Лето - это маленькая жизнь... Мир! Труд! Спать! Гость, голову не припекает? МЧС России предупреждает: на Лиге ожидается шторм #лето #SwL2018
[ Новые сообщения · Форумчане · Правила форума ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Архив - только для чтения
Форум » Архив ФРПГ » Кали » Дом Розы Ваймер (Калила)
Дом Розы Ваймер
TaonДата: Воскресенье, 14.09.2014, 00:27 | Сообщение # 1 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»


Уютный дом на окраине Калилы, в противоположной стороне от космопорта, почему-то напоминающий скорее небольшой особнячок. Ко входу ведёт проложенная в саду дорожка.
В этом дома живёт Роза Ваймер со своими детьми. Кому она приходится младшей сестрой, знает отнюдь не каждый.

Занятно, что в саду не найти ни одной лилии. Никогда. Но далеко не каждому этот маленький нюанс бросится в глаза.
TaonДата: Воскресенье, 14.09.2014, 01:33 | Сообщение # 2 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Ивори Ферлис. ГМ

Ивори пришлось немного подождать, когда входная дверь откроется.
Когда же она открылась, взгляду женщины предстала Роза Ваймер собственной персоной.
Та сначала сощурилась, явно не понимая в первые мгновения, что за гостья явилась на порог без приглашения. А затем в серо-голубых глазах, цветом точно таких же, как у её брата, но, в то же время, совсем иных, смотрящих иначе, мелькнул проблеск узнавания.
Ивори же ощутила лёгкий запах алкоголя.
... Вильхельм смотрит ей прямо в глаза и уверенно допивает содержимое стакана, и там явно не вода. Но вид у мужчины такой, будто всё-таки вода. Будто эффекта совершенно никакого.
- А, джедай, - бросила Роза. - Я думала, ты сдашься раньше. Не стой, заходи.
Она посторонилась, пропуская Ферлис.
Ивори услышала, как за спиной закрылась дверь.
- Джедай, ты меня слышишь? Хватит стоять в коридоре. Направо.

***

Женщины разместились на кухне. Перед Розой стояла на три четверти пустая бутылка и полный стакан. Сколько было выпито до этой бутылки - неизвестно.
- Прежде, чем ты начнёшь задавать вопросы, или чего ты хочешь, я хочу поинтересоваться, - по части употребления крепких напитков Роза походила на брата. По ней ничего не было видно. - Вы, республиканцы, приложили все усилия, чтобы убить его. Я удивлена, что ты рискнула воспользоваться приглашением.
Ивори не торопилась с ответом.
Перед ней на залитой светом кухне сидела женщина лет сорока, со светлыми волосами, правильными чертами лица, чуть заострённым подбородком. Цветом волос, типажом она походила на Вильхельма, но... не совсем. Мягко говоря, не совсем.
В отличие от своей племянницы.
- Для себя я бы ничего у тебя не попросила, - после паузы спокойно ответила Ивори. Глаза в глаза. - Но Кассия...
- Кассия? - Ферлис могла поклясться, что увидела вспыхнувшую искорку весёлого восхищения. - А вот это дерзко, джедай. С намёком, я так понимаю?
- Да, - не было ни смысла, ни желания отпираться. Ведь правда. - С намёком.
- А ты интересней, чем кажешься. Будь ты с Кали...
Ивори поняла, что поторопилась с выводами, когда Роза опрокинула в себя с полстакана, и взгляд её всё-таки стал каким-то размытым. И более жёстким, чем был.
- Похожа на Вильхельма? - подняв глаза на Ферлис, требовательно спросила она.
Ивори кивнула.
- Очень. Уже сейчас. А когда вырастет, станет его копией. Он словно воскрес в девичьем облике, Роза.
Ваймер провела рукой по красиво уложенным волосам. Одёрнула костюм модного здесь кроя, поправила подол чёрной юбки длиной до середины колена. И вперила жадный, тоскливый взгляд в Ивори. Будто к месту пригвоздила этим взглядом.
Страшно скучала и любила она брата. Всё это выразилось в одном-единственном взгляде, в одной реакции.
Вот только, в отличие от Ивори, Роза хотя бы что-то знала. Ферлис же оставалось лишь догадываться. Очень, очень смутно.
Догадываться и вспоминать.
- Похоже, не только внешне она на него похожа, правда?
Кивок в ответ.
- Я надеялась. Не справляешься, джедай?
- Не вижу смысла держать её при себе. Джедаем она не станет, и тянет её... иное.
- Это называется кровь, джедай. Кровь её зовёт, в нашем роду она очень сильна. Я догадывалась, что рано или поздно ты прилетишь сюда за этим.
- И? Ты можешь помочь?
Роза вздохнула.
- Джедай, ты ещё тогда показалась мне адекватней, чем можно ожидать от такой, как ты. Но для тебя как таковой я ничего бы не сделала, уж извини.
Ивори развела руками, безмолвно соглашаясь. Она знала, что так бы и было. Но Кассия меняла всё.
- Вот, сама понимаешь, - продолжила Роза. - Привези её сюда, без неё ничего нельзя сделать. Только если она... Кассия будет здесь, её можно будет признать. Моего и твоего свидетельства и внешнего сходства будет мало, будут проводить экспертизу. Но проблем с этим не возникнет. Ты же не врёшь, а, джедай? - хитро взглянув на Ивори, сказала женщина. И сама ответила.
- Нет, ты не врёшь. Выгоды тебе никакой, зато проблем достаточно, так? Я... рада. Рада, что ты не строишь из себя всесильную, как вы это любите делать.
- Не любим, - кратко ответила Ивори на калишском. С акцентом, но...
Роза взглянула изумлённо. Затем не спеша допила содержимое стакана, встала, обошла стол и остановилась перед Ферлис.
- Я начинаю думать, что выбор Вильхельма не так плох... Ивори.
TaonДата: Воскресенье, 14.09.2014, 14:53 | Сообщение # 3 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Ивори Ферлис. ГМ

Они проговорили до самого вечера. Роза в качестве жеста доброй воли перестала пить, и успела накормить гостью обедом и ужином, а также уговорить остаться на ночь. Постоянно летать с места на место никаких сил не хватит, уж это Ваймер знала.
Ивори и не сопротивлялась. В свою очередь, она успела узнать, что у Розы было двое детей, близнецы семнадцати лет. Сына уже забрали рекрутом в легион, а дочь усиленно училась на Оброа-Скай, и дома появлялась редко. Девушки в Принципате достигали совершеннолетия на два года позже парней, и тут же уходили служить свой срок в армии или легионах. И многие до этого срока стремились успеть получить образование.
"Шарлотта. Все они - Шарлотта".
Призрак девушки лет семнадцати, идеалистичной, яркой, погибшей, никуда от Ферлис не собирался деваться.
"Избавь вас от зла Сила. Избавь она всех нас".
... - Послушай, я знаю, что ты не могла желать Вильхельму... смерти. И знаю, что всё должно было так закончиться. Знаю, что для него это исход куда лучший, чем попасть в лапы твоих единомышленников. Не возражай мне, - предупредила Роза, заметив, что Ивори собиралась высказаться. - Но посмотри сама. Твои республиканцы убили моего брата и всех моих сестёр. Нас было шестеро, если ты не знала. Шиани погибла в самом конце, при боях за Калилу. А ты знала, что у меня, кроме Кассии, были ещё племянники?
Роза зло рассмеялась, увидев в лице Ферлис замешательство и потрясение.
- Да-да, были. Не проси прощения, как ты это любишь делать. Ты тут ни при чём. А твои республиканцы - уже иное дело. Я скажу тебе честно, джедай... Ивори. Если я увижу республиканца, то пусть только он даст мне повод. Выпотрошу тупым ножом.
В серо-голубых глазах убийственная жёсткость. Она не шутила и не бравировала. Просто ставила в известность.
- И таких, как я, здесь много. Не выходи ночью на улицу.

***

- Ты странный джедай.
Ивори усмехнулась уголком рта.
- Мне это уже говорили.
Роза глянула с интересом.
- Кто?
- Он.
- Тогда верь. Вильхельм разбирался в людях лучше нас всех. И лучше тебя.
- Почему лучше меня?
- Если бы ты разбиралась в них, как он, то послала бы альянсовцев подальше после первой встречи.
Ивори задумчиво взглянула Розе в глаза. Правда, в сгустившемся полумраке уже мало что могла в них разглядеть.
- Расскажи мне что-нибудь о нём, Роза, - наконец попросила она.
Ваймер некоторое время молчала. Молчала и Ивори.
Прервав затянувшуюся паузу, Роза встала и, загадочно улыбнувшись, поманила Ферлис за собой.
- Он терпеть не мог лилии и позировать. Но кое-что у меня для тебя есть. Было время... собрать. Понимаешь, - без вопроса, уверенно.
Ивори и вправду понимала. Её дочка занималась теперь тем же.
- И кстати, - на полпути в гостиную Роза обернулась и с хитрецой прищурилась.
- Это его дом.
TaonДата: Пятница, 19.09.2014, 01:44 | Сообщение # 4 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Ивори Ферлис. ГМ

... Вильхельм наклоняется так близко, почти к самым губам. Где-то внутри вспыхивает нечто... нечто.
Слова его ледяные, ядовитые, жалящие самую душу.
Вырывающийся на выдохе воздух на краткий миг приникает к губам, словно в невесомом поцелуе.

Три слова изменили всё.
Это. Его. Дом.
Его дом.
"Не может быть".
Но Ивори отчётливо видела во взгляде Розы, прежде чем та отвернулась, что это была правда.
Ивори сейчас была в доме, который принадлежал отцу её дочери. И просто тому мужчине, которого она любила вопреки всем законам разума. Которого помнила так мучительно больно. Так сладко больно.
Остался ли где-то в этом доме его след? И если да, то где?
Ферлис не могла бы угадать. Она совсем его не знала.
Когда она думала об этом, на неё нападало ощущение собственной... женской никчёмности.
- Я пойму, если ты не захочешь отвечать, но... какой была ваша семья? - спросила Ивори прямо перед тем, как вслед за Розой вошла в уютную гостиную.
Ваймер ответила не сразу. Сначала она взяла в руки миниатюрный пульт, затем села на диван перед старомодным экраном на стене, приглашающим жестом предложила гостье присоединиться. И только после того, как та села, заговорила.
- Зачем это тебе? Что было, того давно уже нет. К тому же, самое главное ты уже знаешь. Лучше о своей расскажи.
- Я с Алдераана, - Ивори пожала плечами. - Это многое объясняет, да?
- Не так уж много, как ты думаешь. Не сочти меня совсем бесцеремонной, но что ты чувствовала после этого? Ради чего ты спелась с этой альянсовской поганью?
Как долго пришлось Ферлис бороться с тьмой в своей душе, с губительным искушением. И как быстро всё вспомнилось...
Её чуть не передёрнуло.
- Я пошла за воздаянием. И мне было всё равно, кому мстить, - она вздохнула и удивилась, когда смотревшая до этого перед собой Роза повернула голову и тепло улыбнулась. Почти тепло.
- Значит, хоть что-то ты сможешь понять о нас.
... Детских снимков Вильхельма не осталось.
- Я же говорила, он терпеть не мог позировать, - прокомментировала Роза, улыбаясь совершенно искренне.
На одном из самых ранних будущему герою Легиона, Коалиции, Принципата, было семнадцать лет.
В молодом совсем парне узнать будущего генерал-фельдмаршала было... сложно?
И да, и нет.
Может, если бы кто увидел снимок юной Ивори, то не узнал бы будущую Главу Ордена.
... Корреспондент снимал из-за угла. Кипел бой. Дроид с повторителем расчистил дорогу легионерам, и те, тоже из-за угла, ринулись вперёд.
В кадр попал и Вильхельм с датападом в руках. Наверное, там были какие-то выкладки.
Такое знакомое выражение непрошибаемого спокойствия в его лице.
- Его талант офицера быстро заметили. Он никогда не боялся боя, - с тоской смотря короткий ролик, говорила Роза. За окном уже совсем стемнело. А единственным источником света в гостиной был экран.
Какое-то время они смотрели молча.
- Кассия его очень любит.
- Трудно было признаться? - участливо, как мать, спросила Роза.
Ивори вздохнула, с тоской вглядываясь в знакомые суровые, красивые черты на экране.
Красивые почти до умопомрачения. По крайней мере, для ценителей.
- Я хотела сказать ей позже, но не смогла. Ей ещё нет десяти, она всего не понимает. Но я... всё равно сказала.
Роза мягко коснулась её руки и чуть сжала в знак поддержки.
- Кому захочется, чтобы дитя отказывалось от отца?

***

На прикроватной тумбочке стоял графин с водой и стакан. На их прозрачные бока ложились блики от уличного освещения.
Ивори плохо спалось. Что-то помешало ей спросить у Розы, что за история у этого дома. А теперь жалела об этом.
Какое-то беспокойство.
Воспоминания...
Объективно говоря, вспоминать было особо нечего. Но у женщин иное мнение на этот счёт.
Совсем иное.
Улица проходила немного в отдалении. Не прямо перед домом, а за садиком.
Ивори в очередной раз проснулась и стояла у окна, медленно цедя воду, когда увидела, как по улице проехал бронетранспортёр и остановился. Выгрузились бойцы, больше десятка, не в броне. До слуха женщины донеслась приглушенная расстоянием отрывистая команда, а затем...
Они без труда врываются в один из домов.
Какое-то время спустя они выводят наружу жильцов и выстраивают. Слышен женский истеричный вскрик, двое пытаются бежать.
Один из бойцов выходит вперёд. Два выстрела - два трупа.
Сколько времени она провела, буквально оцепенев, Ивори наутро не помнила.
"Что здесь происходит? Что ждёт всех нас?"
Новые вопросы, которым не суждено было быть заданными.
А может быть...
TaonДата: Четверг, 25.09.2014, 01:13 | Сообщение # 5 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Ивори Ферлис. ГМ

Роза тоже слышала и видела, что происходило на улице.
Не только джедаи плохо спят по ночам. Только вот причины разные.
Хотя... как посмотреть.
В ящике прикроватной тумбочки - инфочип с полной коллекцией редких семейных голографий и кадров, куда её брат попал не по своей воле.
"Скажи-ка мне, джедай, умеют ли такие как вы любить?"
Вопрос, которому не суждено было быть заданным.
А может быть...

***

Яркие солнечные блики ложились на гладко причёсанные светлые волосы обеих женщин, на бока чашек и небольшого чайничка. На края тарелок, украшенных затейливым растительным орнаментом.
- Я видела, что было ночью, - без предисловия начала Ивори.
Роза подняла заинтересованный взгляд. Только внутри неё воцарилась... пустота.
Ей было всё равно. Вздумавшие принести на Кали свои порядки сами выбрали свою судьбу.
"Будь ваша воля, вы бы продали нас республиканцам".
- Ты правда думаешь, что я расскажу? Чтобы ты покрасовалась в вашем Сенате? - последнее слово Ваймер буквально выплюнула, брезгливо скривившись.
"Неужели даже Сила не сможет, не захочет собрать нас из осколков воедино?", - отрешенно думала Ивори, не отвечая. Ясно ведь было: Роза ни за что не посвятит в весь расклад.
Одно было ясно: не всё так просто, как кажется. Только помочь Ферлис тут никому не могла. Власти у неё не было.
Каждое решение матери влияло на будущее дочери. Может быть, это было эгоистично: закрыть глаза на беды тех, кого вылавливали по ночам. Да, эгоистично. Одна судьба против многих.
Но такому родному, любимому, с таким замиранием сердца и заботой выношенному и выращенному созданию принадлежала эта судьба.
Нет, Ивори ничего не сможет здесь изменить.
Ничто не изменит дух Кали. Она чувствовала это.
Она лихорадочно ухватилась за это.
- Доедай, дже... Ивори. Не думаю, что моя племянница обрадуется, если узнает, что я уморила тебя голодом.

***

Посуда составлена в блок для мойки и машина занялась выполнением своей непосредственной функции.
Женщины сидели и вновь разговаривали. Пока в последний раз.
- Скажи мне одно.
Ивори подняла взгляд с идеально белой скатерти на Розу.
- Конечно.
- Ты любила его?
Правильные, но резковатые черты лица, обрамлённые намеренно выпущенными с обеих сторон светлыми, не седыми ещё, локонами, смягчились, стоило только взгляду смениться с выжидающего на мягкий, нежный, светлый. Подлинно, по-женски светлый.
Простой ответ:
- Да.
Без всяких "очень" и прочих эпитетов. Просто "да".
Когда пришло время уходить, Роза поднялась вслед за Ивори, и, подойдя, осторожно обняла её.
- Это за Кассию. Я буду ждать вас.

***

Прощание без фирменных джедайских поклонов от Ивори. Спокойные улыбки, лёгкий наклон головы.
- Через месяц мы приедем.

-- > Космопорт
TaonДата: Пятница, 17.07.2015, 13:21 | Сообщение # 6 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

В спальне Розы тихо наигрывала тоскливая "Дети Калилы".
Над столицей властвовала ночь, но не все этой власти сдались.
Роза Ваймер проснулась в четвёртом часу, с трудом сбросив с себя липкий ужас кошмара.
В своём сне она сжимала в объятиях мёртвую девочку-копию своего старшего брата, больше десяти лет как мёртвого.
Напевала колыбельную холодеющему телу.
Как тогда...
Тогда...
Когда республиканцы явились на Кали.
Смерть обходила Розу стороной, как и её брата.
Но так и не пришла. Забрав всех сестёр, их мужей, их детей, забрав - до них, - мать, отняв любимого брата, ушла.
Даже на свой порог не пригласила.
Но показала плоды своих трудов во всём многообразии.
Роза была полевым врачом. Она видела не меньше боли, чем солдаты-ветераны.
Жаклин, самая младшая, умерла первой. От рук проклятых приспешников партизан Набу.
Эйла погибла на Кашиике. Ей всегда было наплевать на опасность...
Сандра служила связисткой при генерал-лейтенанте Генрихе Пелла, ещё одном герое Кали и Принципата.
Пелла выжил и даже не оказался в республиканских застенках. Сандра же...
А её одиннадцатилетние сыновья остались в окопах под Калилой.
Дочь Эйлы умерла в госпитале.
Майя сгорела в собственном доме, как криминаль-директор Ликана - в штабе.
Вместе со своими детьми.
В тот же день погиб её муж.
Шиани умерла за сорок одну минуту до капитуляции.
Эрик, самый младший в семье, и самый непримиримый противник методов Вильхельма, стал сыном клана Хогенштаффер. И с войны тоже не вернулся.
Все, кроме него и Жаклин, нашли на родной земле свой последний приют.
Роза потеряла мужа, но у неё остались дети.
Счастливейшая из когда-то большой семьи?
Скорее, наоборот.
Хотелось бы ей не увидеть, что осталось.
Хотелось бы ей не видеть пепел брата, обугленные останки Майи.
Но у неё был долг.
Долг женщины Кали.
И она исполнит его до конца.
Жаль только, вряд ли выйдет распотрошить хотя бы одну республиканскую шавку.
Ненависть жгла её годами.
Неотмщённая семья снилась ей ночами.
Кошмары отступали только когда выходило забыться.
Забыться пьяным сном.
То есть - редко.
Семья, клан, Кали.
Заботы, заботы, работа.
Со своими доходами Роза могла просто сидеть дома. Она получала деньги за брата-героя. Как единственная выжившая близкая родственница.
Деньги, которые жгли руки и только складывались, складывались.
Жила она на свои честно заработанные.
Что бы ни творилось в душе, Роза оставалась превосходным хирургом.
И прекрасно ставила имплантаты. Не богатым любителям экзотики, а военным.
Армия, легионы были её второй семьёй. И ей вдова Ваймер исправно служила.

По улице Калилы твоя кровь течёт...

Роза залпом допила оставшееся в бокале вино и достала из-под кровати ещё одну бутылку.
Рассвет только через два часа, а женщина уже начинала день традиционным для мёртвого брата образом.

... и матери рыдают...

Она его любила. Любила, наверное, больше всех остальных сестёр, вместе взятых.
Любила и сестёр.
Любила и Эрика, и всегда надеялась, что он вернётся. Что переступит порог дома Вильхельма и семья примирится.
Надеялась даже сейчас.
Его тела Роза не видела. И потому всё ещё ждала.
У неё было основание ждать.
Отец тоже пропадал, дважды. В первый раз он всё-таки вернулся. Ненадолго, но этого было достаточно, чтобы в итоге и родился Эрик.
В второй раз его все заочно похоронили.
И вновь он вернулся.
Три дня назад.

... Где же дети?..

Три дня подряд Роза пила намного меньше, чем раньше.
Они ещё не говорили. Почти ни о чём.
Даже о судьбе клана.
Но время приближалось. Неумолимо.

... Где же дети?..

А джедай всё не возвращалась.
Обещала прилететь через месяц, но дни шли, складывались в недели, а девочка-копия брата всё не появлялась. Как и её мать.
Роза десятки раз успела представить себе, как мог бы выглядеть ребёнок Вильхельма.
И десятки раз - испугаться.
Может быть, что-то случилось.
Может быть, джедай передумала.
Может быть... лгала?
Может быть, лгала, но совесть не позволила продолжить?
Может быть, передумала привозить дочь потому, что не хочет оставлять её с такой, как Роза?
Женщина наскоро выпила ещё бокал, поставила его, опустевший, на пол около тумбочки, поправила лёгкое домашнее платье и подошла к зеркалу в углу.
Кошмары кошмарами, а привести себя в порядок утром, во сколько бы оно ни наступило, - обязанность.
Эту обязанность Роза уже выполнила. И нашла, что всё ещё смотрелась хорошо.
Другое дело, что творилось внутри.
Джедаи и все остальные им подобные - известные мастера копаться в тайном. В личном.
В душе у Розы творилось страшное. Но племянницу она бы любила как всех своих родных вместе.
Неужели всё-таки что-то произошло?
Да, произошло.
Джедаи после конференции могли заниматься внутренними делами своей драгоценной Республики особенно активно.
Глава Ордена, возможно, не могла рисковать репутацией, летая на Кали.
"Но хотя бы две строчки прислать было можно. Нехитрое дело их написать.
И о какой репутации может идти речь? Я уже составила запрос на экспертизу. Нашего клана почти нет, но он отмечен Вильхельмом.
Всё тайное становится явным, джедай. Разве тебя не научили?"


... Где же дети?..

Роза ждала.
Короткую весть от сына-рекрута, что-нибудь - от дочери-студентки.
Младшего брата.
Племянницу. И неважно, что она внебрачная дочь.
И рассвета для своего клана.
Роза не верила в его смерть.
Как не верила в то, что Принципат так и останется стоять на коленях перед демократами.
Её неверие вознаграждалось.
Может, и клан расширится и не погибнет - как-нибудь.
И Эрик...
И Кассия...
"Спасите, Предки. Подскажите, Предки.
Охраните, Боги".



Прикрепления
XenomorphДата: Понедельник, 20.07.2015, 15:14 | Сообщение # 7 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5988
Награды: 133
Ну почти «Л»
ГМ

Мужчина проснулся рано. Это было в его привычках. Еще до рассвета он сделал зарядку, принял душ и успел поколдовать на кухне, приготовив завтрак как для себя, так и для своей дочери. Тосты и чай - для нее, сваренное вкрутую яичко и стакан молока - для себя. Нет, мужчина бедным не был, не был он скупым. Просто день привык начинать со здоровой пищи.
После приема пищи последовала легкая прогулка по саду, ну а потом возвращение домой и чтение свежих новостей. Уже утром мужчина шестидесяти девяти лет был одет в дорогой костюм, так как сегодня намечалась важная встреча. Дела клана стояли превыше всего, а если учесть, что клану грозило вымирание, то ничего важнее этого дела не могло быть.
Его звали Эрик. Младшего сына назвали в честь отца. Он был сильным, волевым человеком и при своем возрасте был довольно бодр и здоров, кроме того, выглядел лет на десять младше. Это даже несмотря на достаточно тяжелую жизнь, полную лишений и страданий. Эрик-старший последние годы провел на копях, сперва, как рабочий, потом уже как рабовладелец. Интересная судьба для того, кто был высокопоставленным офицером легиона, а после - командиром отряда наемников. Сильная воля и дух - вот залог успеха и выживаемости. Вернувшись с рудников, Эрик-старший привез с собой целое состояние и узнав о делах семьи, тут же принялся использовать заработанное на укрепление клана.
- Как твои дети? - лицо без эмоций, маленькая чашечка с чаем поставлена на серебряное блюдце. Взгляд не выражал ничего, кроме холода. Эрик-старший не любил слезы и уныние. Если все плохо - приложи все усилия для того, чтобы стало лучше. Он целиком разделял скорбь своей единственной оставшейся дочери, но понимал, что этим делу не поможешь и нужно было действовать.
TaonДата: Понедельник, 20.07.2015, 15:51 | Сообщение # 8 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

После второго бокала Роза спрятала улики и взяла в руки лежавший на подоконнике датапад.
Сегодня ей нужно было изучить свежую публикацию госпожи Эстеллы-Каро Крейц-Эскол о новейших разработках компании в области стимуляции регенеративных способностей организма при экстремальных нагрузках.
Передовые разработки предназначались для армии и легионов. Тем же, кто в армии уже отслужил, предлагались скидки и выгодные условия замены старых имплантатов на более новые.
Но с многомиллиардным резервом Розе не приходилось работать. А гражданские модели и вовсе находились далеко за границей сферы её профессионального интереса.
Так, сидя в любимом кресле у окна, женщина провела порядка четырёх часов. Ознакомление с одной работой вызвало вопросы и повлекло за собой чтение ещё пяти публикаций и беглый просмотр нового справочника. Ради его приобретения оказалось нужным пройти проверку документов: профессиональную литературу высшего класса простому обывателю добыть было затруднительно.
Действие вина давно сошло на нет, и, спустившись на кухню ровно в семь утра, Роза выглядела как образцовый работник Кали. Ни следа периодических злоупотреблений алкоголем, идеальный лёгкий макияж, идеальная причёска и идеально выглаженный деловой костюм, напоминавший женскую военную форму.
Поприветствовав отца, Роза села за стол, приятно удивлённая наличием завтрака.
Яркие лучи утреннего солнца рассыпались искрами на бесцветном лаке, покрывавшем ногти женщины, на обручальном кольце, которое она до сих пор носила.
Яркий мазок света лёг и на бок чашки, и на блюдца.
Один глоток ароматного напитка на калишских травах, два кусочка тоста.
И вопрос.
Тон отца идеально ровен. Словно клан был тем же, что и в детстве Розы. Словно... ничего не было.
"Да, Вильхельм был в тебя, отец".
- Хорошо, - скупо ответила она, подняв взгляд. Но пояснила:
- Густав с начала года в легионе. Хельга - офицер в Фольктаг, за отличную учёбу на Оброа-Скай получила учебную поездку на полгода по нашим основным мирам. Сейчас она должна знакомиться со Сципио.
XenomorphДата: Понедельник, 20.07.2015, 21:10 | Сообщение # 9 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5988
Награды: 133
Ну почти «Л»
ГМ

Эрик-старший молча выслушал ответ своей дочери и казалось, что потерял интерес к дальнейшей беседе, так как тут же уткнулся в датапад. Отпив последнее, что было в чашке, отец снова обратился к Розе, правда, не отрываясь от чтения:
- Радуйся, что жива ты и твои дети, - так же скупо. - Все остальное я возьму на себя. Мы вернем наше имя и нашу семью, - датапад был отложен в сторону, руки перед собой в замке.
- Ханы нескольких кланов уже согласились присоединиться к нам. Густаву останется лишь выбрать себе жену и дай Боги, чтобы она оказалась такой же плодовитой, как и твоя мать. Хельга останется при семье. Не в нашем положении раздавать дочерей по родам, - Эрик-старший встал из стола и подошел к дочери. - Ты моя дочь и останешься таковой, но со спиртным завязывай. Вильхельм завязался на алкоголе рано и всю жизнь таскал за собой фляги да бутылки. Тебе не пристало повторять его ошибки, так что собирай волю в кулак и продолжай делать все возможное для клана, если хочешь, чтобы мы не остались лишь историей, - закончив монолог, Эрик-старший направился в прихожую, надел пиджак и направился к выходу. Вот уже второй раз ему приходится брать все в свои руки. Один сын погиб и не стал главой семейства, другой ситх знает где пропал... У Предков и Богов свои планы на любую жизнь.
TaonДата: Четверг, 23.07.2015, 12:48 | Сообщение # 10 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

По всему первому этажу успел разнестись аппетитный запах готовившегося мяса с овощами. Запекаться блюду оставалось около десяти минут, но Роза не следила за процессом. Духовка должна была выключиться сама, как только истечёт заданное время, а женщина сидела в гостиной.
В руках у неё был датапад, а не бокал.
Утром Роза успела пообещать отцу прекратить.
Она не хотела его подвести. Для возрождения клана под его руководством важны были все.
Если занять себя ещё большим количеством дел, времени на алкоголь не останется.
И одно дополнительное дело как раз появилось.

Она вернулась с работы после обеда, закончив с оформлением документов. Сегодня операций того рода, какими занималась Роза, по графику не было. Зато было поступление расходных материалов, имплантатов и препаратов.
Как истинная Ваймер-Унц, она терпеть не могла не знать, что, где и в каком количестве у неё лежит. Подробные отчёты с указанием всех мелочей её не удовлетворяли. Нужно было увидеть, рассмотреть и разложить всё самостоятельно. Иными словами, несколько часов бегать по отделению.
"Больше движений - лучше фигура", - увещевала себя женщина.
Новым поступлением, описью, сверками она и занималась все полдня. Наконец, когда всё было сделано, Роза, по привычке уточнив, нет ли изменений в графике на следующие дни, закончила работу.
Она не была рядовым врачом, поэтому и не сидела в кабинете до официального окончания рабочего дня.
В крайнем случае, её могли вызвать из дома. Но вряд ли. Операции в имплантационном отделении проходили строго по графику. Случаи, когда имплантаты выходили из строя, бывали, но для этого легионерам надо было серьёзно пострадать. Так просто продукция "Крейц-Эскол" сбоев не давала.

Вернувшись домой, Роза устроилась в гостиной, желая немного отдохнуть за чтением. Датапад в руках, тихо наигрывает музыка, ноги свободны от плена туфлей, волосы - от вдавившихся в кожу головы заколок. А с переодеванием можно немного подождать.
Она как раз листала список сохранённых книг, выбирая что-нибудь полегче, когда в правом нижнем углу замерцал сигнал входящего вызова.
Датапад Розы был оборудован маленьким встроенным голопроектором, потому разговаривать можно было с комфортом. Думая, что звонит кто-то из отделения, женщина приняла вызов.
Только над дисплеем возникла голограмма незнакомой девочки, лет десяти-двенадцати.
Сообщить, что дитя явно не туда попало, женщина не смогла. В первый момент собиралась, но...
Нет, незнакомыми черты не были.
На Розу с настороженным любопытством, в любую секунду готовая заулыбаться, смотрела детская копия старшего брата в девичьей версии.
Не узнать фамильные черты невозможно.
Конечно, у Ваймеров кровной линии Унц не было привычки так таращиться на незнакомых людей. И линия щек у девочки была вычерчена мягче, круглее. Но она была только ребёнком.
И женщина знала, как к ней обратиться.
- Кассия?
- Тётя Роза? - с детской же непосредственностью тут же ответила племянница.
На ответный кивок она просияла.
- Оказывается, мама оставила мне возможность вам позвонить. Она хотела меня к вам привезти, но куда-то улетела, и до сих пор не вернулась. А у меня сегодня день рождения, и тут так скучно!

***

Духовка несколько раз пискнула, оповещая, что время вышло и блюдо должно быть готово. Но Роза всё не шла заниматься ужином дальше.
Она изучала голографию племянницы, которую та прислала после того, как они поговорили.
Занял этот разговор порядка пяти часов.
Когда первый восторг девочки улёгся и иссяк поток не связанных друг с другом вопросов, у них вышла настоящая беседа.
Кассия оказалась спокойным, рассудительным ребёнком. Не без желания периодически привлечь к себе побольше внимания, но в таком возрасте это естественно.
"И в таком окружении", - добавила Роза, вспомнив.
"Одержимостью джедаями она не заразилась, замечательно. Не восторгается и не завидует, всё так, как нужно. Джедайская кровь не испортила твою дочь, Вильхельм. Приятели есть, но нет лучших друзей - тоже хорошо. Есть увлечённость, независимость, усидчивость, любовь к отцу и матери - великолепно. Кем бы ни являлась твоя мать, девочка, а не почитающее родителей отродье нам было бы не нужно".
Обладая хорошим опытом воспитания детей, Роза без труда смогла разговорить племянницу и узнать всё, что хотела.
Простая задача, если ребёнок сам хочет поговорить с тем, кто его поймёт.
Кассия рассказала об Академии, о сверстниках, своих способностях в выдумывании самых разных испытаний для игры в "слабо", любимых предметах, отношении к деяниям отца, поездке с матерью на Набу и знакомстве с легионером, прошлогоднем торте на день рождения, любимых вещах. О том, на какие деревья на Явине IV стоит лазить, а на какие даже смотреть нет смысла.
Роза выудила из племянницы смущённое признание в том, что она понемногу учит калишский. Ну как, понемногу... осилила половину курса первой ступени, для начинающих.
Последние два с лишним часа женщина учила Кассию правильному произношению и с удовольствием объясняла оставшиеся не до конца понятыми нюансы. Заученные, но не понятые.
Мстительно улыбаясь где-то в мыслях и воображении, Роза, в ответ на присланную девочкой после разговора голографию, отправила ей целый набор книг. Калишских книг, в том числе по истории.
Она понемногу училась нормально относиться к матери племянницы, выделяя из общей массы ненавистных. Но... кое-что оставалось неизменным.
Долгая беседа закончилась взаимными обещаниями обязательно выходить на связь. Вместе с книгами Роза переслала своё расписание, и Кассия не осталась в долгу.
Женщина только улыбнулась на это.
"Занятое моё дитя. Обещаю, я не дам уснуть твоей калишской крови.
Ты и сама не дашь. А она тем более не захочет засыпать. Радуйся, тебе не быть дочерью сборища лицемеров".

Отца ещё не было. Ничего, Роза дождётся.
Непременно дождётся. Она ещё не говорила ему ни о визите джедая, ни о существовании дочери Вильхельма.
Оставив датапад с голографией в кресле, она, не обуваясь, пошла на кухню, вытащить еду из духовки. А затем наверх, наконец-то переодеться в домашнее.
TaonДата: Четверг, 08.06.2017, 22:19 | Сообщение # 11 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Ивори Ферлис. Кассия Ферлис

--> Космопорт

- ... Ваймер?
Кассия вскинула на мать пораженный взгляд.
- Тут написано Ваймер!
И действительно. В металл памятной таблички у кованой ограды школы хищными линиями впивалась чернёная гравировка.
В Калиле таких камней - неровных, отделанных ракушечником, обрамлённых узкими клумбочками, - было мало. Они отмечали места героической смерти. Этот человек, может, среди боя спасал детей, раненых, или под огнём разбирал завалы, или оставался прикрывать отход с прорванной линии обороны. Ивори не видела штурма города, но могла бледно представить, что творилось под так и не павшей столицей.
- Ты о нём не слышала, мама?
Гранд-мастер покачала головой. Известных ей членов клана можно было пересчитать меньше, чем за минуту. Вильхельм, Роза, их сёстры, её дети. Эриком звали их отца. Покойный муж Розы - Зигфрид.
"И некий Альберт, только кто он такой?"
Имя ещё одного Ивори так и не узнала там, на Селестии. Тогда казался неправильным настойчивый интерес, теперь совесть укоряла молчанием.
Они постояли у камня несколько минут. Торопить дочку женщина не стала: до дома Розы оставалось пройти совсем чуть-чуть. Прямо по улице, мимо двух переулочков, мимо шести садов, ограждённых низкими выкрашенными в молодую зелень заборами. Уже близко, а Кассия вдоволь нахваталась впечатлений и невиданных картин. Пусть волнение уляжется, впереди - огромная порция.
Собранные в розетки листочки - пять снизу, три сверху - поблёскивали тёмным маслом, а по краю багряно светились, щетинясь крошечными зубцами. Ивори видела в жилках кровь клонов и калишских солдат, кровь мирных жителей и охотников в костяных масках. Ничто в Калиле, кроме этих камней и клумб, стиснутых полированной плиткой, не кричало о прошлом. Словно город всегда был прекрасен, словно не падали бомбы, не крошились стены, не стонала земля. И это таинственное молчание с запахом орхидей убаюкивало память о боли, стирало драматичные краски, выстилало дорожку через бездну. Идя по улицам калишской столицы, Гранд-мастер уже не чувствовала себя чужачкой, занозой, неохотно впущенной посторонней. Дроиды и башни, застывшие мёрзлыми каплями, нечастые спидеры, всё сильнее жавшиеся к земле особняки и домики, каменные плиты улиц; узорчатые маски, белые плащи, чёрная форма, будничные костюмы и яркие платья, фуражки и шляпки, нашивки на форме детей, изгибы ножен, колкий блеск пряжек и знаков на наплечных планках: всё казалось давно знакомым, близким, нисколько ни чуждым. Но... отделённым прозрачной преградой как параллельная реальность. Ходи, гляди, запоминай эти яркие картинки - вон, как силилась их сохранить в голове навсегда-навсегда очарованная дочка! - только не протягивай руку, не подавай голоса.
- Ну ладно... идём?
Ивори приподняла вуаль и заговорщически подмигнула.
- Если готова, конечно.
- Готова! - выпалила Кассия с решительным кивком.
Скоро они уже стояли у широких дверей. На подоконнике распахнутого окна второго этажа, задрав заднюю лапку, мылся большой песочно-рыжий кот размеров с двух-трёх фелинксов.
- Какой милый! - восхитилась девочка, поставив чемодан. - А как его зовут?
- Не знаю, я не видела его в прошлый раз.
Из окна высунулась Роза, поправляя ободок руками в хозяйственных перчатках.
- Кто там... Кассия? И... я не верю глазам своим, дж... Ивори!
- Здравствуй, тётя Роза! - звонко отозвалась Кассия на калишском.
Ивори улыбаясь откинула назад густую светлую паутину нитей.
- И мне немного не верится, что мы добрались. Закрыто?
- О, нет. Проходите!
Гладкая деревянная створка поддалась бесшумно.
XenomorphДата: Четверг, 08.06.2017, 23:15 | Сообщение # 12 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5988
Награды: 133
Ну почти «Л»
ГМ

- Нет, Ито, поставь коробку под столик. Ты что, хочешь, чтобы все спотыкались об нее? - причитала девушка семнадцати лет, южанка по крови, когда ее брат, старший на год, никак не мог справиться с простейшим поручением и пыхтел, пытаясь выполнить указания сестры в точности, но получалось не очень хорошо. Коробка была большой и мальчишка уже был на грани, когда волей случая, тяжелый предмет грохнулся на пол и разрешил все связанные с ним проблемы. Юноша, разумеется, тоже южанин, коротко стриженый и одетый в военную униформу с опознавательными знаками рекрута, блестящим черным носом сапога без особых затруднений задвинул ненавистную коробку под столик.
- Ты что, совсем? Там хрусталь, дубина! - перешла на крик южаночка, продолжая отчитывать брата, чье лицо так и оставалась невозмутимым.
- Что за шум? - появился в просторной прихожей еще один юноша, но на этот раз северянин. Сын Розы Ваймер, так же являвшийся призывником, воспользовался своим увольнением, чтобы провести время в кругу семьи. Брат и сестра с калишского юга были его друзьями.
- Скажи моему брата, что он - дубина и что его мозги бритвой задели, когда стригли! - все возмущалась Миуку, но Густав лишь заржал в ответ на причитания и Ито, как ни странно, так же не выдержал и раскатился смехом, но все стихло, когда в дверном проходе показалось две женские фигуры. Троица обернулась и юноши, по-военному, замерли с каменными лицами, а Миуку - потому, что того требовала вежливость. Секунд тридцать длилось повисшее в воздухе затишье и только толстый черный кот, лениво проковылявший на кухню, разрешил ситуацию.
- Ты, должно быть, Кассия! - добродушно улыбнувшись произнес Густав, подойдя к гостям. - Добро пожаловать, госпожа Ферлис, добро пожаловать, сестра. Это мои друзья, - Густав представил застывших южан. Миуку подняла взгляд и искренне улыбнулась, а вот Ито как стоял столбом, так и остался. Непроницаемое лицо южанина выражало все, что угодно, но вот радость предположить - такое не сразу в голову придет. Сын Юга или осуждал, или ненавидел, или мечтал порубить на части джедая, но на самом деле он просто проявлял сдержанность, свойственную его народу. Он лишь слабо кивнул.
- Мама позже подойдет, а пока вы можете расположиться в комнатах. Миуку проводит, - в форме приказа, но девушка не теряла духа и настроения и лишь покорно кивнула в знак своего согласия. - Как закончите - спускайтесь. Дед, думаю, будет рад, - закончил Густав краткое приветствие.
TaonДата: Суббота, 10.06.2017, 13:02 | Сообщение # 13 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Ивори Ферлис. Кассия Ферлис

Прохлада, аромат роз, юный смех, полосы света от приоткрытого окна у лестницы. Дверь тихо затворилась за спиной, но подвела выпавшая из прически шляпная булавка.
Чистый звон по ромбам шершавой плитки. Стук колёсиков чемодана - тише.
И молчание.
Трое молодых калишцев - один северной человеческой расы, а другой парень и девушка южной, - стояли и молча смотрели на Ивори... нет, не на просто женщину, а на Гранд-мастера с дочкой. Выражения на лицах выцветали от беззаботной радости и любопытства к непредсказуемому безразличию. Кассия тоже не издавала ни звука.
"Ты всегда была умницей. Спасибо тебе".
Все пятеро будто попали в пузырь безмолвия, безветрия, частичного паралича. Если он лопнет - это взрыв или облегчение? Ивори не рисковала торопиться с ответом. Глядела на этих детей войны так же неотрывно, как они на неё.
Прозрачный барьер между мирами, невидимая грань отчуждения исходили трещинами как лёд по весне, как стены под ударами снарядов.
Северянин - наверное, сын Розы. Густав. Ему точно семнадцать и он рекрут из рода воинской касты. Быть легионером осталось двадцать лет. Но война не станет его жизнью - она уже жизнь.
Густав. Счастливый мальчик: сёстры Вильхельма родили немало детей, но выжило только двое.
Нет, это не чуждый мир. Не чужая судьба. Не чужая боль, шрамы, потери. Ивори давно поняла это умом, не раз ощутила на Селестии, выживая рядом с легионерами и напрасно - иногда - спасая. А с только что минувшей секунды этим задышала.
Нет, детей Кали не хотелось тут же заключить в отчаянные объятия. Они побуждали думать об ином: как же дать не только им, но всему миру шанс видеть меньше проливаемой крови. Особенно по вине отмеченных Силой особым составом крови и даром.
Вихляя солидным пузиком, чёрный кот, сзади и вовсе похожий на пухлую булку с усами и острыми рваными в драках ушками, прошествовал как король мимо вымуштрованной челяди, не обратил внимания на человеческие затруднения и скрылся в проёме слева, задрав хвост.
Словно и не было никакой паузы, Ивори сердечно, хоть и просто, - зато на калишском - ответила Густаву, а его друзьями кивнула с вежливой улыбкой. А потом наклонилась наконец за булавкой и сняла шляпку.
Обрадованная Кассия не отмалчивалась:
- Здравствуй, Густав! Здорово, а то я думала, тебя не будет. И как это дед? То есть... как это он тут? - на одном дыхании выдала она, тоже перейдя на язык отца, но, глянув на южан, смутилась.
- Здравствуйте! - и замолчала.
- Слушай брата, - мягко, с нежной вкрадчивой ноткой вмешалась Ивори. Дочь она приобняла за плечи, едва ощутимым движением направив к лестнице, юным легионерам послала спокойно улыбающийся взгляд.
- Прошу, называйте меня Ивори. Я здесь как мать, не как официальное лицо. Однако... как то расценит господин Ваймер.

***

Комната, которую ей отвели на этот раз, была уже знакома. В начале года Ивори жила там же, за второй дверью направо. Всё осталось по-прежнему: нежно-зелёные стены без картин, хронометров, светильников; широкая кровать со шкафом во всю стену прямо за ней, а за изголовьем - ниша с полной фруктами вазой и стопкой книг; пустая прикроватная тумбочка, комод напротив, кресло и маленький столик в углу, рядом с большим окном. Изменился только вид, разделанный белыми перекладинками на прямоугольники. В прошлый раз из дома на соседней улочке жителей выводили на расстрел. Теперь по кованой лавочке у дверей лазил щекастый малыш под присмотром серьёзного подростка в форме и с датападом, а рядом красивая северянка ползала на коленях, высаживая большие луковицы цветов. Ей помогала девочка-южанка. Перила балкона наверху сияли новой краской, из окон, вздуваясь и пузырясь на ветру, рвались белоснежные занавески.
Ивори, по-доброму задумчивая, отошла и положила шляпку на комод. Повесила пиджак в шкаф, оправила перед зеркалом с внутренней стороны дверцы скупо обозначенные впереди оборки пепельно-серой блузки. Не стала разбирать вещи, но вытащила из потайного кармашка сумки судейский перстень с Селестии и, посомневавшись несколько секунд, всё-таки надела его. Геральдическая птица, строгостью начертания и обликом похожая на орла легионеров, на Кали смотрелась донельзя правильно.
- ... с мужем смотрели за домом, - близко раздался голос Розы.
- То есть это комната Густава? - это Кассия.
- Нет, ещё тут жила Сандра с семьёй и Жаклин, и мы менялись. Кто-то оставался тут, пока воевали остальные.
Понятливая дочка промолчала. Она знала, что у неё был только один брат и одна сестра, и больше ни одной тёти.
Голоса отдалились. Тогда Ивори и вышла. Роза и Кассия рассматривали картины на стене у окошка, которым оканчивался коридор.
- Уже справилась с вещами? - весело спросила она.
- Ой, я потом! Смотри, я так тоже хочу!
Приблизившись, Ферлис увидела, что картины были непростыми. Одни написаны тончайшей кистью, другие - собраны из плотно пригнанных друг к другу кусочков, третьи вышиты.
- У меня в комнате такое тоже есть, но только мозаики. Пойдём посмотрим!
Роза, успевшая сменить фартук и перчатки на голубое платье с жемчужной подвеской, загадочно прищурилась.
- Действительно, взгляни. А мы будем в гостиной.
- Подождите. Кассия, как же подарок?
- Какой... а, точно! - девочка, смутившись, снова приободрилась. - Я достану, ты посмотришь, как там.
- Не стоило ничего привозить, - тихо, но твёрдым тоном протестовала Роза.
Ивори качнула головой.
- Не спеши.
С подарком клану Ваймер, кровной линии Унц - клинком Лиг в ножнах и непрозрачным свёртком с формой фельдмаршала, - и притихшей дочкой рядом она и спустилась. Не прошло и получаса.
Из-за дверей гостиной, сквозь узкие окошки цветной стеклянной мозаики, доносилась незнакомая мелодия. Незнакомая, совсем негромкая и трогательная.
XenomorphДата: Суббота, 10.06.2017, 19:53 | Сообщение # 14 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5988
Награды: 133
Ну почти «Л»
ГМ

Когда Ивори и Кассия спустились в гостиную, там находился только паренек с юга, раскладывающий поленья в камине, да черный кот, развалившийся в одном из мягких кресел, стоящих напротив. Стеклянная дверь в сад была открыта и по залу периодически гулял прохладный ветерок, заносивший своими потоками бабочек и пчел, которые трудились в саду, полным разнообразных цветов.
Гостиная была просторной. Стена справа от камина была скрыта книжным стеллажом, каждая полка которого была заполнена дорогими и редкими образцами печатного дела. Поперечная стена же, отделявшая зал и прихожую, имела всего две полки, на одной из которых стояла голография, на которой был изображен фельдмаршал Восьмого легиона со спины. Он сидел в кресле на балконе своих покоев в Королевском дворце Тида, закинув ноги в сапогах на резные перила. Рядом был столик, на котором красовалась початая бутылка набуанского бренди из королевских погребов, а сам человек, запечатленный на статичном изображении, смотрел на заходящее летнее солнце планеты.Рядом лежал серебряный портсигар и гравированная зажигалка, а на второй полке лежала солдатская кепи.
С левой стороны, в углу дома, находилась веранда, где стоял удобный диван и журнальный столик, на которую только недавно кто-то постелил новую скатерть и расставил блюдца под чашечки с копи. Посреди же зала находился большой обеденный стол.
- О, вы уже здесь! - прощебетала южаночка, несшая на подносе чашечки и заварник. - Присаживайтесь. Господин Ваймер вскоре должен подойти, - девушка как и ранее, была искренней и радостной. Она будто бы согревала дом своим настроением. Расставив все принесенное по местам, Миуку тут же убежала на кухню, но в гостиной появился другой человек. Он был одет в старые армейские штаны, удерживаемые подтяжками, белую майку, а на голове была фетровая летняя шляпа. Руки Эрика-старшего были грязными от масел и прочих жидкостей, необходимых для технических средств, но мужчина быстро привел их в порядок специальными чистящими салфетками. Шляпа была положена на подоконник, а сам мужчина молча и быстро подошел к джедаю и ребенку.
- Ты очень похожа на своего отца. Даже если бы хотел отрицать, не смог бы, - тепло поприветствовал Кассию дед, потрепав девочку за волосы.
- Добро пожаловать, - обратился мужчина к Ивори не меняя тона. Мужчина не испытывал неприязни по отношению к джедаям даже хотя бы в силу своего возраста. Ему было шестьдесят девять лет, а в таком возрасте ко многим вещам относишься уже иначе. Да и в девочке Эрик видел проявление воли богов, а значить сомневаться не стоило и вовсе. В глубине души, дедушка, подаренный судьбой для маленькой Кассии, разрывался от противоречий. Ему казалось,что мать-джедай справится с воспитанием ребенка лучше, нежели отец-массовый убийца. С другой стороны, как бы не был Эрик огорчен своим сыном, чувства родителя горевали об утрате. С этими проблемами каждый человек должен был справиться сам.
TaonДата: Суббота, 10.06.2017, 21:48 | Сообщение # 15 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Ивори Ферлис. Кассия Ферлис

Дверцу толкнула и придержала Кассия. Мать ободряюще ей улыбнулась, без слов благодаря, и вошла первой. Позади раздался восхищенный вздох. Ивори не могла не согласиться: на что ни взгляни, всё в этом доме выглядело чудесно, всё звало присесть, довериться, остаться и выдавало превосходный вкус. Которого из владельцев и обитателей - об этом оставалось только гадать.
Ветерок с ароматом роз, бессловесно кричащих о своей красоте оранжевых орхидей, белых тарелочек соцветий на расставленных пальцах черенков зашелестел свободными концами тонкого пластика, в который оставалась завёрнутой долго хранимая вещь, и притих. Шаг вперёд, и ступня скользнула вбок по гладкому ложу, вихляясь в туфле. Каблук скрежетнул и стукнул о покрытую прозрачным лаком доску: отвыкшая от обычной женской обуви Гранд-мастер восстанавливала равновесие. Но другое равновесие, созданное теплом настоящего камина и дуновением прохлады, домашним уютом и гипнотическими, чувственными, ласковыми переливами стихавшей мелодии, не нарушилось ни на миг. Не обернулся Ито, по-южному сосредоточенно занимавшийся растопкой, не вскочил кот. Он только приоткрыл глаза, нехотя лизнул лапу, разок провёл ей по мордочке и зажмурился.
- А можно его погладить? - шепнула Кассия.
- Недолго, не надо беспокоить. Сначала дай понюхать руку.
Она быстро кивнула и тут же оказалась рядом с ленивым красавцем.
- Какой ты шикарный... - услышала Ивори нежное воркование девочки. Улыбнулась, медленно пошла вдоль недлинного, почти пустого стеллажа. И замерла, вглядываясь в застывший кадр прошлого. Этого человека Гранд-мастер могла узнать с любого ракурса. Простая рамка стискивала в строгих объятиях драгоценный кусочек памяти. Маленький, Ивори и большому миру не принадлежавший и оттого настолько дорогой.
Фельдмаршал, печально и трагично знаменитый, здесь не воевал и не казнил. Вместе с ним, запечатлённым сзади, застыли ветви зеленевшего дерева, будто увитые мягким бело-розовым кружевом, навеки остался полыхать над Тидом золотом и застенчивым багрянцем исчезнувших альдераанских хризантем закат.
Зверь Набу притих. Как, с каким лицом глядел он вдаль? Любовался мирно или готовился скоро убить вновь? Снимок хранил тайну. Как и вся бедная, но яркая, долгая, стоически крепкая память Ивори о Вильхельме.
Ещё одна деталь, которую не приладить к мозаике. Ещё одна деталь, которая, как почти все остальные, не подходила к другим, сколько ни ломай голову.
Или она просто смотрела на то, что имела и на расплывчатый образец в образе мира вверх ногами?
"Какая безнадёжная судьба. Что же вело тебя в твою пропасть? Чего я не знаю? Ты не был человеком, творящим зло ради наслаждения, как ситхи".
За дверью - торопливые лёгкие шаги. Вошла Миуку. Ивори обернулась и не удержалась от широкой улыбки. Южанка, точно как дочка, светила звездой во плоти.
- Да, Роза позвала. Сейчас сядем, спасибо.
Сразу перейти на веранду не вышло: напоследок погладив лапку дружески ухватившего за кончик пальца кота, Кассия подошла к стеллажу и мгновенно прикипела взглядом к тому самому - и единственному, - кадру.
- Это папа, да? - снова шепотом, только уже благоговейным.
- Конечно. Он.
Тонко звякали чашки. Заварник переселился на стол со звуком гулким, солидным, и Миуку сразу унеслась обратно. Следом в гостиную вошел сам глава семейства.
Едва увидев его строгое, благородное лицо с чертами острыми, суховатыми, с теми самыми серо-голубыми глазами, смотревшими с лица Вильхельма пугающе - до глубочайшего в мире сочувствия, сильнейшего тепла - безразлично, а с лица дочери - светло, радостно, открыто или хитро, Ивори поняла, на кого походили младшие Ваймеры этой линии.
От Ваймера-старшего исходили спокойная, прохладная сила и уверенность. Сказать определённо, сколько ему лет, было нельзя, но он мог легко оказаться ветераном Войны клонов. Видеть, хорошо помнить, что сделала Республика с его родиной ради ям'рии. Гранд-мастер, плотнее прижав свёрток и взяв ножны с клинком левой рукой, раскрытую ладонь правой прижала к сердцу и медленно, сильно склонила голову.
- Здравствуйте! - розовея щеками и счастливо улыбаясь, в первый раз без малейшей ошибки в калишских звуках выговорила Кассия.
Пригладить чуть-чуть растрёпанные дедом волосы она и не пыталась. Какие мелочи! У неё здесь тётя, ещё сегодня она увидела брата (и друзья у него хорошие), и вдруг нашелся дедушка, а мама была рядом. Очень-очень счастливый день!
Затаившаяся тревога Ивори - она могла перечислить все до единого слабые росточки печальных чувств, вновь силившихся укорениться в уголках - утихла и растворилась при виде этого знакомства.
- Добрый день, господин Ваймер, - чинное приветствие, еле обозначенная вежливая улыбка уголками губ. Метнувшийся ниже, к тому, что держала, взгляд. - Не могла явиться с пустыми руками, имея то, что должно вернуться на родину и в семью.
Она перво-наперво протянула клинок Лиг. Под гардой на тёмных ножнах с металлическими полосками поперёк быстро истаивал тёплый след руки.
Форум » Архив ФРПГ » Кали » Дом Розы Ваймер (Калила)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск: