Лето - это маленькая жизнь... Мир! Труд! Спать! Гость, голову не припекает? МЧС России предупреждает: на Лиге ожидается шторм #лето #SwL2018
[ Новые сообщения · Форумчане · Правила форума ]
Архив - только для чтения
Форум » Архив ФРПГ » Рун » Императорский дворец
Императорский дворец
TaonДата: Вторник, 28.04.2015, 18:44 | Сообщение # 31 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд. Констанс Арманд-Региа

Тронный зал


На мандо'а ни Сезар, ни Сезария не говорили. Зато Фрэнсис и только он немного его понимал.
На службе в "Ликане" многому можно было научиться. Было бы желание.
У бывшего ликановского офицера желаний имелось достаточно.
"Не столь грязному искусству этикета вас тоже, очевидно, считают лишним обучать. Должен признать, ваши отколовшиеся братья и сёстры ведут себя более прилично.
Скажите, Мандалор. Вы полагали, что я или моя жена будем бегать по дворцу, раскладывая что-то по местам? Неужели?
Войдя в этот зал заведомо без шлема, вы молча согласились с тем, что ваше лицо увидят те, кто здесь окажется. Вы не требовали, чтобы смотрели только мы. Ваша ошибка, только ваша."

Так думал он, пока двое разговаривали на своём языке, пока Грета уходила.
В речи сопровождавшего воина не прозвучало ни малейшей толики уважения - это раз.
Джанек Ордо позволил себе на встрече столь высокого уровня переброситься парой фраз на языке, который, возможно, не поймут. Два.
Этих пунктов было достаточно, чтобы переговоры потекли в ином ключе и Мандалор - а именно ему нынешняя встреча была нужнее, - улетел ни с чем. Тут же.
А ведь были и другие пункты.
Но Фрэнсис безмолвно пожелал лицезреть дальнейшее... представление.
Просто потому, что любопытно.
Господину тайн полагается своё любопытство удовлетворять. Полезно.
И иногда не знаешь наперёд, где, с кем и когда пригодятся результаты. Но что пригодятся - это непременно.
Констанс, видя и чувствуя, что супруг в настроении, - он, храня всё то же выражение лица, молча пронаблюдал разворачивавшуюся сцену, - мягко улыбнулась.
- О, несомненно. Отрадно, что не только на Кали мнение воина ценно. Прошу, не беспокойтесь. Грета - моя личная помощница, и она умеет забывать.
Можно совершенно не понимать языка, но, зная о некоторых культурных особенностях, понять суть происходящего.
А Констанс была не менее внимательна, чем её Сезар.
- Но мы не будем забывать о делах. Верно, - вернул инициативу Фрэнсис. - Итак. Какая нить способна связать Мандалор и Принципат?
"Иными словами, что вы хотите нам предложить?
О, это, должно быть, нечто экстраординарное. Или, отказавшись от тех, кто умеет вести себя подобающим образом и заключать стоящие договоры, вы, совершая столь экстравагантные жесты, празднуете?"
ArkrayneДата: Суббота, 02.05.2015, 16:57 | Сообщение # 32 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 812
Награды: 38
Ну почти «Л»
Джанек Ордо
Тронный зал


Ситуация накалялась. Хоть со стороны могло показаться, что беседа вполне дружелюбная, Джанек нутром чувствовал, что, как минимум, Сезар его поведением недоволен. Значит, дальнейшие слова придется выбирать очень осторожно. Но без подхалимства. "И рожу попроще сделай, Джанек. говорят, помогает", - думал Джанек, усилием воли натягивая на лицо вежливую улыбку. Вдох. Выдох.
- Я прибыл сюда с одной единственной целью - установить контакт между вашим государством и нашим. Связать нас нитью, - Ордо многозначительно посмотрел на Сезара, обращая внимание на то, что он повторил его слово. - сотрудничества и взаимовыгодного сосущ... Эмм... Партнерства. А посему осмелюсь предложить Вам заключить торговое соглашение.

'Evil' is a word used by the ignorant and the weak.
The Dark Side is about survival.
It's about unleashing your inner power.
It glorifies the strength of the individual.
TaonДата: Воскресенье, 03.05.2015, 15:14 | Сообщение # 33 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд. Констанс Арманд-Региа

Тронный зал


Сначала Император подумывал пригласить Мандалора в гостиную, чтобы обсудить подробности возможных соглашений в более комфортной обстановке.
Сначала. До выступления второго мандалорца.
Теперь же Фрэнсис решил выстоять в тронном зале до последнего.
Из принципа.
Из монаршей вредности.
- Несомненно, благая цель, - ответил Сезар, не меняя нейтрального тона. - Каков предполагаемый вами предмет возможного торгового соглашения между нашими государствами?
Принципат, в свою очередь, мог дать партнёрам многое. От разнообразного сырья для тяжёлой промышленности до передовых разработок в области кибер-медицины. Но Мандалор и так должен был что-то об этом знать. Иначе, зачем он здесь?
Не предлагают соглашений тем, с кого нечего взять.
Не предлагают их те, кому нечего дать.
И Фрэнсису было любопытно, что может предложить Принципату государство, чей лидер стоял сейчас напротив.
Констанс молчала, предоставив мужу вести переговоры. Молча украшала собой встречу.
Смотрела. Слушала. Запоминала. Анализировала.
Интересно изучать людей. Невероятно интересно.
Особенно тех, от кого немало зависит.
Сезария коллекционировала характеры.
ArkrayneДата: Вторник, 05.05.2015, 15:13 | Сообщение # 34 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 812
Награды: 38
Ну почти «Л»
Джанек Ордо
Тронный зал


"Отлично. От ворот поворот не дал - будем договариваться", -
думал Джанек, попутно припоминая, что же он может предложить в качестве товара для торговли. Кроме бескара, разумеется. Он испокон веков не продается... Законным путем.
- Большинство планет Мандалорского сектора покрыты лесами. Посему я предлагаю вам все, чем богаты эти леса: редчайшие вкуснейшие фрукты, мясо, меха, если пожелаете, древесину, - Мандалор поймал себя на мысли о том, что говорит как торгаш на рынке: пытаясь преподнести свой товар в выгодном свете. В данной ситуации, наверное, это было не так уж и плохо. - Также могу предложить продукцию главных отраслей нашей промышленности: алкогольной и оружейной. Что скажете?
Ордо очень надеялся, что не получит отрицательного ответа. В конце концов, свои товары мандалорцам уже девать было некуда, а вот сырья из других частей галактики не хватало. А успехи Принципата в области кибермедицины впечатляли настолько, что не захотеть испытать их плоды на себе и своих подчиненных было очень сложно.

'Evil' is a word used by the ignorant and the weak.
The Dark Side is about survival.
It's about unleashing your inner power.
It glorifies the strength of the individual.
TaonДата: Вторник, 05.05.2015, 20:13 | Сообщение # 35 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд. Констанс Арманд-Региа

Тронный зал


"Да. Ваше предложение весьма... отличается от того, к чему мы однажды пришли с вашим предшественником и нынешним Мандалором Орды", - отметил мысленно Сезар.
Констанс, как если бы вдруг почувствовала, о чём думал её супруг, грациозно повернула голову и подняла на него нежный взгляд. Неуловимым движением провела мизинцем вправо-влево под манжетом скрытой кителем рубашки по внутренней стороне запястья левой руки Фрэнсиса.
Жест, который до смешного легко спрятать даже от бывалого воина. Император по-прежнему галантно поддерживал жену под руку.
"Да-да, я знаю, что ты против, дорогая.
И знаю, что тебе непривычно так мало говорить.
Потерпи немного. И постарайся получить удовольствие от этой... мужественной лаконичности".

Был у сыновей и дочерей Принципата один важный пунктик.
Они ни с кем не торговали продуктами питания. Даже редкими, изысканными, предназначенными лишь для тех, кто может себе такое позволить.
Каприз, возможно.
Ещё Принципат не продавал оружие и не закупал его, по праву гордясь собственными разработками. Производство оружия было организовано превосходно, а трудились на нём дроиды.
Идеальные рабочие, не знающие нужны в еде, питье, оплате и сне. И отпусках. И многом другом, без чего человеческий или какой-либо другой организм особенно долго не протянет.
А Мурджа и Бендомир легко обеспечивали государство пищей.
Не только они. На планетах с более ли менее благоприятным климатом этот вопрос не обходили вниманием.
Разумеется, не обходили.
Даже ледяная Сципио обеспечивала себя продуктами.
Даже алкоголь и каф в Принципате делали свои. И, на взыскательный вкус Императора, - прекрасные.
Но имелось кое-что, в чём государство нуждалось. И кое-что, от чего бы не отказалось.
Приятное дополнение. То, что позволит удовлетворить капризы состоятельных особ.
- Если вы имеете в виду торговлю древесиной как материалом для изготовления предметов роскоши, то мы готовы обсудить данный вопрос, - после короткой, в несколько ударов сердца, паузы ответил Сезар. - Мы благодарим за прочие щедрые предложения, но вынуждены, к нашему сожалению, дать отрицательный ответ по остальным пунктам.
"Бросьте, вы точно не должны быть удивлены. Я не дам ни одного кредита за государство, неспособное обеспечить себя необходимым".
- Принципат заинтересован в поставках топлива для флота. И готов поделиться со своими уважаемыми партнёрами, - Фрэнсис намеренно употребил это слово вместо другого, "союзники", - достижениями в области медицины.
"Ходовыми разработками, Мандалор. Не элитными".
ArkrayneДата: Среда, 06.05.2015, 15:12 | Сообщение # 36 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 812
Награды: 38
Ну почти «Л»
Джанек Ордо
Тронный зал


"А вы забавные. Дерево для предметов роскоши вам нужно, а от меха отказываетесь. Ваше право", -
Джанек силился не ухмыльнуться. Зато предложение о продаже топлива Джанека заинтересовало. В конце концов, пока его флоту много нужно не было... Потому что как такового флота-то и не было.
- Понимаю. Касательно топлива могу сказать, что обеспечить большие поставки готового топлива получится вряд ли, зато сырья хоть отбавляй и устроить весьма крупные поставки получится без проблем. И да, Мандалор, несомненно, заинтересован в медицине. Особенно в такой высококачественной.
На долю секунды переведя взгляд на Сезарию, Джанек почему-то подумал, что ей не очень комфортно. Как будто обычно она играет куда большую роль в государственных делах, и сейчас отмалчиваться ей было очень непривычно. Но по каким-то причинам ей пришлось молчать. Может, это была дань уважения к мандалорским традициям, по которым женщина не может стоять во главе... чего угодно, кроме домашнего очага. Может, были иные причины. Этого Джанек знать не мог. Зато точно знал, что продать древесину, которая на Мандалоре нужна была в крайне малом количестве, ему удалось. Осталось только сойтись в цене.

--> Беспин

'Evil' is a word used by the ignorant and the weak.
The Dark Side is about survival.
It's about unleashing your inner power.
It glorifies the strength of the individual.
TaonДата: Пятница, 08.05.2015, 11:15 | Сообщение # 37 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд. Констанс Арманд-Региа

Тронный зал


Если в воздухе некая напряжённость и витала, то вовсе не из-за Констанс, а из-за её мужа. Почему-то почти всегда и везде, где он появлялся, словно натягивались до предела невидимые струны, неведомые нити.
Адепт мог бы сказать, что поступь его в Силе тяжела.
Фрэнсис сказал бы, что это никчёмная чушь. Как и все байки "одарённых".
Быть может, дело было в том, что Император носил спрятанными на самых задворках сознания, так глубоко, что не думал о них, столько таких тайн, что за них можно было отдать душу Тёмной Стороне в безраздельное владение.
Он о них не думал, вытаскивая на свет только при необходимости. Зная и не зная, что скрыто у него в голове.
Но они были. Мрачные, страшные.
Это витало в воздухе вокруг него. Всегда.
Только Констанс за образом главнокомандующего разведкой, контрразведкой и тайной полицией видела видела мужчину, который обнимал её после встреч с отчаявшимися от безысходности солдатами во время Зимнего блица. Видела отца своих детей и... не только.
Если бы этому мужчине и всему Принципату было нужно, чтобы Сезария принимала равное с мужем участие в переговорах, она бы это сделала.
Неважно, какова роль женщины в культуре Мандалора. В Принципате она иная.
Уважать чужую культуру - одно. Прогибаться - уже другое.
Принципат на такое не согласен.
Но иногда позволяет другим заблуждаться.
Пусть будет так.
Это может однажды пригодиться.
Срыв покровов заблуждений - забавная вещь.
Ещё более забавная, чем эти переговоры.
Фрэнсис не позволял себе надеяться, что поставки с Мандалора будут огромными. Речь могла идти только о сравнительно небольших поступлениях сырья. Очистку топлива в Принципате производили самостоятельно: схема, уже прекрасно отработанная с Ордой.
У Мандалора попросту не могло быть очень большого количества ресурсов. Кроме того, брать всё, что он сейчас может дать - глупо. Рано или поздно Мандалору понадобится больше. И соглашение придётся пересматривать.
Маленькая, но лишняя головная боль.
И теперь, когда было принято предварительное решение, следовало обговорить количество и стоимость.
К этому Сезар и приступил.
- Речь идёт именно о поставках сырья, - пояснил он. - Мы находим подобный вариант наиболее подходящим.
Затем Фрэнсис плавно перешел к обсуждению конкретных цифр.
И тут Констанс позволила себе вставить пару замечаний о том, какие именно разработки в области медицины предлагает Принципат. Речь шла о нейроимплантатах, более совершенном, чем в остальной галактике, протезировании, широко применяющейся и доступной всем сынам и дочерям Принципата системе быстрого восстановления после операций и ранений.
И если со стоимостью кибер-помощи для организма всё было предельно ясно, то о топливном сырье и мандалорской древесине стоило узнать подробней.
Те, кто могли и хотели позволить себе роскошь, питали слабость к мебели и безделушкам из дерева. Того, которое покупалось. Зато меха не любил почти никто. Бережное отношение к природе своих миров, к их фауне, старательно пестовалось самими культурами, существовавшими на просторах государства. Даже калишцы, известные поклонники охоты, следили за балансом в природе своей планеты.
Но о своих культурных особенностях дети и создатели Принципата не спешили трубить на каждом углу.
Зачем?
Словом, дальнейший разговор протекал исключительно в рамках обговариваемого дела.
И был не таким уж долгим, чтобы у Констанс ноги устали от туфель.
Когда было достигнуто соглашение, устраивавшее обе стороны, Сезар выразил надежду на дальнейшее плодотворное сотрудничество.
TaonДата: Четверг, 14.05.2015, 00:15 | Сообщение # 38 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд. Констанс Арманд-Региа. ГМ

Кабинет Сезара


Панорамного окна во всю переднюю стену, если смотреть снаружи, не было. Была лишь монолитная стена и ничего более.
Удачное слияние архитектуры Кали и Сципио.
"Священная родина. Киннегхх коишрикхте.
Я, твой Император, твой Ард-ригхх, твой Кеусаир, благодарю тебя. За твоих детей. Твоя Императрица, твоя Ард-ваинригхх, думаю, тоже.
Не подведи нас впредь".

Сидеть в таком удобном кресле перед огромным окном, видеть перед собой, под собой панораму ещё более впечатляющую, чем та, что открывается с вершины главной из башен, распивая каф, не смешанный ни с чем покрепче, и без висящей вокруг дымовой завесы, - это нечто куда большее, чем просто приятный отдых.
Слегка подогревает то лёгкое тщеславие, без которого немыслим человек, знающий так много о столь многих.
Пусть пока пустует место за столом, с правой стороны окна.
Пока в соседнем кресле сидит Констанс, с ласковым трепетом заботливой матери рассматривающая второе сердце своих владений.
Заботливая и строгая мать Принципата.
Мягкий свет закатного солнца Рун разбрасывал блики по отделке формы Императора, по изящным, лаконичным украшениям Императрицы. Золотил её глаза, помогал играть новыми красками тёмно-зелёному платью и чуть-чуть, самую малость, смягчал взгляды. Женский - сильнее.
Констанс допила терпкий травяной напиток и задумчиво покрутила чашку в руках вправо-влево.
- Всё ли у нас готово для этой конференции?
- Возможное и невозможное.
- Армада?
- Об операции в Неизведанных Регионах никому не узнать. В крайнем случае, у нас есть, чем ответить.
Женщина тихо хмыкнула.
- Суперлинкор?
- Какую изумительно кровожадную даму я решился взять в жены. Мой отчаянный нрав просто поразителен, не находишь? Нет, дорогая. Я имел в виду свою пассию номер два... - Император повернул голову, взглянув Констанс в глаза, и улыбнулся так, как улыбался только ей и дочери. - Логику.
В чуть томном ответном взгляде из-под ресниц не слишком старательно скрывалась расчётливая острота.
- Интересно послушать.
- Если дело повернётся так, как я хочу и не желаю, ты оценишь мои приготовления вместе со всей почтенной публикой. Если нет, буду вынужден отложить до следующего раза.
- Думаешь, он будет?
- Возможно, любезным господам понравится изображать республиканский Сенат.
- Любопытная выйдет девиация.
Сезар и Сезария обменялись многозначительными взглядами с неким оттенком ехидства.
- Как считаешь, все ли, кому следовало бы там быть, явятся?
Женщина пожала плечами, слегка качнула в руках чашку.
- Есть сомнения насчёт йеветов. Но если им захочется взглянуть, о чём хотят болтать жалкие недостойные их несравненного общества примитивы...
- Мандалор?
- Будут оба. Пусть один и опытней другого в вопросах внешней политики, общения, этикета, дипломатического протокола, межкультурного взаимодействия, оба знают, что присутствие не повредит.
- Как же ты категорична. Возможно, наш новый знакомый успел усовершенствовать свои познания за такой долгий срок, как полторы недели.
- В любом случае, нас ждёт новый сеанс масштабных наблюдений в первом ряду.

***

Следующим утром был назначен отлёт на конференцию.
Прибыть правящая чета решила на корабле Императора.
"Призвание" был братом-близнецом "Немезиса" Констанс. "Анверт" с шестнадцатилепестковым знаком императорского рода, второй такой и последний в Принципате.
Во всяком случае, пока.
Корабли сопровождения тоже полагались.
Утром из верхнего ангара дворцового комплекса вылетел шаттл с Фрэнсисом, Констанс и их доверенными лицами, которые следовали за ними на все встречи. Почти все.
Это были господин Ваймер и сёстры Исмар.
У Альберта и Греты имелись особые инструкции, сверх стандартных.
Берта должна была просто следить за состоянием Императрицы.
Охрана, состоявшая почти полностью из калишских гвардейцев и частично из круитхни, уже находилась на борту "Призвания".
А сам шаттл тоже не был одинок.

--> Беспин
TaonДата: Вторник, 30.06.2015, 19:09 | Сообщение # 39 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа. НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд. ГМ

--> Беспин

Зал Сената


Императрица с еле слышным вздохом расправила ниспадавшие вниз складки платья, чувствуя, насколько сильно не хотел ребёнок внутри её живота сидеть на заседании Сената.
В последний месяц дитя толкалось намного реже, чем раньше, но... заседания явно были ему не по вкусу.
Благо, что они, как и полагалось, назначались не так часто и оказывались непродолжительны.
Долгие обсуждения в Принципате не прижились.
Но кронпринца, похоже, не устраивало даже это.
Нередко Констанс казалось, что дитя, когда того желает, толкается внутри неё даже слишком активно. Но не женщине ли знать, насколько это бесполезное занятие - сравнивать старших с их ещё не родившимися младшими братьями или сёстрами.
Тут на дисплей деки Сезарии поступили данные по только что завершившемуся молчаливому голосованию.
Сенат утверждал обновлённый, с учётом принятых на конференции глав государств решений, бюджет.
В намного большей степени ориентированный на военные нужды, чем бюджеты прошлых лет.
То, скольких усилий господину Лойи, Патрону сектора экономики и финансов, стоило красиво спрятать суммы, о которых Сенату знать не следовало, и открыть средства, доселе спрятанные от взора, - уже другая история.
Свою награду и порцию глубочайшей августейшей признательности Магнус уже получил.
В отчётах, инструктировании и переговорах высшей степени важности Констанс и Фрэнсис погрязли ещё десять часов назад. Вернувшись с Беспина глубокой ночью, правители тут же принялись за дело.
Тяжёлый день, сложный день. Но сладостный.
Бледность лица Императрицы и явственные следы недосыпа скрывал искусный макияж. Неброские украшения идеально подходили к светлому поясу под грудью, контрастируя с платьем сливового цвета. Вставать Констанс не хотелось: ей казалось, что никакое платье уже не сможет её украсить из-за большого живота.
Ещё недавно настроение было другим.
Сердито отогнав лишние мысли, Сезария взглянула на деку и подавила промелькнувшее было желание довольно улыбнуться.
"Мой Сенат. Ты всегда выбираешь верно".
Не первый правильно сделанный сенаторами выбор за последние два с половиной часа.
Крутая смена курса с иллюзорного на истинный требует внутренних корректировок.
Замечательно, когда они подготовлены заранее.
Замечательно, когда это в значительной степени можно доверить супругу.
Опираясь левой рукой о чёрное дерево узкого стола, украшенного спереди затейливой резьбой, сочетавшей морские и строгие геометрические мотивы, Констанс неспешно встала.
- Сенаторы! Престол благодарит вас. Я благодарю вас. Значение вашей помощи в столь важное для всех нас время сложно переоценить. Мы стоим на пороге перемен. Возможно, вскоре мы будем приветствовать новых братьев и сестёр, в том числе и... - она повела рукой в широком жесте, единым движением обводя все лежавшие перед ней ложи. - Здесь. И возможно, однажды здесь появятся и старшие наши братья, отвергаемые галактическим сообществом, не желающим признавать истину, но принятые нами однажды и навечно.
Короткий вдох и выдох, как перед прыжком в ледяную воду.
Смешно.
Нет, здесь Сезарии опасаться было нечего.
Почти.
Не марионетки. Просто верные соратники.
И не простаки, не глупцы. Умные, хитрые... полезные. Эффективные.
"Да, сознаюсь. Люблю греть змей у сердца".
- Принятые ли? Господа сенаторы, прошу вашего официального ответа на вопрос признания дроидов, - исключительно наших, - разумным видом. Буду признательна, получив комментарии к "да" и "нет".
Несколько минут нового молчаливого голосования, расклад и результаты - на деке.
Дальше - комментарии.
Кали и Сципио первые, так всегда было и останется.
Рун, Умгул, Гиндин. Умбара.
Затем стараются выслужиться представители пространства хаттов.
"Ваша свобода длится, пока мне и моему мужу вместе с тайной полицией интересно, кто и какой незаконной деятельностью занимается на Нал-Хатта и Нар-Шаддаа. И зачем. Вы - живые метки, маячки. Свисточки... как говорил фельдмаршал. Но только дайте нам повод, только вспомните о наглости, и ваша сказка закончится очень быстро. Помните Тойдарию".
Осариан никогда не торопится. Но верность под сомнение не поставить.
Не торопятся и Гегемония вместе с Барабельским Королевством, но их преданность несомненна.
Холодной крови не свойственна поспешность. Здесь не свойственна.
За ними - другие.
Формулировки варьируются, но смысл их один и тот же.
Все видели, каковы дроиды не только в бою.
Мотивы могут различаться, но ответ един для всех.
Ответ - "да".
Ответ - "признаём".

Второй уровень дворца. Балкон


В небе не было ни одного облачка и почти не веял ветер. Окажись толпа на площади реже, было бы видно, насколько коротки тени.
Рунийское лето было мягким, но в полуденное время солнце палило неимоверно.
На просторном балконе второго уровня дворца тоже было не укрыться от горячих лучей.
Даже Фрэнсису хотелось расстегнуть тугой воротник кителя, нарушив идеальную гармонию своего сурового образа.
Но Император и Императрица, вместо того, чтобы уйти в прохладную тень, оставались на месте. На два шага позади них стояли неизменные сопровождающие: господин Ваймер и сёстры Исмар.
- Се-зар! Се-за-ри-я! - громко скандировала толпа.
В её голосе - ритм калишского марша. Стоит лишь прислушаться.
В её голосе - мелодия души Принципата.
Души, единой для всех - и органиков, и дроидов.
Последних здесь не было. Но они уже знали обо всём.
Всё это показывали в новостях. Прямо сейчас.
Кому, как не присутствовавшим на Рун дроидам-защитникам Фрэнсиса и его семьи было по силам перехватить любой сигнал?
"Наша вера - наш дар. Примите его вновь", - подумала Констанс.
- Се-зар! Се-за-ри-я!
В горле вставал комок.
Все эти люди и экзоты пришли увидеть своих правителей. Пришли лично услышать, что они скажут.
О результатах конференции никто из обывателей ещё не знал.
- Се-зар! Се-за-ри-я!
Стать матерью миллиардов, пусть абсолютное большинство увидит происходившее здесь и сейчас только в новостях, - это стоило всех усилий.
И крови.
- Се-зар! Се-за-ри-я!
Фрэнсис вскинул руку, и мгновенно воцарилась тишина.
- Имя нам Легион. Имя нам Принципат.
Усиленный незаметными на расстоянии устройствами голос разнёсся по площади.
- Никто не ждал, что однажды мы поднимем голову и во всеуслышание заявим, что ни с имперцами, ни с демократами нам не по пути. Мы не ждали тоже. Но нам помогли.
Голос Императора был твёрд, как и его устремлённый вперёд ни на кого конкретно, взгляд.
- И мало кто ждал, что мы устоим, несмотря ни на что. Но мы смогли. И нам помогли вновь. И мы честно принесли, голосом Сезарии, вынужденные обещания. И чтили их, пока...
- Пока их вероломно не бросили нам в лицо, - скорбно продолжила Констанс, разбивая намеренно созданную краткую паузу. - Президент, Регент: первым же вопросом, поднятым на состоявшейся конференции, был повторный запрет на создание нами систем искусственного интеллекта.
- Это значит - навсегда отбросить нас назад. Это значит - навсегда сделать нас беззащитными перед аналогичными системами иных государств. И это значит - лишение нас возможности помочь нашим братьям восстановить их численность в случае их к нам обращения!
- Не позволим! - громко крикнул кто-то на площади.
Крик подхватили.
- Се-зар! Не позволим!
И вновь достаточно одного жеста, чтобы успокоить.
- Имя нам Легион. Имя нам Принципат. Мы - одно. Мы - семья. Мы - армия. Мы - те, кто не предаёт своих братьев, даже если вся галактика против них. И - те, кто не длит соглашений с вероломными. Отныне все ограничения, наложенные на нас Республикой, исключая обязательство чести... разорваны! Отныне. Мы. Возвращаем свою свободу!
Несколько секунд длилась мёртвая тишина.
А затем толпа разразилась торжествующим рёвом.
Колотилось сердце Констанс, быстро-быстро, как ни старалась она быть спокойной ради своего дитя.
И ребёнок притих, словно понимая происходившее.
Что думал Фрэнсис, никто не знал.
- Се-зар!
- Се-за-ри-я!
- Да здравствует Император!
- Не сдадимся!
- Се-зар!
Народ Принципата верил, что его Император не декорация. И наконец-то получил подтверждение.
Эйфория.
Торжество.
Избавление от унижения.
Свобода.
Триумф.
Не меньше четверти часа вопила толпа, и многие наверняка в этот день сорвут голос.
Но снова заговорил Фрэнсис.
- Нам снова пытаются угрожать, но кто?! Пираты - ничто! Террористы - ничто! Мы - одно, мы - армия, и мы уничтожим их, каждого из них!
- Да-а-а-а! - разноголосый крик был ответом.
- Республика думает, нас сломят. Империя уверена в том же. Но нас ждёт победа!
- Да-а-а-а!
- Се-зар!
- Приветствуйте возвращение символа нашей чести!
На балкон ступил господин первый посол Принципата.
И в руках Тэтсуо Ито нёс знамя Восьмого легиона.
- Утерянное вернётся, честь не погибнет! - провозгласил Император.
Парапет на несколько мгновений почти скрыл Фрэнсиса, опустившегося на колено, чтобы принять знамя в свои руки.
Встав, Сезар воззрился на толпу пылающим взглядом.
- Обязанные братьям из металла, обязанные Кали, мы принесём благодарность по закону чести! Императорской властью, данной мне вами, повелеваю восстановить Восьмой легион!
Возможно, горло будет саднить и у него. Но на это Фрэнсис совершенно не обращал внимания.
Несущественно.
Переждав, перевёл взгляд на жену, и мягко улыбнулся.
- В дни начала года я много раз говорила о памяти, - вступила Констанс. - Без памяти мы - ничто. Без памяти о причинах для войны и для жизни в семье, имя которой - Принципат, нам незачем действовать. Без памяти мы обречены. Некоторые из нас предпочли утратить её... их судьба известна. Горькая судьба за горький выбор. Но мы здесь, и выбираем иначе! Мы выбираем помнить, кто мы и в чём смысл нашей жизни. И помнить, кто подарил нам эту жизнь, вложив оружие в руки, и подобрав знамёна после позора, вернув нашу честь. И даровал имя. Кто сделал это?
- КАЛИ! - взревела толпа в ответ.
"Да!" - воскликнуло что-то внутри. В ответ на что из многого, Сезария не знала.
- Кали! - повторила она за сотнями своих приёмных детей, зная, что теперь они готовы принять главные перемены в своей жизни.
Почва готовилась долго, и наконец была готова.
Фрэнсис торжественно возвысил голос:
- Разный строй и разные боги. Единые законы чести в мире и на войне. Кали - семья и армия. Мы - семья и армия. Мы - Кали! Мы - Калишский Принципат.
TaonДата: Понедельник, 13.07.2015, 20:13 | Сообщение # 40 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд. ГМ

Кабинет Сезара


... - Теперь лишь дождь, один лишь дождь, по Хаку слёзы льёт... - выводил приятный, нежный женский голос мелодичные рулады на калишском.
Сладко, почти сочувственно.
Но... но на калишском.
Значит, никакого сочувствия быть не могло.
Для ям'рии - никакого милосердия.
Пощаде - нет.
Жалости - нет.
Ям'рии, придя на Кали, никого не жалели.
С приходом в Галактику Легиона дроидов Кали получила шанс поднять голову.
И воспользовалась им, как никто.
Главным условием вступления Кали в войну на стороне Легиона была месть.
Кали мечтала о мести долгие годы в своих кровавых грёзах. Истекала кровью, беспрестанно воюя со всеми, кто хотел поживиться за счёт мира, главным сокровищем которого были его солдаты и их женщины, и мечтала.
Своё отмщение она получила.
Калишцы обеих рас и машины прошлись по всем уголкам миров ям'рии.
Резня.
Такая, от которой жукам не оправиться более никогда.
И никогда жалким остаткам их расы не выбраться из рабства, в которое их загнали победители.
Фактически, это было рабство. Страшнейшее в мире.
Без шанса на свободу.
- Никогда... - медленно произнёс Император, отпив немного кафа. Вопреки излюбленной привычке, без алкогольных добавок.
Пусть и хотелось привычке последовать.
Но этим вечером Сезар нуждался в совершенно трезвом уме.
- Да, теперь лишь дождь... - вторил женский голос.
Поморщившись, Фрэнсис нажал на кнопку на лежавшем у края рабочего стола миниатюрного пульта. Музыка тут же оборвалась.
По ту сторону панорамного окна горели огни столицы. По ту сторону лил дождь. Косые струи хлестали в окно, а Император задумчиво кружил по кабинету, время от времени попивая остывший каф, и думал, думал, думал.
День восторгов, объявлений, выступлений, первых, главных приказов был вчера. Сегодня - работа. Сегодня - уже рутина.
Со сладостным привкусом, тем не менее.
Своим разрывом соглашений Фрэнсис решил ещё одну проблему Принципата, имя которой - излишне активные милитаристы.
Ограничения подстёгивали их на активную риторику.
Если скопившуюся энергию никуда не выводить, получится взрыв.
Он так же нежелателен, как и война, к которой реваншисты желали подтолкнуть престол.
Теперь же они получили возможность заняться решением армейских и флотских проблем.
Террористическая и пиратская угроза пришлись как нельзя более кстати.
Сезар замер у окна, наблюдая, как ветвистая молния расколола небо, и, соединив пальцы в замок, ещё глубже ушёл в размышления.
"Вам будет, чем заняться, уверяю вас.
Наша армейская техника весьма хороша, но устаревает. Уже устарела. За десять лет почти ничего нового. В нынешних условиях это неприемлемо. Приказы у вас уже есть, занимайтесь. Думайте. Соревнуйтесь.
И подготовьте мне больше пилотов.
Как именно, зачем и в какой момент этим распорядиться, я скажу вам в нужный момент. Пока же - дайте мне, что требую.
И верфи. Теперь наши не секретные верфи должны вмещать линкоры, а не яхты".

Немного времени за терминалом, и новые приказы отправлены нужным ответственным лицам.
И дальше, дальше, дальше.
"Не забыть поинтересоваться у Шиндая, выбран ли для нас, несведущих, клан-наставник".
Подумал и ехидно улыбнулся.
Сезару могли грозить проблемы с печенью, но никак не с памятью.
И он никогда не забывал об объектах своего интереса. Будь то изнанка политики Принципата, вся затканная нитями межклановых связей, или же отдельные личности.
"Но и здесь всё сводится к кланам. Я бы поднял за вас, друзья мои, тост, но прошу оказать мне честь и немного подождать.
Итак, любезные кланы. Вас много, а сыновей у меня будет всего трое. Дочь же только одна.
Ваши ставки?"

Политика... Необязательно любить то, в чём стал экспертом.
Этим Император как властитель отличался от супруги.
Он скажет ей о принятом решении позже и красиво его преподаст. Так, что не получится отказаться.
До этого придётся пережить редкое явление - скандал из-за до поры скрытой очень важной информации.
Не большая цена за будущее.
"И потом, дорогая. Я лучше всех знаю о твоей слабости к символам.
Особенно к этому.
Тебе понравится".

Одно маленькое утреннее донесение в обход отсутствовавшей на посту по уважительной причине Примарии, один маленький запланированный вопрос Канцлеру, и захватывающие перспективы. Хорошая комбинация.
"Что бы мы делали, умей люди всегда держать свои эмоции и прочие позывы под контролем?"
Сезар усмехнулся.
Он и сам не был стоиком. Но, в отличие от большинства, оборачивал минутные слабости к своей немалой выгоде. И далеко не только своей, в идеале.
Разве не так было с его решением жениться?.. Абсолютно не запланированным изначально.
Ещё несколько минут на раздумья.
"Нам нужен Талораан. Быстрее.
Зайгеррианцам оставим рабство, раз они без этого не смыслят жизни. Чалактанцам, если они соизволят подойти поближе, тоже кое-что позволим".

Ещё нужно было утвердить кандидата на должность нового легата Восьмого легиона.
Как только кандидаты вообще появятся.
У Фрэнсиса были предположения, кого может предложить Кали. Но стоило тактично сделать вид, что никаких прогнозов и элемента предсказуемости нет. И дождаться.
"Дождаться..."
Через несколько дней императорская чета собиралась навестить Лехон. И детище Легиона дроидов.
Конечно же, без огласки.
План поездки уже утверждён. В оставшееся время полагалось сделать как можно больше.
"Кого я не почтил своим вниманием?
Кто не спрятался, тот ни в чём не виноват".
TaonДата: Среда, 15.07.2015, 19:10 | Сообщение # 41 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд. ГМ

Кабинет Сезара


С возвращения императорской четы прошло уже полторы недели. До полёта на Лехон меньше суток.
Вчера на известной территории Принципата впервые за долгие годы появились корабли тяжелее среднего крейсера.
Его корабли.
В первую очередь более не тайный флот подошёл к Кали и Рун.
Усилилось охранение и других планет.
Ожидали ещё два корабля.
Два линкора, которые сменят "Призвание" и "Немезис" в качестве личных кораблей Императора и Императрицы.
Линкор типа "Конго" и линкор типа "Хиро", ещё не получившие имена, появятся позже. По возвращении.
Затушив тлеющий окурок о дно пепельницы, Сезар крутанулся в кресле, отворачиваясь от стола, и вперил тяжёлый взгляд в окно.
Небесная лазурь в просветах облаков. Блики солнечных лучей в каплях дождя с внешней стороны окна.
В последнее время в столице часто шли дожди, почти каждый день.
Император любил дожди. Когда сидел во дворце и согревался отнюдь не кафом.
На самом деле, было не холодно, но это несущественно.
Существенны вопросы армии и флота.
Существенны вопросы разработки новых антитеррористических операций и борьбы с пиратами.
И наконец, существенны вопросы поддержания порядка на новых территориях.
Экс-королева, а ныне просто префект, уже покинула Рун.
Она получила, что хотела. Получила аналитические данные по Легиону дроидов, и согласилась с доводами Сезара.
Согласилась и со всеми требованиями. Они не были слишком жёсткими.
Агенты Особого отделения и пресс-служба Его Величества позаботились, - и заранее, и сейчас, - о нужном настроении среди зайгеррианцев, разогрев то, что уже было.
Доступ ко всем базам данных получен.
Ключевые персоны взяты под наблюдение.
Новость о счастливом объединении, разумеется, известна всем.
Императрица показывалась в выпусках новостей, посещая социально важные заведения и вместе с госпожой Эриксен разъясняла широкой публике тонкости культурного единения.
Первым в списке стоял калишский храм при дворце.
Дела шли хорошо. Особенно на обывательский взгляд.
Но Император должен видеть больше.
В этом ему не зазорно пользоваться помощью.
Были в Принципате те, кто знал больше всех.
И это даже не тайная полиция.
Полицейские не в силах мгновенно обмениваться информацией. Если это не кружок Примарии.
"Право, Шитцу, лучше бы вы основали кружок шитья".
Тем не менее, Фрэнсис не поленился связаться с одной из десяти учениц, высказать своё неудовольствие отсутствием результата и выдать дополнительные инструкции по нейтрализации пиратской угрозы.
"Угрозы?"
Сезар фыркнул.
С выводом тяжёлых кораблей проблема должна была постепенно решиться. Конструкторы Принципата получали свои кровные не просто так. И не только они.
Закончив с агентом Морроу, Фрэнсис выкурил ещё пару сигарет, и, наконец, решил заняться повышением своей информированности.
Надев поверх рубашки китель и удостоверившись, что выглядит, как и всегда, эталонно, он взял со стола фуражку и перчатки, со спинки кресла - офицерский плащ, и бодрым шагом покинул кабинет. Путь Императора лежал к посадочным площадкам дворца.
Не стоило выдавать свои тайные владения, прогуливаясь туда пешком.

--> Башни Сезара
TaonДата: Пятница, 07.08.2015, 11:23 | Сообщение # 42 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа. ГМ

--> Нунурра

Спальня принцессы


Императрица, с долей былой грации, вошла в покои старшей дочери, утратившей статус кронпринцессы, когда мать зачала сыновей.
"Благодарю, муж мой и уважаемая Берта, что скрывали от меня новости о... количественных показателях плодовитости".
Она ехидно улыбнулась, прибавив мысленно, что ещё и заразилась от супруга его вредностью.
И аккуратно, медленно уселась в антикварное кресло на изогнутых ножках, стоявшее у двери.
Комнаты дочери, как и полагалось в будний день, пустовали.
Ещё в начале весны принцессу отправили в рунийскую школу-пансион, где дальновидный директор двумя годами ранее перестроил обучение по калишскому военизированному образцу.
Дополнительный способ показать доверие к своему народу и заинтересованность в подрастающем поколении.
И не только это.
Констанс вздохнула. На благо выстраданного государства и Идеи и она, и её муж обязаны были использовать всё. И всех.
Включая собственных детей. Которые позже научатся тому же.
И так будет продолжаться, пока машины, эти вышедшие из-под контроля органиков инструменты, обзаведшиеся лишенным влияния эмоций и гормонов разумом, вновь не скажут своё слово, раскрыв конечную цель.
Констанс не общалась с представителями тайных ведомств так плотно, как Фрэнсис. Но имела полное право считать, что относилась к умным женщинам. И, постепенно припомнив все увиденные лично нюансы поведения дроидов, добавив к этому кое-что ещё, сделала выводы.
Почти такие же, как Император.
Ошеломляющие, но не пугающие.
После всего пережитого её стало сложно напугать.
Исключая долгий период гормональной бури, которому через несколько недель должен был подойти конец.
А может быть, и раньше, как сказала Берта, прежде чем Сезария сказала ей и её сестре убраться вон.
Но уже после душа, переодевания в домашнее и беглого ознакомления с почтой злость ушла, и близняшкам Исмар приказано было явиться.
Для них появились новые указания. Не выходящие за рамки специфики работы каждой.
Констанс была щепетильна в этом отношении, переняв строгий подход Кали и Сципио: поручать определённую задачу только тем, кто точно с ней справится.
Минимум рисков. Минимум "невероятных шансов". Максимум эффективности. Максимальная целесообразность.
Именно поэтому истории быстрых взлётов были редки. И те, кому это удавалось, являлись превосходными образцами достойного члена общества.
Сегодня Императрица имела дело преимущественно с теми, кому взлетать уже почти некуда. Исключая чисто бытовые контакты, конечно.
После сестёр - господин первый посол.
Ему было поручено заняться налаживанием дальнейших контактов с Чалактой, Каларбой и прощупать Совет Талораана.
В ответ неизменно учтивый Тэтсуо Ито в знак вежливости попросил о непременном участии в этой миссии посланника Ционы, на что получил согласие.
За обсуждением вопросов внешней политики - более деликатная тема.
Господину Ито полагалось подготовить преемника. И он интересовался у императорской четы, представляемой в беседе с ним Сезарией, имеется ли кандидат.
У Констанс был тот, кому она могла бы доверить дипломатическое ведомство.
Но не было уверенности, что точно выживут все трое её сыновей.
И пока она ничего утверждать не могла. Но дала намёк о наличии кандидатуры - увы, весьма юной.
Не забыв упомянуть, что с Чалактой, Каларбой и Талорааном будут работать не только дипломаты, и снабдив дополнительными инструкциями, Сезария, проведя и краткую светскую беседу с давним помощником, отпустила первого посла.
И связалась с лордом Родриго.
Спонсор Коалиции и войны за новое объединение, уравновешивающий груз на весах, где на второй чаше - неймодианцы. Он тоже должен был помочь.
Констанс были ведомы его интересы.
Одной из крайне немногих.
И они давали основание для доверия.
Главе умгульского дома Ирнерио было поручено задействовать и наладить деловые связи с теми же мирами.
По выработанным Сезаром и Сезарией правилам, следовало зайти и с третьей стороны. Но с Особым отделением Констанс избегала плотно работать, зная, что супруг не допустит беспорядка в своих владениях, и задачи, таким или иным образом, будут выполнены.
Ожидался ещё ряд проектов узких преобразований от всех Патронов, в соответствии с полностью единой идеологией. Но с ними правящая чета ознакомится уже на Лехоне.
Между тем, во дворец прибыли дроиды Фрэнсиса, и теперь о своей охране беспокоиться было совершенно лишним.
Разобравшись со своей частью государственных дел, Констанс, прогуливаясь по дворцу, и зашла в комнаты дочери.
Светлое дерево, миниатюрные, но яркие, сейчас выключенные, светильники в потолке. Цвета кафа, изумруда и золотистые проблески. Букеты цветов на подоконнике и пухлый, аккуратно разрисованный, гербарий на тумбочке.
Императрица ещё не знала, за кого отдать дочь, прибегнув к старомодному, но действенному при условии верности Идее и честности сторон, способу. И чувствовала, как восстаёт против этого совесть.
Пальцы перебирают нижнюю оборку просторной травянистого цвета блузы, спускаются к боковому шву мягких светлых брюк.
"Если твой муж сделает из твоей жизни трагедию, Принципат его уничтожит, кем бы он ни был. В этом могу тебе поклясться, моя принцесса".
Констанс вспомнила, как, едва оправившись от прошлых родов и ещё где-то глубоко в душе виня младенца в том, что едва не умерла, готова была разорвать каждого демократа Нунурры голыми руками, только бы дочь знала лишь мир, который будет построен. Сто раз пройти снова весь свой путь, с Миркра и до Рун, сквозь рунийские застенки, издёвки, насмешки, молчание и обожание, чтобы ребёнку не пришлось пройти это ни разу.
И получилось.
Идалис могла вспомнить только благополучие.
Подлинные обещания Сезарии исполнялись с точностью и всей полнотой.
А лживых клятв своей семье, своим детям она бы не дала никогда.
Как и своему Принципату.
Вольно текущая мысль оборвалась со звонком комлинка.
Сезар звал её провести остаток дня на море, и Констанс не могла отказаться.

--> Рунийское море
TaonДата: Вторник, 11.08.2015, 14:27 | Сообщение # 43 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Компаньон Альберт Ваймер. ГМ

Кабинет командира охраны


Слева - шкаф для брони, за ним - мини-арсенал с разнообразным оружием Альберта. За ним, почти у окна - мини-бар.
Справа - стеллажи с флимсипластовыми папками, сувенирами из костей разных зверей, у окна - рабочее место. И всё на фоне серо-стальных стен.
Вольно откинувшись на мягкую спинку стула, заложив руки за голову, а ноги уложив на стол, господин Ваймер вздохнул.
Он знал, что Легион дроидов не уничтожен. И они до сих пор живут... где-то.
Знал, что кое-кто из них недалеко, в бункере Императора.
И знал, кто изобрёл все те имплантаты для армейской элиты, которые ему ставили.
Но оказался не готов к появлению четырёх дроидов, напоминающих их главнокомандующего, здесь, во дворце.
Никто не был готов. Все - поражены.
Альберт стоял рядом с Сезарией, когда HK-AR явились. И видел: она тоже удивлена, пусть и меньше, пусть и скрывала это за полностью покрывавшим её флёром царственности.
Нет, во дворце и до этого были дроиды, но не такие. Берте помогали медицинские. Очень, крайне умные.
До такой степени, что это смотрелось подозрительно. И наводило на некоторые мысли об ошибках восприятия.
Все думали, что Легион - это вышедшие далеко за пределы программы и получившие свободную волю боевые дроиды. Но, похоже, дело обстояло не так, - размышляли теперь подчинённые.
Пусть. Полезно.
В ангаре были астромеханики. По комнатам сновали дроиды-помощники.
Но эти новые...
Альберт вздохнул ещё раз.
Они быстро сделали дворец огромным живым существом с тысячами глаз и ушей, направленных внутрь и вовне.
Все системы оказались кардинальным образом улучшены. Их взаимодействие - идеально отточено и защищено от ошибок.
Ваймеру начинало казаться, что скоро его собственный чистящий блок, или головизор, или тостер начнут пламенно возмущаться, протестуя против наглой эксплуатации.
Командир усмехнулся. Потянувшись к столу, выключил экран, на котором сменялись картинки с камер наблюдения.
Подвинул ногой неровно стоявший на столе набор для ухода за оружием.
У Ваймера и его подчинённых сильно убавилось работы. Благодаря отъезду императорской семьи, получилось навестить жену и сына, и провести с ними больше времени, чем обычно.
Но как занятно комментировали дроиды состояние всех систем, как возмущались! Это стоило бы записать, на память. Для потомков.
Правда, в Императорскую службу безопасности Альберт лично отбирал только опытных боевиков, имеющих дополнительные развитые навыки по разным профилям. Потому можно было надеяться на мирное сотрудничество с боевыми дроидами.
И не надеяться на то, что у них однажды иссякнет запас ехидных фразочек в адрес чего угодно, включая друг друга.
Хронометр просигналил, напоминая о запланированном деле. Выпив воды, - нельзя было пить ничего другого перед операцией по установке нового имплантата, - и поставив опустевший стакан рядом с заблокированным датападом, командир стал собираться.
И в первую очередь подошел к арсеналу.
TaonДата: Пятница, 01.01.2016, 21:04 | Сообщение # 44 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа. Фрэнсис Арманд

--> Орбита Рун

На борту челнока


... Он знал - скоро её попытаются убить.
Как не попытаться уничтожить вражеского политика. И момент подходящий: уже очень многие ополченцы горько жалеют, что подписались на это безумие.
Первый месяц года на исходе. Зима лютует, сокращая численность армии и без сражений.
Калишские ветераны и другой весьма опытный... контингент хорош, но этого недостаточно.
Но даже если бы этих сил хватало, Фрэнсис всё равно сделал бы так, чтобы марш смерти увлёк за собой тысячи людей и экзотов.
Рун отделался деньгами и поставками, но теперь должен пролить свою кровь.
Война народа более полезна для государственного строительства, чем маленькая блестящая операция.
На данной стадии - точно.
Потому армия монархистов пойдёт дальше.
Марш к Нунурре. Марш к сияющему будущему.
Впереди - снега и льды, вражеские отряды и ловушки.
Позади - тёмная хлябь. Снег мешается с грязью и горячей кровью, целомудренно припорошит размётанные падальщиками кишки.
"Война никогда не бывает красива, господа", - Фрэнсис шагает меж палаток с ранеными в последнем столкновении, стряхивает на истоптанный снег пепел сигареты. - "Берите пример с калишцев и наших новых... друзей. Они не ждали аплодисментов и красот".
Поганый холод проникает сквозь слои одежды, что ни делай. Потому движение сейчас самый разумный вариант.
Руки в перчатках двигаются хуже, но практика помогает не ронять сигареты.
Привычно раздражает наполовину пустой палец перчатки на левой руке.
На лице давно застыла корка чужой крови.
Задержался у часовых.
Сведения - сила. А калишцы - лучшие лазутчики, каких Арманд только видел.
Конечно, речь не о людях.
А теперь можно и уделить внимание маленькому рутинному расследованию.
Плевать рунийские демократы хотели на неподдельную популярность Констанс среди народа, как на проявление воли этого народа. Они просто хотели власти. И как их в этом винить? Фрэнсис тоже хотел. Но для него власть - лишь инструмент. Лишь расширенная возможность делать то, что должно. Делать галактику такой, как нужно.
Если стесняться своих желаний, не получишь ничего. Даже локоть укусить не выйдет.
Да. Не существует лучшего инструмента, чем истинная власть. Та, что имеет под собой прочнейший фундамент.
И потому Арманд не позволит никому взять её. Верховную.
Те, с кем готов поделиться, определены давно.
Первая из них, согнувшись, выскакивает из палатки-лазарета.
Из-под старой шапки видна грязная, почти совсем растрепавшаяся коса, уходящая за воротник толстого пальто, поверх которого накинут сползающий с плеч белый халат. Когда-то - белый. Но цвет уничтожен пятнами и разводами грязи с кровью.
Бурый, белый, красный. Теперь эти цвета повсюду.
Да. Повсюду.
Фрэнсис уже совсем рядом, когда Констанс, распрямившись и ни на что не обращая внимания, растирает голые не сгибающиеся пальцы.
У неё бледное лицо. На нём так сильно выделяются синие круги вокруг глаз, кровавые трещинки на губах.
В их общей палатке, наверное, заливается криками родившаяся месяц назад девочка, укутанная во все одеяла, а её мать здесь. Вспоминает не такое уж давнее прошлое, работая полевым хирургом.
Интересно, приведёт ли её в чувство крепкая пощечина? А десять?
Фрэнсис ограничен правилами, которые сам себе придумал.
А ещё сегодня или завтра его жена, какой бы ни была, снова рискует умереть. И нужно держать её ближе.
Он выбрасывает сигарету. И улыбнувшись, запечатлевает на лбу женщины лёгкий поцелуй.


... Как сейчас.
Констанс тоже помнит тот день. Только иначе.
Помнит, как старалась помогать даже тем, по кому ни ополченцы, ни калишцы не будут плакать, если и когда они нуждались в посторонней помощи. Потому, что никто на практике не оказывается неуязвим. И потому, что это увидят настоящие её солдаты.
Игра в политику даже на войне. В чём-то кощунственно, но... естественно. Война - кровавое продолжение политики.
Окровавленный ключик к будущему.
От трупов легче отводить глаза, если держать перед ними образ цели. Если всегда знать, ради чего.
Когда сердце не на месте, лишь разум может помочь.
Ещё одна причина, почему Констанс проводила много времени с ранеными в боях, страдавшими обморожением, болезнями, - возможность встречаться с мужем только по делу.
Кошмарные роды - фундамент для стены отчуждения.
Без содрогания к Фрэнсису не приблизиться, не притронуться.
Это глупо, глупо. Неразумно. Но - это так.
Но тот поцелуй без претензии на большее, тот целомудренный дар в царстве крови, боли, стонов, криков, горячечной мольбы... Что-то было в нём. Такое... возвышенно-интимное. Такое... словно маленький секрет только для двоих.
И вечером Фрэнсис был рядом, пусть и всего лишь в полевом лазарете. И смог, выходя, спасти, выдернув с линии огня.
Как много можно вспомнить за мгновения.
И отчего? Всего лишь от единственного скромного поцелуя. Такого же, как тогда. И, в то же время, совершенно другого.
Просто челнок меньше минуты назад опустился на площадь. Просто сейчас с лёгким шипением придёт в движение трап.
Это прибытие не будет тайным.
Там, на площади - частичка народа Принципата.
В свете событий этого года - неплохой шанс умереть. Не хуже других. Тот, кто сможет убить Императора, когда на него смотрит всё государство, покроет себя посмертной славой.
Но прятаться - удел трусливых тварей. Жалких тварей.

Площадь


Гремит марш. Серебряное и золотистое искусное шитьё синих, как ясное небо поздним вечером, императорских мантий сверкает в утренних лучах. Как и цепь из крупных плоских звеньев на плечах Его Милости, и серьги с рунийскими сапфирами, сияющие в ушах его супруги, и её ожерелье.
До блеска начищены сапоги Императора. В такт шагам вниз по трапу покачивается заключенный в изукрашенные парадные ножны вибромеч.
Знак императорского самоотречения, - простая белая рубаха из грубоватой ткани, - полностью скрыта под серебристо-стального цвета верхним одеянием, неуловимо напоминающим сильно удлинённый, до колен, китель с разрезом спереди, где виднеются обыкновенные серые штаны. С шеи с обеих сторон под мантией спадает широкая лента, правый конец которой украшен шестиугольником Принципата, а левый - цветком правящего дома.
Белое атласное платье Сезарии с пышной юбкой, расширяющейся книзу, украшено узором из символов множества народов, полвека назад воевавших за независимость. Те знаки, чьи обладатели входили в состав Принципата в год его рождения, украшены мелкими драгоценными камнями. Из-под юбки выглядывают закруглённые носки туфель, а левая рука традиционно облачена в ажурную перчатку, сейчас - белую.
Следует за Сезаром и Сезарией только... Перси.
Ни к чему сейчас показывать народу ни бешеную гончую, ни секретного агента-машину. Им, как и няньке и Берте с детьми венценосной четы, путь - прямиком во дворец, на борту челнока, поднявшегося в воздух, как только правители отошли от него на двадцать шагов.
Челнок летит выше, к посадочным площадкам наверху, а за спинами Фрэнсиса и Констанс смыкается строй облачённых в лёгкую броню и пурпурные плащи, с масками из черепов мьюмуу, солдат императорского гвардейского легиона.
Нового и единственного легиона, полностью состоящего из коренных калишцев.
Радостно вопит толпа, запрудившая площадь, но бурлящее море тел не пересекает невидимой границы.
Каждому известно: калишцы будут стрелять, если хоть кто-то сделает даже полшага за черту.
Но черта эта недалеко. Совсем недалеко.
Каждый легионер выше двух метров. И строй плотен, и подобен тоннелю, по которому неспешно ступают Сезар и Сезария.
Холодная сила и ледяная хрупкость.
Их, как и давно не виденного на просторах галактики сопровождающего, - откуда бы непосвященным знать, что он не тот командующий дроидов? - и не разглядеть.
Но технике под силу это исправить.
Строй становится шире лишь на ведущих во дворец широких ступенях.
И в тот миг, когда, поднявшись по ним, Император и Императрица величественно поворачиваются к приветствующему народу...
В этот момент Фрэнсис так ярко чувствует свою власть.
Каждое сердце трепещет в его ладони.
Ему под силу вложить в головы любую мысль. Он овладел этим искусством.
Ему принадлежит всё.
Всё.
Ему доступно всё.
Обратить ложь в истину и истину в ложь. Создать и разрушить. Одарить и обездолить.
Имеет право.
Скован долгом и собственным знанием.
Лехон. Виктрикс. Кронпринц.
Три тайны и ещё одна, связанная с ними. Когда Император с супругой покинули Рун? Куда улетели, откуда вернулись?
А Императрица, это видно, уже не в положении. Жив ли ребёнок?
Да. Фрэнсис знает, какие вопросы в головах его верных подданных.
Он выдерживает паузу.
А затем всё стихает, подчиняясь единственному жесту.
В этой тишине из дворца выходят две светловолосые женщины, похожие друг на друга как две капли воды. Даже их чёрно-белые строгие костюмы одинаковы.
Сёстры Исмар выходят с младенцами на руках.
Та, что справа, держит кронпринца. Та, что слева - его братьев.
На удивление, молчат все трое.
Даже когда их отец начинает говорить.
А девочка лет восьми-девяти, с серыми отцовскими глазами и перехваченными атласной синей лентой каштановыми локонами, как у матери, стоит в белом платьице с синей пелериной на плечах, между Бертой и Гретой и на шаг впереди, но лишь несколько секунд.
Она выходит вперёд и встаёт, как и должна, по левую руку от матери, и та берёт её ладошку в свою.
А над площадью уже раскатывается усиленный незаметной аппаратурой голос Сезара.
- Принципат. Моя возлюбленная семья. Тебе я открываю главный свой секрет. Преклонив колени там, где прежде лилась наша кровь, я вместе с тобой обрёл величайший дар. Там, где каждый город отмечен героическим страданием, Императрица Констанс... подарила нам наследника престола!
Берта подходит ближе и аккуратно передаёт мальчика в руки Фрэнсиса.
- Кронпринц Фридхольд! - провозглашает он.
Криками разражается толпа.
Торжественность момента, часа, дня пьянит. Кружит головы.
Наследник - это надежда.
Его братья, оказывающиеся на руках Императрицы - тоже.
- Принц Фердинанд! - оглашает имя Фрэнсис, ласково касаясь левой рукой головы спелёнутого малыша.
- Принц Вальдерих!
Старшему - править. Младшим же судьба - помогать.
Или... править. Если что-то случится со старшим.
Но о последнем не хочется думать никому в семействе Арманд. Достаточно знать: надежда есть в любом случае.
Надежда есть.
TaonДата: Суббота, 02.01.2016, 18:17 | Сообщение # 45 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа. Фрэнсис Арманд

Объяснить народу, откуда вернулись их правители, намекнув на большинство планет разом, но не наведя на истину, просто. Сложно придумать более тривиальную задачу. Ведь именно Императрица занималась, через императорскую пресс-службу, объяснениями всего, что только возможно.
Иное дело - солгать дочери.
Как тут быть хорошей матерью, если остаётся столько тайн? Пусть даже хранить их до поры - это для общего блага.
Идалис - принцесса, но не будущая Сезария. Ей не дано знать всего. И сейчас, и когда станет старше.
Императрица Констанс понимает это. Женщина Констанс - тоже. Но...
- Мама? А можно мне будет подержать Фриди? Или Ферди, или Вилли?
Девочка тараторила как никогда, и понятия не имела о смутном противоречии в материнской душе.
Ответил старшей сестре Вальдерих, заголосив на руках у Греты протяжно, словно жалуясь, что утомился. В каком-то смысле, так и было. Констанс уже научилась различать интонации, зависящие от причины младенческих криков.
- Можно, - веско ответил дочери Фрэнсис, тепло улыбнувшись и коснувшись панели вызова турболифта. - Когда они выспятся.
- А пока мы пойдём на завтрак, - добавила Сезария. - Ведь ты ещё не завтракала?
- Нет, мы с Гретой только выпили копи.
- Вот и чудесно, милая. Тогда - наверх.
Констанс не думала, что дочь воспримет довольно долгое отсутствие обоих родителей так легко. Сообщения Греты Исмар казались немного приукрашенными, но теперь было видно: пребывание в закрытой школе, летние походы и творческие вечера в компании младших членов Фольктаг пошли только на пользу маленькой принцессе.
Так и должно быть. Пройдёт три года, и начнётся, постепенно наращивая обороты, сначала активная школьная, а потом и почти государственная деятельность Идалис. Властвующей семье нужно юное милое лицо.
Пройдёт ещё восемь лет, принцесса станет совершеннолетней и изведает тяготы армейской доли.
А спустя ещё три-четыре года можно будет и раскрыть ей долю секретов.
Немного позже - заключить династический брак.
"У тебя есть свобода, моя дорогая. Но меньше, чем было у меня. Такова цена за право строить мир по-своему".
На миг Констанс чуть сильней сжала руку мужа.
Раздался тихий сигнал прибытия кабины. Двери беззвучно разошлись в стороны и зашуршала пышная юбка Императрицы, когда та шагнула вперёд.

Третий уровень дворца. Малая гостиная


На первом уровне располагались тронный зал и зал Сената. На втором проходили чуть более неофициальные встречи, торжества для приближенных. И там же обитал господин Ваймер со своими подчинёнными из КСБ.
Третий уровень тем более не для всех.
Здесь располагался верхний ярус дворцового сада, обитала прислуга. Здесь Император и Императрица принимали не просто приближенных - друзей.
Насколько их можно было так назвать.
Был здесь и тренировочный, и танцевальный зал. И несколько небольших гостиных, куда более уютных, чем великолепный тронный зал.
Эта была очень светлой, и воздуха в ней, казалось, больше.
У стен стояли пузатые кадки с раскидистыми растениями из Канбальских джунглей, сделанные под старину створчатые двери восточной стороны, занавешенные персикового цвета тонкими полотнами, пропускали яркий свет из сада. Роскошные массивные люстры утром, как и полагается, были выключены. Как и светильники, стоявшие на маленьких круглых столиках по обе стороны от дивана в дальней стороне.
Мебель в классическом стиле, из тёмного дерева, с молочно-белой и кремовой обивкой, приблизительно повторяла цветовое решение пола со строгим геометрическим узором и создавала уютную, умиротворяющую атмосферу. Вместе с настоящими картинами на стенах. Одна из них висела на южной стороне комнаты, там же, где стоял овальный стол на восемь персон.
Принцесса любила эту гостиную из-за выхода в сад, Констанс нравилось принимать здесь сестёр своего мужа, а Фрэнсиса обстановка успокаивала. Особенно если прогуляться по саду с порцией допинга для мозга. Или с сигаретой и пепельницей в руках (не стряхивать ведь пепел в цветники).
Здесь семейство, без какой бы то ни было компании, и расположилось. Как только спустилось с верхнего уровня, где находились их личные апартаменты и где остались спать трое малышей. Но Сезария прихватила с собой комлинк, на который Грета установила ей связь с дроидом-нянькой и детской.
Завтрак подали точно перед тем, как семья вошла в гостиную. Остыть у него не было ни единого шанса. Хотя только Идалис нуждалась сейчас в том, чтобы основательно или не очень подкрепиться.
Усадив жену и дочь на места по правую и левую сторону от собственного места во главе стола, Сезар передал церемониальные мантии, пелеринку девочки, свои цепь, перевязь с мечом и столу ожидавшей за дверями служанке, и вернулся.
- Итак, Идалис, как ты провела время, пока нас с мамой не было? - сев и взяв с ближайшей тарелки кусочек дорогого сыра с плесенью, поинтересовался Фрэнсис.
- Отлично! Я сдала все проверочные, а потом мы были в летнем лагере от Фольктаг.
Он улыбнулся так, как делал это чаще всего - одними лишь уголками губ. Только взгляд не был непроницаемо-холодным.
- Учат вас маршировать?
- Ну немного. А ты умеешь, папа?
Фрэнсис негромко рассмеялся и поднял руки, будто сдаваясь.
- Нет-нет, моя принцесса, здесь ты будешь впереди меня.
Констанс, уже принявшаяся было за порцию ягод с ложечкой осарианского цветочного мёда и свой копи, положила маленькую ложку с цветочной же гравировкой. Почему-то стул с привычной прямой спинкой вдруг стал неудобным, стоило лишь услышать, как легко общаться отцу с дочерью. Тогда как ей, матери, это временами давалось тяжко.
"Может, у тебя просто меньше сомнений? А меня не оставляют в покое эти мысли о судьбе нашей семьи. Но да, ты прав. Ты прав. Каждому своё".

Кабинет Сезарии


Сегодня - особенный день. Напряженный. Интересный.
На вечер назначен приём в тронном зале. Прибудут представители Совета Талораана и каларбианцы.
Талораан - источник газа тибанна. Каларба - осколок Конфедерации, оказавшийся под невидимым глазу, но вполне зримым для дипломатического ока давлением из-за своих разработок в области ИИ, ведшихся последние пятнадцать лет. До Армады им было невероятно далеко, но некоторый интерес представляли и сравнительно бытовой нужды новшества, и оборонные. Последние - особенно. Увы, у обоих до недавнего времени нейтральных карликовых государств не было достойных внимания сил защиты. Только связи. И все обстоятельства были учтены и детально проработаны господином первым послом и лордом Родриго.
Поэтому представители уже здесь, на Рун. Знакомятся с достопримечательностями столицы, сопровождаемые членами встречающей делегации. А входили в неё, в том числе, сам господин Ито, лорд Ирнерио и посланник Циона. За безопасность отвечал Альберт Ваймер и его служба.
За гостей можно было не беспокоиться. И заняться подготовкой к официальной встрече. Знаковой встрече.
- Откройте глаза шире... Так... Прикройте, не моргайте. Улыбнитесь. Так... расслабьтесь...
Покорно исполняя указания Греты, Констанс сидела в кресле у камина. Вокруг, - на столике и даже на полу, - были разложены в ведомых лишь Исмар порядке и гармонии кисточки, пудреницы, кремы, палетки с тенями, карандаши для глаз и губ, помады, духи, лаки, расчёски, укладочные средства, кольца, перчатки, заколки, открытые футляры с украшениями, а у двери стоял опустевший большой кейс для косметики.
А на рабочем столе было разложено платье.
- Грета, я всё же сомневаюсь насчёт красного, - сидя с закрытыми глазами, перебирая руками пояс халата, заметила Констанс. Большая кисть порхала по щекам, лаская кожу.
- Нет, это будет не красный, моя Сезария. Коралловый с золотым и белый с вашей любимой отделкой.
Императрица хмыкнула и протянула вперёд левую руку. Грета, подняв с пола стакан с недопитым фруктовым коктейлем, вложила его в руку женщины.
Неторопливо выпив почти всё, она отдала стакан и повела плечами, сбрасывая скопившееся лёгкое напряжение от пребывания в одной позе.
- Цвет Талораана, настроение Каларбы, величие Принципата? Мне не терпится оценить.
- Ещё десять минут, никак не больше.
- Замечательно. Кстати... у тебя новые духи?

Кабинет Сезара


Полностью облачённый в церемониальный костюм, - такой же, как утром, только мантия теперь была тёмно-серого, с переливами, цвета, а основное одеяние стало белым, - Император стоял у панорамного окна, спиной к нему.
Фрэнсис пригласил всех четверых HK-AR и Перси для краткого предварительного обсуждения грядущей операции на Раттатаке. И... сегодняшнего приёма. Обер-фрументария и Саманту же ещё днём отправил домой. К Шитцу.
Тяжёлую поступь боевых дроидов не спутать ни с чьей больше. Не забыть.
Во многих, очень во многих она вселяла ужас. Животный ужас.
Император же имел право приказывать даже им. Но власть не затмевала его рассудок. Как и привычка этих дроидов к забавным высказываниям. Их смертоносность - данность. Забывать о ней недопустимо.
Стоило только двери закрыться, как Фрэнсис заговорил.
- Полагаю, пребывание в границах дворца бывает скучным. Но у меня есть для вас... и для меня. Дар. Мы сделаем Раттатак таким союзником, который нам нужен. И для этого мне необходимы вы. Однако, оставить дворец без совершенной охраны я также не могу. Перси, как я и говорил ранее, ваше участие не ставится под сомнение. Что касается вас... со мной на Кали, а после и на Раттатак, отправятся двое. И это вы должны решить самостоятельно.
Он был готов к обоим вариантам. И к молниеносному решению, и к новой занятнейшей перепалке, которыми дроиды отчего-то так "любили" себя развлекать. И его заодно.
А за окном, на площади, маршировала молодёжь. Где-то гордо реяли штандарты. А Штауфгард утопал в огнях.
И в голове тысячи ног отбивали ритм марша, под звонкий его голос.
Форум » Архив ФРПГ » Рун » Императорский дворец
Поиск: