C Днем Звездных Войн, товарищи! Ура-ура-ура! May the Forth be with you, Гость! Эй, Гость, Battlefront доступен в Origin бесплатно в честь праздника. Только сегодня! Четвертого мая Battlefront доступен бесплатно. С Днем Star Wars! #may #battlefront-free
[ Лента форума · Форумчане · Правила форума ]

Страница 2 из 3«123»
Форум » Нейтральные территории » Иные территории » Фарана
Фарана
TaonДата: Четверг, 04.08.2016, 14:26 | Сообщение # 16 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4057
Награды: 111
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Сенат


Царственное спокойствие. Уважение. Сдержанный благожелательный интерес. И стальная воля. Бесполезно было бы искать в выражении лица, глазах, едва заметном повороте головы, плавных движениях хотя бы тень чего-то иного. Перед столь взыскательной, как сенаторы Фараны, публикой благовоспитанной даме правящего клана не подобает демонстрировать чувств. Особенно если эта дама не просто супруга Императора, а властвующая особа. Возможно, первая и последняя Сезария, так существенно способная влиять на ход событий.
Истина о себе принадлежит ей одной.
Что-то внутри трепетало, словно негаданно пойманная крепкой рукой птичка. Канцлер произносил свою речь, рассудок легко и быстро осмысливал всё, что говорилось в эти важнейшие минуты, а птичка всё билась и билась в ловушке.
Сеннен подкреплял сказанное Констанс такими необходимыми словами сына Фараны. И в то же время превосходил даже самые смелые ожидания.
Он хлестал "новый порядок" Палпатина и давно знакомые галактике порядки ситхов. Безжалостно, беспощадно, прямо. Так отчаянно смело.
Слова, за которые когда-то очень легко было бы умереть. Пропасть без вести или, наоборот, быть стёртым в порошок публично.
Но не здесь.
В этой речи торжествовал дух свободы, которую имперцы так и не смогли отнять. Свободы, не использованной демократами, - а на деле всего лишь выброшенными из привычной жизни ветром перемен политиканами, - и не протухшей, будучи отправленной в один мусорный контейнер с обещаниями.
Свободы, которую разные расы, объединённые желанием что-то, или даже всё, изменить, решили взять войной. И это объединяло два государства. Не одряхлевший осколок прежнего и из огня вышедшее, прежним вдохновлённое, новое.
На этом можно строить дружбу.
Если Сенат не повторит своё прежнее решение.
Трепетала, билась птичка. Ждала.
Помнила, как это: ждать. Да или нет. Пусть в прошлом были другое окружение, другие ставки. Всё иное.
Помнила.

... Это две недели спустя она узнает, что загадочный рунийский знакомый попутчика, который им поможет, - никто иной, как подозрительный коллега с Миркра. А пока...
Жилой отсек старого фрахтовика рассчитан человек этак на троих-четверых, смотря как у них получится усесться на покрытых дешевой облупленной кожей (хотя, разве это кожа?) узких креслах. Стол лучше не трогать: он настолько липкий и грязный, что можно от него и не отлепиться. На стенах засаленные похабные плакаты. И повсюду контейнеры и ящики вперемежку с хламом, какими-то тряпками и обёртками, в которых можно найти едва ли не окаменевшие остатки опасной для желудка еды.
В голове крутится дурацкая мысль: наверное, их потому и отпустили с Набу так легко. Посмотрели, какая скотина повезёт, и отпустили.
Сначала Констанс боялась высунуть нос за двери госпиталя, где добросовестно лечила каждого, кого ей подсунут. Как бы ни ненавидела этих... людей врага.
Санитара, которого она опасалась, думая, что это агент Ликана, забрали спустя месяц и одиннадцать дней со дня капитуляции. Правда, поговаривали, будто это адъютант и чуть ли не советник фельдмаршала.
"Спасибо этому бардаку, что вы не знаете... что искать надо женщину. Или призрачного советника", - думала Региа тогда.
Теперь...
- Эй, вы там! Всё, порядок, Рун дал добро. Скоро садимся! - раздаётся громогласный возглас капитана.
И Констанс на несколько секунд впадает в ступор.
Живы. Они живы, они будут жить.
Она будет. Те двое инвалидов из Восьмого легиона, в прошлом которых наскоро покопались и выкинули, чтобы не тратить деньги на поддержание их жизни, тоже будут. И этот... тот, кто нашел капитана, кто научил, как себя вести чтобы не обращать на себя внимания.
Человек без лица с обмотанной бинтами головой, обожженный, но ползущий вперёд. Будет жить.
А потом её начинает трясти. Мелко, противно. Счастливо.
Констанс плачет, а человек без лица своими грубыми, еле гнущимися пальцами держит её за руку.
... Это две недели спустя она узнает его настоящее имя. И поймёт, что он искалечил себя сам и маскировался под солдата, оставив на окраине Тида переодетый в "себя" труп.
Ульфард Тьодрек. Офицер фельдполиции, и кто знает... кто ещё.


Констанс не стискивала рук, не показывала ни малейшего волнения. Напряженное ожидание? Нет. Она Императрица, и этим сказано всё.
Ничто в лице не дрогнуло, пока сенаторы голосовали.
- Верные слуги народа должны решать соответственно, - тихо ответила она канцлеру. Шаг из роли при отсутствии веских причин? Никогда.
Пятнадцать минут шума со всех сторон. Пятнадцать минут ожидаемости-неизвестности.
"Должна заметить, наш Сенат работает тише".
И, наконец...
"Да, да. О... да!"
Три четверти - за союз. Кучка осторожничающих. И пятнадцать процентов тех, на кого стоило обратить пристальное внимание. Необязательно императорское.
Оглушительный гром аплодисментов. Сдержанная, мягкая улыбка Сезарии.
И лёгкое опьянение успехом. Пусть подержится. Всего минуту. После придёт время вместе с Сенненом зарыться в проекты договоров, цифры и прогнозы, но это будет позже.
Наверняка присоединится Нут Керро. Следующий канцлер непременно должен присутствовать.
"Да, господа. Таков наш путь. Мы используем друг друга ради своих государств, народов и желаний. Нам завидуют, но сами не продержались бы на нашем месте и дня.
Наша награда - власть, успех и нестираемый след в истории. Все мы хотим быть бессмертны, и это объединяет как храбрейших, так и хитрейших. Верно, господин Керро?"

- Наследники Конфедерации Независимых Систем в одиночку способны на бесконечно многое, но вместе - на всё! - твёрдо провозгласила Констанс, и её усиленный незаметной аппаратурой голос вновь разнёсся по огромному залу. - Наша жизнь и свобода, сила и воля, мудрость и взаимопонимание останутся лишь нашими и проведут сквозь мрак сколь угодно тяжелого времени. Пусть же этот день станет началом нового, исполненного величия периода нашей истории, отныне общей. Благодарю вас, уважаемые сенаторы!
Сезария не была бы собой, не вставь она в словесный императорский реверанс намёк на крайнюю важность особенно осторожного поведения. Принципат нуждался в друзьях, понимающих, где провокация, а где непосредственный вызов.
"Ведь не зря вы, господин канцлер, так много говорили о ситхах. Орд-Радама надоедает вам куда сильней, чем кажется на первый взгляд. Впрочем, до сих пор вы благополучно выживали и не попадались. Надеюсь на вас".

TaonДата: Четверг, 08.09.2016, 14:00 | Сообщение # 17 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4057
Награды: 111
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Сенат. Кабинет Канцлера


На левом краю стола Сеннена стояла драгоценная клепсидра. Подкрашенная синим пигментом вода неторопливо лилась сверху вниз, чудесно гармонируя с причудливо украшенной рамой, горевшей золотом в солнечном свете. И больше ничего способного выдать хоть какую-нибудь информацию о слабостях или причудах. Не было здесь даже цветов или картин. Только массивный длинный стол, терминал, кресла, - настолько удобные, что при обсуждении нудных финансовых вопросов быстро начинало клонить в сон, - и длинные стеллажи с документами. Но претензию на некий аскетизм на корню убивали дорогая древесина, пошедшая на мебель, роскошная обивка кресел, изящные полуколонны у входа и окон. И люстра. Огромная люстра под головокружительно высоким потолком, роспись на котором могла бы войти в лучшие издания по искусствоведению.
Но Констанс уже не требовалось искать бреши в скорлупе канцлера. За минувшие полторы недели она успела многое понять. О нём, о Керро и других важных персонах. И о Фаране.

Императрица ни одного дня не провела, занимаясь только милыми и загадочным образом отнимающими много времени женскими делами. Каждое утро начиналось одинаково: после завтрака, выбора наряда и сборов она садилась в аэробус и отправлялась в Сенат. За обсуждением вынесенных на повестку дня вопросов с представителями ФКНС следовали обед в той же приятной компании и посещение мест, связанных с главной текущей темой этапа переговоров. Констанс успела побывать на военных учениях, где своими глазами видела, каковы в деле дроиды Фараны и как с ними взаимодействовали обычные подразделения. Её Величество ничего не смыслила в военном деле и потому, будь у фаранцев дурные намерения, обмануть её, обратив внимание не на то, ничего бы не стоило. Не прибудь на второй день переговоров господин Ито.
Первый посол Принципата едва ли горел желанием сразу после визита к йеветам включаться в напряженную работу. Но он был южанином, а эти люди с Кали не позволяли себе показывать что-то кроме полагающегося по строгим правилам. И даже встреча с ещё более рьяными ксенофобами, чем имперцы, не могла сбить с толку главу дипломатической службы.
История отношений с йеветами была комичной. Те искренне полагали, что Принципат - их живой щит и всегда таким будет, ведь его долг за небольшую теневую помощь в войне за объединение поистине неоплатный. А калишские монархи позволяли этим опасным узколобым шовинистам так думать. Полезно иметь в зверинце особенно злобную тварь.
Иное дело Фарана.

Здесь от Тэтсуо Ито требовалось быть не абсолютно бесстрастным дрессировщиком, а помощником для Сезарии. И с этой ролью он справлялся так же блестяще. После дневных визитов на учения, предприятия, в том числе оборонной промышленности, важные присутственные места столицы, и, время от времени, выходов в свет совместно с канцлером, - этого требовал фаранский этикет, - Констанс и господин Ито встречались для обсуждения всего увиденного и выработки позиции по отдельным вопросам. В первый день переговоров Императрица легко справилась без него, но тогда, после сессии Сената, речь в кабинете канцлера шла лишь о самых общих чертах грядущих договоров. Какого именно они будут характера, какие области затронут торговые соглашения. И каков именно будет характер участия двух государств в войнах союзника.
Время полной конкретики и мелких деталей пришло на второй день. Финансовые, экономические вопросы. Нюансы, тонкости, подводные камни и способы их ликвидации или поиск путей обхода. Торговля технологиями не бывает простым делом, здесь крайне важно предусмотреть и обговорить всё, от пределов, в которых возможна торговля такого рода, до вопросов интеллектуальной собственности. В итоге, соглашения затронули медицинские технологии, гражданские и военные. Фарана и Принципат обменивались и технологиями в области ИИ, но речи о том, чтобы довести дроидов Конфедерации до уровня Армады, идти не могло. Оборонительный союз - вещь, предусматривающая значительное доверие. Но недостаточное для полного срыва покровов тайны. Даже члены одного военного блока вовсе не обязаны и не стали бы раскрывать перед союзником все свои карты. В ограниченных количествах строить для ФКНС корабли с применением технологий обоих государств Принципат мог. Но тайне Армады стоило такой и оставаться. Каверзный, провокационный вопрос о признании этих и только этих дроидов разумным неорганическим видом Констанс аккуратно обошла. Положительный ответ фаранцев провёл бы черту между ними и остальной галактикой. Между тем, они не были по-настоящему на крючке. Потому допустимо подождать. Какое-то время.
А сложнее всего было даже не уснуть над бесконечными цифрами, таблицами и графиками, а обсудить едва ли не самый щекотливый вопрос. Взаимодействие спецслужб.
Сезария располагала точными и подробными инструкциями от мужа. Но этого оказалось недостаточно. Гехайм-директор и криминаль-директор не могли присутствовать на Фаране лично, но для внесения ясности по нескольким пунктам обсуждения подобного и не требовалось. Констанс не на все вопросы имела право отвечать, если даже и знала, что сказать. Возникновение такой ситуации распоряжения Сезара тоже предусматривали.

Синяя вода, словно огромный жидкий сапфир в золотой оправе, лилась из верхней круглой чаши в нижнюю.
Констанс очаровательно небрежным жестом расправила мягкие складки лёгкой прохладной на ощупь, - тончайшая перчатка не стала помехой, - ткани длинного платья изысканного, приглушенного серо-голубого оттенка с украшенным кружевными цветочными мотивами (в центре или ближе к краю каждого мягко переливались жемчужины) лифом. А кончики трёх пальцев правой руки сомкнулись в сантиметре от кончика стило.
- Властью, данной мне Кали и полномочиями, данными мне Его Величеством Сезаром Калишского Принципата, лордом-протектором каларбианским и талораанским Фрэнсисом Армандом, я, Констанс Арманд-Региа, Сезария Калишского Принципата, скрепляю договоры, заключенные здесь, на Фаране, своей подписью.
Аккуратная, выведенная ровным округлым почерком подпись несколько раз расположилась на страницах фаранских договоров, подведя черту под всеми трудами. Хотелось то ли улыбаться, то ли расслабленно выдохнуть, чувствуя, как напряжение последних десяти дней отпускает, растворяется, оставляя после себя приятное опустошение и довольство. Но вместо этого - как всегда, живая картина монаршего величия. Немного смягченная крупицей спокойной радости, которую дозволено было показать.
По правую руку - господин первый посол и его помощник. По левую - Грета. Напротив - два канцлера. Нынешний и будущий. Со своими помощниками.
Жидкий сапфир льётся сверху вниз в золотой оправе, и кажется, будто время стало таким же мягко текучим.
От вступления договоров в силу отделяет лишь подпись Сеннена.

TaonДата: Среда, 14.09.2016, 11:13 | Сообщение # 18 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4057
Награды: 111
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Сенат


"В каждом человеке ровно столько тщеславия, сколько ему недостает ума", - писал некогда один осарианский мыслитель. И почти каждый раз, когда в поле зрения Императрицы попадали суетливые репортёры, она вспоминала это изречение. Сразу становилось очень легко на душе.
Ей не нравилась эта публика. Всегда готовые строчить свои опусы, всегда ищущие, в лучшем случае, историю с большой буквы, а в худшем - скандал, и как можно более безобразный: все они были отвратительны.
И как прекрасно, что на пресс-конференцию по случаю заключения договоров и оборонительного союза приглашены были только серьёзные господа. Те, кто не гнались за сенсациями и жареными фактами, не марались об издания, которых интересовали лишь сплетни. Отвечать на их вопросы, как давно знала Констанс, - приятно. Но не стоит этим обманываться. С ними тем более следует быть настороже.
- Ваше Величество, как вы оцениваете перспективы союза Калишского Принципата с Фаранской Конфедерацией Независимых Систем?
Сезария, элегантным движением положив руки на подлокотники резного кресла, позволила себе сдержанно улыбнуться.
- Мы несём схожие идеи мироустройства, мы наследуем дух Конфедерации Независимых Систем. Принципат премного рад союзу со столь достойным партнёром. Мы многого достигли, развиваясь отдельно друг друга. Вступая в новую эру сотрудничества с намерением развиваться и отстаивать свои интересы совместно, мы, вне всякого сомнения, достигнем новых вершин.
Вокруг этого вопроса, так или иначе, крутились все остальные. Констанс не составляло труда отвечать в меру развёрнуто, не допуская ни единого лишнего слова, и, сохраняя благожелательный тон, она ни разу не дала повода думать, будто говорит как частное лицо. Ни шагу с императорского пьедестала. Ни одного шага.
Комфортно напряжённая атмосфера, не позволяющая не то, чтобы расслабиться, а даже слишком глубоко вдохнуть или громко выдохнуть, сохранялась до самого конца пресс-конференции, завершившейся точно в срок. Секунда в секунду. Очевидно, на Фаране даже журналисты знали, что такое дисциплина, и не смели отнимать у глав государств больше времени, чем было отведено.
Но любопытней всего не это. Невзначай, не подавая вида, следить за Сенненом и Керро, - неймодианец присутствовал и здесь, но отвечал куда реже, - вот что ожидаемо оказалось самым интересным занятием.
Сезария разгадала главный секрет нынешнего Канцлера несколько дней назад. Теперь же выводы лишь подтвердились.
Он был... своего рода гуманистом. И это проявлялось не только в том, как Сеннен заботился о народе ФКНС. Констанс за всё проведённое на Фаране время не увидела в нём ни малейшего, даже самого крошечного, намёка на холодную жестокость, которую по мере необходимости и в силу характера порой проявлял Сезар, решая некоторые вопросы. Это нисколько не умаляло жесткости и принципиальности, свойственных канцлеру при отстаивании важнейших государственных интересов. Видимо, за искреннюю заботу о благе Конфедерации нынешнему канцлеру и достался его пост. Он был примиряющей силой, ловко лавировавшей между политическими блоками и претворяющей в жизнь свою программу. Достойно.
"А каким же канцлером будете вы, господин Керро?" - задала Сезария риторический вопрос, подавая Сеннену руку в перчатке. Сегодня был ещё один насыщенный день, распланированный почти по минутам. За пресс-конференцией следовал обед, затем требовалось, как и во все предыдущие дни, лететь на "Эрмелиндис", чтобы немного побыть с маленькими сыновьями, покормить их и оставить немного в запас. Бывать на корабле ещё и вечером, и рано утром никак не получалось. А на вилле Керро попросту не было предусмотрено детской комнаты: сказывалась огромная разница в биологии и культуре.
Возвращаться предстояло как раз на виллу. Для непродолжительного отдыха и подготовки к финальному выходу в свет. Ещё одна смена наряда, и Констанс уже на сессии Сената. Символический жест со стороны фаранцев. Союзники должны знать друг о друге больше, чем остальные.
А информация всегда была оружием. Пусть и необязательно непосредственно, здесь, сейчас и против того, о ком она.

TaonДата: Пятница, 16.09.2016, 01:53 | Сообщение # 19 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4057
Награды: 111
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Вилла Нута Керро


Неймодианцы не доверяют ни живым солдатам, ни живой прислуге.
Глупость, типичная не только для людей. Банальная ошибка в оценке исходного материала. Да, на вилле Керро совсем не было видно ни тех, ни других. Но потому, что никакой неймодианец не позволил бы слуге-человеку наблюдать за собой в не деловой обстановке. Даже если это (и только гипотетически) безграмотный клеймёный раб с вырезанным языком.
С другой стороны, безропотные помощницы немало облегчили бы Констанс жизнь. Пока одна красит Её Величеству ногти, другая может делать ей ванночку для ног и массаж ступней, третья - расчёсывать волосы.
"Не начать бы путать в будущем фрейлин с прислугой", - нарочито легкомысленно заметила Императрица, с интересом следя за движениями Греты. Та сосредоточено тоненькой кистью выводила по трафарету, приложенному к ногтю большого пальца правой руки, филигранный серебристый рисунок. Следом на уже нанесённый палевый лак должны были лечь крошечные кристаллы, по одному-два на каждый ноготь.
Как в не такие уж старые времена. Когда только незаменимую Исмар можно было попросить о такого рода помощи, а вместо настоящих слуг был, в лучшем из случаев, древний, едва не разваливавшийся дроид-уборщик.
Констанс аккуратно потянулась, стараясь не мешать, и на целых несколько секунд зажмурилась от удовольствия. И в который раз убедилась, что для простого женского счастья нужно так мало. Провести часок со своими маленькими мальчиками, накормить их и немного почитать книжку, пусть они пока и не могли её понять. Вернуться. Смыть макияж. Не думать о Раттатаке. Тщательно расчесать волосы, убирая средства для укладки, принять ванну и снова причесаться. Снова не думать о Раттатаке. И надеть не наряд для выхода или церемониальный, а простое, домашнее, мягкое белое платье длиной всего лишь до колена, с успокаивающим узором из синих цветов. Туфли без каблука - тоже из разряда маленьких радостей.
Нет, Сезарии не приходилось жаловаться на жизнь. Она была, пожалуй, единственной женщиной в галактике, которая, будучи почти на пороге пятидесятилетия, без помощи пластического хирурга сохранила после рождения нескольких детей по-девичьи изящные формы и обладала настолько огромным арсеналом средств, призванных подчеркнуть и дамские достижения, и высочайший статус. Но иногда, очень редко, хотелось... фигурально выражаясь, зайти в тронный зал в пеньюаре и усесться, перекинув ноги через подлокотник.
И, развлекая себя в рамках рубрики "секунда ребячества" Констанс, несомненно, вовсе, совершенно, абсолютно не думала о Раттатаке.
Она не могла расслабиться. Не могла в полной мере ощутить вкус дипломатической победы. И даже, предельно ясно осознавая, что каждый в императорской семье обязан выполнять свой долг и занят тем самым... нет, в любом случае не могла.
Глубоко внутри жило напряжение, нараставшее каждый день. Всё, чем Сезария могла себе помочь, это осознавать, что происходило, и побольше думать о делах и пустяках.
Кстати о втором.
Констанс поёрзала на твёрдом сидении стула, окинула досадливым взглядом статую в нише. Не взять с диванчика у входа в гостиную маленькую подушку, чтобы было чем порадовать собственную спину, оказалось недальновидно.
Кстати о первом. И дальновидности.
Бегло просмотрев присланные директором императорской пресс-службы заметки о решении проблемы первого этапа идеологического воспитания чалактанцев, на которых нацелилось острие более ли менее мирной экспансии, Сезария осталась довольна. Проводить разъяснительную политику действительно стоило не только среди них, но и для народов самого Принципата. Нельзя было допустить критического недопонимания. Только не сейчас.
"Пусть верят в свою судьбу, просвещение, что угодно. Но это обязано послужить нам".
Леди Меар, - тонкие намёки на это проскальзывали в тексте элегантно составленного плана, - мыслила в точно таком же направлении. Но не ставила и так ясную задачу, а уже предлагала программу по решению. И всё это выглядело так в духе умбаранцев.
"Но всё можно сформулировать гораздо короче. Они будут нашими потому, что не изменят себе".

TaonДата: Пятница, 16.09.2016, 19:42 | Сообщение # 20 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4057
Награды: 111
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Вилла Нута Керро


Прошло не больше пяти минут, как Грета закончила с узорами, но только на правой руке. Подняв голову, проницательно взглянула на Констанс и сдержанно улыбнулась. Но не сказала ничего.
"Я знаю. Мне нет нужды беспокоиться: Фрэнсис подчинит Раттатак и вернётся. В противном случае, есть Шиндай. Не слишком радостно, но... лучше так, чем питать иллюзии".
Помощница перешла к рисункам на левой руке. Сезария аккуратно подтянула к себе датапад, чтобы теперь он лежал справа, и открыла свою мини-библиотеку. Кто сказал, что во время маникюра следует только болтать и смотреть по сторонам? Как бы долго Констанс ни знала Грету, какие бы поручения та ни выполняла, этого было недостаточно для того, чтобы забыть о некоторой дистанции и начать общаться с ней как с подругой.
Друзья - это те, кому известно о субъекте слишком много, причём информация достаётся безвозмездно.
Иными словами, это те, кого не может быть в окружении Императрицы.
Для того, чтобы время от времени с удовольствием обсуждать воспитание детей, светские события, платья и некоторые вопросы политики, были сёстры Арманд-Крейц.
Своё назначение есть у помощниц. Своё - у служанок.
Всё это правильно. Констанс не хотела никого посвящать ни в подробности своих отношений с мужем, ни в некоторые личные трудности, которые порой испытывала.
Последняя кандидатура в подруги была неплохой. Только позднее оказалось, что цель у неё была совершенно иной. А именно: лечь под командира секретных подразделений монархистов. Несмотря на то, что он уже женат.
Глупая ассистентка будущей Сезарии не поняла о чете Арманд главного. Констанс более, чем по силам слегка подтолкнуть любезного супруга к решению избавиться от неудобной лицемерной поклонницы.
Медленно движением пальца перелистывая страницы, Её Величество рассеянно улыбалась, уйдя в свои мысли.
"Таков закон жизни. Не выступай против того, кто может стереть тебя в порошок, если не имеешь набор козырей".
Книга, которую читала Констанс, была в том числе и об этом.
Королева, не знающая любви почти бесплодного мужа. Приближенный короля, чья мимолётная слабость стала причиной многих последующих бед. Девочка, которую знатные дома отказываются считать законной наследницей. И младшая сестра короля: прекрасная, добродетельная и неумолимая. Но даже для неё и её супруга взять власть и навести порядок в королевстве оказывается не так-то просто.
Полторы главы спустя все кристаллы на месте, и маникюр закончен.
- Спасибо, Грета.
- Всегда к вашим услугам, - уважительно наклонив голову, ответила Исмар, начиная складывать инструменты в чемоданчик.
- Какая сегодня программа дня у Идалис?
- Речная поездка и посещение центральной обсерватории.
Императрица закрыла книгу и с довольным видом кивнула. А в карих глазах мелькнуло что-то иронично-хитрое.
- Великолепно. В скором времени я, вероятно, начну завидовать собственной дочери.
- Неужели визит на Фарану чем-то разочаровал вас?
- Ничуть. Я всего лишь часто и постоянно... много думаю. Для меня больше ничего нет?
Грета покачала головой.
- Пока нет.
- Тогда это пока всё. Я позову, когда буду готова собираться.
Констанс осталась в одиночестве больше, чем на полчаса. За это время она успела немного перекусить фруктами, - ваза с ними, каждый день с разными, девять дней стояла на камине рядом с бюстом первого канцлера, - и сделать маску для лица. Чтобы не смывать её, тем самым ставя под угрозу новый маникюр, Сезария выбрала ту, которая полностью снималась, застывая.
Она как раз наносила крем, когда услышала приглушенный стенами голос господина первого посла.
- Ваше Величество?
Перед Констанс не было хронометра, но она не сомневалась: Ито пришел гораздо раньше назначенного. И тот, кто хоть немного знал южан Кали, мог бы уверенно утверждать: произошло нечто важное и непредвиденное.
Спешно промокнув лицо мягкой одноразовой салфеткой, женщина бросила её в утилизационный блок рядом с раковиной и, миновав спальню, вышла в гостиную.
Первый посол стоял у входа.
- Господин Ито, - поприветствовала его Императрица, - добрый день.
Подойдя к нему лёгкой походкой, она элегантным движением подала руку для символического, без касания губ, поцелуя. И приготовилась слушать.
- Ваше Величество. На королеву Акзилианского Пакта совершено покушение. Генерал Дефелас объявил себя Лордом-протектором.
Констанс была всё так же спокойна. Всё так же еле заметно, мягко, расслабленно улыбалась. Но взгляд похолодел.
- Разумеется. Похоже, перевороты и революции - топливо для поддержания жизнедеятельности галактики.

TaonДата: Воскресенье, 18.09.2016, 21:08 | Сообщение # 21 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4057
Награды: 111
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Вилла Нута Керро


Когда Констанс уже допивала четвёртую чашку копи, господин Ито ещё не закончил с первой.
Сезария и главный дипломат, сидя друг напротив друга за столом у ниши со статуей, со всех сторон рассматривали акзилианскую проблему и пытались увидеть все возможные пути решения.
С любого ракурса ситуация выглядела дурно.
Королева Конкордия была лучшим рычагом воздействия на общественное мнение. Одно её слово могло умиротворить, вселить надежду или побудить к решительным действиям. Грамотно подойдя к ней и её доверенным лицам, умелый правитель мог добиться замечательных результатов. Но у этого имелась обратная сторона.
Если королевы не станет, рычаг рассыпется в прах.
Представлявшие угрозу генералы не хотели сдавать позиции, что неминуемо произошло бы, заполучи Принципат территории Пакта. Слишком многое должно было измениться. От законов и устройства институтов государственной власти, до... путей преумножения капиталов. Нет, акзилианцы хотели сохранить свои кормушки в неприкосновенности, и не собирались делиться ни с Неймодианской Торговой Гильдией, ни с Ирнерио, ни с Рун.
Если Принципат хотел раздавить самых опасных акзилианцев, он должен был сделать это без промедлений. Королева выжила после покушения: оно было нужно скорее для того, чтобы оправдать её отдаление от дел государства. Одна ложь станет наслаиваться на другую, пока Конкордия не перестанет представлять ощутимую ценность.
"Дефелас постарается показать, насколько он радеет о благе Пакта. Это означает: у нас есть достаточно времени. И не значит, что мы имеем право тратить его бездумно. Ничто не могло бы зваться более глупым решением".
Констанс вытянула из вазочки тонкий продолговатый крекер, положила его на край блюдца и устремила на посла мягкий задумчивый взгляд.
- Как вы полагаете, сработают ли мои официальные соболезнования?
- Королеве и народу Пакта?
- Разумеется. И наилучшие пожелания Лорду-протектору, наряду с напоминанием оказать всевозможную помощь в столь нелёгкие времена.
Господин Ито понимающе кивнул.
- Действуйте, Ваше Величество.
И Сезария со спокойной душой... не съела крекер. А просто допила свой копи.
Она не могла отдать приказ организовать похищение королевы и её перевозку в безопасное место, или какую-либо подобную акцию. Для этого потребовалось бы задействовать ресурсы Службы Императора, но единственным её отделением, на которое Императрица успешно оказывала влияние, и которое имело право ей полностью подчиняться, была главная пресс-служба Принципата. Раньше и те, кто теперь стал фрументариями Сезара, выполняли приказы его супруги. Но это было до того, как он выполнил свои внутриполитические задачи первых лет и взял полную власть над государством в свои руки.
До Беспина. И до того, как Констанс родила сыновей. С точки зрения Кали, это меняло её положение раз и навсегда, делая властную Сезарию в первую очередь женой правителя и матерью принцев.
Императрица не имела ничего против следования калишским традициям. Ей нравилось это положение дел, нравились эти жизненные перемены. Но здесь и сейчас... да, она была бы не прочь хоть на час стать главнокомандующим Особым отделением. Тогда не пришлось бы просить о предоставлении информации, - это следовало сделать как можно скорее, в течение часа. Тогда Констанс смогла бы спланировать операцию и отдать приказ о её скорейшем осуществлении.
"Всё же, хорошо, что управление разведкой мне недоступно. Её репутация под моим командованием... об этом можно сложить печальную историю. Параллельный мир, где люди, компетентные в одном, занимаются совершенно другим.
Вернее, о нашем, истинно нашем, мире".

Шесть минут спустя короткий перерыв на копи завершился. Господин Ито покинул апартаменты Сезарии. Она же вызвала прислугу, чтобы убрали со стола приборы.
Предстояло составить безукоризненный материал для пресс-службы. И совершить звонок гехайм-директору.
Вновь сев за стол, уже очищенный от лишних предметов, Констанс открыла пустой файл на датападе и немного рассеянно воззрилась на зеркало над камином, погрузившись в свои мысли, где уже складывались разные варианты отрывков текста.

TaonДата: Понедельник, 19.09.2016, 13:11 | Сообщение # 22 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4057
Награды: 111
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Вилла Нута Керро


Размышляя о тексте своих соболезнований, Её Величество успела обойти гостиную дважды, а в спальне перемерить почти треть привезённых с собой украшений. Среди её инструментов для стимуляции мыслительного процесса оказались три гребня, одна диадема, шесть комплектов колье и серёг и, наконец, восемь пар перчаток. Последние можно было считать таким же произведением искусства, как остальные украшения или платья для светских выходов или, в особенности, церемониальные наряды. Когда-то Констанс использовала этот предмет гардероба только для того, чтобы скрывать от всех кроме себя шрамы на левой руке. А потом она открыла для себя умбарскую моду на утонченно, элегантно закрытое тело.
Но дело сейчас было, конечно, не в перчатках. В уме Сезарии слова складывались одно к другому, составляя чеканные фразы, пока руки и глаза отвлекались на вещи, за которые любой коллекционер заплатил бы их десятикратную стоимость, не ропща.
Словом, ей всегда нравилось работать с императорской пресс-службой.
Двадцать минут. Столько времени понадобилось Её Величеству, чтобы составить и записать окончательный вариант текста. Вскоре он, аккуратно стилизованный под не говорящую излишне пышными фразами искренность, был передан Грете. С указанием отправить напрямую директору Меар. Умбарские женщины не работали больше шести часов в сутки, но Рутэй умели это правило изящно обходить. Любезное общение с Сезарией и запуск её слов в выпуск - дело достаточно подходящее под категорию "любимое занятие в свободное время".
Разобравшись с этим вопросом, Констанс принесла из спальни небольшое круглое устройство голографической связи. Положенное в центре стола, оно заняло не больше его четверти.
Прежде чем усесться, Императрица тщательно расчесала волосы. Это тоже помогало собраться с мыслями перед беседой с гехайм-директором.
Ещё во времена Коалиции он был разведчиком высокого звания. Полковником.
После капитуляции Геонозиса он укрылся на Деноне и оттуда наблюдал за ходом гражданской войны. Но недолго. Будущий командир разведки и контрразведки быстро понял, к кому будет лучше всего примкнуть, чтобы все труды прошлой войны не пошли прахом окончательно. Все выжившие и не раскрытые агенты, все оставшиеся ресурсы: летом второго года противостояния с демократами он принёс их монархистам.
Лично будущему Императору.
Гехайм-директор был опасен. Иначе Его Величество не поставил его на этот пост.
И, разумеется, был очень, очень умён, хитёр, прозорлив, скрытен и расчетлив. Как и полагается в таком случае.
Констанс приходилось просто верить в его преданность. Она не знала ничего сверх того, что ей позволено было знать. Никаких подробностей жизни. Никаких рычагов мягкого давления. В тайных владениях мужа она всегда была не более, чем гостьей, которую не пускали дальше порога.
Разговаривать с этим человеком всегда оказывалось трудно. Даже той, в чьи обязанности входило именно это. Разговаривать. С отдельными персонами. С толпой. С обществом.
Она никогда не позволяла себе быть нерешительной. И никогда не откладывала бесед.
Придав себе привычный вид величественной в любой ситуации особы, Констанс набрала на голографе нужную комбинацию. Не прошло и полминуты, как гехайм-директор ответил на вызов. Над кругом возник полупрозрачный бюст сухощавого темноволосого мужчины с суровым лицом, украшенным аккуратной бородкой с проседью.
- Добрый день, директор, - чуть склонив голову в знак уважения, поприветствовала его Императрица.
- Моё почтение, Ваше Величество. Полагаю, я обязан вашим звонком акзилианскому инциденту?
- Вы абсолютно правы. Я нуждаюсь в информации о настроениях в обществе.
- Это несложно, Сезария. В Пакте испытывают страх.
- И всё же.
По лицу гехайм-директора скользнула тень угрюмой улыбки.
- Достаточно одного сколь-нибудь значимого события, которое отбросит хотя бы полутень на протектора, и произойдёт взрыв. Но его подозревают немногие. Если Император хочет заполучить Акзилу и остальные территории, нужно сделать именно это.
- Пока Его Величество в зоне боевых действий, мне неизвестно, какова его воля.
- Сожалею. Тогда вам лучше знать, как удержать Пакт на грани. Вы получите полные сводки в ближайшее время.
- Благодарю, директор.
- Рад служить Принципату.
Голограмма пропала. Констанс, расслабленно выдохнув, оперлась о спинку.
Внутри воцарилось приятное опустошение. Этот разговор прошел легче, чем думала Сезария. Видимо, потому, что у разведки прибавилось дел. Теперь ей нужно было пристально следить за тем, чему она позволила произойти. А это отчасти могло значить только одно. Император хотел, чтобы акзилианский инцидент произошел.
И Констанс оставалось играть прекрасно знакомую роль в неясной до конца пьесе.

TaonДата: Среда, 21.09.2016, 12:03 | Сообщение # 23 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4057
Награды: 111
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Вилла Нута Керро


- Какие прекрасные цветы! - с улыбкой, совсем чуть-чуть повысив голос, восхищенно воскликнула Констанс, рассматривая перевязанный лентой букет из алых и белых роз. Принцесса, только что вернувшаяся из своей поездки, радостно зарделась.
- У обсерватории очень красивый сад, и... мне разрешили.
- Твои наблюдения за солнцем Фараны были успешны?
- Всё было чудесно! Мне помогли сделать голографии.
- Тогда покажи, а после... - Сезария загадочно замолчала на миг. - Сможем выбрать мне вечерний наряд и прогуляться наверху.
- И украшения?
- Конечно.
Идалис радостно заулыбалась и убежала в большую гостиную этих апартаментов. А Императрица вызвала прислугу, чтобы принесли вазу для цветов.
"Учись радоваться всегда, моя дорогая, - думала, вдыхая изысканный, сладкий аромат. - Это пригодится и когда придёт твоё время для притворства, уроков распознавания интриг и... участия в них. Но, несмотря на все сложности и тонкости женского пути в высших эшелонах власти и опасность получить в мужья не того, кого желала бы, это пустяки в сравнении с тем, что ожидает твоих братьев. Калишское общество знает разницу в подходе к воспитанию детей из разных каст. И не знает поблажек. А это, в свою очередь, ничто перед управлением Принципатом".
Принцесса, ещё не понимающая того, что ждало наследников четы Арманд, едва ли не подпрыгивая ворвалась в малую гостиную, и Констанс не стала одёргивать восьмилетнего ребёнка. Только в кругу семьи можно позволять себе отступления от этикета. Ни с кем больше.
Это - для женщин императорской семьи. Мужчины же могли вести себя более свободно, что, не задумываясь о собственно этикете, задал Сезар. На их плечах и без того лежала невероятная ноша.
Женщине порой тоже нелегко. Но жаловаться на это глупо. Как и сравнивать, кому сложнее.

***

Приятно было провести время с дочерью после всех размышлений о проблемах Акзилианского Пакта. Потребовалась ещё одна беседа с гехайм-директором, но на этот раз он оказался настроен чуть более благодушно. Главный разведчик Принципата согласился с тем, что после уже выраженных соболезнований Императрицы генерал Дефелас приложит все усилия к тому, чтобы не допустить стороннего вмешательства. Ни явного, ни тайного. Но уже слишком поздно: разведка закрепилась там прочно и надёжно. Более того, такой ход противников королевы ожидался и на самом деле был допущен. Гехайм-директор даже позволил себе намекнуть на некоторую помощь сторонникам независимости... и маленькую провокацию. Агенты повернули ход событий так, что генералам стало известно о тайной встрече представителей Конкордии с талораанцами. Но о плане дальнейших действий Особого отделения не обмолвился и словом. Иного не приходилось ожидать.
"А когда ты окажешься в моём возрасте, моя маленькая роза, командовать службами будет кто-то из твоих братьев. Возможно, даже Фридхольд, если выйдет, что он во всём похож на отца".
Прохладный ветерок дул в спину, и на нём можно было быстро продрогнуть, но Констанс не мёрзла. Плотный плащ надёжно защищал её.
Императрица и принцесса стояли у парапета и любовались раскинувшимся позади виллы парком. Меж деревьев вились дорожки, а где-то, скрытые раскидистыми кронами, щебетали птицы.
Беззаботно улыбалась Идалис, замерев, как маленькая статуэтка, заботливыми руками хозяйки облаченная в лучшие белые одежды. И живым воплощением, лучшим образцом той величественности, которой обязана обладать монаршая особа, изящной статуей, стояла рядом её мать.
Позади было веселье в гардеробной: платья для вечернего выхода они подобрали себе легко. Но подбор украшений для Констанс обернулся импровизированной лекцией: когда носить гребень, а когда диадему, с какими платьями сочетается комплект из колье и серёг, а когда следует отдать предпочтение серьгам и кольцу. Теперь же стоило настроиться и на выход, и на следовавший вскоре после того заключительный визит в Сенат.
Созерцание природы в её чарующем спокойствии и естественной красоте помогало великолепно. Глядя на сочную зелень, Сезария без труда смогла отодвинуть на задний план мысли как об Акзиле, так и о других будущих жертвах экспансии. Причины, по которым Принципат нуждался в этих территориях, были разными. И Акзилианский Пакт, например, знал, как на него смотрят из рунийского дворца.
Но Пакт, в отличие от ФКНС... не преемник Конфедерации.
Отчасти, мысленно Её Величество была уже в Сенате. С усыпанной бриллиантами диадемой на голове.
"Легко приблизиться к правителю, если уметь вовремя расставлять ноги и уничтожать соперниц. Но я была своему мужу помощницей и поддержкой, была одним из трёх необходимых компонентов для эффективного захвата власти... на осколках, где не было власти. В государстве, которое нужно было создать.
Тебе повезло, моя милая. Ты уже рядом с троном. Тебе не придётся идти путём, по которому прошла я.
Принципат будет расти и становиться сильнее. И по-прежнему помогать этому буду я, пусть уже иначе и не настолько явно. Но умный увидит.
Я - Императрица Констанс. Среди женщин галактики равных мне нет и не будет. Как и тех, кто превзойдёт меня. И это факт, а не безумие".

TaonДата: Четверг, 22.09.2016, 11:59 | Сообщение # 24 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4057
Награды: 111
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Вилла Нута Керро


- Не превзойдёт ли меня какая-нибудь фаранская дама, как считаешь? - с хитрым прищуром спросила Констанс у Греты, глядя в своё отражение в зеркале туалетного столика.
Помощница улыбнулась.
- Ни в коем случае. Прошу, закройте глаза.
Сезария послушно выполнила указание. Волосы, завитые в куда более тугие, чем были у неё от природы, локоны не меньше часа пришлось собирать в изысканное плетение сзади. Невероятно усложнённая коса мало походила на прическу, от которой произошла. Буйство тонких завитков и прядок сплетавшихся так, что невозможно было отгадать, где начало, а где спрятаны концы волос, напоминало скорее бурную реку, в которой вскипали цеплявшиеся друг за друга водовороты. И всё это теперь требовалось ради надёжности зафиксировать.
Сильный запах спрея для укладки быстро пропал, но Констанс всё-таки чихнула. А следом пришло время делать макияж.
"Как долго приходится украшать меня, и как быстро это выходит с Идалис... пока".
Принцессу Грета привела в порядок первой. Можно было бы сделать наоборот, но девочке требовалось учиться терпению и истинно царственной сдержанности. Пусть для Принципата она - всего лишь средство подкрепления союза или усиления императорской фамилии в количественном отношении.
Мать Императрицы когда-то учила её точно так же. Но увидеть, чего она смогла достичь, чета Региа не смогла. Их не стало ещё в то позорное время, когда Констанс работала в каперской команде с Орд-Мантелла. Теодор и Беатрис, доведись им тогда поглядеть на её достижения, непременно заявили бы, что дочери у них никогда не было.
Одним глазом наблюдая за тем, как Грета мастерски наносила на веко второго светлые и тёмно-серые тени, умело их растушевывая и создавая изящный переход от одного оттенка к другому, и рисовала аккуратные стрелки, Сезария размышляла о приёме во Дворце Конфедерации. Почтить вниманием важнейшую в ФКНС публику было необходимо, но это не должно было занять много времени. И только поэтому Констанс решила, что дочь отправится с ней.
Помощница подобрала для принцессы чудесный наряд. Светло-синее длинное платье с умеренно пышной юбкой в нежных, широких складках дополнялось короткими перчатками, лентой в убранных вверх волосах и маленькими серёжками. Идалис сможет провести время с другими детьми, пока Императрица будет изощряться в коротких изысканных беседах.
Гехайм-директор хотел знать даже о мельчайших подробностях этих разговоров. Высокие чины Фараны неизбежно станут касаться некоторых волнующих их вопросов, пользуясь возможностью обмолвиться Её Величеству хотя бы одним словом. Нет, они не станут ни о чём просить. Но даже размытые намёки, даже на первый взгляд пустые разговоры: всё это Констанс нужно будет запоминать и анализировать.
Вечер обещал стать сложным. Как и все предыдущие.
"Дипломатия - это, кроме того, искусство притворяться и красиво шпионить".
И у Сезарии не имелось возражений ни по одному из пунктов. Фаранская Конфедерация - союзник по-настоящему прекрасный. Но если секретным службам Принципата требуется что-то знать, Констанс предоставит это.
На её макияж ушло не менее сорока минут. Наконец, Грета сделала последний штрих кисточкой по накрашенным розовато-бежевой помадой губам, и можно было заканчивать сборы.
- Благодарю. Пусть Идалис зайдёт через двадцать минут, - попросила Императрица.
- Как пожелаете.
Оставшись в одиночестве, Сезария развязала пояс пеньюара и сбросила его на пол. Надела тёмно-синие туфли, тонкие каблуки которых обвивали изысканно выполненные серебристые побеги. И надела разложенное на кровати платье.
Прохладная, плотная ткань насыщенного тёмно-синего цвета мягко обнимала плечи немного приспущенными широкими бретелями, подчеркивала изящество сложения, хрупкость ключиц широким вырезом, угол которого целомудренно не доходил до ложбинки груди. Небольшие дугообразные складки начинались у бретелей, огибали грудь с двух сторон, почти сходясь посередине, и уходили вниз, к бокам, чуть ниже талии. Платье плотно облегало точеную фигуру Констанс, но на пол-ладони выше колен начинало расширяться. Оно походило на перевёрнутый цветок: стебель оканчивался внизу изысканно изогнутыми лепестками. Или на хвост морского существа из легенд, которое своей губительной красотой и нежным пением заманивало путников в пучину.
Стоявший на туалетном столике сундучок с украшениями открылся нажатием пальцев на бока замка.
Ожерелье из синих звёздчатых сапфиров легло на кожу, и спускалось лишь на три сантиметра ниже ямки меж ключиц. В небольших серьгах было всего по одному такому камню, но каждый с одной стороны окружала изящная дуга, на которой блестели мелкие бриллианты.
Нанеся на кожу несколько капель духов с изысканно-насыщенным, но с ноткой сдержанности, ароматом Императрица надела перчатки. И тут же раздался стук в дверь.
- Войдите, - разрешила Констанс, подарила своему отражению улыбку и отвернулась от зеркала.

TaonДата: Воскресенье, 25.09.2016, 12:31 | Сообщение # 25 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4057
Награды: 111
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Дворец Конфедерации


Громада дворца возвышалась напротив здания Сената. Посреди вымощенной камнем площади выбрасывал вверх затейливо сплетавшиеся друг с другом струи воды огромный фонтан. Вода искрилась в лучах закатного солнца тёплыми бликами, а воздухе висела тонкая взвесь из мельчайших капель.
Констанс плавно сошла с пологого трапа, выпущенного привычным уже аэробусом. Узкое почти до самых колен платье позволяло делать только мелкие шаги, но это придавало походке истинно царственную неспешность. Дочка и первый посол следовали за Императрицей на почтительном расстоянии в несколько шагов.
К вечеру стало ещё прохладней, но положение спасала накидка, ниспадавшая до бёдер и скромно прикрывавшая как плечи, так и вид сзади. Тёмно-синяя ткань с вышитыми узорами всего на тон темнее мягко струилась, не скреплённая сверху, у горла, а незаметно приколотая к лифу платья.
С каждым шагом Сезария казалась себе всё более... маленькой и незначительной. Всё больше нависали сверху величественные скруглённые стены монументального дворца, походившего бы скорее на комплекс из трёх небольших бастионов, если бы не треугольный фронтон сверху, не устремлявшиеся в небо остроконечные восточные башни, не добавлявшие конструкции лёгкости галереи наверху каждого из трёх. В западной башне, просторной и тяжеловесной, обычно селили высокопоставленных гостей Фараны.
Это знание позволило стряхнуть лёгкое оцепенение мыслей. По-прежнему не сбиваясь с шага ни на мгновение, Констанс продолжила свой путь к огромным створам ворот.
Дворец Конфедерации был местом официальных торжеств и считался главной резиденцией канцлера. Здесь принимали и посланников других государств. Но тот факт, что покои Императрицы располагались на вилле господина Керро, не был унизительным для неё. Наоборот. Это значило, что Принципат на Фаране всерьёз воспринимали как потенциального друга и союзника, сотрудничество с которым не прервётся с выборами нового канцлера, кем бы он ни был.
И ещё это означало, что ФКНС готова открыть Принципату больше, чем кому бы то ни было. Теперь - да.
Несколько минут спустя массивные толстые створки с гулким звуком открылись перед высокими гостями. И они вошли в сиявший белым холл.
Стены украшали пилястры и барельефы с батальными сценами. Закруглённый переход к высокому потолку ещё больше смягчали рельефные растительные мотивы. Две короткие лестницы, выстланные, как и обширная площадка, на которую ступила Констанс, бордовыми ковровыми дорожками, уводили в главный зал. А одна стремилась вниз, но Сезарии не было нужно ни на кухню, ни в помещения прислуги.
Вслед за гостями во дворец вошли палатины.
Из-за закрытых дверей зала доносились звуки торжественной музыки. Императрица знала, что там происходило. Канцлер Сеннен прибыл не более двенадцати минут назад. Был там и Керро, и другие представители разных политических блоков. Торжественная часть вечера расписана в подробностях, но через полчаса она сменится почти неформальной.
Иллюзия беспечности. Соединённая с пикантным "мы знаем, что вы знаете, что дела обстоят не так, но нам всем нужен ещё один красивый жест".
Задержавшись в холле на двадцать секунд, Констанс неторопливо, размеренно считая шаги, поднялась по правой лестнице. Один из слуг нажал на неприметную кнопку, и отделанные деревянными панелями двери поползли в стороны.
Один маленький шажок вперёд, за ним другой. Императрица словно вплыла в громадный зал.
Потолочная роспись, огромные люстры, металлический блеск барельефов на колоннах в метре от стен, богатые ложи между ними, золотившиеся узоры на капителях: всё это могло ослепить.
А голос герольда - оглушить.
- Её Величество Сезария Калишского Принципата, Констанс Арманд-Региа! Его превосходительство первый посол Калишского Принципата, господин Тэтсуо Ито! Её Высочество, принцесса Идалис Арманд! Воины Кали!
Прибытие гостей провозгласили по их правилами. У них принцесса значила меньше главного дипломата, невзирая на то, у кого родилась.
"И так, моя роза, будет, пока ты не вырастешь. И не займёшь более важного положения. Если сумеешь".

TaonДата: Воскресенье, 25.09.2016, 22:03 | Сообщение # 26 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4057
Награды: 111
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Дворец Конфедерации


Отгремели торжественные речи, отзвучала величественная музыка. Канцлер и Императрица, сказав своё слово, открыли следующую часть приёма туром вальса.
Танцевать из-за кроя платья и таких высоких, тонких каблуков, - но иначе Констанс позорно заплеталась бы в подоле, который, будь он скроен иначе, оказался бы вовсе не таким эффектным, - было непросто. Но Её Величество не могла себе позволить даже малейшей ошибки. В эти минуты все смотрели на них. Только на одну пару. И если люди могли бы простить пару помарок в исполнении, то оксинины, исконные жители Фараны, - никогда. Их неимоверная хитрость удивительным образом соседствовала с дерзостью. Это дало Осколку Конфедерации шанс устоять, не превратившись в ещё одну часть Империи. Оксинины готовы были на всё, лишь бы не уступить власть Палпатину. С другой стороны, увидев чужую оплошность, они помнили о ней даже сходя в могилу. И Констанс не могла дать им даже такую безделицу, как повод для очаровательной шутки.
"Раз-два-три..." - пока в голове крутились три цифры, отбивая незатейливый для человека, хорошо знакомого с танцами, ритм, тело двигалось словно само по себе. Легко и плавно, не давая заострить внимание на том, что шаг всё-таки заметно меньше, чем обычно бывает.
После третьего тура человеческое (и почти человеческое) развлечение подошло к концу. Непростительной бестактностью стало бы его продолжение, ведь здесь присутствовали не только люди и многочисленные представители родственной расы, но и дуросы, и неймодианцы.
Мелодия танца ненавязчиво, не прервавшись ни на мгновение, сменилась ни к чему не обязывавшим лёгким мотивом без слов. Дети, - а здесь их оказалось немало, - дисциплинированно прошли в соседний, куда меньший, зал. Канцлер проводил Императрицу к ложам левой стороны, сам же удалился на правую.
И только палатины, чьи могучие фигуры возвышались по обе стороны дверей, нарушали картину полного разделения почтенной публики на мужские и женские кружки беседующих.
Зал наполнился гулом голосов. Двери распахнулись и уже не закрывались: слуги входили один за другим, неся подносы к столикам, которыми располагала каждая ложа. На правую сторону шли официанты мужского пола, на левую - женского.
Дамы могли быть уважаемыми сенаторами, заниматься всем, что в Принципате было прерогативой Сектора образования, воспитания и культуры, или Союза Фольктаг. Могли делать научные открытия и дарить миру чудесные произведения искусства. Но на любых мероприятиях, от высшего уровня до небольшой вечеринки в честь дня рождения, общались отдельно от мужчин. На свои темы, неинтересные никому. Кроме таких людей, как гехайм-директор.
Сколько восхитительных намёков выловила Констанс из этого пруда, в котором под слоем ряски и болотных цветов скрывались самородки и драгоценные камни, лишенные пока огранки и достойной оправы! Непринуждённо порхая от одного кружка к другому, обставляя свои перемещения так естественно, что даже супруги министров не могли ни к чему придраться, Её Величество запоминала всё. Взгляды, движения, признаки легчайшей нервозности ли, блефа ли, неподдельной уверенности ли. Как много подробностей жизни фаранцев открывалось в, казалось бы, пустой болтовне.
Сенатор Моррин не знает, что и делать со своим младшим сыном. Он никак не может определиться со списком факультативных занятий на этот учебный год. А заявку уже две недели как пора подавать.
- Не поймите меня превратно, - тень хитрой улыбки скользнула по лицу оксининки, ничуть не затронув чёрные лишенные зрачков глаза. Чёрное же пышное платье лишь подчёркивало белую, словно прозрачную, кожу. А тонкому, будто самая молодая веточка, сложению могла бы позавидовать даже Констанс.
- Могу заверить, что не стану.
- Прелестно. Словом, я... впечатлена вашей системой ранней профессиональной ориентации. Но всё же, я сторонница более консервативного подхода. А именно полностью свободного выбора.
- Лишь у истинно талантливых этот выбор бывает абсолютно свободным, - заметила Императрица, не выказав реакции на намеренную неловкость сенатора в подборе выражений. - Многие идут по стопам родителей или своих героев.
- Если всё так просто, к чему усложнять?
- Ради шанса для ещё большего числа детей найти своё призвание.
- Вернее, лишь для девушек. Не слишком ли жестоко лишать юношей шанса получить полное образование сразу по окончании школы?
- Мужчина должен в первую очередь отдать долг общему дому, - спокойно парировала Констанс и, лучезарно, искренне улыбнувшись, подняла свой бокал с бледно-розовым соком. И обратила внимание на большое блюдо перед собой, занявшее весь столик.
Пробовать мясо не стоило: волокна могли застрять меж зубов. По схожей причине Сезария отказалась от мысли попробовать рыбу, посыпанную зеленью. Десерт с орехом тоже был несколько опасен. Зато канапе с креветками, политыми соусом, с кубиком зеленоватого овоща сверху были мысленно признаны вполне безопасными. Съев два и оставив шпажки в предназначенном для них стаканчике, Констанс изящным движением отправила в рот пирамидальный кусочек немного пресного оранжевого фрукта, подслащенного каплей мёда, поступила с третьей шпажкой как с предыдущими и завела непринуждённую беседу с подошедшими дамами, пользуясь тем, что сенатор Моррин к обоюдному удовольствию удалилась.
Кружки образовывались и распадались, и этот процесс не останавливался ни на секунду. Словно всё длился и длился танец, где партнёры вечно менялись, импровизируя истинно гениально.
Немного финансов, немного науки и медицины. Толика разговоров о спасительной силе армией дроидов в истории Фараны.
Немного о детях и особенностях их воспитания в разных слоях общества. Любезное утоление Императрицей немалого интереса к нюансам устройства кастовых систем.
Немного погоды. Немного природы. Порой - ненавязчивое зубоскальство, замаскированное под всё, на что хватало фантазии. Чаще - испытующее любопытства.
"Выдающийся политический серпентарий".

TaonДата: Понедельник, 26.09.2016, 12:38 | Сообщение # 27 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4057
Награды: 111
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Дворец Конфедерации


- Должно быть, крайне печально видеть, как титульный народ Калишского Принципата угасает, - сочувственным тоном вещала сенатор Дрексиа, супруга фаранского банкира (он в это время беседовал с неймодианцами). Ещё одна из множества красовавшихся здесь оксининок.
Конфедерацией управлял корунай, его помощниками были люди, выглядевшие более привычно. Мощь военной машины находилась в руках неймодианца. И немаловажную роль играли дуросы. Но большинство составляли они. Оксинины.
Не стоит обманываться внешней схожестью. Те, кто выглядят произошедшими от людей, менталитетом в корне отличаются. Они другие. И забывать об этом - непростительная ошибка.
В Принципате мало кто мог себе позволить подпускать шпильки Императрице. Но здесь, получив не только желаемое, но и некоторые уступки в области церемониала и этикета, она вынуждена была играть и на чужом поле.
"Так выигрывать вдвойне приятно, могу уверить".
Теперь Констанс по-настоящему понимала, почему её супругу вдруг стало так необходимо подчинить Раттатак своей воле, использовав обычаи и привычки аборигенов.
Сезария, в очередной раз не смутившись, сделала крошечный глоток сока, не отводя спокойного взора.
- Нисколько. Но тому виной не преступное безразличие, а положительные тенденции.
- Демографического характера, надо полагать?
- Всенепременно. Да, к сожалению, Кали изведала великое множество бед. Больше, чем любой другой мир нашей великой родины. Больше, чем истерзанный нашей борьбой за объединение Рун или наказанная Тойдария. Война клонов и Хакская, борьба с Империей, работорговцами и другими бандитскими формированиями, - Констанс позволила себе секундную многозначительную паузу, а сенатор Дрексиа - довольную полуулыбку. - И вскоре после этого - война Коалиции и гражданская. Неудивительно, что столь кровавая череда конфликтов повлекла за собой продолжительный кризис. Тем не менее, калишцы не из тех, кто позволяет себе слабость сдаться. Полагаю, вы осведомлены об их традиции многоженства.
Маска оксининки дала трещинку. Будь она человеком - возможно, покраснела бы. В тон своему карминно-красному платью.
- О, постойте. О каких именно калишцах, простите моё невежество, мы ведём беседу?
- Я полагала, об исконных.
Дрексиа бледно улыбнулась.
- Я же имела в виду всех жителей Кали.
В изысканных выражениях позабавившись над возникшим недоразумением, Императрица и сенатор коротко обсудили невероятные показатели рождаемости среди калишцев в этом году. Это было словно взрыв сверхновой: год ещё не подошел к концу, как на свет появилось более ста пятидесяти миллионов детей. Сказывалось то обстоятельство, что у среднего калишца теперь имелось не менее пяти жен.
За этим разговором было много других. Но чудесное настроение не покидало Констанс.
Обычно она не позволяла себе даже отчасти грубоватых слов. Однако такого рода комплимент фаранской доблести и принципиальности, сделанный в беседе с женой того, кто уже имел дело с неймодианцами или намеревался, добавлял Сезарии немало очков.
Завтра или уже сегодня эти её слова и многие другие дойдут до конечных адресатов. И это сблизит два государства ещё чуть больше.
Она могла бы посетить и ложи правой стороны зала. Правила этикета не сковывали её так же сильно, как фаранских дам. Но Императрица решила играть до конца.
Как много лиц, как много фраз требовалось запомнить. Но это стоило усилий.
Не поддаваться соблазну узнать, что же здесь делал скакоанец, которого Констанс заметила уже давно. Вряд ли ФКНС проводила параллельные переговоры аналогичного характера. Скорее, это мог быть деловой партнёр кого-то из присутствовавших. Или... местный. На Фаране, как множество раз убедилась Сезария, можно встретить представителей десятков рас.
И во-вторых, отодвинуть подальше мысли о документах по проекту культурной адаптации кристофсианцев, которые поручено было разобрать Грете.
Задача не выдавать своих раздумий и быть просто супругой правителя легка.
А вкуснейший сок, заменявший Императрице лёгкие алкогольные напитки, пить которые для кормящей матери недопустимо даже если это последняя бутылка элитной марки в галактике, настраивал на какой-то лёгкий и особенно благостный лад.
Словно по безмолвному заказу, у столика оказались уже супруги сенаторов. И без труда завязалась беседа о допустимых сочетаниях драгоценных камней в украшениях согласно этикету разных народов.
Констанс доблестно и последовательно отстаивала роскошную универсальность бриллиантов. Одна из собеседниц - камеи. Другая - жемчуг.
Семь минут были убиты. Но отнюдь не в сердце.

TaonДата: Воскресенье, 09.10.2016, 14:17 | Сообщение # 28 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4057
Награды: 111
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Дворец Конфедерации


- Но скажите, как вы разделяете полномочия с господином первым послом? - интересовалась дама в изумрудно-зелёном, супруга крупного промышленника из числа людей, также работавшего на Нута Керро.
- Разумеется, исходя из инструкций и пожеланий Его Величества.
- Если мне будет позволено заметить...
Констанс поставила полупустой бокал на поднос и спокойно улыбнулась.
- Конечно.
- Как вы могли обратить внимание, у нас большое значение придают соблюдению... гендерно дифференцированных правил приличия. Приятно видеть, что и в Принципате не делают исключение даже для правителей государства. Вы интересная и достойная пара, словно на картине.
- Благодарю вас. И надеюсь... - Сезария едва заметно прищурила правый глаз, а уголки губ совсем немного приподнялись. - Мы не с картины "Дарт Малгус убивает свою жену".
Госпожа Деккол тихо рассмеялась, прикрывая нижнюю часть лица ажурным веером.
- Разве такое полотно существует?
- Лишь на ветхих страницах сектантской истории.
Вечер ещё не окончился, а в голове Констанс было уже готово обстоятельное послание для гехайм-директора. Настойчивый интерес к традициям и расстановке сил у нового союзника, проявляемый дамами более или менее изысканным образом, нисколько не удивлял Императрицу. Со своей стороны она готова была расписаться в огромном и неподдельном любопытстве по отношению к внутренним делам Фаранской Конфедерации. Но высочайший статус позволял проявлять подобное лишь намёками. Деликатно и тонко. Но на вопросы Сезария отвечала честно. И не раскрывая лишнего.
Чувство меры во всём есть добродетель правящих особ. Можно сколько угодно ублажать Императора, можно рожать ему детей, но так и не получить права открыть рот на публике. Но лишь глупец позволил бы такой женщине оставаться рядом.
Ещё немного бесед о платьях и лучших дизайнерах. О блюдах и вине. О различиях в этикете фаранском, осарианском, умбарском и усреднённой версии - рунийском. И о рунийском дворцовом.
Чуть-чуть о раттатакской операции, ход которой в точности был пока неизвестен почти никому за пределами злосчастной системы.
Немного бесед о чудесных местах отдохновения. Доброжелательное сравнение Рун, Гиндина, Умгула, Оброа-Скай с мирами Конфедерации заняло не меньше десяти минут. Кали и Фарана остались лидерами вне конкуренции.
На схожую тему заговорила и госпожа Фоллнор, молодая супруга видного общественного деятеля, связанного с дуросским блоком.
Эта оксининка была немного деликатнее соплеменниц. А её платье навевало ностальгию: именно таким, яростно-тёмным, увидела Констанс море Дженуваа впервые в жизни.
Но Императрица не позволила лирическому настрою полностью завладеть собой.
- Как я слышала, в этом году в Принципате нежданно получила бурное развитие работорговля и традиция гладиаторских боёв. Неужели влияние Зайгеррии столь сильно?
"Иными словами, неужели один народ, не являющийся калишским, значит больше остальных?"
Легчайшее раздражение ещё легче отогнать. Неуместные сиюминутные эмоции ничего не значили для Констанс. Её ум и самообладание безраздельно властвовали над остальным.
- Это заблуждение, - мягко заметила Сезария. - На Амбрии, Хайпори, Трандоше и некоторых других мирах бои проводились и до вхождения Зайгеррии в состав Принципата.
- Но не получали столь широкого распространения.
- Верно. Но со временем они приобрели немалую популярность. Полагаю, вы согласитесь, что персоне, пребывающей в состоянии напряжения, или же имеющая не лучшие скрытые наклонности, лучше приобщиться к зрелищу, нежели предпринимать неприятные попытки. Но для подавляющего большинства это способ увидеть нечто с полностью непредсказуемым финалом, испытать катарсис и вернуться к обыденной жизни.
- Что же... это убедительно, Ваше Величество. Возможно, на это было бы любопытно взглянуть.
- Почему бы и нет?
- Но, боюсь, мне не хватит решимости предпринять ради этого зрелища путешествия на родину охотников.
Констанс понимающе кивнула.
- Да, территория Трандошианской Гегемонии весьма опасна для посещения. Но не тревожьтесь. При должных мерах и осмотрительности поездка становится весьма приятна и познавательна.
- Какие меры вы бы рекомендовали?
- Личная охрана, разумеется. Кроме того, приземляться следует только в космопорте. И я не советовала бы вам отправляться на луну Вассках. В остальном, если документы всегда будут при вас и их окажется не затруднительно достать, визит пройдёт без осложнений.
Оксининка заулыбалась.
- Какие строгие требования.
- В сравнении с Коллой IV - нисколько.
Госпожа Фоллнор сразу оживилась, услышав о родине создателей дроидек. Пара минут легковесного разговора о впечатляющей мощи этих боевых машин и армий дроидов в целом, и у Императрицы уже новые собеседницы.
Но вечер во дворце Конфедерации уже подходил к завершению.

TaonДата: Воскресенье, 09.10.2016, 21:05 | Сообщение # 29 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4057
Награды: 111
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Дворец Конфедерации


Что значила Эриаду?
Ничто.
Что значила Кали?
Всё.
Кем стала бы Констанс, доведись ей не заняться сомнительными, путь и перспективными, делами "ГлоэрФарм"?
Возможно, всё же подалась бы в политику по примеру отца. Глава семьи Региа в своё время проявлял чудеса гибкости мышления, выступая сначала как истинный сын Империи, а затем - преданный слуга демократии. На самом же деле он не верил никому и просто устраивал свою жизнь. Но на самый верх, несмотря на замечательно скользкий характер, так и не пробрался. И настоящей, крепкой семьи не создал. Дистанция была так велика, что дочери часто невольно хотелось называть отца на "Вы".
Радела бы республиканская версия Констанс о благе общества? Смогла бы что-то предпринять, или однажды была бы убита неизвестным? Или её ждала бы участь корыстолюбивого куска биомассы с замашками продажной женщины от политики?
Орд-Мантелл, Рилот, Миркр, Набу, Рун. Какой длинный путь пришлось проделать, чтобы обрести новую родину. Добровольно избранную. Сделавшую новую дочь Императрицей.
Всё, что до Коалиции - источник давно и детально проанализированного опыта. По-настоящему важно лишь то, что произошло после переломного момента. Мига, когда будущая Сезария ступила на плиты рилотского космопорта с поясом для инструментов на бёдрах, брошкой на лацкане потёртого пиджака, кредитным чипом и документами в кармане. Кроме этого и одежды, что и была на ней, Констанс не владела ничем.
Теперь в её распоряжении всё, чего бы она ни пожелала. Взамен нужно всего лишь вручить Кали всю свою жизнь.
Это не так просто, как звучит. Но стоит того.
Когда-то эта женщина вяло цапалась с другой девицей из каперской команды из-за сломанной расчёски, лишнего сухаря к вечернему пайку и кружки в пятый раз заваренного дрянного копи. Теперь - величественно удалялась с торжественного вечера под руку с канцлером ФКНС. С очаровательной дочерью и при почетном сопровождении.
Это не миг восторга, счастливого неверия, торжества. Это миг, искренне воспринимаемый как должное.
Констанс с Эриаду давно молчит. Императрица Констанс живёт. Но не обманывается. Всё оказываемое ей почтение, весь витающий вокруг её персоны интерес принадлежит не только ей.
Владельцев трое. Женщина, Сезария и Сезар.
Это помогает хранить трезвомыслие. И стимулирует к некоторой преисполненной достоинства скромности.
Деликатно окончены беседы. Сказаны слова благодарности за столь тёплый приём в столице Фаранской Конфедерации и в стенах этого дворца. Опустели на время ложи: Императрица и канцлер покидали зал, неторопливо ступая меж двух широких рядов гостей.
"Всё, что мы совершаем - ради нового мира. Но подобные моменты придают процессу особый шарм, не желаю спорить".
Звуки музыки то тише и нежней, то словно тяжелее.
Вновь распахнулись двери. И Констанс ступила на бордовое полотно, устилавшее верхнюю площадку холла.
Вслед за высочайшими гостями и их сопровождением зал покинули палатины. За воротами дворца Сезария простилась с канцлером, но ненадолго. Близилось время новой сессии Сената, и там она увидит Сеннена вновь. Равно как и многих представителей почтенной публики, которую они оставили несколько минут назад.
Такой долгий вечер. Но сложно переоценить то удовольствие, какое он доставлял.
Взойдя на борт аэробуса и грациозно заняв своё место, Констанс пригласила дочь сесть рядом и поделиться впечатлениями от детской вариации этого приёма. И не позволила себе, поддавшись маленькому искушению, тайком снять туфли. Ещё слишком рано было расслабляться. Даже в такой мелочи.
Аэробус плавно поднялся в воздух и взял курс на виллу господина Керро. Принцесса Идалис в это время начала свой рассказ, и среди ярких детских восторгов попадались любопытные наблюдения.
"Из тебя, моя маленькая роза, выйдет замечательная помощница для братьев".

TaonДата: Вторник, 11.10.2016, 15:04 | Сообщение # 30 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4057
Награды: 111
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Вилла Нута Керро


Платье и туфли убраны в гардеробную. Волосы распущены. Макияж смыт. И это лишь затем, чтобы вскоре снова облачиться.
Десять минут на ванну, чтобы полностью убрать с волос средства для укладки, вытравить с помощью особого спрея аромат духов, и немного расслабиться.
На беседу с гехайм-директором совсем не было времени. Ничего, это дело подождёт окончания сессии Сената. Она обещала продлиться не дольше, чем аналогичное заседание в рунийском дворце.
На пять минут Констанс осталась в одиночестве. Она прикрыла глаза, наслаждаясь неуловимым ароматом эфирных масел и пены для ванны. Горячая вода навевала дрёму, но и помогала переключиться на иной лад. То, что идеально для вечера в компании дам, не подходит для Сената. Совершенно разные события.
Плотно зашторенное окно в дальнем углу немного приоткрыто. Прохладный ветерок остужал лицо и плечи, колыхал воздушную ткань балдахина. Источником света служил лишь стоявший чуть позади, по левую руку, торшер. Но просторная ванная комната не казалась скудно освещенной. Словно сотканная из снега и солнечных лучей, она не теряла своей яркости.
Деревянный пол устлан пушистым ковром. По правую руку на расстоянии нескольких шагов стояло элегантное кресло, чья спинка и подлокотники по краю казалось увитыми золотистой лозой. Сзади располагался шкаф с хорошо подобранной художественной литературой в одном отделении и полотенцами, солями и пеной для ванны, маслами, и всем остальным, что только могло понадобиться. Напротив ванны возвышалась небольшая этажерка с подносом фруктов на верхней полке. На нижней стояла пустая чашка. А правее расположился туалетный столик с неглубокой раковиной. Лепная рама запотевшего зеркала походила на гирлянду цветов, и в таком же стиле были выполнены маленькие бра по обе стороны.
Но в какой-то момент Констанс променяла бы эту чудесное, комфортное, безопасное место на грохочущий пустынный Раттатак.
"И это безумие, Ваше Величество".
Голос разума услышан, но проигнорирован.
Сезария виртуозно умела не тосковать, сколько бы разлука ни длилась: сутки, неделю, месяц. Понимала, что деятельный Император никак не может быть вечно рядом. И спокойно отпускала, зная, что он выполнит свой долг и вернётся. И никому не по силам встать между ними. Но чем дольше срок, тем сложнее не обращать внимания на одиночество.
С детьми ощутить его во много раз сложнее. Но иногда, в такие моменты, как сейчас...
Констанс слизала с губ сладкую смягчающую помадку. Едва касаясь кожи, провела кончиками пальцев по ключицам, и ниже, к груди. И, слегка сжав её, с громким вздохом разочарования отпустила, плеснула водой себе в лицо.
Ничто не могло заменить томительно сладкого ощущения сильных рук на теле, касающихся так незабываемо уверенно, легко заставляя желать, чтобы... всё больше, ближе, ближе.
Глупые древние стереотипы, неведомым образом жившие в весьма многих головах, гласили: этой паре уже стоило бы успокоиться и думать только о детях и делах. Но человек, следящий за собой и не забывающий обращаться к хорошей медицине, легко мог прожить и сто лет, и больше, не теряя качества жизни. Словом... готовиться к умиротворённой старости Констанс ещё даже не начинала.
Стук в дверь отвлёк её.
- Грета? Входи. Разве уже пора?
- Нет, моя Сезария. Принцесса просит посмотреть, как вы собираетесь.
Императрица улыбнулась.
- А Идалис не любит сдаваться. Что ж, на этот раз я разрешаю. А это зачем?
Она указала на шкатулки в руках помощницы.
- К вашему платью подходят топазовая и цитриновая парюры. Какую вы выберете?
- Подойди, пожалуйста, и открой. Сначала топазы.
Тёплый желто-оранжевый, подобный солнечному блеск крупных камней. Колкие искры бриллиантов. Плавные дуги, изящные завитки.
Констанс покачала головой, отклоняя этот вариант. Но ещё более роскошная корона с цитринами и бриллиантами, дополненная несколькими украшениями, её тоже не устроила.
- Нет, сейчас у меня не то настроение. Вот что... принеси лучше мой калишский комплект. Готовиться к выходу буду здесь.
Грета выполнила несложное указание в точности. И поставила на туалетный столик большую деревянную шкатулку. Крышку украшала резьба в виде морских волн.
Водные процедуры после этого продолжились и на несколько минут удлинились: Сезария захотела маленький сеанс лёгкого массажа плеч. А затем женщины приступили к сборам.
- Там нет выреза, зато есть ворот и пышная юбка. Давай уберём волосы вверх, - решила Констанс, усаживаясь в кресло, переставленное к столику. - Из украшений хватит диадемы и серёг.
- Хороший выбор, - ответила Грета. Тщательно вытерев зеркало, она включила бра.
- Мама, уже можно?
- Да, милая.
Принцесса послушно зашла и остановилась в трёх шагах, с любопытством разглядывая интерьер. В ванной комнате матери она ещё не была.
- Если хочешь смотреть, будь готова помогать, - сказала Императрица, чуть туже затягивая пояс пушистого халата. - Закрой окно, прохладно.
Идалис исполнила просьбу. Грета в это время осторожно скрутила мокрые волосы Императрицы в очень рыхлый пучок. Манипуляцию пришлось повторить не меньше восьми раз, прежде чем Констанс устроил примерный вид будущей прически.
- Вот так будет изумительно.
Следом пришел черед подбора серёг.
- А мне можно будет это носить? - тут же спросила девочка, стоило только Грете открыть шкатулку.
- Нет, дорогая. Это подарили мне в честь свадьбы. И этот комплект перейдёт будущей жене Фридхольда. Не надо огорчаться, у тебя будет много своих украшений.
Это было сказано мягко, с легчайшими нотками строгости. Идалис хорошо знала такой тон. И разговор отошел от темы.
Новые сборы длились на порядок меньше предыдущих. Прошло немногим больше часа, и Сезария уже стояла в спальне, пристально рассматривая себя в зеркало.
Макияж глаз, выполненный в бронзовых тонах, выглядел изысканно приглушенным. Цвет помады чуть ярче, насыщенней. Слева волосы тщательно зачесаны назад, справа широкая гладкая волна волос, вычурно изгибаясь, на затылке переходила в немного смещенный на эту же сторону тяжелый круглый пучок. Белый корсет платья украшали объёмные вышивки кремового цвета. Плотный растительный орнамент расширялся снизу вверх, образуя перевёрнутый треугольник и переходя в охватывавший шею воротник. Нижняя часть корсета мысом врезалась в спокойное море аккуратно заложенных на плотной ткани того же цвета, что и шитьё, складок. Пышные юбки ниспадали до самого пола, скрывая даже носки туфель.
Платье закрывало плечи, а дополнительную строгость наряду придавали перчатки.
Оставшись довольна своим видом, Констанс взглянула на шкатулку.
В ней хранился единственный в своём роде комплект. Ни у кого в галактике не было подобного.
Женщины калишской расы зачастую создавали свои украшения сами, если желали их носить. Лучшим материалом считалась кость добытого на охоте животного. Предпочтительно хищника.
Каково же было удивление новоявленной госпожи Арманд, когда приближенные мужа преподнесли ей это. Набор из кости караббака, скомбинированной где-то со сталью, а где-то с драгоценным металлом.
Она улыбалась, нежно проводя пальцами по костяному гребню, серьгам, кольцам, шпилькам, брошам, браслетам. И осторожно извлекла диадему из обитого мягкой тканью ложа.
Венец из костяных и блестевших золотом листочков изумительно тонкой работы со стилизованным цветком в центре, - крупная сердцевина, похожая на солнце, и окруженная крошечными полукруглыми лепестками, - украсил голову Императрицы Кали.
В уши она вдела серьги. К маленькому золотистому треугольнику крепилась миниатюрная подвеска: особым образом обработанный шарик, вырезанный из кости и похожий на жемчужину.
В дверь спальни деликатно постучали.
- Ваше Величество, аэробус ждёт вас.
- Прекрасно. Я готова.

Форум » Нейтральные территории » Иные территории » Фарана
Страница 2 из 3«123»
Поиск: