нельзя поговорить. Досадно. Но иначе пришлось бы извернуться и сделать собственного клона, что отдаёт чем-то извращенным.
Своего клона Фрэнсис бы не вынес, это точно. Это как зеркало, только болтливое и ходячее. Сущий кошмар.
Представив эту сцену из театра абсурда, Сезар засмеялся и достал сигареты.
"Как много ждёт нас, Ваше Величество. Как много надо сделать, как долго прожить. Нескоро я смогу послать подальше всех политиков. Ну, что ж... всё, что необходимо. Как всегда.
Дикая река власти. Поздравляю, ты получила мою жизнь. Куда вынесешь меня теперь?"

TaonДата: Суббота, 17.12.2016, 23:13 | Сообщение # 9 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд
Джордир

Город приветствовал солдат "Эрменериха" радостными возгласами из толпы, жиденьким ковром облетевших лепестков и пожухлых листьев.
Припекало. Спина под рубашкой, кителем и плащом взмокла. Хотелось напиться такой холодной воды, чтобы зубы заломило, и выкупаться в ней.
И пошли эти красивые жесты. Пошли они все.
А, и закурить бы не мешало. Но вот же, делегация из Храма Просвещения среди простых чалактанцев. Надо хотя бы выглядеть непогрешимо.
Что за тоска.
Марш дивизии оказался интересным способом провести время. От генерал-майора и его офицеров Фрэнсис узнал много интересного: как с учетом местности двигать подразделения, как организовывать оборону и фураж, поддерживать дисциплину и укреплять боевой дух. Калишцы были мастерами военного дела. У кого ещё учиться?
Теперь же нужно было добраться до дворца, сказать несколько слов и... свобода. Можно возвращаться на корабль. И на Рун.
- Слава Императору!
- Слава Лорду-протектору!
Толпа гомонила, голосила. Волновалась.
Счастливые, что не пролилось ни капли крови. Счастливые пацифисты. Маленькие змеи, которых так просто спутать с не ядовитыми.
Из горячих поклонников мира получаются страшные фанатики. Здесь нужен тонкий подход.
Порой Фрэнсис готов был пожалеть, что маска дикаря - только маска.
Он бы умер уже давно. Зарезанный или застреленный. Или отравленный. Мало ли возможностей убить человека? Его тело так уязвимо.
Но какая вышла бы симфония разрушения. Позавидовали бы и ситхи.
Нет. Бурная река его судьбы текла иначе.
Сезара привечали те, кто до боли родственны правильным джедаям. Кто силились постичь законы и гармонию вселенной, не бросались в драку без крайней нужды, были правителям своей планеты духовными наставниками и помощниками, а не играли в галактическую демагогию.
Чалактанские адепты находились на своём месте. Верном месте. Как и жрецы Сципио. И те, и другие не стали бы пробиваться в Сенат или Кабинет. Но вопиющая глупость - недооценивать их влияние.
Слово духовного лидера сильнее голоса префекта. Одно предсказание или обличительное заявление способно стать искрой, за которой следует взрыв.
Одним опасным элементом больше. Опасным и намного более - полезным.
Под ногами Императора шуршали листья. Он шагал рядом с Гельтером. Рядом с ними и позади - палатины. И HK-дроиды.
"Не хотите убить их всех? Всех, у кого между глаз и на лбу светятся храмовые знаки?
Не получится. Покладистостью они купили мир. Но на охоту я бы вас отпустил, да-да. Жаль, сам не приму участия. Я попросил бы сопровождать меня легионеров с ворнскрами. Кали сделала отличную рекламу этим зверюгам".

Во время гражданской войны легионерам однажды попался тёмный джедай. Сначала маленькая ящерица, сама того не зная, заставила его захлебнуться злобой и желчью. И он рассказал всё. Зачем явился на Кали. Что хотел сделать.
После этого Фрэнсис решил отдать его чудовищам с Миркра.
Они кусали за ноги, в живот. Пока мужчина - крепкий, сильный, ещё бы жить и воевать - не свалился от боли и яда с хвостов.
Его сожрали заживо. Драгоценные кишки адептов, в дешевых фильмах выступающих как единственная движущая сила галактики, оказались точно такими же, как у простого человека.
Смешно, как можно раздуть всего-навсего один из многих видов одарённости. Хорошо, что чалактанцы понимали, какая роль на самом деле допустима и имеет смысл.
Раз-два, раз-два. Раз-два. Громовой, четкий, несущий особое послание шаг.
"Мы все - одно".
До самого входа во дворец. Туда, где вместе с простыми людьми стояли советники в белых одеждах.
Строй алых плащей, металлических корпусов и чёрных фигур мощным кулаком пробил тонкую плёнку диафрагмы.
Фрэнсис по-царственному неторопливо поднялся по ступеням. Повернулся, положив ладони на ремень, но не рукоять клинка Лиг. Всего лишь рядом с ним.
- Для Калишского Принципата и суверенной Чалакты наступает новое время! Вам, как и нам, известно, что такое строить и беречь свой собственный мир. Сохраним и преумножим то, имеем, вместе! Как Лорд-протектор и будущий Император Чалакты, я клянусь защищать эту систему и её уникальную культуру от любых посягательств!
Шум оваций лавиной прокатился от первых рядов к последним, от последних к первым. Счастливый мир становился частью системы, на первый взгляд, ужасающе чуждой.
Вступал в симбиоз, завлеченный силой притяжения наследников Конфедерации, и превращался в ещё одну фигуру сложнейшей игры без правил.
Игры, где любой постулат может быть перевёрнут и разбит в угоду новым нуждам. Лишь глупцы, законченные идеалисты и светила-теоретики имели право утверждать обратное.
"Раз уж я, господа, болтаюсь в этом болоте, то стоит и вас утянуть. Так-то", - привычно смеялся Фрэнсис над не смешными вещами.
На ступенях дворца ему присягали, становясь на колено и принося клятву, советники Чалакты и уже знакомые делегаты Храма.
Некоторые вздрагивали, когда обнаженный клинок плашмя касался плеча. Они делали вид, что ничего не было. Сезар - что ничего не заметил. Что благостно интересовался только самим событием.
- Принимаю вас под власть Принципата и свою перед лицом всех богов и предков! - провозгласил он.
Понимая, что во второй части солгал.

TaonДата: Воскресенье, 05.02.2017, 15:49 | Сообщение # 10 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд
Джордир. Дворец Истины

У Его Величества имелось не так мало слабостей, чтобы для их перечисления хватило пальцев одной руки человека. Но и не так много, чтобы перевалить за десяток.
Он, если не было веских "но", не мог устоять перед новыми секретами, хорошими книгами, сигаретами и алкоголем. Перед удачной игрой, новыми знаниями и... с недавних пор - завоеваниями.
Обставить врага. Обыграть. Запутать в его собственных мыслях. Уничтожить. А после можно и предаться неге вместе с женщиной, способной доставить все виды наслаждения: физическое, эстетическое, интеллектуальное и ещё несколько.
Только здесь и сейчас Фрэнсис был намного скромнее и непостояннее в своих желаниях. Ещё полчаса назад он хотел убраться с Чалакты как можно скорее, но советники и дамы из Храма совершили невозможное. Завлекли на своё заседание.
Всё из-за прохлады и воды. Ничего Император не хотел сильнее.
Что он хотел сказать, было сказано при заключении договора и там, на ступенях дворца. Теперь же говорил кстати взявший себя в руки господин Амрит, каждую минуту прерываемый кем-то другим.
Совет обсуждал очерёдность обязательных в переходный период мер. Интересная беседа, но подносы и графины в руках молоденьких прислужниц занимали Фрэнсиса больше.
Он устроился на заднем - но самом верхнем, что так кстати! - ряду. И обстоятельно общипывал гроздь сочных тёмных ягод. Тонкая кожистая кожура скрывала нежнейшую мякоть и полупрозрачные зелёноватые косточки. Их есть было полезно, но этого Сезар не мог. Доктор Бэрр строго запретил грызть что угодно, пока челюсть полностью не восстановится.
- ... таким образом, для наилучшего выполнения условий договора нам следует провести выборы мунусов в течение полутора месяцев и не более, - заключил Амрит.
Император согласно кивнул. Разговоры продолжились.
Организовать предстояло крайне много. Но Чалакта могла обратиться к опыту Зайгеррии, Каларбы или Талораана. Первая уже полностью вошла в состав Принципата, другие уверенно к тому двигались, педантично решая все неизбежно возникавшие затруднения. На это и указал Фрэнсис в дополнение к своему скупому участию. К чему портить звёздный час главного советника? Пусть Амрит наговорится вдоволь. Выступать ему осталось недолго. Человек вроде него мог управлять Чалактой суверенной. Но сохранить положение и дальше? Нет.
"Радуйся, что эта система мне нужна целой и цветущей. Нуждайся я в конфликте с поклонниками пацифистов вроде той же Республики, вас ждали бы совсем другие... акции. Ты только сейчас это понимаешь, да? Да. Болвану вроде тебя давно пора копаться в саду, а не в политике".
Искренне Сезар не считал советника таким уж идиотом. Но если графин опустел уже наполовину, а дикая жажда возвращается после каждого глотка, почему хотя бы не развлечься?
- ... однако префекта, если не ошибаюсь, назначает Его Величество?
- Тьф-тф-тьфу! - одновременно отплевался Фрэнсис от прилипших к губам косточек. - Простите? Префект? Нет, я назначу его, вернувшись на Рун. Как и консулов. А вы готовьтесь представить мне и Её Величеству кандидатуры в сенаторы из состава Совета или даже... из Храма, если можете.
- Прошу прощения, но Храм не...
- Советник, - проникновенно произнёс Император, удобнее поворачивая наполовину общипанную гроздь. - Даже джедаи лезли в политику когда им казалось, что дело того стоит. Я верю, что Храм Просвещения лучше сможет обойтись с такой тонкой материей. Неужели я не прав?
Местный дипломат с двумя марками Просвещения, - та самая Кавита, - затаила улыбку.
От продолжения дебатов Фрэнсиса спас звонок Гельтера. Генерал-майор сообщал, что челнок готов и ожидает только Его Величество.
- К сожалению, должен покинуть вас, - учтиво и церемонно сказал Сезар, надевая фуражку. - Буду ждать ваших отчетов и кандидатур. Желаю, чтобы ваш прекрасный мир стал частью Принципата без трудностей и ненужных волнений.
Стремительным шагом он покинул зал, оставив Совет воплощать в жизнь императорские и Храма решения.
"А лирики говорят правду. Духовные альянсы такие... плодотворные".

TaonДата: Воскресенье, 05.02.2017, 18:28 | Сообщение # 11 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд
На борту челнока

Император много раз бывал в бедственном положении. Путь от обыкновенного человека за бортом хорошей жизни к нынешнему положению был нелёгок и опасен. Фрэнсис хорошо изведал, что такое нужда, ежедневный риск, бесконечные отчаянные решения и спасительный коктейль из осторожности и наглости. И... зависть. Её гнилостный вкус он распробовал на Набу. Каждый день баловни судьбы, знавшие только радости жизни и праздную болтовню в околополитическом пространстве, беспечно вкушали все блага, пока Арманд переползал с одной работы на другую или выполнял самую грубую работу в мертвецкой.
Зависть и абсолютное презрение.
Ныне первое чувство снова встрепенулось внутри, но стало лёгким, ироничным. С самой малой толикой яда - для того, кому уже всё безразлично.
"Да-да, радуйся, лысый ублюдок", - говорил Фрэнсис мёртвому гладиатору. Пронизанная иглами света космическая бездна молча пялилась в ответ огромным зрачком.
Сидевший рядом генерал Гельтер жевал протеиновый батончик в глазури. Жевал, жевал и жевал эту гражданскую фантазию на тему походного рациона.
Насколько же много в жизни было вещей, которые воспринимаются как должное. Которые можно ясно заметить и оценить только оказавшись их лишенным. Для человека, взошедшего на самый верх лестницы, это тем более странно.
Проклятые батончики пополнили длинный список "мечта героя арены".
"Может, стоило попросить себе целителя и закончить это наконец?"
Беззвучно постучав подушечками пальцев по колену, Фрэнсис решительно отмёл глупую мысль.
"Нет. Я не идиот, чтобы доверять сомнительному мастерству вместо нормальной медицины. Это адептское племя может и сделать хуже. Кто в курсе, что в этих переболтанных Силой мозгах, а? Перси, ты один моя надежда. Ты-то должен знать наверняка".
В таком язвительном настроении, молча рассматривая корабли на орбите, Сезар летел обратно на борт "Эрменериха". На границе поля зрения промелькнул и скрылся Стервятник из сопровождения. Пусть Чалакта и чудный спокойный мир, осторожность никогда не станет чем-то лишним.
Фрэнсис знал наверняка: он переживал последние спокойные минуты. Стоит челноку влететь в чрево линкора, и на его хозяина обрушится вал накопившихся всего за день вопросов, докладов, уточнений, прогнозов и сводок.
Что поделать. Пока расширение Принципата шло так бурно, - и пусть те, кто так не считали, думали в этом ключе и дальше, - только Его Величество или Канцлер могли соединить воедино множество важных нитей. Разрозненных и тонких без ключевых знаний.
Но Шиндай притих в последнее время. Занимался делами калишской расы? Всё возможно.
Сезар вытащил из кармана портсигар. Пальцы скользили по прохладным рёбрам и слегка скруглённым углам, придавая мыслям новые направления.

--> Корабль "Эрменерих": ангар

Форум » Калишский Принципат » Прочие места Принципата » Чалакта
Страница 1 из 11
Поиск: