Лето - это маленькая жизнь... Мир! Труд! Спать! Гость, голову не припекает? МЧС России предупреждает: на Лиге ожидается шторм #лето #SwL2018
[ Новые сообщения · Форумчане · Правила форума ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Архив - только для чтения
Форум » Архив ФРПГ » Рун » Штауфгард (Столица планеты)
Штауфгард
XenomorphДата: Среда, 09.07.2014, 21:00 | Сообщение # 1 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5981
Награды: 133
Ну почти «Л»


Штауфгард - новая столицы планеты. Свой статус город получил в 9 ПБЯ после того, как в 6-7 ПБЯ по планете вихрем промчалась Рунийская Чума, уничтожившая около трех миллионов человек и приведшая столичный город-государство в упадок и запустение. Сейчас в столице проживает около 30 млн. человек, тви'леков, иторианцев и прочих видов. С окончанием войны в 15 ПБЯ между Республикой и Коалицией, в систему и столицу в частности, хлынули беженцы со всех концов галактики в поисках лучшей доли.

На долготе Штауфгарда есть смена дня и ночи. Но ночь здесь скорее похожа на очень тёмные сумерки.
TaonДата: Вторник, 12.08.2014, 22:42 | Сообщение # 2 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Его звали... впрочем, неважно. Это было неважно. Он успел за свою жизнь сменить минимум пять имён.
Родившийся на Эриаду баловень судьбы с набуанскими корнями.
Баловень судьбы, с пелёнок имевший всё, что только можно пожелать.
Баловень судьбы, носивший в голове гнилой туман.
Не всё у него было хорошо с головой. С интеллектом и самоуверенностью - порядок. С головой - нет.
Больше десяти лет прошло с первой крови, которую он взял на свои руки и совесть. И теперь он прятался здесь, в Штауфгарде, в обшарпанной квартире-притоне.
Одна комната полностью принадлежала ему. Пока есть кредиты. Уже хорошо.
Когда кредиты кончатся, ему конец.
Первая кровь на его руках была родной человеку, который не останавливался никогда. Он мог потерять след на время, но всё равно находил. Так или иначе.
Так говорили об этом человеке.
Безымянный больше не баловень выглянул в щёлочку меж пыльных штор, оскалился, увидев гордо возвышавшиеся вдалеке башни Сезара - о, какая ирония! - и тут же спрятался обратно.
Ему везде чудились лучи прицела.
Он мог поклясться, что и теперь был на мушке.
Больше десяти лет он успешно водил Того Человека за нос, сам не зная, что делает это.
Когда узнал, то был уже одним из террористов, пускавших кровь Республике.
А после оказался одним из счастливчиков, которым сама Сезария предложила жизнь в обмен на пожизненную службу.
А теперь прятался, как крыса. Загнанная в угол крыса. Его правая рука гнила, он бредил и еле передвигался.
Десять минут спустя внизу он услышал выстрелы.
Четыре минуты спустя дверь распахнулась.
Тёмная броня, красные линзы шлемов. Тайная полиция, ударный отряд.
Тот Человек действительно добрался.
Две минуты спустя лейтенант ударного отряда тайной полиции отрезал террористу язык.
Так рухнула последняя надежда.

***

- Мой Сезар, объект шесть-аурек не оказал сопротивления. Территория зачищена, указания приоритет-аурек и два-беш выполнены.
- Превосходно, - ледяной голос, кроме офицера, не слышал никто. Переговорное устройство было вмонтировано в шлем. - Доставьте в обзорное помещение один, и позаботьтесь о... безопасности.
Язва, которой главнокомандующий Особым отделением позволил вырасти в самом сердце Принципата, была уничтожена. "Совершенно случайно" так вышло, что обитателями притона оказались как раз те, от кого стоило избавиться. Не самые влиятельные и неприятные личности, но достаточно неприятные.
И самым неприятным был террорист. Но теперь о нём можно было не волноваться.
Охота Сезара за убийцей своей сестры, охота длиной в двадцать лет, завершилась здесь.
TaonДата: Вторник, 14.07.2015, 13:23 | Сообщение # 3 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа. ГМ

Галерея "Адальхильдис"


"Итак, почему вы здесь, Азаллис?
Всё просто, ведь правда? Вы боитесь.
Если вся сила имперцев, демократов и наша не смогла предотвратить трагедии в самых центрах наших государств, что делать вам? Вам, когда мало кто встанет на вашу сторону.
Вы любите насилие и войну, потому вас боятся. Вы работорговцы, и потому вас презирают.
Но, как в первом, так и во втором случае... не мы".

Тихо шелестели пышные юбки Императрицы в тишине полупустой галереи. Тяжёлые волны изумрудно-зелёной ткани благодаря удачному крою слегка скрадывали большой живот, а оголённые платьем плечи целомудренно покрывала тёмная накидка, на которую спадало несколько тонких выпущенных из причёски волнистых прядей.
Королева Зайгеррии не спешила продолжать неторопливый разговор. Тем занятней.
Её мысли были такой же загадкой, как изысканная вышивка на плаще, разбавлявшем строгий, почти воинственный образ.
Были... в отличие от мотивов.
Королева остановилась у одной из картин.
Снежный вихрь охватывал тонкую фигурку светловолосой девушки в белом платье. Голову её охватывал металлический обруч, над плечами светилось нечто полупрозрачное, напоминающее чем-то древние доспехи из преданий Сципио, а в руке она уверенно держала не окровавленный меч.
У её ног - умирающий воин.
И её, и его взгляды устремлены в небеса.
- Кали или Сципио? - помолчав, спросила королева.
- И Кали, и Сципио. В вольной интерпретации Тархассана, - ответила Сезария с любезной улыбкой.
Меньше минуты неспешной прогулки, и...
- "Адальхильдис"... это переводится как "благородная битва", не так ли?
- Вы совершенно правы.
- Но галереи вашего воинского искусства - ничто в сравнении с оригиналом.
Констанс приглашающе повела рукой, приглашая пройти в следующий зал.
Зал голограмм. Там показывались клинки Лиг, принадлежавшие героям Кали.
Несомненно, очередной намёк.
Как и вся тихая экскурсия для королевы, пожелавшей посетить столицу Принципата для обсуждения сложившейся ситуации.
Обычных посетителей не было, зато охраны достаточно.
Такой, что оставить наедине с королевой не страшно.
"Если господину Ваймеру в принципе бывает страшно".
- Как совершенно верно сказал Император, мы - это семья и армия.
- На ваших улицах всегда так много военных?
- Всегда. В особенности ныне.
Да, Штауфгард всего за сутки изменился. Декорации остались прежними, но люди и экзоты в форме встречались теперь на каждом шагу.
Свобода.
- И всё благодаря Императору...
- И нашему народу.
- И ваш народ нуждается в моём?
Императрица, слегка склонив голову к левому плечу и улыбнувшись, молчаливо пригласила пройти вглубь зала.
Голографические модели мечей, каждая над своим постаментом, имена, имена...
Почтение.
Трепет.
Мелкая дрожь внутри.
И чувствительный пинок от кронпринца.
Вдох-выдох.
"Тише, тише..."
Сезария и королева миновали половину зала и остановились у постамента, на котором не было выбито имя.
И голограммы тоже не было.
- Кто знает, как будут звать нашего следующего героя. Кем он будет и где родится, или... уже родился.
Констанс посмотрела в ярко-синие глаза зайгеррианки.
- Возможно, мы ждём кого-то из вас?

***

К окончательному соглашению правительницы пришли скоро.
Зайгеррия войдёт в состав Принципата на общих основаниях, королева станет префектом. Следующий префект уже будет назначен.
Зайгеррианцы будут служить в Императорской армии и примут все законы Принципата, включая калишские. Их уклад работорговцев не будет затронут.
Предполагалась и подведение уже существующих вооружённых сил под калишский образец, и обязательное признание разумности исчезнувших дроидов Легиона.
Полную информацию по последнему пункту мог предоставить только Император. Равно как и подтвердить действие достигнутых соглашений. Или... не подтвердить.
Поэтому королеве было предложено стать почётной гостьей дворца. На что она и дала своё согласие.
TaonДата: Пятница, 17.07.2015, 15:38 | Сообщение # 4 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа. Дона Сагот-Шитцу

Ресторан "Деган"


- Знаете ли вы, почему это место называется именно так? - осведомилась Констанс у своего главного ручного адепта, прожевав кусочек какого-то зелёного овоща с Мурджи.
Примария впервые видела, чтобы с салатом расправлялись настолько медленно. Она привыкла вечно куда-то спешить, и отдыхать только вечерами, нежась в ванне.
Но Сезарии, видимо, пока заняться было нечем. По крайней мере, на последнем сроке беременности.
Сейчас Дона была рада, что так и не стала матерью. Её обязанности взять на себя, оставив только более ли менее приятное, было некому.
Совершенно некому.
Главное никак не выказать направление мыслей.
- Нет, моя Сезария, - спокойно ответила она.
- В честь шеф-повара по имени Деган. Сорок лет назад он был лучшим. Даже лучше тех, кто работал в Нунурре. И его преемник от него не отстаёт, как вы могли заметить.
Дона, со своим салатом уже покончившая, с вежливой улыбкой кивнула.
- Да, здесь предлагают лучшее, - Сезария внимательно, с намёком посмотрела на командира своей тайной полиции. - Тем, кто хочет лучшего. Например, мне.
Поспорить было сложно: приватный кабинет, в самом начале обеда тщательно проверенный господином Ваймером, был отделан великолепно. Натуральное дерево, несколько картин в подлинниках, изумительно удобные мягкие стулья, маленькие букеты цветов, другие маленькие радости... и защита от прослушки, конечно же. И любого другого наблюдения. Окон не было, зато имелся аквариум во всю стену.
К самому обеду тоже не могло быть претензий.
Но Дона была уверена, что речь вовсе не об антураже.
Примария тайной полиции не выполняет функции банального сопровождения.
Даже полный глупец поймёт: Императрице нужно нечто важное.
Нечто... лучшее.
Шитцу слегка подалась вперёд, всем своим видом показывая: "я вся внимание".
- Мне нужно, чтобы вы сопровождали меня и Сезара в поездке на Лехон.
"И кто тут не девочка из эскорта, а, красота моя?" - после мига замешательства поддела себя Дона.
- Наше присутствие там необходимо. А мне нужно, чтобы рядом с нами был первый из обученных адептов Фамилиарес. Вы знаете, насколько опасно то место. И сможете предупредить, если заметите его негативное влияние на нас. И на... - Констанс любовно коснулась своего живота, покрытого бордовой тканью струящегося платья. - ... него.
И самомнение Примарии снова воспряло духом.
- Это честь для меня, моя Сезария, - почтительно склонив голову, без раздумий ответила она. - Когда мне быть готовой?
- Мы вылетаем завтра на рассвете из дворца.
Императрица была довольна.
Дона лихорадочно просчитывала, как ей организовать день, чтобы успеть ещё и уделить должное внимание делам тайной полиции.
Особенно важнейшим расследованиям.
Выходило, что поспать не получится и пяти минут.
"Во время перелёта высплюсь", - решила Примария.
Один из дежуривших за дверью охранников, оставленных Альбертом Ваймером, вошёл с забранным у официанта подносом в руках. Принесли горячее.
Констанс неслышно вздохнула. Необходимость усиленных мер безопасности она понимала, но иногда они угнетали.
"Это лучше, чем было в самом начале, - напомнила себе она. - Когда меня в любой день и момент могли попытаться убить. Частичная несвобода за данные престолом возможности - маленькая плата".

***

Около четверти часа понадобилось, чтобы выйти из ресторана: Сезария не отказалась ответить на несколько вопросов посетителей.
Именитых посетителей.
Был совладелец частной компании, занимавшейся строительством космических яхт, с деловым партнёром. Был консул Рун и сенатор от Бендомира. И директор лётной академии Рун.
И парочка благонадёжных представителей прессы.
Непринуждённо улыбаться в камеру для Констанс уже давно стало рутиной. Как и плести воздушную ткань разговора.
Недолгого. Из-за присутствия командира тайной полиции.
"Ничто не может отвлечь меня от государственных дел. Любых дел. Не забывайте", - любезно прощаясь, думала Императрица.
Эффектная брюнетка в деловом костюме, пиджак которого уже традиционно походил на китель, тоже попала в кадр, рядом с ней.
Имя и лицо госпожи Шитцу для большинства был теми двумя бесспорными фактами, известными о её ведомстве. Остальное - домыслы и слухи. Начисто отбивающие желание когда-нибудь с этой женщиной и её подчинёнными близко знакомиться.
Кроме лакомства в виде идеалов, уровня жизни, медицины и многого другого, в руках правителей была и плеть.
Плеть, разрывающая мясо в клочья.
Иногда её следовало демонстрировать.
Показать и снова спрятать.
Сейчас - в прибывший за ней транспорт, который отвезёт куда угодно.
Дона выбрала свою квартиру.
Куда отправится Императрица, Шитцу не знала.
Плети не положено задавать слишком много вопросов.
Констанс это ценила.
А отправиться пожелала в Нунурру.

--> Нунурра
TaonДата: Пятница, 17.07.2015, 23:50 | Сообщение # 5 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Дона Сагот-Шитцу. ГМ

Проспект легатов, д. 612, кв. 37


Безумный день.
Сначала - согласовывать с господином Крейцем изменения в планах.
Исследования на Лехоне передвинуть на первую стадию. Остальные - после, по графику.
Затем изучить статистические выкладки за краткое время отсутствия Примарии. Затем - отчёты. И сравнить их тщательнейшим образом.
И наконец, главные дела.
Тайная полиция дала госпоже Шитцу своё заключение: пособники террористов не выявлены, вероятность их наличия равна шести целым и двум сотым процента.
Проверены все, кто знал о грузах, маршрутах, наличии охраны атакованных кораблей.
Чудовищно широкий доступ к данным делал своё дело.
Спасибо Сезару.
Но это было не единственное средство установления истины.
Речь даже не о пытках.
Проверка самой тайной полиции подтверждала благонадёжность.
К сожалению, встреча десятой ученицы Доны с пиратами пока не состоялась. Но поступили тревожные новости об активности мандалорцев на Орд-Мантелле. Женщина едва удержалась от того, чтобы связаться с Морроу и высказать всё, что думает о её способностях и расторопности.
Зато у другой ученицы были новости.
Каэтана Орес. Родом с терзаемой грозами Туле. Двадцать семь лет.
Когда Дона её нашла, ей не было и двадцати.
Если постараться, то её можно было сделать настолько похожей на саму Примарию, что сходство пробирало до костей.
Третья ученица.
Третья найденная.
После двоих своих сестёр по Фамилиарес.
По скорости обучения - первая.
Нравом сильно походила на свою Мистрис.
И имела самые большие шансы однажды занять это место.
В отличие от других, Каэтана не находилась на долгосрочной миссии по слежке за важными персонами, самим Особым отделением или бандитами. Она была полностью в свободном плавании.
И прислала, - с соблюдением всех мер предосторожности, конечно же, - занимательные материалы.

"Иногда ключ к сейфу великоват, госпожа. И подозрительно напоминает постель.
Постель фрументария, если говорить точнее.
P.S. Духи, которые вы мне посоветовали, невероятны!"


Так гласила краткая заметка, сопровождавшая честно добытую информацию.
"Да-да, исключительно честно", - сразу временно забыв о своём недовольстве работой Арии, подтвердила Дона.
И расплылась в пошловатой улыбочке.
Прогулявшись к мини-бару, женщина взяла там начатую бутылку отменного виски и бокал. Тяжёлый и широкий, он приятно, привычно лёг в ладонь. Как и горлышко бутылки в другую.
Сбросив на ходу туфли, Примария уселась прямо на пушистый ковёр у искусственного камина.
Из-за начавшихся дождей она мёрзла.
Ещё один повод согреться.
Сняв пиджак и отбросив его куда-то в сторону, Дона открыла бутылку и не глядя, отточенным движением, хорошо плеснула себе в бокал, ни капли ни пролив.
- Начнём, дорогая Каэтана! - провозгласила женщина, чокнулась с экраном датапада, куда успела перебросить данные от ученицы, выпила весь виски, что был в бокале, залпом, и открыла первый файл.
А когда это сделала, то, расхохотавшись, распласталась на ковре.
Она ещё несколько минут истерично хихикала, разглядывая злосчастное изображение.
Орес рискнула наглядно проиллюстрировать комфорт постели фрументария.
Успокоившись, Дона закрыла файл и тут же удалила его.
- Паршивка, - сказала холодно.
И занялась делом.
Тайная полиция отыскала многие ниточки, тянувшиеся от совершенного в Штауфгарде теракта. К непосредственным исполнителям, к промежуточным звеньям, занимавшимся вспомогательной работой по отведению ненужных глаз в нужное время. Или приобретением всего необходимого для акции по частям.
Тайная полиция сделала многое, но, распутав ниточки до определённого предела, до границ Принципата и немного за них, вынужденно остановилась.
Тайная полиция стёрла в порошок всех, кто был причастен. Всех, до кого смогла дотянуться. Всех, кто теоретически мог быть виновен, - укрытых когда-то террористов.
Но не могла добраться до истоков.
Каэтана же предложила ещё одну нить.
Многообещающую.
Очень.
Настолько, что Доне захотелось тут же мчаться на Роммамул.
По отдельности данные, найденные у калишского фрументария, мало что значили.
Только один кусок мозаики.
Но у Орес были ещё несколько кусков.
По отдельности они тоже не представляли почти ничего.
Но сложи вместе, и выйдет долгожданная картинка.
Пальцы подрагивали.
Сердце колотилось, под сердцем горело.
Словно в предвкушении горячей ночи.
Одной рукой медленно расстёгивая блузку, Дона поспешно составила короткое послание.

"Займись немедленно.
И не делай ерунды".


А Примарии нужна была потенциально праздничная ванна.
С маслами и мыслями...
... о горячих ночах.
С мужчиной в постели.
И в любимой комнате дознания с нумерованными объектами.



Прикрепления
TaonДата: Пятница, 07.08.2015, 22:06 | Сообщение # 6 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Дона Сагот-Шитцу

Проспект легатов, д. 612, кв. 37


Спокойно отдохнуть не вышло.
Дона никого не ждала. Прийти на эту квартиру могли только по вызову.
Сезара никто не рискнул бы просто вызвать. Но представить, чтобы он взял и зашёл... нет, на это воображения не хватало.
Нарисовать перед внутренним взором внезапный визит Сезарии ещё сложней.
Потому незваный гость с миниатюрным сканером биометрических данных в руке едва не получил подарок: лезвие спрятанного ножа в левый глаз.
Примарию остановил знак "Крейц-Эскол" на лацкане.
Пришлось открыть дверь пошире и бросить хмурый приглашающий взгляд.
Прощупала гостя Силой - чисто, явился по делу.
С главной медицинской компанией Принципата у Доны сейчас было только одно текущее, горячее дело.
И визитёр прибыл не по графику. Фолькерт Крейц или Эстелла что-то переиграли без её ведома, и устраивать это никак не могло.
Они нарушили правило, прислали своего человека без вызова. И госпожа Шитцу собиралась высказать это сначала ему, а затем его руководителям, но в чуть более вежливой форме.
Служащий компании в недра семикомнатной квартиры углубляться не стал. Так и стоял, не уйдя далеко от двери, в трёх шагах от женщины.
В правой руке так и держал сканер, в левой - кейс.
Подстриженные по-военному светлые волосы, деловой костюм, светившаяся голубоватым огнём радужка.
"А-а, модные имплантаты", - пренебрежительно заметила Дона.
Она спокойно повела плечами. Накинутый на тонкую белую, для дома, блузку, под которой не было ничего, пиджак сполз на пол.
Звякнул об пол и нож.
Сквозь боковые вырезы блузки отлично просматривалось ажурное нижнее бельё.
Грудь - ещё лучше.
Вольно облокотившись о гладкую деревянную панель, а правой рукой проведя по точёному бедру, женщина спросила:
- Ты за этим пришёл? Не вовремя, я с твоими хозяевами договаривалась не на сегодня.
А голос служащего, совсем не заинтересовавшимся прелестями Доны, прозвучал отвратительно механически:
- Компания "Крейц-Эскол" приносит свои извинения за несвоевременное обращение. Ваша реакция на незапланированное посещение была необходима для текущего исследования. До вашего отбытия на следующий контрольный пункт мы должны зафиксировать стандартные показатели, вашу реакцию на физическую и умственную нагрузку в стандартных условиях, расцениваемых как комфортные, а также реакции на мысли разного рода в комфортных условиях.
Примария смотрела на Модника, как она его обозвала, как на идиота. Сначала.
Затем задумалась, что сделали с симпатичным молодым человеком, чтобы он не реагировал ни физически, ни эмоционально на лёгкое не совсем случайное обнажение.
А после этого вяло махнула рукой, приглашая пройти дальше. И заперла дверь на свою ключ-карту, которую вытащила из тумбочки для туфель.
У поворота, ведшего в гостиную и обеденную, висело зеркало во весь рост.
Подойдя к нему, Дона погладила грудь сквозь тонкую ткань, чтобы заострились соски.
Нет, если бы тот, кого она не желала, попробовал хотя бы коснуться с не теми мыслями, госпожа Шитцу и без материального оружия в руках заставила бы горько об этом пожалеть.
А желала она мертвеца. И только его.
Наверное...
Но не Модника.
В ней лишь взыграли женская гордость и крайняя вредность.
С мыслью о том, как бы скорее отделаться от сияющего глазами паразита, Дона пошла в гостиную. Там она ощущала постороннее присутствие.

***

В гостиной и обеденном зале, в тренировочном зале, в кабинете, в спальне, в гардеробной, в пустой и необставленной комнате, на кухне: паразит никак не отставал. Он действительно следовал заявленной программе, изучая Примарию досконально.
Всё, что она только могла делать в этой квартире, было разыграно и прокручено в мыслях. И тщательно зафиксировано.
Трудности возникли только с интимной жизнью и её заменителем. Тем, к которому положено прибегать в застенках тайной полиции. Предоставить добровольцев компания не смогла. Пришлось воспользоваться богатым женским воображением. И ванной.

Блузка упала на кремового цвета, с тёмными прожилками, пол.
Сверху - кусочек ажурной ткани, мнивший себя бельём.
Сверху - заколка. Волосы, вырвавшиеся из неаккуратного, наскоро сделанного в тренировочном зале, хвоста прихотливо рассыпались по плечам.
Вызывающе улыбнувшись, Дона медленно переступила через бортик наполненной ванны сначала одной ногой, затем - другой. И, торопясь ещё меньше, села в тёплую воду, благоухавшую цветами, покрытую шапками пены.
Откинув голову на бортик, женщина закрыла глаза.
Рука с заострёнными ногтями, выкрашенными в ярко-алый, скользнула по плавным изгибам тела.

Из темноты послушно вырисовывается лицо.
Лицо за лицом.
Их было двенадцать.
До фельдмашала - двенадцать.
Вновь, как и во все минувшие годы, лишь тот, тринадцатый, роковой образ мгновенно вызвал чувство истомы у сердца и внизу живота.

... Полотенце, гордо воображающее себя одеждой, падает на пол у огромной кровати.
Карл целует её. Её, Дону Сагот, недостойную даже смотреть на него.
И снова, снова...


... Его дыхание коротко обжигает яремную впадину.

- Достаточно, госпожа Шитцу, - голос спокойный, прохладный, гадкий, ненавистный.
Примария яростно ругается, обкладывает отборными ругательствами. Плевать она хотела на его график.
Хотел экспериментов - пусть получит.

... Пальцы на внутренней стороне бедра двигаются выше.

Дона получает свой момент сумасшествия и свободы.
Дона блаженно улыбается, но это больше похоже на звериный оскал.
Служащему всё равно. Он лишь фиксирует все нюансы поведения объекта.
Природа адептов должна быть исследована максимально полно, со всех возможных сторон.
Что с ним самим сделали для успешной работы, несущественно.

- Теперь вам следует вспомнить и детально представить иной способ получения аналогичного эффекта, - невозмутимо сказал служащий.
Женщина прекратила играться с ближайшей шапкой пены, и закатила глаза.
- Когда ты отстанешь от меня?
- В случае, если вас не устраивает ход эксперимента, вам следует обратиться непосредственно к руководителям текущего проекта, а именно...
- Заткни-и-и-ись!..
Поёрзав в ванне, Дона устроилась удобней и снова закрыла глаза.

... Намеренно порезаться ножом, чтобы своей кровью ставить отметины на чужом теле там, где пройдётся лезвие.

... Долго и обстоятельно мучить, изматывая жертву её же кошмарами, её же страхами, её же воспоминаниями, самыми жуткими, самыми постыдными, жгучими.
Добиться ответов.
И долго, долго сжигать.
Отработанный материал, мясо. Не живое существо.
Враг.
Предательница.
Для женщин - всё худшее.
Для мужчин - всё сладчайшее.
Кто посмеет сказать, что это не лучше варианта для материала с женскими половыми признаками?


... Создать лучшего монстра, соткать его из невесомой ткани своей исступлённой ненависти и безудержной фантазии.
Пусть рвёт этих четверых со всех сторон.
Пусть затем будет кружиться голова, а обед пробьёт дорогу наружу через рот. Пусть не останется сил.
Зато только рождающееся государство получит ответы. И избавится от порции головной боли.
Четыре обглоданных лица сольются в памяти с остальными. И не придут в кошмарах.
Туда им дорога.


Вторичная дрожь удовольствия.
Нечёткое пятно, составленное из полузабытых лиц, расплывается, уходя в черноту.
- Компания "Крейц-Эскол" благодарит за активное сотрудничество, - доносится голос. - Первая фаза исследования завершена.
Слабая отмашка.
- Тайная полиция удовлетворена первой фазой. Можешь идти.
- Полагаю, вы заперли дверь, госпожа Примария.
Глухо застонав, Дона медленно открыла глаза.
Служащий смотрел на неё.
И когда она вставала из заметно остывшей воды, когда ступала мокрыми ногами на пол, обнажённая, где-то со следами пены на коже, смотрел тоже.
Вновь никакого отклика. Но женщине уже совсем наплевать.
Не озаботившись тем, чтобы хотя бы обмотать вокруг себя большое полотенце, лежавшее на чистящем блоке, она прошла мимо Модника.
Тумбочка в коридоре. Ключ-карта в чёрной туфле на высоком и тонком каблуке.
Дверь открыта. Дона наклоняется к лежащему на полу пиджаку, вытаскивает из кармана немного денег.
- Тебе. На каф, копи, или что тебе надо.
Посланник Крейца, впервые неуловимо улыбнувшись, покачал головой, поправил на левой руке дорогой хронометр и вышел.
Фыркнув, женщина коснулась датчика. Дверь закрылась.
- Придурок, - сообщила Дона тишине.
TaonДата: Суббота, 08.08.2015, 17:40 | Сообщение # 7 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Дона Сагот-Шитцу

Проспект легатов, д. 612, кв. 37


Оголённую спину перечёркивали две чёрные линии. Одна - от расстёгивавшегося спереди лифа. Другая, нижняя, кожаная - от самого платья.
Чёрная ткань обливала стройную фигуру, закрывала руки до самых запястий, кожаный пояс, сужавшийся сзади, подчёркивал талию.
Чёрные волосы тщательно уложены волнами. Чёрные туфли на остром каблуке валяются у правой ножки кухонного стола.
На краю чашки с кафом - следы от насыщенно-алой помады.
Госпожа Шитцу сидела на столе, легкомысленно болтая ногами, и пила каф.
Глаза лихорадочно блестели, взгляд остановился на втором слева фиолетовом навесном шкафчике.
В идеально гладкой поверхности можно было разглядеть своё отражение.
Свет - на минимум. Дона и так не уснёт. Этой ночью ей отправляться во дворец, и она не подведёт Императора и Императрицу.
Вдруг вспомнилось, как нанятый дизайнер отговаривал Примарию от фиолетового. Будто этот цвет способен негативно влиять на психику.
Хорошая шуточка получилась.
В итоге в интерьерах рунийского жилища госпожи Шитцу сплелись фиолетовый, черный, белый, серый и алый.
А дизайнера две недели спустя мясницким образом прикончила не очень знающая анатомию жена, вернувшись ночью от любовника и будучи под действием тяжёлых наркотиков.
Эта шутка была ещё лучше.
Дона заулыбалась. Настроение наконец-то поползло вверх после визита ненормального из "Крейц-Эскол".
Засигналил комлинк. Закатив глаза, Примария ответила.
Звонил сам Фолькерт Крейц, довольный результатами первого этапа, а ещё больше - тем, что он состоялся. Выслушав извинения и благодарности, женщина, проглотив вертевшиеся на языке ругательства, ответила, что всё понимает и готова к любым поворотам в ходе исследований, учитывая их важное назначение.
После разговора комлинк полетел прочь из кухни и ударился о стену, но не развалился. Зная свой темперамент, Дона намеренно купила ударопрочную модель. И теперь, незамысловато, но очень грубо выругавшись в адрес проклятого устройства, залпом допила каф, спрыгнула со стола и маленьким злым ураганом метнулась в гардеробную.
Порывшись там в вещах, решила взять, кроме датапада, комлинка, оружия и других важных вещей, только пару комплектов обычной лёгкой одежды, две пары обуви, тренировочный костюм, бельё и косметику. Кое-какая одежда оставалась у неё там, в доме в Раката-Прайм, столице тайной планеты.
Да, и взять средство от головной боли. Мало кто из людей нашел бы климат Лехона приятным.
Вместительная сумка быстро нашлась. Сначала Дона беспорядочно набросала вещи, но злость на бесцеремонность учёных, вторжение в личную жизнь и долгие"пытки" утихла, задавленная чувством долга. И, в конце концов, аккуратно всё сложив, женщина отправилась за невинно пострадавшим комлинком.
Дальше пришёл черёд второго разбора поступавших отчётов. Тайная полиция должна была, действуя в сцепке с разведчиками, заранее вычислить и ликвидировать врагов Принципата на потенциальных новых территориях.
Акции, подобные возмутительной рунийской, не должны повториться.
Как первый агент и руководитель тайной полиции, Дона лично контролировала ход наиболее важных операций. Она дополняла разработанные Сезаром планы с учётом поступавших сведений, включая протоколы "обработки" местных агентов из числа коренного населения.
Пришли результаты проверки штатных сотрудников, которые должны были работать на новых полях деятельности, по знанию психологии, анатомии и физиологии местных обитателей.
Пробежав взглядом по сводным таблицам, госпожа Шитцу одобрительно хмыкнула и в ответном послании объявила, что довольна и допуск получают все.
Общие знания о мирах проверялись во время командировки на Миркр.
В целом и в частностях, подчинённые порадовали Дону. Работа велась тщательно и в срок. Выявленные слабые места оперативно залатывались.
Незаметно подошло время отправляться во дворец.
На комлинк пришло сообщение от ждавшего на верхней посадочной площадке водителя, присланного Альбертом Ваймером.
Сходив на кухню за туфлями, женщина обулась, вернулась в кабинет, чтобы выключить терминал, взяла сумку и дамскую сумочку. Настроила охранные системы своего не слишком скромного жилища на режим высокой готовности. Отыскала дроида-уборщика и убедилась, что не сбились уже его настройки.
Наконец, можно было и уходить.
Подкрасив губы и заперев за собой тяжёлую бронированную дверь, Дона поднялась на два этажа выше и вышла на посадочную площадку.
Не более, чем минутой позже, флаер с командиром тайной полиции на борту уже покинул жилой комплекс класса люкс и направлялся к самому сердцу Штауфгарда.
TaonДата: Четверг, 07.01.2016, 12:11 | Сообщение # 8 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Воздушное пространство Штауфгарда
Дворец - пресс-центр


- А меня будут одевать как тебя, когда я вырасту? - с восторгом разглядывая наряд матери, водя пальчиком по ненавязчивому изысканному узору, - тёмно-серые тонкие, схематичные линии цветков на жемчужно-серой ткани, - спросила принцесса.
Констанс, тут же оторвавшись от мимолётного созерцания городского пейзажа, проносившегося за окном бронированного флаера, тепло заулыбалась.
- Если захочешь.
Её удивляло, как легко дочь откликалась на эту теплоту, на смягчившийся стиль общения. На всё. Эта открытость... На один только нежный возраст не списать. Даже в детстве будущая Императрица была другой. Её родители замыкались друг на друге, на общих занятиях, на острых спорах. Почти как Фрэнсис и Констанс. Только в обывательском варианте с явным налётом почти аристократической надменности. А единственная дочь уважаемых родителей, считавших самих себя уже аристократами, часто оставалась предоставлена самой себе. И, прилежно занимаясь своими детскими делами, росла в своём мире.
Своего мужа Сезария тоже не могла представить в роли солнечного создания.
"Хотя, это было бы... весьма мило".
Как и свою родню. Зато чем-то маленькая Идалис напоминала неугомонную Мирре Арманд-Крейц. Стало быть, вот где ключик к маленькой загадке. Всё-таки на стороне отца.
"К слову, было бы недурно встретиться с вами вновь, дамы".
Констанс редко удавалось просто пообщаться с сёстрами своего Сезара. В последний раз они виделись ещё до Беспина. Казалось, целую эпоху назад. С Мирре у Императрицы были общие профессиональные темы. А у Эринне, и только у неё, спокойной и холодноватой по темпераменту, и потому более близкой, можно спросить совета. А ещё семьи, дети, культурные тонкости. Да, тем для долгих разговоров теперь становилось немерено.
Пользуясь тем, что расписание станет крайне плотным только по возвращении с Кали, Констанс решила устроить семейную встречу. Но не сегодня, точно не сегодня.
А флаер, в сопровождении транспортов охраны, уже подлетал к пресс-центру. Только снижаться к посадочным площадкам не собирался, а летел к верхнему ангару, способному принять только несколько флаеров.
Императрица вопросительно посмотрела на сидевшего напротив майора КСБ.
- Распоряжение генерала, Ваше Величество.
"А значит, распоряжение Фрэнсиса".
Но показать удивление - ниже императорского достоинства.
Констанс всегда знала правила. И вела себя соответственно. Была прекрасным молодым специалистом, учёным. Техником из гражданского персонала. Оратором. Политиком, борющимся за правое дело. И, наконец, Сезарией.
Некогда основными характеристиками поведения и манеры держаться были горячая тяга к знаниям, безоговорочное почтение к авторитету, готовность ради интересного эксперимента нестись куда скажут сломя голову и посреди ночи.
Теперь - величие. Истинное и естественное.
Какая из личностей была настоящей?
Обе. Только в разное время.
- Засвидетельствуйте перед генералом Ваймером моё почтение к его бдительности. И мою искреннюю благодарность, майор Нэро.
TaonДата: Пятница, 08.01.2016, 02:42 | Сообщение # 9 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Пресс-центр


Главный офис, сердце пресс-службы Императора походил на вонзавшийся в небо штык. И на его вершине исчезли за створками ангара флаеры.
Из первого, стоило ему опуститься на ровные плиты, вышел хмурый офицер КСБ с исполосованным шрамами лицом и жутковатым взглядом нечеловечески голубых глаз. Светло-русые, отросшие почти до плеч, волосы пребывали в беспорядке, делая облик более варварским.
Это и был майор Нэро.
Он подал руку своей Императрице, помогая ей выйти из флаера.
В знак благодарности - едва обозначенная улыбка.
А маленькая принцесса, выбравшись с заднего сиденья, радостно прощебетала:
- Спасибо!

***

В кабинете царила творческая атмосфера. На стенах - копии картин, в дальнем углу - мини-бар, на разбросанных по стенам в произвольном порядке полочках - очаровательные безделушки со всех уголков Принципата. По отдельным нюансам можно было без труда понять, с кем говоришь. Или... кем хочет казаться хозяйка этого кабинета.
Холод стакана с соком в руках настраивал на деловой лад. Как и ощущение застывшей в прямом как струна положении спины.
Идалис сидела в кресле у окна, поближе к выходу, и перебирала побрякушки в шкатулке, пожертвованной корреспонденткой. Так что Констанс могла спокойно уделить время рабочим вопросам перед тем, как пожаловать в студию, где беседу с ней запишут и откорректируют согласно пожеланиям.
Императрица ещё с гражданской войны недолюбливала СМИ. Но не могла позволить себе игнорировать столь мощное средство воздействия и управления. А потому поставила его себе на службу, сделав одним из главных своих инструментов.
Когтистую лапу армий - мужчине. Мягкую лапку средств массовой манипуляции - женщине.
И всё же, о прошлом она не забывала. И чувствовала себя уютней в сегодняшнем закрытом наряде, чем в более эффектных церемониальных. Плотная, тяжёлая ткань немного сковывала движения, облегала тонкую фигуру, закрывала руки до самых запястий, прикрывала шею воротником-стойкой, стекала к полу, к носкам туфель крупными складками не слишком пышной юбки. Но всё же и этот наряд показывал кусочек тела - в небольшом клиновидном вырезе спереди. Однако, эта крошечная уступка нивелировалась тяжёлым ожерельем. Замысловатое сплетение металлических нитей обрамляло крупный, достойный того, чтобы украшать Её Величество, опал. И в нём будто жила немыслимым образом пойманная, заключённая навеки, космическая туманность.
Констанс знала: некий смысл должен таиться и в одежде.
- В конце покажите кадры со вчерашних маршей, - инструктировала Сезария корреспондентку пресс-службы, рекомендованную лично Гретой. - Покажите самых молодых, мне нужны их лица. Самые... одухотворённые, какие попали в кадр.
Ухоженная сухощавая брюнетка, ни на миг не замешкавшись, кивнула.
- Поняла, госпожа. Вы утвердите список вопросов?
- Разумеется. Мы снимаем серьёзную беседу, не правда ли?

***

- Ваше Величество, не откроете ли вы нам тайну вашего паломничества?
- К сожалению, я не могу. Принципат отвоёван нашей кровью и ею полит. Нечестно с моей стороны выделять одно место славы, где побывали Его Величество Сезар и я, пренебрегая другими. Теми, которые мы посетить не успели на этот раз, но где непременно преклоним колени в следующий.
- При вашем возвращении рядом с вами находился главнокомандующий армией дроидов...
- Шокирующее зрелище, верно? Но это истинный счастливый случай. То, что армия после известных событий выжила, хоть и удалилась за пределы обнаружения - поразительно. И это хорошее напоминание для нас. Всегда, когда кажется, что победа и жизнь ускользают, мы должны помнить: наша стойкость - наша честь. Наша вера в единое дело - наша жизнь, единая для обеих форм существования.
- Значит ли это, что Легион дроидов вновь живёт рядом с нами?
- Это возможно.
- Как это отразится на нашей готовности ответа на существующие на данный момент угрозы, Ваше Величество?
- Мы неизменно готовы принять любой вызов. Приобретая и теряя, мы всегда становимся сильнее. Это неотвратимо. И это объективная реальность, с которой придётся смириться каждому, кто желает поставить под угрозу нашу безопасность. Знаете, меня глубоко впечатляют марши молодёжи. Наши дети так рано узнают, что значит защищать свою родину, и это знание так ярко горит в их глазах, что я сама желаю им присягнуть сотни раз. И я знаю: пока дышит и существует хоть кто-то из нас, мы - необоримая сила. Мы готовы к войне с любым агрессором. Мы готовы всегда.

***

Запись окончилась так, как и хотела Констанс: кадрами марша.
Последний кадр застыл на экране, и Сезария с улыбкой признательности сдержанно зааплодировала.
- Корреспондент Эстри, госпожа Исмар не зря придерживается высокого мнения о вас. Вы превосходно поработали.
- Благодарю, моя Сезария. Беседа с вами была удовольствием для меня.
- Поверьте, это взаимно. Надеюсь, принцесса не доставила вам неудобств в процессе монтажа?
- Ни в коем случае.
Идалис, - она так и застряла в студии, тихо рассматривая всё, что только было можно, - привели очень кстати. Когда Констанс, уже грезившая о том, чтобы снять сделанный для съёмок макияж, на отснятом материале выглядевший чудесно и естественно, но сковавший лицо маской, выходила из кабинета, собираясь искать девочку.
И привёл её майор Нэро.
TaonДата: Пятница, 08.01.2016, 15:21 | Сообщение # 10 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Юг столицы
Офис компании "Экспедиции Кэрфьор"


Это была предпоследняя встреча Императора. Зачем же Его Величеству посещать офис компании, занимавшейся экспедициями геологической разведки и научными исследованиями по заказу государства и научных центров? Об одной из целей можно догадаться. Но скрывалось под этим немало слоёв подтекста.
Одной из причин для высочайшего визита был сам директор. Внештатный агент Лартиг Кэрфьор.
Начало "Экспедиций" лежало в водах Рунийского моря. Отец Лартига добывал там драгоценные камни, и компания его была смехотворно маленькой. А сначала он и вовсе нырял один.
Лартиг принял дело за три года до Легиона. Война мало затронула его, но в конце уже гражданской войны "Экспедиции" изменили свой профиль работы, переквалифицировавшись в серьёзных искателей неоткрытых ресурсов на имеющихся у молодого государства мирах.
Не было никаких данных о контактах господина директора лично с Императором. Или с секретными ведомствами Принципата.
Визит как знак великой милости. И значимости некой задачи.
О том, с кем встречался Император до этого в недрах дворца, знал только Перси. Только Армада.
Но в результате Фрэнсис получил свежие данные по Орд-Траси. Узнал, что джедаи забрались даже в Неизведанные регионы, на территорию военных действий с Селестианским королевством. Были у него и доклады по техническому оснащению армии, и по расследованию "приоритетного инцидента".
И теперь Император нуждался в беседе с тем, кто был связан с ним нерушимо.
Кэрфьор мог стать криминаль-директором, если бы только пожелал. Но совместно с Фрэнсисом пришел к другому решению: лучше оставаться в тени и на виду.
В первые годы Принципата он нуждался в бешеных гончих. Надо было выпустить остатки гноя из нанесённых войнами ран. Ныне настало время форсированного созидания. А таланты и компания Лартига станут одним из важных инструментов. Всё было к этому готово.
"Мы выпустим гной из и всех вас, мои известные и неизвестные враги. Лишь дайте повод. Жаль только, у большинства из вас, господа, нет больше ничего.
Как вам нравится на Селестии, Гранд-мастер и Магистр? Если вы выберетесь живыми, хватит ли у вас духа поведать миру о том, что вы видели? Об истинном лице ваших извечных врагов, не прикрытом маской политической фальши? Я буду приятно удивлён, если хватит. Но поверьте. Готов я и к тому, что Республика, узнав о ваших странствиях, возопит о нашей алчности. Это тот самый труп, где критически мало не пораженных метастазами тканей. Ваш Орден уже налетал грудью на отравленный штык. И ваша новая история в этом свете выглядит комично. Но не более, чем история другого Ордена. Однако, у вас есть общая черта. Вы с упорством лоботомированного мазохиста, не осознающего более, где вожделенная боль, а где смерть, режете себя под пафосные лозунги. И наотрез отказываетесь признавать: не всё, не все в вашей власти. Всё новое вызывает у вас отторжение, отвращение и завуалированный страх".

Двое мужчин стояли у затемнённого окна кабинета. Один - в форме главнокомандующего войсками Принципата, поддерживая таким образом тон недавно им просмотренного интервью с Сезарией. Губы сжаты в нитку, взгляд убийственно прям. Другой, седоватый и неприметный, но с нескрываемой сейчас величавой статью, облачённый в деловой костюм, чинно попивал копи, держа в одной руке чашку, а в другой блюдце. И почти не обращал внимания на эффектную панораму.
- Ты никогда не хотел стал Императором? - вдруг спросил Фрэнсис, не глядя на Лартига.
- Не приходилось.
- Это правильно, очень... правильно. Будь у тебя моя должность, тебе бы быстро захотелось кого-нибудь убить, я это точно знаю.
- Неприятные донесения?
- Ничего по-настоящему нового. Имперцы по-прежнему готовы лопнуть, но доказать, что они, якобы, главнейшая и неодолимая сила в галактике, которая лишь позволяет всем остальным существовать по безграничной доброте своей души. Республиканцы - это просто посмертный диагноз, а остальные пытаются понять, как им выжить в этом страшном и жестоком мире.
- Всё, что я вижу, свидетельствует о твоей незаинтересованности в союзах.
- Не так. Один мне нужен.
- И поэтому у меня есть нечто интересное. Но не только на светлую тему дружбы.
Около десяти минут спустя Фрэнсис уже уходил. С инфочипами в кармане и более мирным настроением.
У двери обернулся.
- Лартиг. Спасибо.
TaonДата: Воскресенье, 10.01.2016, 14:35 | Сообщение # 11 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Театр


- Ваше Величество, мы готовимся к войне?
- Это всегда вероятно.
- Останутся ли на прежнем уровне социальные выплаты?
- Не сомневайтесь в нашей готовности заботиться об обществе, корреспондент.
- Каким вы видите место нашего государства в галактике?
- Достойным.
- Каков будет наш ответ на глобальные политические вызовы, с которыми столкнулось галактическое сообщество?
- Столкнулось что? - Констанс аккуратно поправила заколку в волосах дочки и ненавязчиво-очаровательно улыбнулась. - Галактического сообщества не существует. Если лишь полюса многополярного мира. И ответ нашего полюса будет соответствующим. А теперь прошу простить, господа. Я с нетерпением ждала момента, когда увижу эту пьесу.

***

- У мужчин есть право отмахиваться от любых вопросов, - негромко рассказывала Императрица дочери прописные истины. - Они наш авангард. А мы - другое лицо рода и государства, нежное и понимающее. В последнем слове смысла больше, чем кажется.
- А какой ты имеешь в виду?
- Проницательность и поддержка. Мы должны понимать, о чём умолчал наш главный мужчина, о чём молчать и нам, на что можно намекать, а о чём - рассказать. И насколько подробно. Пресса будет сопровождать и тебя, когда ты вырастешь. Они не посмеют слишком грубо тебя провоцировать, но лакомой добычей ты всё же станешь казаться.
Констанс с улыбкой посмотрела на призадумавшуюся принцессу. Та рассеянно разглядывала то ли лакированный подлокотник мягкого кресла, то ли своё белое платьице.
- Сложно, правда? Пока есть время, давай на простых примерах. Ты рассказываешь в школе о том, чему папа или я тебя учим дома?
- Нет, конечно!
- А почему?

***

Постановка была неоднозначной. На первый взгляд, всего лишь история одержимого больной любовью человека. Ненужный никому, кроме отца семейства, и то не особенно, приёмыш, отвергнутый дочерью главы дома, польстившейся на лёгкую и красивую жизнь, и его месть всем вокруг. Каждому.
Брата своей возлюбленной он загнал в долговую яму. Мужа - в могилу. Его сестру свёл с ума, а та, из-за которой всё и произошло, рассталась с рассудком сама, бродя по опустевшему дому умершего супруга и ведя бесконечную беседу с тем, кого никогда не любила.
Он отыгрался и на детях. Доведя закосневшие, заплесневевшие в своём самодовольстве знатные роды до жалкой, позорной смерти. До заката.
Принцесса в удобстве и тепле императорской ложи начала клевать носом ещё в первом акте, но Сезария досмотрела до конца.
Само её присутствие меняло расстановку акцентов. И в спектакле с непримечательным, лишь чуть-чуть интригующим названием "До заката" вдруг появились новые смыслы.
Что-то пикантно-политическое.
Забитый приёмыш - кто, как не Конфедерация Независимых Систем? Они были лишними. Они мешали. И всё их дело было сведено к фактору установления власти Палпатина.
А тот, в кого приёмыш превращается...
Маленький намёк. И для своих, и для остальных.
Маленький укол.
Если обращают внимания на культурные новости Принципата, что вряд ли, - всё равно переживут.
Мужчинам дано греметь оружием, принимать судьбоносные решения, вести за собой государства.
Женщинам, ради государства отказавшимся от того, чем ранее обладали, - стоять за спиной и мягкой лапкой со спрятанными до нужного момента когтями заполнять намеренно оставленные пробелы. С улыбкой подтверждать высказанное и намекать на то, о чём умолчали.
Главное - верить.
В государство. В Кали. В своего Императора.
И не бояться.
Актёры вышли на поклон, и под гром аплодисментов Идалис мгновенно проснулась.
- Ой, уже всё? Я всё проспала?
- Не переживай. Мы придём ещё, если захочешь, - успокоила Констанс девочку, аплодируя и сама.
"Но всё же. Наши милые не любезные враги. Желаете потянуть жребий?"
TaonДата: Понедельник, 11.01.2016, 02:22 | Сообщение # 12 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Университет Штауфгарда


Зыбкие вечерние сумерки опустились на столицу. На громаду Императорского дворца, с окраин не видного. На щетинившиеся острыми верхушками зданий просторы. На стиснутую набережными широкую реку, у резкого изгиба которой сотни лет назад и начал расти Штауфгард. А теперь там были деловые районы.
Тонуло в сумерках и монументальное, похожее на древний дворец, здание Университета Штауфгарда, окруженное аккуратными домиками, где жили преподаватели с семьями и студенты.
Парни и девушки, - кто в форме Союза Фольктаг, кто в стандартной учебной, всё равно напоминавшей по крою военную, - расходились с закрытой встречи с Императрицей, пожелавшей лично узнать о ходе преобразований в Секторе воспитания, образования и культуры. Корректировка проходила успешно, но этой информации было мало. Констанс ответила на множество вопросов, касавшихся внешнеполитической и внутренней обстановки, перспектив и ожиданий. Успокоила. Обнадёжила. Принципат действительно готов ответить на любой вызов, с любой стороны. Потому, что у него теперь была не только народ-армия, но и Армада дроидов. И ни пяди земли не будет отдано без того, чтобы пролить реки вражеской крови. Экономика же работала отлично, территория начала расти, и, вместе с развитием промышленности, и в совокупности с некоторыми другими факторами, это обусловит увеличение количества рабочих мест.
Были и новые поздравления, и несколько личных вопросов, которые Констанс использовала как повод напомнить о семейном долге и личной ответственности.
Уже завтра Союз Фольктаг доведёт подробности встречи до сведения каждого участника. А те поведают и покажут своим семьям.
Да, пресс-служба хорошо справлялась со своей пропагандистской функцией. Но работа такого рода деликатна. И лучше вести её с разных направлений. Лозунгов и замечательных мероприятий мало: нужна вовлечённость первых лиц государства.
Император вёл народ за собой, решал его судьбу. Стоял выше всех. А его жена беспрестанно очаровывала народ, и речи здесь - лишь часть ведшейся работы.
Студенты расходились, оживлённо обсуждая встречу. А Её Величество Сезария, лениво жмурясь от удовольствия, пила уже второй стакан самой обыкновенной воды, стоя на верхнем балконе западного крыла гигантского здания. Парадный вход - с другой стороны. Из восточного же крыла можно было попасть на спортивные площадки и тренировочный полигон, а отсюда открывался чудесный вид на ботанический сад.
С правой и левой сторон балкона стояли длинные кадки, заключённые в особые контейнеры, в которых поддерживалась низкая температура и лежал снег. А сделано это было ради снежных цветов.
Они росли на Кали. На Грендаджу, в его холоде. Белые цветы-одиночки, они не росли соцветиями. Но и не так уж далеко друг от друга. Их тонкие, короткие стебли пробивались сквозь подтаивавший снег, и маленькие бутоны распускались всего на несколько дней.

... Фрэнсис бесцеремонно заходит в спальню, где Констанс приводит себя в порядок перед свадьбой.
Из маленького городка, расположившегося недалеко от моря, они отправятся к побережью.
Собранный, серьёзный мужчина в идеально отглаженной форме простого солдата. Спокойно разглядывающая себя в зеркале туалетного столика женщина, ещё не переодевшаяся из обычного тёмно-синего костюма в белое платье, спрятанное пока в шкафу.
Они не похожи на счастливую пару.
Они всего лишь союзники. И это только расчёт.
Всего лишь, только...
Фрэнсис огибает разворошенную кровать. Шаг его почти чеканный.
Вынимает из кармана заколку. Металлический росчерк и пять нежных, белых, ненастоящих лепестков с жемчужной сердцевинкой.
Приложив подарок к волосам Констанс, мужчина кивает.
- Я знал, что тебе подойдёт. Надень.


И всё-таки, она скучала. Ждала уже почти ночной встречи.
Если только на Императора не свалятся вопросы, требующего срочного разрешения им лично.
Если такого не случится, уже скоро двое облеченных властью людей смогут побыть вместе. Наедине. Без упрёков о слишком большом количестве дел. Без глупостей, наполняющих союзы, основанные не на глубоком понимании, общем деле, общих чаяниях и мыслях.
- Госпожа, - подал голос протокольный дроид, стоявший позади с подносом, на который был водружен графин, в манипуляторах.
- Да, уже возвращаюсь, - зябко поведя плечами, ответила Констанс.
Вечер нёс с собой прохладу. И вода тоже не была тёплой. Последние глотки, - слишком устала говорить за этот день, - прокатились по пищеводу ледяным потоком.
Поставив стакан на поднос, Императрица бросила последний взгляд на снежные цветы и вышла с балкона в просторный коридор, украшенный колоннадой.
Тонкие каблуки звонко застучали по узорчатому полу. А в воздухе остался утончённый цветочный аромат с мягкой древесной ноткой.

***

Ласково, невесомо коснувшись нежной щечки маленькой принцессы, уставшей за длинный день, Констанс пригладила её волосы и села рядом с майором Нэро.
Пусть Идалис поспит до дома.
Плавно оторвавшись от покрытия посадочной площадки у Университета, флаеры поднялись в воздух и взяли курс на дворец.
TaonДата: Понедельник, 11.01.2016, 15:31 | Сообщение # 13 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Дона Сагот-Шитцу

--> Орбита Рун

Проспект легатов, д. 612, кв. 37


В собственной квартире Доне нехорошо.
Каждая вещь напоминает о том времени, когда она командовала тайной полицией.
Может, если бы смогла создать её всю, так и командовала бы?
Нет-нет. Не смогла бы. Слишком много времени, слишком много сил надо отдать, чтобы быть наставницей не одной и не двух учениц. И чтобы боевые отряды набрать в помощь. На структуру Доны не хватило бы.
Что толку от "если бы", совершенно несбыточного, и оттого не болезненного.
Смирилась. Так быстро смирилась.
А что делать. Нет иного выбора, нет иного пути.
Не может противоречить. Не может предать. Не может ни от чего отказаться.
Неизлечимо зависима от своего служения.
Не мыслит себя иначе.
Повредится рассудком, если его отнять.
Каким бы тяжёлым иногда ни казалось. Сколько крови бы ни потребовало. Своей ли, чужой ли - какая разница. Всё одно.
В этой галактике живут тысячи ублюдков, которые льют её просто так.
Место для той, кто делает это лишь на благо государства, тем более найдётся.
Но теперь - только по приказу. Не потешить уже живущее внутри чудовище, жадное до живого, алого. Ненавистное. Отступления от приказа недопустимы, нрав Императора известен. Он легко отдаст и обер-фрументария в лапы тайной полиции.
Но и Дона не настолько глупа, чтобы ставить Принципат под угрозу.
Она не безумна. Давно не больна.
Она что-нибудь придумает. Наверное.
Главное чтобы рядом не было Саманты. Или кого-то из калишцев, императорской Службы... Из дроидов, кстати, тоже.
"Тебе надо было родиться лет... тысячи три назад, сладкая. Кто будет разбираться, от чего иногда дохнут гады, когда ситхи с приспешниками грызут джедаев с приятелями. О, сейчас не то время? Тогда веди себя как примерная школьница".
Женщина тут же представила себя в подобной ипостаси и, громко фыркнув, чуть не обрызгала экран терминала стимом.
Второй день на Рун подходил к концу, уже темнело. А обер-фрументарий всё изучала материалы, предоставленные дроидом на Лехоне, сверяя с тем, что имелось у неё, с общедоступными фактами, со сведениями от Лораны, собственными воспоминаниями, с материалами, казалось бы, не имевшими отношения ни к компании "Милосердие", ни к преступникам, в руки которых попал вирус.
Дона могла бы всё проверить ещё на Лехоне, на борту суперлинкора. Да... та депрессия дорого обошлась.
"Тебе повезло, милая-хорошая. Если бы Сезар только...
Так... так вот с какого паскудного ситха меня, с самого назначения, никто не трогал. Проверка!"

Залпом допив свой стим, Шитцу запустила чашкой в стену.
И расхохоталась. В голос. Почти маниакально. Выпуская наружу всё накопившееся в шалевшем от добровольного заточения в стенах собственного жилища, разуме.
Впервые за полтора суток... нет, даже за месяц. Впервые чувствуя себя легко.
Лицо бледное, круги вокруг глаз - синеватые, тёмные, в белках глаз хорошо видны сосуды, волосы спутанные, блузка и юбка - мятые. А чувство всё равно такое, будто... Будто Дона сидит не на стуле в своём домашнем и теперь единственном кабинете, а на троне повелительницы всей галактики.
От этого стало ещё смешней.
И никто не скажет, что ведёт себя обер-фрументарий как жалкое истерящее существо.
Саманта отбыла на Нар-Шаддаа. И Шитцу совсем не завидовала Морроу, которой придётся соседствовать со Сто Третьей, пока с модернизации не вернётся Сто Первый.
А всё это значило, что, как минимум, до самого отлёта на Кали, - а может, и до Раттатака, а время операции на этой планете тем более, - у Доны не будет соседей. И она сможет спать спокойно. И не на кого ей будет натыкаться среди ночи по пути на кухню, ловя такой заряд адреналина, что заснуть после этого не получится.
- Простите, уважаемый агент Его Величества. Я не смогу притвориться, что скучаю, - слащаво пропела женщина, любуясь на осколки чашки.
И услышала трель комлинка.
TaonДата: Вторник, 02.02.2016, 19:43 | Сообщение # 14 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Дона Сагот-Шитцу

Проспект легатов, д. 612, кв. 37


Бывшая Примария, бывший криминаль-директор не посмела надеяться, что по следу биотеррористов бросят её. Ведь Император решил: она отправится с ним. На Кали. На Раттатак.
И всё-таки... как же хотелось снова выслеживать, хватать, выпытывать.
Служба как наркотик.
Как единственно возможный стиль жизни.
Могло ли всё быть иначе? Могло ли сложиться по-другому?
Может, Дона стала бы криминальной королевой. Или... позорно подохла, пытаясь заполучить вожделенное прозвание.
Может, осталась бы комендантом Лехона? Стала префектом... Всего-то и надо - быть кем-то другим. Военным. Не вертлявой зубастой шавкой, выскользнувшей из лап своего босса.
Женщина фыркнула. Подняв руку, вяло поводила ладонью по запотевшему зеркалу ванной. Глянула на себя исподлобья, больными глазами.
В глазах этих - дикая, воющая тоска.
Дело террористов, выкравших образец вируса и заразивших Нунурру, поручили... кому? Доне так никто и не сказал.
"Ага, надейся. Станет Сезар перед тобой отчитываться, конечно".
Безделье, информационный вакуум. Они сводили с ума.
Доне были доступны официальные каналы. Её личные - тоже.
Но что-то ускользало. Чего-то не хватало.
Там, где активности быть не должно, она появилась. И наоборот.
Что-то происходило в Принципате. "Экспедиции Кэрфьор" отряжали команду... куда-то. Родианцев стали более тщательно проверять в космопортах. На Роммамуле наводили порядок. В местном выпуске новостей бывшей Иерархии Туле красавчик-офицер Императорской армии, синекожий, красноглазый и черноволосый чистенько снёс голову нарушителю границы местного же отделения флотской академии. Демонстративный акт, это ясно. Только на кого рассчитан? Для кого это послание?
Дона не знала.
Дона пыталась занимать себя. Подолгу, тщательно гримировалась, чтобы отправиться на анонимные прогулки по столице, маленькими городам и волшебной красоты просторам Рун. Сколько экскурсий она посетила, сколько книг пыталась прочитать. Но постоянно ловила себя на том, что мысли по замысловатой цепочке ассоциаций убегают куда-то вдаль, к тем вещам, от которых обер-фрументарий как раз хотела отвлечься.
К четвёртому дню у неё в голове образовалась такая каша из прологов, начальных глав и выдранных из контекста запоминающихся фразочек, что Шитцу послала ко всем возможным адресатам эту затею с культурным досугом. К счастью, как раз подошло время улетать.
Дона знала, что, пока будет идти подготовка к военной операции, Император останется на Кали. Она, значит, тоже. И надо хорошо подумать сразу.
Всего предусмотреть обер-фрументарий не могла. Но в её силах было захватить всё, что может понадобиться и что можно унести.
Брони у неё не было. Обычной боевой. Не лететь же на Раттатак, в самом-то деле, в элитном бронированном костюме биозащиты от "Крейц-Эскол". Нет, нужны тогда только оружие и некоторые хитрые вещички, облегчающие жизнь лазутчика, ищейки.
На влажной коже лиф и блузка ощущались препогано. Но времени оставалось немного: слишком Дона увлеклась плесканием в ванне.
Заснула, одним словом. А проснулась от того, что вода остыла едва ли не до температуры замерзания. Так казалось.
Но гораздо хуже оказалось натягивать брюки на мокрые ноги.
Кое-как скрутив волосы в тяжелый узел на затылке, женщина метнулась в свою спальню за остальным оружием. Световой меч уже занял своё место у пояса.
Клинок Лиг в ножнах. Бластер в кобуре. Перевязь с виброкинжалами.
Наконец, небольшая дорожная сумка с небольшим набором вещей и тех самых хитрых штук, с датападом и ещё кое-чем нужным. Всё. На Кали у Доны оставались вещи, тащить с собой всё содержимое каждого шкафа - более, чем явный идиотизм.
У двери Шитцу обернулась.
- Ну, дорогая квартирка, веди себя хорошо, не будь проституткой. То есть, не пускай всяких.
Под "всякими" подразумевалась Саманта.
Обер-фрументарий понимала, что если Инфильтратор захочет устроить вечеринку на их теперь общей жилплощади, никто не помешает ей обойти системы защиты. И всё же, как приятно иногда уповать на то, что дом по возвращении встретит хозяйку таким же, как был.

--> Корабль "Эрменерих": ангар
mandalor25Дата: Вторник, 19.07.2016, 12:24 | Сообщение # 15 | Offline

Группа: Пользователи
Сообщений: 1264
Награды: 100
Ну почти «Л»
Рэн Ордо (Рэймонд Гэллард)

Корабли делегации медленно заходили на посадку над калишской столицей. Величественный город, выросший из столицы еще недавно малонаселенного мира на "задворках галактики", был для мандалорцев наглядным примером, чего можно достичь в самые сжатые сроки, если во главе встанут мудрые и энергичные правители, и народ в едином порыве пойдет за ними. Судьба Мандалора была чем-то похожа на судьбу Рун - бурный рост населения сектора, новые правители, новые перспективы... Но раскол - наследие гражданской войны между Истинными мандалорцами и Дозором смерти - поставил возрождение мандалорской державы под угрозу. Этот раскол не был преодолен, но хотя бы не перерос в войну. И теперь начинать приходилось в худших условиях, чем несколько лет назад. Любуясь красотами Штауфгарда, Рэн думал о том, можно ли сделать что-то, чтобы преодолеть противоречия и объединить мандалорцев для достижения общей цели. Был ли он готов сам идти на компромисс? Это был острый вопрос. Он не мог принять ни сегрегацию, не союз с Империей. При этом идеология как таковая была далеко на втором плане. Сегрегация сильно ограничивала потенциал развития, ограничивая круг потенциальных соотечественников и союзников. А Империя - в ней не было бы ничего ужасного, если бы не ситхи во главе. И дело было не в Тёмной стороне как таковой, а в ее следствии - ситхи ни в чем не ограничивали себя, и любые договоры с ними в любой момент могли быть аннулированы либо пересмотрены в их пользу. А значит, пока Хелль не пересмотрит свою позицию, с компромиссами будет сложно. Рэн видел только один потенциальный выход из положения - обогнать Орду в военном развитии и государственном строительстве. Мандалорцы всегда уважают сильных лидеров, и если лидеры Истинных мандалорцев покажут себя более сильными, чем лидеры Орды, может начаться перераспределение сил, и переговоры с лидерами Орды могут тогда принести результат.Корабли пошли на снижение, зависли над площадью, и шаттлы приземлились, истребители развернулись и легли на обратный курс. Первыми на площадь вышли солдаты почетного караула. Они выстроились в две шеренги, образуя коридор - суперкоммандос в черной броне справа, солдаты абордажной команды в серебристых бронескафандрах, внешне мало отличающихся от доспехов всадников Василисков времен Мандалорских войн, слева. Вслед за ними вышли знаменосцы с клановыми штандартами и штандартом "Мандал вепонс энд техник". Рэн не стал нарушать традицию, и эмблема корпорации представляла собой стилизованный череп мифозавра, но на технический лад - верхнюю часть черепа образовывали две сцепленные шестерни, нижнюю - стволы орудий, два от массдрайверных по центру и два от турболазерных по бокам, два бескада образовывали клыки. Знаменосцы заняли свои позиции, и настал черед руководителей. Место во главе занял первый генерал Лардо Фетт, за ним по двое шли сначала Рэн и Мирдал Ордо, потом Тирок Мереель и Виила Бралор. Они прошли до конца строя  и остановились.
Перед ними стоял караул калишских гвардейцев. Калишцы и так в среднем были выше людей, гвардейцы же и вовсе были гигантами, и сравниться с ними рослые и крепкие мандалорцы не могли. Тем не менее, подавленными себя они не ощущали - не важно, насколько сильна другая раса, мандалорцы никогда не склонятся перед ней, так их воспитывали, и с этим убеждением они жили. И все же, надо было признать - калишцы впечатляли."Умеют произвести впечатление!"- думал Рэн, через визор любуясь гвардейцами. Несмотря на все различия, в культуре калишцев было много общего с культурой мандалорцев. Это касалось и общего принципа - и та, и другая культуры были культурами воинов, и внешних атрибутов. Калишские маски играли ту же роль, что и шлемы мандалорцев - перед чужаком предстают воины, грозные и безликие, и только свои могут видеть лица. В традиционном оружии также была полная аналогия - мандалорский бескад и калишский лиг, мандалорское бевии'рагир и калишское шони. Это оружие, тысячелетиями эволюционируя и совершенствуясь, сохраняло черты древнего "прародителя" и, будучи прежде всего носителем культурной традиции, продолжало оставаться грозным оружием, все еще актуальным в эпоху бластеров и массдрайверов. Определенно, мандалорцы и калишцы были предназначены друг другу в союзники, и предстоящие переговоры должны были сыграть важную роль в этом.Мандалорские командующие видели, как калишские гвардейцы расступились, пропуская военачальника, и приветствовали его отданием чести.
- Народ Джанго Фетта приветствует народ Кимаена джай Шилала! - торжественно провозгласил Лардо Фетт. По поводу этого приветствия его надоумил Рэн, сильно лучше разбиравшийся в культурах разных миров Галактики. Джанго Фетт получил признание как лучший воин, Кимаен джай Шилал - как лучший полководец последнего столетия, и это приветствие отражало не только взаимоуважение двух рас воинов, но и цель переговоров - объединить воинское искусство мандалорцев и полководческий гений калишцев.


Сообщение отредактировал mandalor25 - Вторник, 19.07.2016, 12:52
Форум » Архив ФРПГ » Рун » Штауфгард (Столица планеты)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск: