C Днем Звездных Войн, товарищи! Ура-ура-ура! May the Forth be with you, Гость! Эй, Гость, Battlefront доступен в Origin бесплатно в честь праздника. Только сегодня! Четвертого мая Battlefront доступен бесплатно. С Днем Star Wars! #may #battlefront-free
[ Лента форума · Форумчане · Правила форума ]

Страница 1 из 3123»
Форум » Нейтральные территории » Иные территории » Фарана
Фарана
TaonДата: Воскресенье, 19.06.2016, 23:58 | Сообщение # 1 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»


Фарана - столица Фаранской Конфедерации Независимых Систем. Большой промышленный потенциал этой планеты - одна из причин, почему ФКНС обладает самой многочисленной армией (по отношению к общей численности населения). Впрочем, такой показатель достигается за счёт своего рода наследия КНС - армии дроидов. Обширные месторождения планеты активно разрабатываются ресурсодобывающими комплексами, беспрерывно работают многочисленные промышленные зоны. Численность населения близится к 6 млрд., и оно в основном сосредоточено в мегаполисах.
Несмотря на развитую промышленность, природа Фараны всё ещё немало радует глаз. Климат умеренный, изменений не зарегистрировано.

Источник изображения DeviantArt, автор Bymus

TaonДата: Четверг, 23.06.2016, 17:57 | Сообщение # 2 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

"Эрмелиндис" был мощным, опасным кораблём. Но прибыл линкор Принципата не для того, что мериться силами с охранным флотом Фараны. Обмен приветствиями и отправка кодов прошли спокойно и мирно. Не имелось никаких препятствий для того, чтобы дипломатическая миссия Её Величества Сезарии, её переговоры с Сенатом и канцлером состоялись. Успех же зависел от самой Констанс.
Зато безопасность её и принцессы зависела уже от дроидов-истребителей, покинувших ангар "Эрмелиндис" вместе с челноком. Навстречу, с Фараны, тоже отправился эскорт, но почетное сопровождение от принимающей стороны было знаком вежливости. Вплотную к челноку не подлетал ни один истребитель Конфедерации.
Двойное сопровождение полагалось челноку почти вплоть до посадки в космопорте столицы.

На борту челнока


- Как у них много кораблей! - воскликнула принцесса, чуть ли не прилипая к иллюминатору.
Констанс затаила улыбку.
- Конечно, иначе фаранцам было бы крайне сложно сохранить свою независимость.
"Уже одна точка соприкосновения", - позволила себе Сезария момент лёгкой иронии. Ведь на самом деле у двух наследниц Конфедерации Независимых Систем общих черт имелось куда больше. Трудно представить более естественного для Принципата потенциального торгового партнёра и... союзника. Фаране удалось просуществовать независимой всё время правления Палпатина, не присоединившись ни к Альянсу, ни к Республике, и серьёзно вредить раскалывавшемуся на куски государству моффов. Хотя осколок Конфедерации и уменьшился из-за отказа крупнейших корпораций следовать курсу, заданному канцлером, заключившим с имперцами мир, - эти системы и образовали нынешнюю ФКНС, - государство по-прежнему жило и оставалось крепким. Что для конфедераций никак не типично. Более того, Фарана оставалась вполне самодостаточной и благополучно развивалась. Ещё год назад Принципат едва ли мог серьёзно заинтересовать "сестру".
Если бы Констанс предложили задать всего один вопрос, на который она точно получит абсолютно правдивый и полный ответ, она бы сказала... "Премного благодарна, но не воспользуюсь возможностью".
Сезария знала главное. ФКНС, - и это почти точно, - не поддержала Коалицию в силу сомнительности предприятия. Такая точка зрения оказалась для фаранцев выигрышной. Они были весьма прагматичны, имея торговые соглашения как с Орд Радамой, пусть она и ориентировалась на Империю, так и с Республикой. И понимали, какие решения несут им опасность. Их сенаторы непосредственным образом были связаны с крупными компаниями, и здесь в этом не видели ничего дурного. Здесь не произошло глубокого раскола в правящей верхушке, как в Акзилианском Пакте, в бедственном положении миры Конфедерации не находились. Многообещающий, интересный, своеобразный визит.
Констанс аккуратно поправила дорожный плащ. Не хотелось, чтобы прекрасная ткань даже немного помялась из-за ремней безопасности. А Идалис, насмотревшись на корабли, разглядывала всё разраставшийся впереди выпуклый диск планеты. Императрица тоже наслаждалась видом. Кроткая или кричаще яркая, красота природы всегда притягивала её внимание, дарила умиротворение и одновременно помогала настроиться. Планета, которая больше не была родиной, никак не могла похвастаться красотами умеренной климатической зоны, более всех бывшей Констанс по сердцу. О Корусканте, где она училась, в этом отношении стоит траурно промолчать. Орд Мантелл? Да. Иногда получалось выбить себе выходной и отдохнуть подальше от каперов, с которыми несколько долгих месяцев она работала. Рилот? Миркр? Эти миры не нравились женщине категорически. Набу, Рун, Кали - иное дело, но лишь вторая и третья планеты подарили ей так много хорошего.
Что же принесёт Фарана?
"Надеяться и делать всё возможное. Ничего нового, Ваше Величество", - сказала себе Сезария.

Космопорт


Пока челнок летел к космопорту, заложив маленькую дугу над городом, Констанс имела возможность полюбоваться ещё одним видом. И он не разочаровывал. Столица Фараны напоминала сразу несколько прекрасных городов Принципата. Сезария словно попала то ли на Гиндин, то ли в Штауфгард, то ли на Осариан. Но Калилу крупнейший город Фараны не напоминал. Здесь не видно было сложенных из огромных каменных блоков строений, будь то ступенчатые усеченные пирамиды храмов или другие строения калишской расы. Но эта несхожесть вовсе не умаляла красоты ни одной из двух захватывающих дух картин.
Захватывающих не до конца. Накануне переговоров нельзя забывать о строгом этикете и собственных правилах.
Позволить внутри поселиться царственной... прохладе, не холоду. Быть Императрицей. Констанс умела это превосходно.
Вскоре челнок плавно, ни разу не дёрнувшись и не промедлив, опустился на посадочную площадку. Ровно полминуты спустя трап опустился, и по нему прошли палатины. И лишь после - Сезария.
Стоял ясный солнечный день, но светило Фараны ласково согревало затылок и спину своими лучами, а не грозило испепелить на месте. Императрица неспешным лёгким шагом сошла по пологому трапу на покрытие посадочной площадки в зоне приёма важнейших гостей. Ткань длинного зелёного платья приятно холодила кожу, до талии словно обливая тонкую фигуру женщины, охватывая руки до самых кистей, а от на несколько оттенков более тёмного пояса расходясь мягкими крупными складками. Того же цвета, что и пояс, плащ без рукавов скреплялся у горла узорчатой застёжкой, выглядевшей продолжением вышивки по краям, воротник же уходил немного вверх. Несколько "непокорных" локонов были выпущены из причёски, а в ушах поблёскивали аккуратные серьги с крупными каплевидными изумрудами и тонкими бриллиантовыми дужками под ними. Одно из любимых выражений умгульских аристократок, - "Внешний вид женщины есть отражение щедрости её супруга", - уже почти восемь лет имело для Её Величества особое значение.
Справа и слева застыли палатины. По левую руку матери, отставая на шаг-другой, ступала маленькая принцесса, прелестная в своём платьице мягкого мятного оттенка. Личная помощница, Грета Исмар, следовала на более почтительном расстоянии.
Встречающая делегация всё ближе. Но биение сердца Констанс не ускорилось нисколько.

XenomorphДата: Четверг, 23.06.2016, 19:21 | Сообщение # 3 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5902
Награды: 121
Ну почти «Л»
ГМ

Космопорт


Один из трех космопортов Фараны, в который и прибыла Констанс, потрясал воображение своим великолепием и всем своим видом демонстрировал могущество правителей. При всем при этом, он не был особым, статусным, но был предназначен для всех сословий без исключения. Это в лишний раз говорило о том, что осколок КНС сумел не только выбить себе место в галактике, но преуспеть.
Потолок зала, где принимали Констанс был покрыт тончайшим прозрачным стеклом, но меж тем и очень прочным, чтобы не расколоться от случайно упавшего предмета. Казалось, что его вовсе нет. Стены же подпирались массивными рельефными колоннами, а скамьи были обиты и вырезаны вручную. Хвастали перед визитерами? Отнюдь, но дорогое убранство, как сможет оценить Констанс, на Фаране не было редкостью, ведь каждый, кто хотел бы получить политическую власть, от мала ранга до большого, старался как-то продемонстрировать, что его внушительные капиталы существуют и для того, чтобы сделать жизнь лучше. Это стало уже традицией, так что местные не обращали внимания на новшества, оставаясь привычными к высокому уровню жизни.
Встречающая делегация насчитывала четверых человек и эскорт в количестве шестнадцати дроидов В-1, имевших красную маркировку, означающую охрану еще со времен Торговой Федерации.
Одним из четверых был канцлер. Это был высокий и стройный корунай с обритой головой. Его можно было бы перепутать с джедаем по одеянию, если бы не дорогой крой одежды. Бежевая мантия спадала на пол, чуть темнее был табард, дорогие невысокие сапоги и черный пояс. Не так уж и много элементов одеяния, но этот образ - не стандарт для всех представителей верхушки. Бывали и те, кто одевался со вкусом, но и броско.
Трое же сопровождавших были его помощниками и составляли небольшой кабинет. Один являлся секретарем и был ответственен за составление графика мероприятий, второго можно было бы назвать помощником и преемником, так что этот неймодианец (именно так) старался участвовать в политической жизни конфедерации весьма активно. Длинные, тяжелые одеяния и тиара, украшающая голову - вполне предсказуемо для представителей этой расы. Третий же отвечал уже за организацию самих мероприятий. За исключением неймодианца, остальные быль людьми, ничем с виду, кроме одежд, не выделяющихся.
- Большая честь встречать Вас на Фаране, - канцлер склонил голову, приветствуя столь высокую гостью. - Мне лишь остается сожалеть, что ранее эта возможность не была предоставлена нам, - политик не льстил и действительно относился к категории доброжелательных людей. Все, что он говорил, было искренне.
- Позвольте представить Вам моих помощников: глава оружейных цехов Фараны, господин Нут Керро, - неймодианец оказался неполным тезкой Ганрею, но это и не суть. Более того, именно этот влиятельный экзот был ответственен за производство вооружения и боевых дроидов. Фактически, он был хозяином оборонной промышленности.
- Мой секретарь - Марк Генуй и, наконец, мой второй помощник - Вулфхарт Спиц, - краткое представление с одной стороны можно было считать оконченным. Конечно, у каждого помощника была власть и крупный бизнес сосредоточен в руках, но уделять этому внимания явно не стоило.

TaonДата: Пятница, 01.07.2016, 16:11 | Сообщение # 4 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Космопорт


Когда-то о Конфедерации Независимых Систем говорили, что это ничто иное, как бизнес, превратившийся в правительство. Ничего лестного в такой характеристике не было. Стандартными последствиями такого сближения, перерастающего в полное сращение, - в случае, если имелись хотя бы теоретически направленные на противодействие этому законы, и в ином также, - оказывались неизбежная коррупция, наглое лоббирование корпоративных интересов, запредельное число чиновников-альфонсов. Вернее, альфонсами они были только по документам, из-за того, что все их предприятия принадлежали женам и остальной близкой родне, а сами государственные мужи честно жили на жалованье. Настолько честно, что, наверное, сама Сила великодушно осыпала их своей милостью, неведомым образом преображающуюся в подарки от чудесной щедрой родни. Дворец в честь успешной откачки нагулянного за последние годы жирка, яхта в честь излечения микроскола эмали на вон том дальнем зубе...
Только капиталы лидеров КНС утекали в безбрежный океан затрат на ведение войны. Фарана оказалась в схожих условиях, но далеко не все исходные посылки совпадали. Осколок Конфедерации сражался уже не за господство, не за новый галактический порядок, а за собственное выживание. Промышленный потенциал позволил держаться долго. Очень долго. Кто знал, что вышло бы у калишцев, будь у них промышленность как у фаранцев.
"Позже, Ваша Милость", - иронично одёрнула себя Констанс.
Рассуждения о несбывшемся могут быть интересной разминкой для ума, но здесь и сейчас это ни к чему.
Здесь и сейчас Её Величество позволила себе легчайшую любезную улыбку точно в тот момент, когда канцлер произносил своё приветствие.
И крошечный наклон головы вместо книксена или, тем более, реверанса, которые так любили важные осарианские дамы.
Взгляд карих глаз нежно светился сдержанным, идеально корректным любопытством. Это проявление заинтересованности было и отрепетированным до абсолютной естественности, и искренним одновременно.
У Констанс, несмотря на схожесть мышления, имелось нечто полностью отсутствовавшее у того, чью волю она прилетела представлять. Возможно, - и даже наверняка, - в более пространных и мягких выражениях, чем у оригинала.
Его Величество Сезар новым интересовался как на обыденном уровне, так и государственном, и... изощрённо манипулятивном. Все три уровня восприятия когда затейливо, а когда очень просто сливались в один.
В его жене говорило кое-что ещё. Истинно научное любопытство.
Оно жило теперь не под лабораторной одеждой. Оно жило в совершенно иных условиях. Но не сдавалось никогда.
Как устроена жизнь на Фаране? Скрывает ли эта красивая оболочка благополучия нечто более грубое, грязное, невыгодное? Какие подводные камни лежат под играющей яркими бликами гладью? О чём говорят в кулуарах? Каковы условия повседневной жизни? И ещё... есть ли в действительности связь между Фараной, Энарком и Неймодианской Торговой Гильдией?
Ответ на последний вопрос лежал на поверхности, если вспомнить, что жившие вне давно не палпатиновской империи неймодианцы непременно должны были иметь друг с другом деловые связи. Как минимум, в перспективе. Близкой перспективе.
Вероятно, этот визит Сезарии, в случае успеха, мог бы возыметь и такие последствия. Неймодианцы со своими контактами были крайне полезны Принципату. Но загадывать наперёд, едва сделав один шаг из тысячи - действие весьма глупое.
Констанс хотела знать. Как можно больше, как можно глубже. Не только ради государства, но и для собственного интеллектуального удовольствия. Она давно уже сравнивала связи в обществе с нейронными в мозгу. Прекраснейшее поле для исследования. Особенно в силу своей безграничности. Препараты, как и методы управление и контроля, информационной войны, можно изобретать и совершенствовать бесконечно, и всегда останется кусочек неизведанного.
Например, канцлер. Интересная личность хотя бы потому, что Харуун-Кэл был миром с... варварскими, прямо говоря, обычаями. Как тогда этот человек стал, очевидно, крайне преуспевающим коммерсантом? Как, какими методами воспользовался, чтобы стать канцлером? Почему выбрал для себя образ, так схожий с джедайским, хотя встречался с представительницей государства, чья... мать-Коалиция в минувшую войну не принесла Ордену ничего хорошего, и не стремилась? Это о многом бы сказало. Но на территории Фаранской Конфедерации агенты Сезара действовали очень деликатно, чтобы не создать своими действиями неловкое положение. Деликатно и недавно. А сбор информации в корпоративной политической среде, работа с нуля - удовольствие времязатратное. С другой стороны... Императрице просто могли не сообщить. Из соображений целесообразности. Ясно, от кого исходили все положения об оной. И о степени достаточной информированности.
С неймодианцем по определению стоило быть осторожной и помнить о каждом деловом нюансе из обширных черновиков.
Помощниками канцлера были люди. Оба. Не коренные человекоподобные жители Фараны. Являлось ли это свидетельством проигранной конкурентной борьбы? Вероятно, но не точно. В Сенате Принципата представители нечеловеческих рас занимали малую долю мест, но это вовсе не отражало истинной картины раздела сфер влияния.
Все мимолётные мелкие наблюдения, предположения и промежуточные выводы отпечатались в отточенном уме за мгновения.
- Премного рада представлять на Фаране царствующего супруга, Его Величество Сезара, что лишен удовольствия присутствовать, будучи поглощен воинскими тяготами, - ответила Констанс на приветствие именно так, как полагалось смиренной жене Императора... подобающим образом разбирающейся в политике и намёках.
Одной фразой она обозначила свою позицию, сделала словесный реверанс и намекнула на родство двух наследниц Конфедерации в отношении борьбы с внешними обстоятельствами. Разумеется, сюда непременно уже дошли сведения о запланированной карательной, говоря прямо, операции на Раттатаке. Карательной и одновременно возлагающей на голову Сезара венец милости.
- Позвольте представить, господа. Наша дочь, Её Высочество принцесса Идалис, - Императрица чуть повернула голову и слегка шевельнула пальцами, давая девочке знак подойти поближе. Та послушно шагнула вперёд и сделала маленький очаровательный в исполнении дитя книксен. И довольно изящный в исполнении, стоило отдать должное.
Серые, как у отца, глаза Идалис лучились непосредственным детским любопытством, но воспитание не давало вести себя подобно самым обычным детям. Энергия пряталась в мягкий кокон вдумчивости и в меру жёсткий каркас правил.
Следом немного вперёд вышла, но всё же не поравнялась с Сезарией, светловолосая женщина в классическом черно-белом костюме с юбкой. Явно дорогом, но без излишеств.
- Моя помощница, госпожа Грета Исмар, - произнесла Констанс.

XenomorphДата: Среда, 06.07.2016, 22:55 | Сообщение # 5 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5902
Награды: 121
Ну почти «Л»
ГМ

Космопорт


- Премного рада представлять на Фаране царствующего супруга, Его Величество Сезара, что лишен удовольствия присутствовать, будучи поглощен воинскими тяготами - ответствовала Констанс мягко, плавно и так, как подобает супруге Императора. Канцлер в ответ примерил знакомую, но от того не менее искреннюю маску:
- Что ж, к сожалению, иногда приходится обращаться к грубой силе, когда дипломатия не в состоянии урегулировать ситуацию. Желаем успешнейшего исполнения и болеем сердцем вместе с Вами, - мягко выдал корунай улыбаясь, внимая представлению юной принцессы.
- Позвольте представить, господа. Наша дочь, Её Высочество принцесса Идалис, - девочка была очень мила и воспитана в лучших традициях своего дома. Иного ожидать от будущей знатной дамы не приходилось. Канцлер Сененн, именно таково было его имя, а представляться он не стал, так как Констанс была уже осведомлена, любил детей и сам был счастливым отцом трех чудесных мальчиков. Он с искренней улыбкой оценил старания девочки и в ответ чуть склонил голову, отдавая свое почтение.
Задавалась ли Констанс сейчас вопросами о подводных камнях Фараны? Наверняка... Это был первый визит на мир, о котором было практически ничего не известно, за исключением сторонней информации. Ответ был прост: эти самые камни были и один из них сейчас находился прямо перед носом. В буквальном смысле. Нут Керро был самым настоящим хищником и безжалостным захватчиком среди всех известных бизнесменов ФКНС. Личное отношения канцлера Сеннена к нему пришлось оставить без внимания, так как Керро набирал популярность семимильными шагами и работал исключительно на благо ФНКС, но... Констанс чутье не подвело; этот крупный магнат действительно обладал могуществом, как финансовым, так и политическим и хотя, как было сказано ранее, Сеннен с трудом скрывал своей нелюбви к нему, политик внутри говорил, что более достойного лидера будет трудно найти.
Наследники КНС давно усвоили важный урок и даже будучи бизнесменами, прекрасно понимали, к чему приводит индивидуализм. Они выработали правовые нормы, гармонично ограничивающие власть чиновников и сенаторов, сумели за все это время, за все годы, начиная с 19 ДБЯ, взрастить в себе чувство ответственности и здоровую паранойю, научились не взирая на личные амбиции работать на благо государства, укрепляя его и защищая, пускай и набивая собственный карман. Так что же такого опасного нынешний канцлер видел в своем преемнике? Нут Керро, во-первых, был первым неймодианцем Фараны, что в открытую начал вести политическую борьбу, а до того все его соотечественники вели себя подозрительно тихо, наращивая собственные капиталы; во-вторых - в руках неймодианцев, в частности, в руках Керро, была сосредоточена вся оборонная промышленность и армия. Полчища дроидов, численность которых приближалась к трем миллиардам, подчинялись ему. В-третьих - за последние годы неймодианцы сумели, верными или теневыми, но путями приобрести почти половину кораблестроительных компаний, серьезно потеснив своих конкурентов, а затем, в этом году, закрепили свой успех, приобретя контрольный пакет акций. Все это было сделано законными путями и их действия не то, что никто не встретил возмущением, но рукоплесканиями без преувеличения. Благодаря Керро и его сородичам, экономика ФКНС рванула вперед с положительным коэффициентом, существенно снизилась нагрузка из-за оборонной промышленности и удалось снизить налоговые ставки для развивающихся предприятий. Так чем же, при таких плюсах, неймодианец не нравился нынешнему канцлеру? Ответ прост: отсутствием человечности, даже несмотря на то, что социальные проекты выглядели многообещающими. Быть может политик таким и должен быть: беспристрастным, с холодным умом, но Сеннен, видимо, считал несколько иначе.
- Сенат соберется к одиннадцати вечера, досточтимая Императрица, а до тех пор вы можете отдохнуть и, при желании, немного прогуляться. Прошу, - канцлер указал рукой на выход за огромным и прозрачным стеклом, где на посадочной площадке уже ожидал красивый и вместительный аэробус, разумеется, предназначенный для безопасной и комфортной транспортировки важных персон.
- Господин Керро любезно предложил свою виллу для размещения столь желанных гостей, - в пути добавил канцлер.
- Длья нас чьесть приньимать Вас на Фаране и чьесть, если Ваше Вьеличество согласьится размьеститься в моей резиденции, - Керро был очень похож на Ганрея и дело тут было не в человеческом восприятии экзотов, что представлялись похожими. Керро, казалось, обладал тем же голосом и той же манерой, хотя, сказать без лукавства, таких целей магнат не ставил вовсе.

TaonДата: Четверг, 07.07.2016, 22:48 | Сообщение # 6 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Космопорт


Дай волю Сезару, и он переоденется, ему сделают грим, и он пойдёт в дешевую кантину греть уши. И кто знает, чем ещё заниматься.
Дай волю Сезарии, и она... не помчится никуда. Прекрасные дворцы, дорогие наряды, грозная свита: всё это создавало ощущение безопасности. А не в меру простая обстановка угнетала, напоминая о скитаниях по Рун, более раннем периоде жизни на Рилоте, или даже о работе в команде каперов. Констанс предпочитала узнавать Фарану по торжественной стороне. На этом холсте внимательный взгляд мог заметить множество интереснейших мелочей. Что и говорить о видном и без того.
Вне всякого сомнения, самым опасным вероятным другом был Нут Керро. В наиболее успешных представителях его расы бесполезно было искать проявления человечности, и дело тут не в игре слов. "Я имею право на всё, что могу взять", - таково само их воспитание, таков основополагающий принцип. Их жадность опасна, их аппетиты непомерны, а смешная для многих тяга к роскоши лишь индикатор успеха. Они умели неподражаемо прекрасно работать и на государство, и на себя. Одновременно приносить пользу и немало себя радовать.
Канцлер располагал к себе, неймодианец одним своим присутствием служил поводом ни на мгновение не расслабляться. Помощники Сеннена держались в высшей степени нейтрально, не привлекая к себе внимания. Но сбрасывать их со счетов, записав в предметы обстановки, было ни в коем случае нельзя.
Как пригодились бы пространные выкладки агентуры по каждой персоне. Но Констанс оставалось делать собственные выводы. И она знала: когда выяснится, в чём причина такой её недоинформированности, обижаться на главного в государстве специалиста этой сферы не получится. Почти любые эксперименты мужа она прощала за одну только возможность, если он заснёт раньше, слушать его дыхание. И не считала это слабохарактерностью.
Канцлер Сеннен сообщил, что заседание Сената состоится в одиннадцать вечера, и Сезарии пришлось задавить в зародыше своё удивление. Сенат Принципата всегда собирался днём, дабы его члены не утратили способности концентрироваться на важных делах. Здесь же либо порядки сильно отличались, либо фаранцы считали, что встреча с Императрицей не отнимет у них много времени.
Хороший знак или дурной? Это сложно было определить.
- Встреча с почтенными слугами народа Фаранской Конфедерации - отрада для меня, господин канцлер, - учтиво ответила Констанс, прежде чем вместе с представителями Фараны чинно направиться к роскошному аэробусу. Юную принцессу она взяла за ручку. На должном расстоянии за ними последовала охрана обеих сторон.
- Господин Керро любезно предложил свою виллу для размещения столь желанных гостей, - сообщил Сеннен.
Ещё один штрих к картине, изображавшей влияние высокопоставленного неймодианца. Полотно выходило монументальным. Но причин отвечать отказом не имелось. Её Величество обязана была взглянуть и на этот кусочек мозаики "Жизнь на Фаране".
Еле заметно склонив голову, Констанс дипломатично, не натянуто улыбнулась. От неё не укрылось сходство Керро с вице-королём Ганреем, пусть последнего она видела лишь на кадрах хроник.
"И в таком случае, желаю вам куда большей удачливости, вкупе с лучшими вложениями".
- С удовольствием принимаю ваше приглашение, господин Керро, - сказала она вслух.

Вилла Нута Керро


Перед виллой раскинулись прекрасные клумбы цветов, названий которым Сезария не знала. Небольшие аккуратно подстриженные кустики, высаженные полукругами и волнистыми линиями, врезались в гармоничное многоцветье клинками монохрома. Из асимметричного фонтана вверх устремлялись сверкающие в лучах солнца струи воды. А широкие посыпанные мелкими камушками дорожки вели к роскошному зданию, словно обнимавшему всё это великолепие двумя изогнутыми крыльями.
Своей формой вилла почему-то смутно напомнила Констанс... Лукрехалки.
Слегка угловатый зеленоватый купол центральной, выдававшейся вперёд части походил на огромный украшенный внизу резьбой кристалл. Вычурные перекрытия словно парили в воздухе, опираясь на пять узких арок, а внутрь уводила лестница.
Центр насчитывал два этажа, крылья - по одному. Каждое увенчивало изящное ограждение. Похоже, наверху можно было прогуляться, наслаждаясь красотами парка позади виллы, - Сезария, даже выйдя из плавно приземлившегося аэробуса, видела раскидистые кроны.
Каждое крыло будто бы состояло из нескончаемой анфилады. Высокие, едва ли не в два человеческих роста, зашторенные окна чередовались с узкими колоннами. Каждая из казалась такой тонкой, такой эфемерной, что вот-вот сломается. Капитель каждой легко могла бы претендовать на звание истинного произведения искусства.
Светлый, близкий к песочному цвету, камень. Похожие на небольшие крепостные башенки возвышения второго этажа, венчавшие конец каждого крыла. Ажурная лёгкость и подавляющая неискушенного зрителя роскошь. И это только снаружи.
Такому легко позавидовать. Но Констанс лишь любовалась. Это было в высшей степени достойное завершение небольшой воздушной экскурсии по столице Конфедерации. По пути сюда представители Фараны обращали внимание Императрицы и принцессы на достопримечательности, попадавшие в поле зрения, и знакомили с краткой историей каждой. Рядом с любой из них хотелось задержаться. И это место не было исключением.
Приятно захрустели камушки, когда Сезария ступила на дорожку. Лёгкий ветерок донёс мягкое цветочное благоухание.
"Восхитительное место".

XenomorphДата: Четверг, 07.07.2016, 23:45 | Сообщение # 7 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5902
Награды: 121
Ну почти «Л»
ГМ

Вилла Нута Керро


Фарана была одной из тех планет, где не было трущоб, а уровень жизни был высок. Констанс могла убедиться в этом, пока рассматривала столицу из окон аэробуса. Конечно, этого мало, чтобы составить полное впечатление, но все же...
Вилла неймодианца не претендовала на дворец, но была роскошной и дорогой, правда, отнюдь не вычурной и блистающей безвкусицей, но напротив - хозяин явно разбирался в красивом и достойном, так что глаз радовался всему, чего касался.
Транспортное средство с важными персонами и охраной совершил посадку на платформе, расположенной в саду и в нос тут же ударил мягкий и приятный аромат цветов.
Солнышко медленно ползло по небосклону, склоняясь к горизонту, но все равно дарило свое приятное тепло. Щебетание птиц только усиливало приятные впечатления, так что гости наверняка найдут это место подходящим для себя и с удовольствием проведут тут время.
Транспорт не стали покидать помощники канцлера, за исключением Керро и самого главы государства.
- Прошу прощения, Ваше Величество, но вынужден Вас покинуть до времени, - сообщил учтиво канцлер, склоняя голову. - Я должен позаботиться о предстоящей встрече. Оставляю Вас в надежных руках моего коллеги, - еще один наклон головы и Сеннен вернулся на борт транспорта вместе с дроидами, которые встречали Констанс в космопорту и на протяжении всего пути.
Вскоре аэробус поднялся с места и скрылся в небе, оставив Констанс со свитой и Нута Керро.
- Я провожу Вас, Ваше Вельичество, - вежливо проговорил неймодианец, любезно согласившийся без вопроса на небольшой променад до виллы. Вряд ли женщина будет возражать; убранство действительно было прекрасным, а еще до посадки она могла разглядеть дроидов, патрулирующих территорию виллы. Констанс вообще вряд ли удивится тому, что практически весь персонал неймодианца состоял исключительно из дроидов. Были служанки и дворецкий, но это, скорее исключение для гостей, а не обыденное положение дел.
Мелкие камушки лениво захрустели под ногами шедших и Керро решил пояснить, почему заседание Сената было назначено на столь поздний час.
- Прошу прощения, Ваша Милость, за то, что мы смогли выдьелить столь позднее время для сессии Сената, - начал Керро спокойно и плавно. - В последнее время Сенат вынужден часто собираться для обсуждьения насущных пробльем, которых, как ни прискорбно, в последнее время становится все больше, - Керро сделал паузу, когда шедшие повернули, следуя тропинке. - Не подумайте лишнего, молью Вас; ошибки старой Республики здесь усвоены и записаны на подкорке каждого, но дьестабилизация политической обстановки и очередное обострьение отношьений с нашими колльегами с Орд Радамы вынуждает нас осторожньичать и взвьешивать каждое решение, - это было чистой правдой: отношения между двумя государствами носили очень интересный и странный характер; когда-то Орд Радама не существовала как независимая политическая сила, но раскол, спровоцированный одним недальновидным канцлером в прошлом, ослабил осколок Конфедерации и привел к многолетнему противостоянию двух частей, в прошлом сражавшихся за одни идеалы. Кстати, интересно получалось: КНС в виде оставшегося осколка, впоследствии превратившегося в ФКНС, продержался дольше остальных попытавшихся собраться сепаратистов и не проиграл ни одной войны.
Борьба с Галактической Империей ознаменовала собой тяжелый период для сепаратистов; были тяжелые поражения, армия, на 99% состоявшая из дроидов несла катастрофические потери, часть территорий была потеряна, но... Лидеры сепаратистского осколка быстро поняли свои ошибки и старались грамотно распоряжаться имеющимися ресурсами. Галактическая Империя, с трудом подавившая все прочие осколки, завязла в новой войне и Фарана не прекращала борьбы, нанося и имперцам удары довольно тяжелые. Конечно, о наступлении речи и не шло, но за свои территории и приграничные, сеператисты дрались до последнего. Не было ни одного сражения, ставшего переломным в ходе войны и она бы продолжалась, если бы не злой рок в лице канцлера, предложившего перемирие. Теперь же Фарана вела непрекращающуюся борьбу со своим заклятым союзником; провокации, угрозы и экономические санкции не были редкостью. Даже военные столкновения случались, но до сих пор грамотным урегулированием удавалось сбросить накал страстей. Констанс наверняка все это знала, а потому объяснения Керро должны были стать ей понятными.

TaonДата: Пятница, 08.07.2016, 19:13 | Сообщение # 8 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Вилла Нута Керро


Отпустив подол платья, который чуть придерживала, выходя из аэробуса, а левой рукой осторожно ведя дочь, таким простым жестом выражая заботу и материнское, императорское покровительство, Её Величество сделала всего несколько неторопливых шагов, прежде чем царственно обернуться на голос канцлера Сеннена.
И вскоре получила ещё один штрих к полотну: именно неймодианец получил право на общение с Императрицей до её встречи с сенаторами.
Редко беседы сильных мира сего ведутся только ради процесса вербальной коммуникации, приносящего невинное удовлетворение обеим сторонам. Как правило, каждый раз это нечто сродни взаимному испытанию. Это оценка, завуалированная схватка за мягкими драпировками изысканных словесных оборотов. От степени искушенности в искусстве выгодного для себя построения беседы зависит многое.
Таковы реалии закулисья.
Если Нуту Керро дозволялось прогуляться по нему с Сезарией в отсутствие канцлера... это говорило очень о многом.
Но правила хорошего тона не позволяли Констанс дать понять представителям Фараны, что она имеет ряд догадок. Нет, это нарушило бы всю изысканную гармонию. Полезно наблюдать, как другие желают выглядеть. Какие маски примеряют. Только для максимальной эффективности требовалось знать, что за любой из масок скрывается. Этих данных Императрице не хватало. Но она оставалась невозмутимо царственной, но и мягкой супругой опасного человека.
- В таком случае, особенно ожидаю предстоящую сессию Сената, - ответила она покидавшему их с неймодианцем Сеннену, не самым хитрым образом польстив его организаторским способностям. Маленькая безобидная лесть - та особая приправа, придающая переговорам на полуофициальном этапе почти неуловимый, слегка пряный привкус. - Моё почтение, господин канцлер.
Ещё один чудесный маленький книксен от принцессы, ещё один намёк на легчайший наклон головы от Императрицы, и временное прощание подошло к своему закономерному скорому окончанию. Внимание Констанс своим спрятанным в ворохе тончайших кружев острием нацелилось на господина Керро.
- Благодарю, - в ответ на предложение проводить.
Много судеб мог переменить этот неторопливый променад Сезарии и то ли советника, то ли даже преемника канцлера. Если не затаённо принятыми решениями, то произведённым друг на друга впечатлением. Упустить шанс узнать чуть больше? Никогда.
Территорию резиденции патрулировали дроиды, и в этом не было ничего удивительного. Ещё во времена процветания Торговой Федерации неймодианцы славились склонностью окружать себя машинами, а не живыми бойцами. И сама Констанс тоже с удовольствием пользовалась услугами дроидов из дворца и других резиденций императорской фамилии, и доверяла машине бытовые заботы о своих младенцах-сыновьях. Зато позади, вновь на почтительном расстоянии следовали воины Кали.
Идалис молча разглядывала великолепное убранство. Особенно клумбы. Но, несмотря на восторг, девочка вела себя по-прежнему безукоризненно. А время убирать проявления эмоций под маску придёт позже.
Сезария же, мельком взглянув на дочку и подарив ей лёгкую нежную улыбку, внимательно слушала объяснения господина Керро. Судя по его словам, визит Констанс пришелся на очередное обострение отношений ФКНС с Орд-Радамой. Их постоянный, со времени разделения осколка КНС на два государства, тяготевшие к разным полюсам галактической политики, антагонизм-партнёрство так напоминал отношения Осариана и Роммамула... на первый взгляд. Разница в масштабах, средствах и методах была очевидна. Но последствия схожи. Осарианцы и роммамульцы со временем могли превратить свои миры в радиоактивные пустыни. А проблемы Фараны и Орд-Радамы являлись неприятным довеском к перспективным контактам.
"Военная сила, экономические, социальные и политические бонусы разрешили почти все противоречия Осарианской префектуры. Что касается вас... полагаю, былая мысль о Неймодианской Торговой Гильдии пришла мне на ум не зря".
- Дела внутренние и внешние порой так причудливо и сложно переплетаются, - понимающе, любезно сказала Констанс. - Недолго простоит государство, чьи правители и народные слуги пренебрегают заботами о процветании своих территорий и преумножением сил.
И вновь намёки. На сей раз: на приоритетный вектор развития Принципата и характер затрагивающих Фарану интересов. Вычислить его и без того нетрудно, достаточно проанализировать последние события. Присоединение Зайгеррии, установление протектората над Каларбой и Талораана, служащего переходным этапом к вхождению в состав государства. Теперь - Раттатак. И ещё более захватывающие, но пока тайные перспективы.
Фонтан впереди выбросил высоко вверх пенную струю воды, на миг став подобным гейзеру, и Сезария, чуть зажмурившись, проследила за головокружительным взлётом.
- Но прискорбно, когда из троих потомков общей матери один растрачивает наследство.
Простое и многообещающее "мы будем на вашей стороне" можно выразить и так.

XenomorphДата: Пятница, 08.07.2016, 19:39 | Сообщение # 9 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5902
Награды: 121
Ну почти «Л»
ГМ

Вилла Нута Керро


Констанс была великолепна в своей игре, но Керро не уступал; его наблюдательность, умение читать между строк и холодный ум быстро вывели его на лидирующие позиции сперва небольшого холдинга, а впоследствии и всего коммерческого конгломерата, контролирующего оборонную промышленность. Неймодианец услышал все, что завуалированно сказала Констанс и молчаливо кивнул, обозначая согласие с последними словами Ее Величества.
Метров пятнадцать в тишине, но неловкости это не доставляло. Наконец, первая часть прогулки завершилась остановкой у центральной лестницы, где гостей и хозяина имения подошел встречать дроид-офицер. Привычная машина В-1 с характерной желтой маркировкой. Чуть дальше, за спиной машины, находилось еще шестеро дроидов В-1 из охранения.
- Фьедерация Орд Радама выбрала свой путь, - остановившись, произнес неймодианец. Руки он сложил за спиной и был спокоен, как гигантский питон, недавно насытившийся прекрасной добычей, - Дружба с Галактической Импьерией - кривое зьеркало; лишь обман, кажущийся гарантом ньезависимости и сувьеринитета, на дьеле же - буферная прослойка на границе государства ситхов. Ганрей совершил большую ошьибку в свое врьемя, мы же не допустьим подобного, - небольшая пауза и затем Керро продолжил:
- Большьинство сенаторов видят в Приципате насльедницу Конфьедерации. Я раздьеляю их мнение, но со всьем уваженьием, Ваша Мьилость, Фарана рассчитывает на равноправие и соотвьетствующие отношьение. Польитики не допустят установльения клиентских отношьений, - Керро говорил искренне и спокойно, но если второе не было необычным, то первое же встречалось довольно редко среди представителей его народа. У неймодианцев был совсем иной менталитете и нормы морали для них были установлены совершенно непохожие.
Можно долго строить догадки, что у столь хитрого дельца было на уме, но если говорить вкратце, то его его цель была близка. Ему нужен был Принципат для более тесного взаимодействия с Неймодианской Торговой Гильдией, для защиты своих интересов и для приумножения своего могущества. Он внимательно следил за происходящим в сфере экономики и отметил для себя возможности... НТГ сейчас находилась в той фазе, в которой когда-то были и сотни, тысячи предприятий и банков прямо перед созданием Торговой Федерации. Вот она, на грани реставрации, только сделай первый шаг, возьми свое, возьми первым то, что станет твоим и у твоих ног будет все, что ты пожелаешь, но с поправкой : помни о своем покровителе, давай ему все, что требуется и избежишь участи директората и Ганрея.

TaonДата: Пятница, 08.07.2016, 22:38 | Сообщение # 10 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Вилла Нута Керро


Молчание бывает колким, неуютным, пугающим. Констанс, ещё не выйдя замуж, даже не успев разглядеть в партнёре по сумасшедшему, безнадёжному, на взгляд простого обывателя, политическому предприятию мужчину, к которому долгие годы её будет тянуть интеллектуально, духовно, физически, однажды видела, как Фрэнсис добивался правды от "перебежчика" из компании более либеральных монархистов. Он так много молчал. И не давал объекту шанса торопливо согласиться с любезно и нечаянно предоставленной подсказкой. Как и не давал возможности не сказать ничего.
Существует ещё молчание понимания. Оно тоже бывает разным. Между близкими оно тёплое, даже радостное. Это тот случай, когда слова не нужны, когда хорошо, спокойно и без них.
Молчание понимающих друг друга игроков галактической арены, которым по пути, похоже на него. Здесь нет места близости, но и напряжения, которым можно, словно клинком, резать воздух, тоже не найти. Есть лёгкий холодок, дистанция. Изучение. И никакой неловкости. К чему, если Констанс была не на вражеской территории и беседовала с потенциальным другом. Опасным другом. Такова сама природа, сама психология неймодианцев. Не зря даже коликоиды вели дела только с ними. Жесткая деловая хватка одних встретила такую же, порождая превосходный союз. Но коликоид своего врага, если тот останется в живых после встречи с дроидами, сожрёт. А неймодианец, усыпив бдительность сладчайшей лестью, предложив выгоднейшие условия, которые на деле сыграют на руку ему самому, в конце концов ударит в спину. И трусость перед лицом непосредственной угрозы послужит гарантией того, что подготовка к уничтожению окажется основательнейшей.
У императорской четы был богатый опыт искусного обращения с опасными друзьями. Великая объединяющая сила по имени калишцы, имеющая громадный разрушительный потенциал. Коварные умбарцы. Трандошане и барабелы. Хатты. Коликоиды и киллики. Список вовсе не полный. Неймодианцы тоже там значились.
Главное их серьёзно заинтересовать. Как правило. И если всего обещанного и предоставленного больше никто не может дать, дело пойдёт отлично.
Но господин Керро оказался необычным представителем своей расы. Он говорил об Орд Радаме и Империи прямо, говорил честно. Разумеется, это служило определённым его целям.
Какие же это были цели? Господина Керро очень многое роднило с коллегами из НТГ. Целая... расовая принадлежность. Что подразумевало амбиции.
Любимый инструмент Императрицы - логика - вёл её к ответу.
Хватит ли неймодианцу богатства и власти, которые у него уже есть, если, при условии достижения договорённостей между двумя государствами, он может получить широчайшие контакты, сулящие ещё больше прибыли и власти? Вопрос риторический.
Такие персоны ничего не говорят случайно.
Как и Констанс.
"Не на вашей ли голове мы однажды увидим тиару вице-короля?"
Это было возможно. Если все факторы сложатся благоприятно и Керро сможет обойти всех возможных соперников. Таковых будет предостаточно, если... Да. Если.
Шмели жужжали, летая меж цветков. И всё так же шумел фонтан. А Её Величество, остановившись, как и Нут Керро, устремила на помощника-советника-преемника (хотя одно другого вовсе не исключало) канцлера внимательный взгляд. Свой настоящий взгляд. Без такого естественного, такого настоящего и искреннего притворства. Но лишь на краткий миг и не потому, что её самообладание дало трещину. И сразу, в лучших традициях женщин сумрачной Умбары, или же юного императорского дома, символически опустила глаза и почтительно склонила голову. Совсем чуть-чуть больше, чем ранее.
- Принципат питает глубокое уважение к Фаране не только как к наследнице Конфедерации Независимых Систем, но и как к государству, сумевшему столь долго и успешно отстаивать свою независимость. Завоевав свой мир в огне беспощадной войны, мы понимаем, сколь многого это стоит и о чём говорит. И уповаем на обретение, несомненно, достойного партнёра.
"А дальше... всё может сложиться совершенно по-разному".

XenomorphДата: Пятница, 08.07.2016, 23:13 | Сообщение # 11 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5902
Награды: 121
Ну почти «Л»
ГМ

Вилла Нута Керро


- Принципат питает глубокое уважение к Фаране не только как к наследнице Конфедерации Независимых Систем, но и как к государству, сумевшему столь долго и успешно отстаивать свою независимость. Завоевав свой мир в огне беспощадной войны, мы понимаем, сколь многого это стоит и о чём говорит. И уповаем на обретение, несомненно, достойного партнёра. - Императрица говорила искренне, открыто и это мог бы в полной мере оценить ее собеседник, не будь он неймодианцем. Керро молча слушал и не торопился с ответом, взвешивая в своей голове все возможные комбинации.
- Будьем надеяться, что Сенат примет Вашьи слова без промедльений и примьет правильное решеньие вовремя, - кратко ответствовал неймоданец. Как только он закончил, к разговаривающим подошел протокольный дроид, окрашенный в чистый черный цвет.
- Сопроводите наших гостей к их покоям и подчиняйтесь каждому их желанию, - скомандовал Керро подошедшей машине, а после вновь вернулся к Сезарии:
- Я буду находьиться в западном крыле. Есльи Вам что-нибудь понадобится - слуги Вас сопроводят, - неймодианец попрощался с Императрицей и отправился обратно при сопровождении четырех дроидов В-1.
ООМ-дроид так и остался стоять, ожидая указаний. Конечно, императрице ничего не грозило, но Керро никогда не отпускал свою стражу. Днем и ночью машины несли дозор и теперь должны были обеспечить дополнительную безопасность для гостей на время их прибывания. Это не означало, что дроиды будут двигаться за Сезарией повсюду, нет, но на территории виллы они будут присматривать за ней и ее чадом в дополнению к палатинской страже.
- О!Большая честь, Ваше Величество, - в привычной манере заговорил протокольный дроид. - Я - ТС-1501, дворецкий. Позвольте справиться, как прошел перелет? - вежливость и учтивость. Чего еще можно было ожидать?

TaonДата: Среда, 13.07.2016, 14:14 | Сообщение # 12 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Вилла Нута Керро


"Правильное решение? Это можно воспринимать двояко".
В беседе с неймодианцем Её Величество совершенно не разочаровалась. Ему играючи удалось оставить в конце некую интригующую недосказанность. Констанс могла бы даже немного занервничать, стоило уловить двойной смысл. Если бы была менее уверена в своих позициях и прилетела просто так, очаровательной авантюры, бесплатной экскурсии в обществе высокопоставленных лиц и дня в красивых покоях ради.
- Непременно, - так же обтекаемо ответила Сезария. Учтиво поблагодарив за гостеприимство, оказанное внимание и беседу, она столь же обходительно попрощалась с господином Керро и обратилась к протокольному дроиду:
- Рада знакомству, - очень человеческий ответ на приветствие и представление. Дроидов Армады это позабавило бы, если о них имело смысл говорить с использованием таких оборотов. - Благодарю, перелёт был благополучным для нас всех и, к моему удовольствию, познавательным для Её Высочества.
Констанс почти не общалась с убийственными машинами из окружения своего мужа, зато отточила навыки непринуждённого общения с дроидами, контролируя ход работ сначала в Императорском дворце Рун, а затем в других резиденциях правящего семейства. Архитекторы, дизайнеры, протокольные дроиды, даже дроиды-рабочие: со всеми ей было интересно поговорить хоть немного, сравнить разные варианты расположения комнат, залов, коридоров, колонн, оформление карнизов и капителей, цвет и фактуру обивок, гардин, ковров, размещение картин и гобеленов. Проконтролировать всё без исключения Императрица не могла и даже не хотела. Это был всего лишь способ немного развеяться и переключить внимание на нечто изумительно красивое, пусть поначалу только на набросках и голографиях. А Сезария любила красивые вещи. Атрибуты статуса сами по себе мало значат. Важнее то, что стоит за ними.
Жизнь, в которой нет места похабным шуточкам капитана посудины налётчиков или хамоватой соседки-рилотки, угрожавшей, что отнесёт торговцу всяким старьём все вещи Констанс, если та задержит оплату жилья хоть на минуту.
Каждая услаждающая взор картина, открывающаяся далеко не каждому, кто хотел бы увидеть... как доказательство власти. Над собственной судьбой.
Кто-то, сразу делая ошибку в определениях, не согласился бы. Ведь правители Кали не имели права на произвол. И в остальном Принципате тоже не потерпели бы самодуров на троне. Но это и не есть настоящая власть.
Власть - это безграничная в своём потенциале созидательная сила. Но лишь наивный может полагать, будто эта перспектива играет лишь насыщенными яркими красками. В этом мире всякое созидание в более ли менее значительных масштабах неизменно идёт рука об руку с силой куда более... брутальной.
А власть для женщины - это возможность идти рядом с этой мощью, подкрепляя её своей гибкостью, мягкостью, хитростью, умом и покорностью. Строить свою жизнь, на первый взгляд, не делая ничего. На самом же деле: очень многое видеть, слушать, подстраиваться и вносить свой вклад в общее дело, начиная от семьи и заканчивая государством.
В худшем случае, просто не мешать. Почти как... протокольный дроид.
Констанс мысленно улыбнулась.
"Забавно было бы взглянуть на это".

***

Лестница, по которой и Сезария, и принцесса поднимались, придерживая свои юбки, была короткой. Всего семнадцать ступеней. Массивные двери распахнулись перед гостями, как несколькими минутами раньше перед хозяином виллы, и взору открылся огромный холл.
Казалось, всё здесь напоено светом. Бежевые и песочные тона стен переходили в крупную мозаику полов внизу и роскошную лепнину вверху, изображавшую эпизоды из неведомых Констанс легенд. Полуколонны искусно смягчали углы, и взгляд беспрепятственно скользил по великолепию мягких линий. Широкая лестница уводила вверх, на второй этаж, но дроид повёл гостей из Принципата в правый коридор. Это крыло, по словам дворецкого, было полностью гостевым. Вовсе не удивительно, ведь здесь наверняка часто появлялись важные лица ФКНС.
Широкие полосы солнечного света ложились на пол, стены, двери. Анфиладой правое крыло виллы не оказалось. Любопытно было бы заглянуть за каждую дверь, если бы Её Величество вдруг позабыла о правилах приличия. Но тут протокольный дроид снова взял на себя роль экскурсовода и вскоре оказалось, что где-то рядом, за какой-то из дверей, находился даже предназначенный для гостей бассейн.
Констанс позволила улыбке слегка тронуть краешки губ.
"О, знали бы вы, как долго я не умела плавать".
Для начала можно было бы немного поболтаться на поверхности. Тридцать семь лет своей жизни Сезария только так и плавала: лежала на воде. И только на Рун она научилась получать истинное удовольствие от водной стихии, в редкие дни отдыха пытаясь угнаться за Фрэнсисом.
Но нет. Зародившееся мечтание, сплетённое с воспоминаниями, пришлось задушить. Непозволительно Императрице обнажаться на чужой территории, за исключением временных личных комнат. Разумеется, где-то в её обширнейшем гардеробе имелось купальное платье, но его не было даже в багаже на борту "Эрмелиндис".
Несколько минут спустя перед Констанс распахнулись двери самых просторных покоев этого крыла. Как пояснил дроид, они были предназначены для высочайших гостей со свитой.
Пол устилал огромный, нежных тонов ковёр с изящным цветочным рисунком посередине и по краям. Три высоких, узковатых окна украшали зелёные гардины с золотистой отделкой.
Золотой цвет был здесь повсюду. Он эффектно оттенял белизну стройных полуколонн, разделявших окна, оживлял завитки на капителях. Изысканным, тонким золотым узором сверкали, стоило попасть на них солнечному свету, широкие карнизы. С высокого потолка в центре, точно напротив каждого окна, свисали люстры, сверкая множеством хрупких хрустальных подвесок. У правой и левой стен, ближе к окнам, стояло несколько кресел с прямыми спинками и зелёной обивкой, и золотой узор украшал как самый верх спинок, так и ножки, и подлокотники, а более чем в метре над креслами, выполняя декоративную функцию, друг напротив друга, висели зеркала в изысканно изогнутых золотых рамах. Ближе к центру зала и входу можно было присесть на перламутрового оттенка диван с уже более скромной отделкой. Узор на обивке выполнен был нитками более светлого тона. И, подобно зеркалу, точно напротив располагался такой же.
С каждой стороны находилось по две двери. По словам дроида, Императрице и принцессе предстояло разместиться справа, а сопровождающим - слева.
Взгляд, как и в холле, и в коридоре, скользил по мягким линиям, ни за что не цепляясь и всё замечая. Изысканность украшений не давала строгой симметрии показаться тоскливой, создавая гармоничную картину. Констанс по достоинству оценила то, что предстало перед её взором. Упоительное зрелище. Идалис и вовсе была по-детски непосредственно поражена и восторженна.
Слова благодарности легко слетели с языка. А дополнила их Сезария сообщением, что вскоре с её корабля должны будут доставить багаж. Дворецкий тут же заверил, что вещи прибудут в целости и сохранности, и Её Величество отпустила провожатого.
Командир палатинов и ООМ-дроид Керро, тоже сопровождавший гостей, сначала открыли двери справа и, обойдя комнаты, ввели туда супругу и дочь Императора. Затем они должны были проделать то же самое слева.
- Иди, - кивнула Констанс помощнице. - Я позову тебя позже. Ты тоже можешь посмотреть комнаты и заняться, чем захочешь, - это уже к девочке, которой точно не терпелось увидеть всё-всё.
Быстро оставшись в одиночестве, женщина с интересом оглядела небольшую гостиную. Два окна, зелёные гардины. Но стены не белые, а бежевые, карниз не такой широкий, пол из тёмного дерева. В стене напротив входа - ниша с безликой, эфемерной статуей на пьедестале с золотым узором. Справа и слева по две полуколонны тёмного мрамора со светлыми прожилками. Такие же разделяли окна и располагались по обе стороны от декоративного камина. Над ним, словно его продолжение - большое зеркало.
В нескольких шагах перед статуей стоял круглый столик с роскошно украшенными ножками. Рядом с ним - два таких же, как в предыдущем зале, кресла, а над ним - люстра, на вид напоминавшая уже виденные, но меньшего размера. Уюта этому уголку для приватных разговоров за чашечкой копи придавал квадратный ковёр в бежевых и коричневых тонах.
Ближе ко входу, у правой стены, стоял изящный диванчик в схожих цветах, а напротив него - большой головизор.
Констанс неторопливо прошлась по гостиной. Задумчиво коснулась бюста на камине. Лицо человека было ей немного знакомо, в уме вертелось имя, но вспомнить не удавалось. Это был кто-то важный для Фараны. Но кто?
Недовольно поджав губы, Императрица отвернулась. Подойдя к одному из кресел, она расстегнула накидку и аккуратно перебросила её через спинку.
Дверь слева от ниши со статуей вела в небольшой кабинет, но туда Сезария заходить не стала. Она направилась в спальню.
Это место лишено было минимализма, каким порой отличались мужские комнаты, или же "милых" отделочек-бантиков. Строгость и элегантность. То, что так любила и ценила Констанс.
Окна закрывали лёгкие светлые занавески. А золотисто-бежевые гардины висели не только здесь. Они визуально отгораживали от остального пространства спальни ниши справа и слева от кровати.
Слева, у окна, стоял туалетный столик с овальным зеркалом. Справа - комод. Изголовье широкой кровати, застеленной покрывалом на пару тонов светлее гардин, с пухлыми подушками того же цвета, украшали крупные переплетающиеся листья из драгоценного металла. С обеих сторон располагались тумбочки с небольшими светильниками, а в изножье - уютный даже на вид диванчик. По обеим его сторонам - маленькие квадратные столики, тоже со светильниками. Вся мебель, включая панели за кроватью, была из тёмного дерева.
"Желаете добавить свои знаки в визуальное оформление?" - прочитала Сезария, стоило ей только зачарованно коснуться крупного овала в изголовье кровати, меж листьев.
"Опции для тщеславных гостей?" - мысленно улыбнулась она. И взятым с тумбочки стило вывела цветок Армандов. Золотая голограмма с тёмными тенями по краям лепестков тут же засветилась, словно всегда здесь и была.

***

Около часа спустя мать, дочь и Грета сидели в гостиной Императрицы. На умеренной громкости работал головизор, и каждая из увиденного делала свои выводы.
В первую очередь они посмотрели новости. Грету наверняка интересовали местные технологии обращения с обществом, Констанс искала политические подтексты, не забывая о том, что говорилось прямо. Девочке просто интересно было видеть и узнавать новое.
Вторым номером очень кстати пошел исторический фильм о Войне клонов и первых годах ФКНС. И три часа пролетели незаметно, особенно когда принесли закуски.
Вкуснейший солнечный фрукт с волокнистой мякотью жег язык, пара волокон застряла где-то между коренных зубов, и Сезария решила, что пока её любопытство в отношении местных плодов удовлетворено. Окунув в расплавленный сыр кусочек хлеба, женщина с удовольствием его съела и потянулась за другим.
Её вещи прибыли и были совместными с Гретой усилиями размещены в гардеробной, Селия на корабле пока справлялась с младшеньким, самым большим среди малышей-принцев любителем поскандалить и потребовать маму. Фердинанд поддавался на провокации, зато кронпринц держался. В основном.
Первый час фильма подходил к концу, когда Констанс наконец-то вспомнила, чей бюст стоял на камине.
Канцлер. Первый канцлер. Тот, кто не побоялся выступить против Палпатина, кто приложил все усилия к объединению систем осколка КНС, не покорённого с первого натиска. Скульптор заметно польстил ему в чертах лица, но энергию и силу воли этого политика передавала даже такая фантазия на тему.
- Он мне нравится, - сказала вдруг принцесса. - Он хороший.
Бесхитростный детский комментарий. Ласковая улыбка матери в ответ и её кивок.
- Это великий человек, дорогая. Возможно, те, кто продолжает его дело, станут нашими друзьями. Смотри внимательно, это очень пригодится.
Дважды просить Идалис об этом не было нужды.
Поглядывая на своего ребёнка, Императрица думала... о воспитании.
Училась девочка отлично. Как в школе, так и началам дворцового этикета. Родительские рассказы слушать тоже очень любила.
А что же будет несколько лет спустя, когда у мальчиков появится новый интерес?
Констанс выросла в богатой семье. Более того, знатной, хотя в этом отношении многим и многим уступала. Припомнить, как мать в своё время объясняла, чем знаки внимания отличаются от вежливости и галантности, и что сразу принимать их на свой счет не следует, не так сложно. Но ошибиться нельзя: ставки во много раз выше.
Нельзя сделать дочь затворницей. Нельзя позволить ей вырасти доверчивой простушкой.
Легче, чем общаться с Сенатом по вопросу бюджета.
И многократно сложнее. Потому, что личное. Потому, что перетекает в государственное, и тянет сердце за собой.

Сенат


Здание Сената походило на громадный конус со сглаженными гранями. Поверхность его была словно отполированной и отражала как становившийся всё более тусклым закатный свет скрывшегося за не видимым из центра города горизонтом солнца Фараны, так и яркие огни. А плоскости были изогнуты, выгнуты наружу в угоду плавности линий.
Принцесса не раз видела большие города. Чаще всего - Штауфгард. Но это ничуть не уменьшало её интереса. Руки в тонких коротких перчатках разглаживали длинную юбку голубого платья, пока девочка крутила головой, стремясь насмотреться на всё вокруг. Ребёнку в политических делах не участвовать, но показать ей Сенат обязательно было нужно.
Констанс же сидела прямо и смотрела в окно аэробуса со сдержанным, вежливым интересом во взгляде.
Одиннадцати часов вечера ещё не было. Императрица прибыла раньше: предстояло согласовать некоторые моменты.
Место, где в ближайшие часы решится многое, - возможно, будет заложена основа долгого сотрудничества и всестороннего сближения, - приближалось. Здание занимало всё больше места в рисовавшейся взору картине, а затем аэробус пошел на снижение.
Что-то словно замирало внутри. И чуть-чуть подрагивало.
Прошло не больше минуты, а транспорт уже мягко опустился на краю площади. Украшенная имитировавшим резьбу узором широкая дорожка вела ко входу.
Сезария, придерживая юбки церемониального платья, неспешно спустилась по короткому пологому трапу. Немного позади шли принцесса и помощница. Палатины должны были следовать ещё чуть дальше, их построение напоминало полукруг, чьи края находились примерно на одном уровне с Императрицей.
Жемчужно-серое платье с тонким перламутровым узором из цветов тихо шуршало при движении. Верхний слой ткани от пояса расходился в стороны, открывая взгляду тёмно-серую с нежным отблеском нижнюю юбку. Но самой нижней она не была.
Длинные рукава, отделанные внизу кружевом, скрывали шрамы на левой руке. Ровный широкий вырез не позволял увидеть даже верх груди. Чуть ниже впадинки меж ключиц, нагретое кожей, красиво лежало на ней колье. Каждая его жемчужина венчала собой крошечную веточку, словно ягода. В ушах Констанс виднелись маленькие жемчужные серьги, а каштановые локоны ниспадали на спину. Передние пряди забраны назад и скреплены заколкой из того же комплекта, похожей на тонкую ветвь с белой ягодой.
Символика церемониального наряда Её Величества была проста и лаконична. Она прибыла на Фарану, чтобы предложить нечто дарующее жизнь. Поддерживающее, укрепляющее, защищающее её.
Закруглённые носы туфель на тон темнее нижней юбки не показывались из-под неё, настолько плавно шла Сезария ко входу в здание Сената. Голова её была чуть-чуть приподнята, карие глаза смотрели только вперёд. Ни тени лишних эмоций на естественно, профессионально накрашенном лице. Ни волнения, ни неуверенности, ни гордыни.
Участливое, уважительное к чужому величие. Такой была Императрица.
Шаг за шагом приближаясь к встречающей делегации, она не сбилась ни на мгновение.

XenomorphДата: Четверг, 14.07.2016, 17:37 | Сообщение # 13 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5902
Награды: 121
Ну почти «Л»
ГМ

Сенат


В здании Сената было многолюдно. Сенаторы и другие власть имущие представители Фараны, разбитые по группам, бурно обсуждали свои дела, отрешившись от окружения.
- Это возмутительно! - не скрывая своей досады и злости чуть повысив голос говорил дурос, стоявший возле канцлера. Соплеменников спикера так же рядом можно было увидеть и их было пятеро. Канцлер же, слушая говорившего, лишь понимающе кивал и выжидал, пока ему будет позволено вставить свое слово.
- Керро и его Директорат зашли слишком далеко! Он использует свое положение для того, чтобы заполучить пост канцлера!
- Как и все мы. Это гарантированные права каждого из нас, - плавно и мягко, в своей манере, ответствовал Сеннен.
- Да, но...
- Все действия господина Керро были совершены в рамках закона. Ваша петиция с требованием проверки была удовлетворена судом и, как Вы прекрасно знаете и без меня, никаких нарушений в ходе этой самой проверки выявлено не было. Двух проверок, с Вашего позволения.
- Это все фикция, показуха и Вы прекрасно это понимаете, Канцлер, - не остывал дурос, ткнув указательным пальцем в Сеннена.
- Суд так же обязал Вас и руководство Вашего холдинга принести публичные извинения господину Керро в частности и всей неймодианской диаспоре за нанесения оскорбления.
- Я...
- Напоминаю Вам, что сделать Вы должны это в течении двух оставшихся недель этого месяца, - Сеннен был спокоен и непреклонен. Несмотря на свою настороженность, он чтил закон и старался все делать правильно, следуя соответствующему протоколу.
- Господин канцлер, - присоединился другой дурос, но был он более спокоен. - Керро сосредоточил у себя в руках всю оборонную промышленность Конфедерации; ему подчиняется армия и флот. Мне кажется, к этому вопросу следует вернуться и устроить более тщательное разбирательство... - договорить участники диспута не успели, так как делегация Принципата была замечена на подходе.
- Ваше Величество, - поприветствовал Канцлер Сеннен императрицу в уже привычной и скромной манере.
- Позвольте представить Вам моих друзей и коллег, - корунай распахнул руки, - Курта Де Мердок, вице-президент компании "Тайгано-механика". Крупнейший производитель гражданских дроидов на территории ФКНС.
- Рады приветствовать Вас, Императрица Констанс, - дурос скрестил руки на груди и слегка поклонился.
- А это - Викто Де Саларан, директор "Саларан Армс", ведущий производитель и поставщик на рынок гражданского и спортивного оружия, - Саларан аналогично своему коллеге поприветствовал гостью. Остальных представлять не стали, так как они были помощниками и пока не занимали высоких постов.
Вообще, было известно, что дуросы хоть и имели отдаленное генетическое родство с неймодианцами, но являлись их полной противоположностью как в характере, так и в менталитете. Скупые, алчные и трусливые - так могли характеризовать уроженцев неймодии, и, напротив их "двоюродные братья" славились как тихие, миролюбивые и общительные существа в галактике.
В последнее время, после распада Империи Палпатина, отношения между неймодианцами и дуросами стали теплее, но до сих пор большинство представителей расы последних оставались верны своему негативному отношению к генетической родне.
- По предварительным данным, господин Мердок занимает второе место по популярности среди граждан и, как мне кажется, имеет все шансы догнать и перегнать господина Керро на следующих выборах, - сообщил корунай, сохраняя добродушное лицо. - Но, увы, обозначенная им программа позволила господину Керро вырваться вперед.
- Да... Он выступал за оказание финансовой и военной поддержки Коалиции в той войне, - тяжело проговорил Мердок. У Констанс могло сложиться неверное впечатления об этом экзоте, мысли, что он был заинтересован в проигрыше Коалиции в той войне, но в таком случае, эти догадки были бы неверны. Мердок и его диаспора всем духом стояли за интересы Фараны и это было единственной причиной, по которой дуросы противились вступлению в войну.
Едва закончилось объяснение, как раздался негромкий, но ясный сигнал о том, сообщающий, что заседание Сената готово начаться. Голос по громкоговорителю вежливо попросил всех участников занять свои места.
- Что ж, не будет тратить времени. Идемте, - Сеннен должен был отправиться вместе с Констанс к своей ложе.

***


Зал был не столь огромен, как Сенат Старой Республики, но все равно выглядел впечатляющим. Весь в темных тонах и с такими же плавающими ложами.
Такое событие, как визит представителей Принципата, вызывало существенный интерес общественности и именно потому сегодня здесь не наблюдалось свободных мест. Делегаты бурно обсуждали предстоящую сессию, но вскоре замолчали, когда система притушила свет, погрузив зал в полумрак.
Одна из лож подсветилась, когда достигла центра. На ней находилось трое неймодианцев, одним из которых был уже знакомый Керро.
- Сьегодня, уважаемые сьенаторы, мы выслушаем обращьение дельегации Калишского Принципата. Этот день может стать запомьинающимся, опорной точкой и начьалом крьепких взаимоотношьений между двумья государствами-насльедниками. Я рад представить Вам, уважаемые сьенаторы, Ее Вельичество, Импьератрицу Калишского Принципата, Констанс Арманд-Региа, - ложа со спикером вернулась на свое место, а ложа, занимаемая канцлером и Сезарией, напротив, выдвинулась вперед под аплодисменты. Когда же спикеры достигли центра и был дан свет, рукоплескания стихли. Все ожидали выступления.

TaonДата: Пятница, 15.07.2016, 15:07 | Сообщение # 14 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4059
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Сенат


Ещё одно правило для Императрицы: не выказывать в обществе ярких реакций, за исключением случаев, когда они более, чем уместны.
Неподдельные, не приглушенные согласно требованиям строжайшего этикета, эмоции допустимы лишь в самом узком кругу.
Например... как в то душное лето первого года замужества. Когда Констанс, приятно ошеломлённая чередой успехов, сменой своего положения и статуса, и педантично, как бы между делом, словно это ничего не значило, оказываемыми знаками внимания, на целых пять ней позволила себе побыть просто женщиной Фрэнсиса Арманда и, раз за разом принимая душ в тщетной надежде освежиться, после каждого сеанса водных процедур расхаживала по их комнатам нагая. Или в комбинации, так кстати прилипавшей к мокрому телу.
Пикантное воспоминание проскользнуло где-то на краю сознания, лишь слегка его задев.
Сезария в своей изысканно-сдержанной манере чуть наклонила голову. Недостаточно даже для того, чтобы увидеть край подола своего платья не на периферии картины. Позволила тонкой улыбке коснуться губ.
- Господин канцлер, - ответила точно в тон Сеннену.
Затем вниманием Императрицы по очереди, но всего на несколько секунд каждый, завладели спутники канцлера, которых он счёл важным представить.
- Господа, - поприветствовала она их с тем же выражением лица, что и Сеннена. Но непостижимым образом эта маска сдержанного радушия вовсе маской не смотрелась. Внешне отличить искусственную, настороженную искренность от неподдельной могли только самые близкие.
А причины быть настороже имелись, и весомые. Констанс не знала доподлинно, какова роль Мердока и Саларана на скрытой тенями политической арене, где сама политика неразрывно и причудливо сплетается с личными мотивами, амбициями, опутывает своими нитями наточенные друг на друга зубы и рука об руку идёт с незаконными действиями, наряду с испытаниями друг друга на прочность. Но канцлер сам дал ей ключик. Намеренно давал понять, кто на какой стороне, кого завоевать, кого остерегаться? Разумеется, да.
Дурос Мердок. Что могла сказать о нём Императрица, узнав, что он был популярен в народе и уступал одному только Керро? И, тем более, услышав от него самого косвенное заявление, что он был против помощи Коалиции?
Осторожный. Пекущийся о благе родного государства и многое для него делающий. Борьба между ним и неймодианцем наверняка была напряженной. Очень. То, как дуросы относились к своим... родственникам, не тайна. А если двое таких родственников из разных народов схлестнутся в политической борьбе...
С другой стороны, всё тот же Керро, в делегации на этот раз не присутствовавший. Тот факт, что он выступал за поддержку Коалиции, недвусмысленно подкреплял более ранние выводы Констанс о масштабе его амбиций. Пройди всё удачно, он мог на гребне успеха подняться невероятно высоко.
Наконец, Саларан, ведущий производитель оружия. И сам Сеннен. В точности знать, что за цели преследовали оба, Сезария не могла. Оружейный магнат вёл себя очень нейтрально. Присматривался? Скорее всего.
Канцлер. Скорее всего, его настрой был аналогичен дуросскому. Правительница Принципата хорошо понимала, что значит заботиться о своём большом доме. Знакомый, правильный акцент в интересах.
Перед ней стояла задача погладить по шерстке все политические блоки. И Констанс была готова.
На то, чтобы оценить встречающих и подкрепить свои прежние мысли новыми доказательствами, у неё давно уже уходило совсем мало времени.
Одновременно же она выдавала ничего не значащие фразы.
- Премного рада знакомству, - отвечая на приветствия.
- Поздравляю, господин Мердок, - на сообщение канцлера о том, какой популярности достиг дурос.
И сразу же - острый, внимательный, - "Вот как? Любопытно", - взгляд на последнего, стоило услышать о расхождении во взглядах на войну. При желании, возникни оно, там можно было отыскать тёплую искорку понимания.
Наконец, раздался мелодичный сигнал и оповещение о скором начале заседания.
Вместе с канцлером Констанс направилась внутрь, но сохранила плавность шага. Ни к чему почти переходить на бег, если нет угрозы.
- Её Высочество желала бы полюбопытствовать, - словно ни к кому не обращаясь и только что вспомнив, невзначай поведала Сезария. И вскоре принцесса, Грета и несколько палатинов отправились осматривать, что было возможно. Остальные гвардейцы должны были остаться у входа в зал заседаний, пусть Императрице и хотелось втайне, чтобы калишские воины находились ближе. Но правила хорошего тона диктовали иное решение, и женщина подчинялась.

***

Дыхание Старой Республики проникало сюда через внешний вид зала заседания. Спина, стоило только Констанс войти в ложу канцлера и увидеть, сразу напряглась, и Сезария выпрямилась бы ещё сильней, будь у неё хотя бы минимальная к тому возможность.
"Дань старой традиции?"
Ложи сенаторов Принципата были неподвижны, и все обращены к располагавшимся на возвышении местам правителей и канцлера. Здесь же подчёркивалось равенство. Даже больше, чем в том самом знаменитом зале. Здесь внимание всех могло быть обращено на любого, даже минуя главу государства. Даже в вопросах дизайна конфедерация и монархия ясно различались.
Императрицу представлял сенаторам никто иной, как Нут Керро. И это было неожиданно.
"Какой щедрый вам выдают аванс... дело словно решено, - размышляла Констанс, внимательно разглядывая парившую ложу и тех, кто в ней находился. - Или же в Конфедерации очень проработанная система заигрываний и ложных ходов".
В полумраке, занимая место неймодианцев в середине зала, ложа Сеннена двинулась вперёд. Только когда она замерла в центре, включилась её подсветка.
Сезария, на миг ослеплённая, не дала этого понять. Она грациозно поднялась и изящным движением коснулась ладонями бортика перед собой.
- Некогда Конфедерация Независимых Систем явилась, чтобы предложить галактике нечто новое, - твёрдо зазвучал поставленный голос. Не бесстрастный, не механически озвучивающий кем-то написанные фразы голос небезразличной к судьбе двух государств женщины, волей судьбы, союзников и своей получившей власть говорить как Императрица. - Новый мир и новый порядок, свободный от ярма пропитанной фальшью и лицемерием Старой Республики. И свободный от кровавой тирании, которую изведали народы тысячелетиями ранее. Ныне Конфедерация живёт в своих наследниках. Это вы, устоявшие под ударами Империи Палпатина, сохранившие свой дух и независимость. Это мы, заявившие о себе позже, впервые в истории вдохновлённые теми, кто никогда не имел права выбирать свой путь. Мы разные, но наследуем общую идею. Мы разные, и нас разделяло время и реалии жизни. Но в эти тревожные дни и время, и реалии могут сблизить нас, на что, под водительством Его Величества Сезара, Императора Калишского Принципата и Лорда-протектора каларбианского и талораанского, Фрэнсиса Арманда, мы уповаем.
Секундная пауза. Чуть склонённая в знак покорности воле, которая направила Констанс сюда, и воле представителей Фараны, голова.
Вновь устремлённый вперёд, полный надежды, но не фанатичной и не фальшивой, взгляд.
- Защита своих подданных, своей территории и интересов, развитие во всех сферах являются нашими приоритетными задачами. На этом нескончаемом пути созидания мы нуждаемся в партнёре, понимающем наши ценности и чаяния. И мы верим, что Фаранская Конфедерация Независимых Систем стала бы достойным, почтенным другом Калишского Принципата на ведущем к общему процветанию пути, в этом полном грозных вызовов времени и любом ином.
Так, обернув лирическими словами глобальную суть предложения, Сезария высказала самое главное. Дело оставалось за сенаторами и другими важными лицами Фараны. И, несколько позже, за конкретикой.
Но на всё есть своё время. И своя мера пространности изложения.

XenomorphДата: Суббота, 30.07.2016, 14:17 | Сообщение # 15 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5902
Награды: 121
Ну почти «Л»
ГМ

Сенат


Речь Констанс была краткой, но содержательной.
К переговорам дву наследницы КНС готовились уже давно и если бы не решения Сената, принятые ранее, то, возможно, ФКНС уже десять лет числилась бы в партнерах сперва у Коалиции, а затем и в Принципате.
Когда голос Императрицы стих, Канцлер, находившийся в одной ложе с ней, взял слово:
- Уважаемые сенаторы! Вы выбрали меня и за то время, что я держу бремя власти, Вы ни разу не усомнились в моей честности и осторожности. В этом стремительно меняющемся мире мы должны искать поддержку, дабы выжить. Калишский Принципат наследовал великую идею о новом мире, как и мы. Они - наши братья по борьбе и пускай для многих Конфедерация Независимых Систем канула в летах, осталась лишь на страницах истории, мы с Вами живое опровержение этого несправедливого заблуждения. Мы гордые дети борцов за справедливость и новый порядок, не тот Порядок, что принес Палпатин, нет, и мы должны показать галактике, что дух борьбы, дух строительства нового, достойного общества не искоренен. Посморите на это знамя, - Сеннен не оборачивался к флагу КНС, который до сих пор был символом этого государства, но указал на него рукой. - Посмотрите и на знамя Принципата. Оно одно, что у нас, что у наших друзей. Это и есть живое, не подложное свидетельство того, что Конфедерация жива, что она вновь может стать великой и показать, что мы не прогибаемся под ситхов, не прогибаемся под болячки старого режима. - в воздухе повисла тишина и Сеннен продолжил говорить, но уже тише. - Только один последователь Силы заслуживает нашего уважения и почтения. Граф Дуку искренне верил в идею и вел нас через боль утрат и победы, через кровь и пот, через страдания к новому миру. Так мертва ли его идея? Нет! Так мертво ли его наследство? Нет! Будет ли оно мертво? Да, если мы не преодолеем наши личные предпочтения и интересы. Мы до сих пор ходили по лезвию ножа; вероломство и трусость моего предшественника не позволили нам продолжать борьбу с Империей, когда она была слаба. Мы преодолели раскол, но за то время и по сей день наши бывшие товарищи, называющие себя Федерацией, не оставляли попыток ослабить нас. Что такое сильный наследник? Не мы, ни Принципат по отдельности. Орд Радама сделала свой выбор и теперь еще более приложит свои гнусные усилия к тому, чтобы лишить нас нашей гордости, нашего строительства. Задумайтесь, уважаемые сенаторы и вспомните, что за десять лет мы сорок два раза находились на грани войны. Положим ли мы этому конец или останемся одни и одни же в который раз встретимся с Империей ситхов? Что Вы выбираете: жизнь или погибель? - тишина никуда не подевалась, когда Канцлер в очередной раз замолчал. Когда же сенаторы стали шептаться, Сеннен в последний раз прогремел своим голосом в здании Сената:
- На голосование выносится вопрос о создании всестороннего альянса с Калишским Принципатом, - после этих завершающих слов, Канцлер вернулся на свое место, а в ложах сенаторов засветились электронные табло, где каждый выберет пункт, по которому будет голосовать. Зал оживился. Тут и там разыгралась полемика, но разобрать что-либо было невозможно.
- Да поможет им Сила принять верное решение, - тихо проговорил Сеннен обернувшись к Сезарии.
Через пятнадцать минут прозвучал мягкий сигнал, оповещающий о том, что голосование подошло к концу. В центре зала появилось голографическое изображение с результатами голосования. Итог был следующим: 75% высказались за создание альянса, 15% - против, а оставшиеся десять воздержались. Абсолютное большинство выступило "за", но прежде, чем Сеннен успел вновь выйти для речи и оглашения итогов, к ложе его и к ложе Императрицы плавно подошла еще одна. Трое дуросов, что там находились, что-то прошептали Канцлеру, после чего удалились, а лицо Сеннена застыло. Впрочем, он быстро пришел в себя.
- Договор о создании альянса будет подписан решением большинства! - торжественно огласил корунай и зал залили рукоплесканием. Шум не утихал и казалось, что напротив, только усиливался. Те, кто были за, искренне поддерживали решение и были рады возможности наконец вздохнуть спокойно. Принятие этого решения послужит большой пользой в будущем и снизит градус угрозы войны между Федерацией и Конфедерацией. Но радовался ли Канцлер? Он лишь повернулся в сторону ложи, где находились неймодианцы во главе с Керро. Все они хлопали, поддерживая принятое решение, но Керро... Он стоял смирно, сложив руки перед собой. Стало ясно, что сегодня у кого-то вдвойне был повод радоваться. До выборов следующего Канцлера оставалось не так много времени, но Сеннен уже знал, поздно, очень поздно, но знал, что оказался участником умелого гамбита. Следующим Канцлером без сомнения станет Нут Керро.

Форум » Нейтральные территории » Иные территории » Фарана
Страница 1 из 3123»
Поиск: