Лето - это маленькая жизнь... Мир! Труд! Спать! Гость, голову не припекает? МЧС России предупреждает: на Лиге ожидается шторм #лето #SwL2018
[ Новые сообщения · Форумчане · Правила форума ]
Архив - только для чтения
Форум » Архив ФРПГ » Рун » Императорский дворец
Императорский дворец
mandalor25Дата: Четверг, 18.08.2016, 18:09 | Сообщение # 61 | Offline

Группа: Пользователи
Сообщений: 1264
Награды: 100
Ну почти «Л»
Рэн Ордо (Рэймонд Гэллард)

Решение по флоту было принято сходу. Рэн не переставал восхищаться работой Канцлера. У него все было продумано заранее, решения принимались мгновенно и тут же вступали в силу. В роли бизнесмена Гэлларда он имел богатый опыт работы с властями разного уровня в Республике, и этот опыт был прямо противоположным - волокита, множество согласований, кипы документов, и даже взятка далеко не всегда была способна ускорить процесс. "Вот в том числе и поэтому Принципат будет расти, набирать мощь и процветать, а Республика - сдавать позиции, и рано или поздно опять рухнет", - думал он, прощаясь с адмиралами, собиравшимися вернуться на корабли. Мирдал Ордо и Виила Бралор сгорали от нетерпения, словно дети, знающие, что вот-вот получат вожделенные подарки. Сам Рэн, на самом деле, тоже разрывался между своими желаниями. С одной стороны, ему хотелось немедленно мчаться домой и придать новый импульс делам по построению "Мандал вепонс энд техник", с другой - отправиться на Кали посмотреть подготовку легионеров. Выбор этот был не так прост - особенно учитывая, что дома его ждала свадьба. Но как раз этот довод был, как не странно, в пользу Кали. Айлин должна была отправиться ловить "Джаггалора", а нет ничего хуже, чем ждать дома невесту и думать об угрожающей ей опасности. Как бы не была хороша охотница за головами Айлин Фетт, но брать живьем капитана пиратов, при том кореллианца, было сложной и опасной задачей даже для нее. И Рэн предпочитал не спешить домой - с делами корпорации Мирта справится лучше него, а там, глядишь, и Айлин уже вернется, примерно в одно время с ним. О том, что она может не вернуться, Рэн думать себе запретил. А еще была Бриика. Которой, судя по его ощущению в Силе, уже однажды угрожала смертельная опасность. Рэн был недостаточно хорош в навыках Силы, чтобы знать все, что происходит с дочерью, но был уверен - если бы она погибла, он бы это почувствовал, а значит - она жива. И о ней лишний раз вспоминать он себе тоже запретил.
Прощальный разговор с Теей был коротким.
- Ну что, сестренка, справишься с неймами?
- Справлюсь! Хорошей мандалорианкой мне еще только предстоит стать, но как дела вести - я не разучилась, - Тея почувствовала уверенность, занимаясь привычным делом - работой по согласованию коммерческих договоров. Пвартнеры Гэлларда, считавшие, что красавица тви'лека по определению не может быть умной, уже многократно бывали наказаны за это пагубное заблуждение. Тея была умна, и у нее была мертвая хватка. Мило улыбаясь, она выжимала из контрагентов такие условия, о которых неприступного вида железная бизнес-леди могла бы только мечтать. В данном случае, от Теи не требовалось облапошить неймодианцев, но эту расу, с ее непомерными финансовыми притязанияями, даже при заключении согласованного на государственном уровне договора надо было четко контролировать.
- Можешь не волноваться, я этих рикритов в наш огород пастись не пущу, - Тея сказала это тихо, чтобы не слышали посторонние, и лукаво улыбнулась.
- Вот, теперь узнаю тебя прежнюю! Ладно, иди к своим договорам, я тебя и так от дела отвлек уже, - Рэн притянул Тею к себе и поцеловал ее в лоб.
Простившись с Теей, он вернулся к Лардо Фетту и Тироку Мереелю, ожидавших отбытия. Они оживленно обсуждали вопрос боевого применения бронетехники - дело еще не освоенное, и пока непривычное.
- Нет, Лардо, "Кандерос" - это не то, что нам надо. И V-1 проблему решает лишь частично, - темпераментный Мереель наседал на Лардо, сохранявшего привычную невозмутимость.
- На тебя, Тирок, не угодишь! "Кандерос" - отличная машина, броня - хрен пробьешь, пушки - массдрайверы, щиты им не по чем, что тебе еще надо?
- Мне надо - скорость как у V-1, броню - как у "Кандероса", а пушку - мощнее, чем у "Кандероса"!
- У тебя, друг мой, шебс не слипнется? - Лардо за словом в карман не полез.
- Вообще то, Тирок прав, - вступил в разговор Рэн. - То, о чем он говорит, ОБТ называется. Основной боевой танк. У великих держав они уже есть. И именно его разработку мы заказали. Но это - дело не быстрое. А пока - пушки тебе, Тирок, будут. Совместной разработки "ГВТ" и "Слайн корпил". Это уже реальность, опытные образцы готовы. И скорости "Кандеросу" немного, но добавим - благодаря новой системе охлаждения силового агрегата.
- Вот, Лардо, ты умных людей то слушай, - Мереель радостно отгрузил Лардо сдачи.
- Да ну вас, с вашими железяками ползучими, мы пока что к Легиону в гости едем, пехота - это сила! - Фетт поспешил перевести разговор в более приятное русло.
Да, они ехали в гости к Легиону - гордости Кали, символу мощи Принципата. Время их отправки уже подходило, совсем скоро они должны были тронуться в путь.

--> Орбита Кали


Сообщение отредактировал mandalor25 - Понедельник, 22.08.2016, 18:40
TaonДата: Четверг, 01.12.2016, 20:07 | Сообщение # 62 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

--> Орбита Рун

Новость о возвращении Сезарии с Фараны быстро разлетелась по столице. Через несколько минут после того, как "Эрмелиндис" появился на орбите, помощница Императрицы связалась с директором местной информационной компании.
Площадь перед дворцом в этот выходной день заполонила толпа, но и в ней был свой порядок. Свободными оставались небольшая площадка напротив входа и ведший к ней проход.
Все ждали. И вот показался шаттл, очертаниями похожий на металлическую хищную птицу.
Постепенно, плавно замедляясь, он приземлился на матово поблёскивавшие плиты. С рёвом пронеслись стремительные Стервятники, улетая обратно корабль.
Опустилась аппарель. По ней сошли палатины, создавая живой коридор.
На несколько мгновений всё стихло. Торжественное молчание повисло над площадью. Народ ждал Императрицу, сделавшую всё для заключения договоров с самым естественным союзником Принципата из всех возможных. Разлетевшиеся в стороны осколки наследия Конфедерации Независимых Систем собирались воедино, создавая новое целое. Между ними хорошо видны швы-границы, но это неважно. Молодая, полная сил, решительная и развивающаяся потрясающими темпами калишская Империя протянула руку родне и не оказалась отвергнута.
Даже недавно минувший день траура по раттатакам, чьи жизни унесла орбитальная бомбардировка силами, враждебными обоим союзникам, не умалял этого торжества.
По толпе пронёсся вздох изумления. Это Сезария сошла на площадь, ступая так неторопливо, плавно, грациозно, что будто не шла, а парила.
Тугие локоны падали на спину, украшенные сверху округлым гребнем с дюжиной гранатов, каждый из которых обрамляла круглая дужка мелкого жемчуга. Тонкий стан обнимал корсаж платья, в чьём цвете смешались яркий коралл, алая заря и раскалённая лава.
Замысловатый узор лифа и длинных рукавов походил на сплетающиеся филигранно написанные морозом на стекле нити изморози, а их мелкие завитки теснились, рисунком напоминая о изысканной, яркой красоте коралловых рифов. Но орнамент становился реже на юбке, вытягиваясь в линии, встречавшиеся снова. На подоле они переплетались вновь, создавая узор из крупных ромбов и изящных вензелей. Сверху линия лифа и рукавов изгибалась, словно лепестки лилии, открывая плечи. Шею и грудь украшало гранатовое колье с подвеской из каплевидного камня, обрамлённого крошечными жемчужинами.
Руки Императрица держала перед собой, на животе, накрывая правой ладонью левую. В этом жесте было нечто пронзительно трогательное.
За Констанс тянулся длинный алый шлейф. Маленькая принцесса шла рядом: розовато-золотистый рассвет рядом с пламенным великолепием матери.
Первый посол и помощница следовали позади. Когда маленькая процессия поравнялась с последними палатинами, те двинулись с места, сопровождая и будучи готовыми в любой момент защитить.
От приветственных криков едва не закладывало уши. Вокруг, - но не приближаясь слишком близко, - порхали маленькие дроны-камеры.
Сезария улыбалась. Мягко, тепло и приветливо. Сдержанно. Как любящая благородная мать своих подданных.
На входе во дворец её встречали префекты и сенаторы Рун и Кали. Канцлера не было.
- Ваше Величество, ваше превосходительство. Ваше Высочество, - неглубоко поклонившись, поприветствовал Констанс глава рунийской префектуры. - Мы счастливы вашему возвращению.
Она ответила лёгким наклоном головы, на миг опустила взгляд.
- Господа. Мне не менее отрадно. Всё ли готово к заседанию Сената?
- Разумеется, Ваше Величество.
- В таком случае, не будем терять времени.
Императрица повернула голову, взглянула на Грету. На Идалис. Положив руку ей на плечо, слегка, почти неощутимо подтолкнула вперёд, намекая, что принцессу пора увести.
- А когда мне можно будет в Сенат?
- Если станете сенатором или по просьбе кронпринца, Ваше Высочество, - погладив дочку по щеке, сказала Констанс нежно.
И, кивнув мужчинам, отправилась вместе с ними на заседание.
TaonДата: Суббота, 03.12.2016, 16:05 | Сообщение # 63 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Зал Сената


Гордо, с императорским достоинством неся себя, Её Величество прошла по широкой дорожке, выстланной тёмно-багровым полотном с золотым шитьём. Придерживая длинные юбки, поднялась на возвышение и вошла в единственную ложу.
Свет играл на выпуклых лепестках геральдического цветка Армандов, бросал тусклые блики на тёмный матовый полукруг ложи. Лучи скрестились на тонкой фигуре Сезарии, как только она заняла отмеченное семейным знаком место. Со всех сторон раздались громкие овации.
Фигуры сенаторов, их помощников, необходимых гостей заседания казались тёмными, едва намеченными. Призраками, живущими в тумане.
Констанс улыбнулась им так же, как простым жителям Рун.
- Шесть лет назад Сенат собрался впервые. Нас было меньше. Мы не были уверены, что выстоим. Но нам удалось! За эти годы мы проделали такой длительный, трудный путь, полный невероятных успехов, который никому не дано преодолеть. Наше государство было измученным войнами. Ослабленным. Бедным. Едва родившись, оно уже нуждалось в реанимации. Но теперь... Мы представляем великую державу!
Громовой раскат одобрительных возгласов и аплодисментов прокатился под сводами.
"Один, два, три... четыре".
Она плавно, повелительно подняла руку. Голоса сразу стихли.
- Этот год стал для нас поворотным. От внутренних трудов по обустройству нашего мира мы, благодаря дарованию и усилиям Его Величества Сезара, перешли к активной внешней политике. И ныне в особенности не имеем права останавливаться, довольствуясь лишь тем многим, что имеем. Наше единство и воля, способность разных народов слышать и понимать друг друга, наши твёрдые устремления в лучшее будущее должны подкрепляться ежедневным трудом в делах как мира, так и самозащиты. Калишский Принципат обязан быть готов к отражению любой угрозы, - в голое Императрицы появились отчетливые стальные нотки. - Ни одна наша планета не превратится в выжженную пустыню! Ни в одном нашем городе больше не будут рыдать матери и жены, оплакивая безвинных жертв террористических актов! В этом нам поможет флот. Армия. И Служба Императора. Господа сенаторы! Увеличение жизненного пространства, необходимость восстановления Геонозиса, расширения верфей и производства боевых дроидов и техники требуют от нас скорейшего пересмотра государственного бюджета и внесения изменений. Приступим же.
Третьи овации были короткими. Как только Сезария села, слово взял Магнус Лойи. Глава сектора экономики и финансов по обыкновению, посещая заседание, сидел в ложе префектуры Дарглум. Подробно описав сложившуюся ситуацию, - и продемонстрировав десятки графиков, схем, диаграмм, - он передал эстафету господину Бренту.
Вслед за главой государственного банка выступал представитель Неймодианской Торговой Гильдии, которая брала на себя финансирование работ на Геонозисе и Хайпори. Восстановление старых подземных комплексов и возведение новых было сложным и дорогостоящим проектом. Без дроидов-рабочих даже геонозианцы не могли охватить абсолютно всё.
Росли доходы от торговли, в том числе зайгеррианской, но одновременно и расходы на социальные выплаты и финансирование исследований в различных областях, от медицины до развития оборонного комплекса. Новые территории сулили увеличение налоговых поступлений, но не мгновенно. Внимания требовала и Служба. Полиция, Особое отделение нуждались в ещё более щедром содержании.
К концу длившегося пять часов заседания у Констанс от потока материалов, обсуждений, споров кружилась голова. Лойи, Брент и представитель НТГ играли главную роль, но Сезария должна была представлять собственные данные, чутко следить за ходом дискуссии, поворачивая её в нужном направлении. Добиваться принятия правильных решений. Пристально наблюдать за финансовым трио и его реакциями на предложения, возражения, настроение сенаторов.
В Сенат Принципата не брали глупцов. Каждый хотя бы раз сказал нечто полезное. Но и умных любимцев народа следует иногда подталкивать в верную сторону. Учитывая при этом, что именно они говорят. Порой даже внося в планы коррективы.
Согласование всех пунктов завершилось благополучно, пусть иногда и казалось, что кто-то готов броситься в драку. В моменты накала страстей спасти положение мог только дух дисциплины. Или... Констанс.
- Обновлённый бюджет принят! - сообщил Магнус Лойи.
Императрица встала. Грациозным жестом оперлась ладонями о гладкий край ложи, не показывая, какую слабость ощутила на миг. Как колени едва не подогнулись.
- Благодарю, господа, за огромную работу, проделанную здесь сегодня. Его Величество отметит это по возвращении с Чалакты.
Удаляясь по багровой дорожке, Сезария чувствовала, как похолодели руки. Блистательная, величественная.
"Добраться наверх, только и всего. Только и всего".
TaonДата: Воскресенье, 04.12.2016, 19:04 | Сообщение # 64 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Спальня


- Будь у меня возможности помешать, Ваше Величество, я бы точно запретила вам работать.
Сезария выглянула из-за ширмы и бледно улыбнулась Берте. Её сестра в это время трудилась над злополучными крючками платья, постепенно высвобождая Констанс из плена.
- Неужели на всю жизнь?
- Признаю, это слишком. Но на год обязательно.
Хмыкнув, Императрица снова скрылась. Корсаж ослаб настолько, что роскошный наряд можно было без труда снять. С помощью Греты с этим было покончено меньше, чем за пять минут.
Вынырнув из-под юбок, Констанс сняла с ширмы переброшенный через неё тонкий чёрный халат с кружевной отделкой, накинула его и несильно затянула широкий светлый пояс.
На столике у окна красовалась принесённая Бертой вместе с тёплым овощным салатом и травяным отваром сырная тарелка. Сев в кресло, Императрица с удовольствием полакомилась местным сыром, - по кусочку каждого из семи сортов, - глотнула сладковатого отвара и пришла в прекрасное расположение духа. Сразу прибавилось сил.
- Спасибо вам, - искренне поблагодарила она обеих сестёр Исмар. - Мне уже намного лучше.
Берта немного оттаяла.
- Ваше Величество, относитесь к себе бережнее. Ваш организм и так испытывает нагрузки. Хотя бы не морите его голодом.
- Обычно я так и делаю, но этим утром было слишком много дел и плохой аппетит. Спасибо ещё раз.
Личный врач, верно истолковав сказанное как просьбу удалиться, направилась к двери, напоследок строго, но уважительно наказав быть внимательнее к графику. Вторая бросила быстрый взгляд вслед сестре, намекая, что не поняла, оставаться ли ей самой.
- Постой, Грета. У меня есть для тебя небольшое поручение.
Тушеные овощи с синеватой кожурой таяли во рту, оставляя насыщенное послевкусие приправ и толики масла.
Аккуратно промокнув губы салфеткой, Констанс улыбнулась помощнице.
- Завтра дай знать благородным семьям, что мне нужны фрейлины. Незамужние девушки возраста от двадцати двух до... скажем, двадцати семи лет. Учебные заведения пусть отберут по одной лучшей выпускнице того же возраста. Всех нужно будет расселить в гостинице, разумеется, и проверить. Начиная от здоровья и благонадёжности, заканчивая манерами, услужливостью и образованностью.
- Будет выполнено, Ваше Величество.
- Они должны прибыть в течение восьми дней. Проживание будет оплачено, остальное за их счет.
- Принимать девушек из людей и близких рас?
Сезария, пожав плечами, налила в тонкостенную чашку ещё отвара.
- Помилуй. Не думаю, что подобным заинтересуются хатты, геонозианцы, барабелы или коликоиды.
Грета, рассмеявшись, уточнила, имеются ли иные пожелания. Констанс отпустила её.
"Возможно, позже я стану более щедра на этапе отбора. Но сейчас не время возлагать дополнительную нагрузку на бюджет".
Окончив ужин, Императрица вызвала прислугу. Услужливые девушки быстро убрали посуду и тихо исчезли за дверью. Пять минут спустя за ними последовала и сама хозяйка дворца, но не на кухню, а в детскую. Там Констанс провела замечательный вечер, вместе с дочкой читая малышам предание об Эрменерихе. Нараспев проговаривая резко, грозно звучащие калишские слова, она одной рукой держала книгу, а другой, когда видела, что мальчики не прочь порезвиться, играла с ними.
На пятой главе Идалис устала. Тогда Сезария переключила её внимание на фрейлин, красочно описав, насколько интересно и красиво это будет.
- А я правда могу помогать тебе выбирать?
Императрица нежно поцеловала дочку в лоб. Посмотрела в сонные серые глаза.
- Я обещала. Значит, можешь. Но если будешь с чем-то не согласна, не спорь со мной при них. Это касается не только выбора. Хорошо?
Девочка радостно закивала.
- Пойдём, я уложу тебя. Завтра рано вставать.
TaonДата: Воскресенье, 04.12.2016, 23:59 | Сообщение # 65 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

Танцевальный зал


На долготе Штауфгарда день и ночь были явлениями условными. Рун обращался вокруг своего солнца подобно Рилоту, но не мог похвастаться безумным контрастом климата на разных сторонах. За звёздами из столицы не приходилось наблюдать: ночи не походили на дни, но всё же были слишком светлы. Весной и осенью ветра задували особенно сильно, соревнуясь с туманами.
Плотная пелена стелилась внизу. С того уровня дворца, на котором жила императорская семья, она походила на тающие взбитые сливки. Осенняя стылость силилась проникнуть внутрь сквозь окна, впитаться в толстые стены, и порой побеждала. Если кто-то забывал вовремя закрыть лазейку.
В огромный тренировочный зал и тот, что рядом, за стеной, пускающая дрожь по телу прохлада не сумела пробраться.
Музыка тихо, еле слышно лилась из-за закрытых дверей зала с зеркалами во весь рост. Но внутри, когда нежные лиричные переливы сменялись резким маршевым ритмом, звуки мгновенно заглушали текущие в отрыве от тела мысли. И становилось так... тихо.
Тёмный похожий на слитный купальник костюм облегал тонкую фигурку как вторая кожа. Тихо, легко, порой почти неслышно танцовщица ступала по начищенному до блеска полу маленькими девичьими ногами в мягких танцевальных туфельках без каблука. Внимательно следила за своими движениями в зеркалах. Хмурилась: редкая практика поразила чистоту исполнения в самое сердце. Улыбалась, когда, многократно повторив грациозное па, приближалась к идеалу, который так легко давался в молодости.
Минута за минутой, мелодия за мелодией.
Аккуратный каштановый хвост растрепался. Потом заколка и вовсе со стуком упала, не выдержав испытания чередой прыжков и быстрым вращением.
Волосы лезли в глаза, липли на мокрые щеки, шею и лоб. Капли пота градом катились по спине и груди, пропитывая спортивный лиф и костюм, но рассветная танцовщица не останавливалась.
Под сладкий вкрадчивый шепот, рокот грома, далёкий гул и мерные напевы она металась потревоженной птицей, мягко скользила предутренней туманной дымкой, с каждым шагом, каждым тактом всё больше отдаваясь музыке и движению.
Силилась распробовать это беззаботное утро, забывая свои обыкновенные.
Приказы розданы вчера. Планы обдуманы. Раттатак утих. Государственная и военная машины работают безукоризненно. Это не безумная пора гражданской войны и первых месяцев Принципата.
Это - золотисто-алая заря калишской Империи. Восходящее солнце уже высушило слёзы и кровь, которыми щедро омыты раскидистые кроны молодых исполинов из стали.
Не думать - роскошь. Великая роскошь для правящей Императрицы. Но сегодня пусть будет особенный день.
День, когда можно быть царствующей.
Мягким шагом грациозной хищницы медленно приближаясь к отражению, Констанс, разрумянившаяся и легкомысленно счастливая, не касаясь, очертила ладонями утонченные изгибы своего силуэта. Улыбаясь открыто, невинно и волнующе.
И вскинула ногу вверх и назад, обхватывая ступню руками, гибко прогибая спину, а голову чуть откидывая назад, к подколенной ямке.
Радостный, гордый взгляд карих глаз обжигал.
"А теперь не навестить ли школу Идалис, Ваше Величество?"
TaonДата: Среда, 21.12.2016, 21:53 | Сообщение # 66 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа
Кабинет Сезарии

- Трудно вам приходится?
Констанс улыбнулась Грете в отражении. Ещё раз покрутилась перед зеркальной дверцей шкафа и протянула руку назад.
- Ты привыкла видеть меня всю в делах, да? Я тоже. Но так долго отдыхать, оказывается, совсем не обременительно. Дай-ка и браслет тоже.
Помощница тут же исполнила просьбу.
- Чудесный набор, правда?
- Восхитительный, Ваше Величество.
- Леди Меар обладает изумительным вкусом, а умбарские ювелиры - талантом. Но чтобы добыть на Умбаре такой жемчуг, надо иметь ещё и храбрость. Ты видела когда-нибудь, какие ужасные там жемчужницы?
- Нет, к счастью.
- Да уж. Неприятные существа. И такой опасный яд, - состроив зеркалу нарочито сочувственную рожицу, вздохнула Сезария. - Хорошо, что он почти недоступен, иначе... мне бы пришлось опасаться за фрейлин и собственное спокойствие.
- Есть много других способов.
- Это верно. Надо позаботиться, чтобы девушки из кланов, между которыми дурные отношения, не попали в мою свиту. Не хочу разбираться в скандалах.
Грета казалась озабоченной.
- Но если обе будут очень хороши?
- Мне понадобится обер-фрейлина.
Констанс обернулась, мягко засияв загадочной улыбкой.
- Ты ей и будешь. Если не возражаешь.
- Ваше Величество... конечно! Рада услужить вам.
- О, не нужно. Это будет посложнее, чем нянчиться всего с тремя детьми. Они-то максимум могут стукнуть погремушкой.
Обе женщины негромко рассмеялись. Императрица, с пять минут полюбовавшись на себя в подаренной директором пресс-службы парюре, стала снимать украшения. Они смотрелись изумительно, волшебно, но были предназначены не для обычного дня.
Вместо роскошного комплекта Констанс вновь надела скромную подвеску. Над ложбинкой груди тонкая цепочка с крупной жемчужиной проходила сквозь лепесток изящного металлического цветка, воздушного и тонкого.
- Пусть обед подадут сюда. Салата с креветками и травяного копи достаточно.
- Как пожелаете. Шкатулку унести?
- Да, пожалуйста.
Как только помощница удалилась, Сезария подошла к окну. Огромный город жил своей кипучей жизнью за ажурной занавесью.
Констанс нажала кнопку. Створка тихо приоткрылась, впуская свежий воздух.
Осенние ветра становились холоднее. Женщина поёжилась в своём лёгком платье. Расшитый пепельно-серыми цветами белый шелк не защищал её.
"На Чалакте сейчас теплей".
Она неслышно вздохнула. Тонкие ниспадающие юбки заколыхались вокруг ног, стоило пойти к камину, чтобы взять накидку с кресла.
Сразу стало уютнее. Но только телу, не душе.
"Тебя так увлекла армия, Фрэнсис. Что дальше? Куда ещё тебя занесёт?"
Императрица не доверяла письмам для мужа свои переживания. Была той, кем должна выглядеть. Он триумфально, без единой капли крови присоединил Чалакту. Ни к чему доставлять правителю неудобства, когда он так печётся о государстве.
Да и не произошло в эти дни ничего плохого. Констанс возилась с малышами, читала, танцевала, ездила в ателье, на выставки, в театр. Договорилась с директором школы-пансиона об экскурсии для учениц на окончательный отбор фрейлин. Принцесса сможет поделиться с матерью мнением, а остальные посмотрят на тех, с кого стоит брать пример. Большинство кандидаток уже прибыло в гостиницу, почти все семейства и они сами были проверены и Особым отделением, и Службой Безопасности.
Сезария всего лишь соскучилась. Не надоедливо, тоскливо, мрачно, а со светлой грустью. Но и радостью от скорой встречи тоже. Ждать оставалось уже немного.
Вспомнилось, какой неприступной она некогда старалась быть. Не думать, как притягательны суровые серые глаза и странная улыбка. То ли открытая, то ли едва не угрожающая. И как отчаянно, готовая молить что-то или кого-то, что выше всех, если оно есть, искала в этом человеке защиты и спасения. Ждала, когда он явится вытащить из новой неприятности.
Как не знала, что делать утром после первой брачной ночи. Как вести себя теперь. И на шее глупо виснуть, и отстраняться. Все опробованные раньше модели ломались, не подходили.
Весело заулыбавшись, Констанс закрыла окно. Села за рабочий стол и включила терминал.
Лорд Ирнерио, гехайм-директор, весь Кабинет, сенаторы, Канцлер, дипломаты: никто не беспокоил её. Не звонил и не писал.
Так непривычно.
Императрица зашла в каталог дворцовой библиотеки, выбрала книгу по нейрофизиологии. Подумала, не позвонить ли Мирре Арманд, но решила сделать это позже.
В дверь тихо постучали.
- Ваш обед, Сезария.
- Прошу.
TaonДата: Четверг, 02.02.2017, 12:22 | Сообщение # 67 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа
Дворцовый сад

Под сенью тропических деревьев из джунглей Кали росли диковинные цветы, дурманя сладкими ароматами. Листья кустарников тёмно-зелёным шатром накрывали мягкий ковёр трав, где нет-нет, да и мелькали крошечные лепестки и синие колокольчики. В одной секции пахло дурманяще сладко, удушающе влажно. На другом конце сада, где ботаники и дизайнеры собрали растения пасторальной Рун, лазурного Осариана и даже реликты заключенного в тиски высокотехнологичной цивилизации Дракенвелла, лёгкие наполнял ароматный воздух лугов и солнечных рощиц. Там и прогуливалась Её Величество.
Левой рукой она придерживала длинные юбки, не позволяя им коснуться земли даже на самый краткий миг. А в правой держала раскрытую книгу, неловко переворачивая страницы кончиками пальцев.
Калишскую сагу, этот осколок туманного человеческого прошлого, составленную неизвестными задолго до появления людей на Кали и записанную после, Констанс прочитала не в первый раз. Всегда находилось нечто новое. Всегда какие-то детали ускользали даже от такого внимательного взора. За то Императрица и ценила хорошую литературу: она напоминает, что никто не всесилен. И любого способна чему-то научить, сколько бы лет ни было прожито.
Неровные строфы, длинные фразы, лишенные праздной изысканности рифмы. Сноб отбросил бы такую книгу. Но строки незаметно западали в сердце, отзываясь неясными чувствами. Тоской по неизвестному прошлому северян, когда возможно было чувствовать и думать так... так прямо, честно? Может быть.
"Родне моей велите не горевать напрасно:
От слёз мертвец не встанет, - а смерть моя прекрасна!"

Констанс готова была поклясться: пусть люди и приняли веру Кали, это не так уж много изменило. В героях с изменёнными столетиями именами она узнавала современников.
И надеялась не узнать в них мужа.
"Да, я его прикончил, но он всему виной,
Затем что первый ссору со мною завязал".

Сезария загадочно улыбнулась и на несколько секунд оторвала взгляд от страниц.
На раскидистом кусте перед ней огромные белые цветы с алыми краешками круглых лепестков так и манили прикоснуться. Констанс уже протянула руку, как вдруг увидела маленькую осу. И поспешно шагнула назад.
Мелкие камушки жалобно заскрипели под тяжелыми шагами. Императрица повернула голову.
"... стоит всех прочих, взятых вместе.
Ревниво он печется о королевской чести",
- сразу пришли на ум строчки из первых глав.
Вернувшись на дорожку, Констанс любезно поприветствовала генерала Ваймера, пусть они и виделись уже сегодня. Утром северянин провёл с ней тренировку по рукопашному бою. Как бы Сезария ни старалась, какие бы успехи ни делала, она всегда выходила из тренировочного зала с чувством, что вот-вот придётся звать врача.
- Всё ли у нас готово к прибытию моих фрейлин?
- Полностью. Степень защиты максимальна.
- Рада, что мне не о чем тревожиться. Но у меня есть некоторые дополнительные пожелания.
Альберт промолчал, ожидая продолжения. Ни синие глаза, ни мимика не показали любопытства.
- Пусть каждый их шаг будет под контролем, как и положено быть. Однако я не хочу, чтобы девушки знали об этом.
- Что дворец хорошо охраняется, ясно любому, моя Сезария.
Констанс кивнула и быстро перелистнула несколько страниц. Пальцы от неудобного положения свело лёгкой болью, но Ваймер не позволил книге упасть. И не дал руке Императрицы и своей соприкоснуться.
- Здесь не возьмёте пленных вы с Хильдебрандом старым... - прочитал он первую строку.
- Но у нас, генерал, есть в своём роде пленные. Важные семейства считают, конечно, что приближенная к моей персоне дочь может быть очень выгодным вложением. Однако у меня иной взгляд. С другой стороны.
- Какие именно у вас будут пожелания для Службы?
- Не показывайте, что знаете всё обо всех них. Если какая-то из девушек станет вести себя подозрительно, докладывайте мне. Я решу, как это использовать.
- А при реальной опасности?
Императрица пожала плечами.
- Нейтрализуйте угрозу подходящим способом. Я могу взглянуть на ваш хронометр?
Альберт, отпустив книгу, - Констанс сразу её закрыла, - приподнял рукав.
- Благодарю. И боюсь, что мне пора.
- Ваше сопровождение ожидает в верхнем ангаре.
Распрощавшись с командиром СБ, Сезария удалилась. Но для начала не стала подниматься в ангар, а зашла к себе. Сменить туфли.

--> Гостиничный комплекс "Глобула"
TaonДата: Суббота, 04.02.2017, 12:04 | Сообщение # 68 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа

--> Гостиничный комплекс "Глобула"
Кабинет Сезарии

Дворец, выстроенный по приказу Киа Майлеш Кая, неслучайно напоминал характерные для Кали сооружения.
Если калишцы строили дом, он походил на крепость. Так как ещё могла выглядеть главная резиденция правителя?
Когда это место по праву объединителей уцелевшего и создателей нового мира перешло в руки четы Арманд, воспринимать его как свой дом было невозможно. Неутомимые дроиды-рабочие стёрли следы пребывания здесь неудачливого правительства рунийской системы и разрушений. Уголок за уголком, комната за комнатой: так едва взошедшая на престол Сезария привыкала ко дворцу. Принимать её он не спешил. Или это она после тесных квартирок и палаток побаивалась простора?
Шесть лет спустя Констанс чувствовала себя истинной и полноправной хозяйкой всего, что было в Принципате. Имела во дворце всё, о чем можно мечтать. Просторные покои императорской четы и вдоволь места для детей. Садик и тренировочный, танцевальный залы. Великолепную библиотеку. Гостиные в разных тонах и стилях, каждая на свой случай. Медицинский кабинет и небольшой бассейн. Лучшую охрану. Прислугу, готовую выполнить любое поручение: от маникюра до мелкого шпионажа. Но далеко не одна комната оставалась пуста. Целое крыло на верхних уровнях. Из-за этого казалось, будто дворец всё ещё... не готов.
Однажды на одном уровне с Сезаром и Сезарией, заняв пустые комнаты, будут жить их сыновья. Когда детская им станет не по возрасту. А ниже, - там, где находились гостиные для полуприватных встреч с приближенными, - сегодня же разнесутся голоса фрейлин.
Дроиды-рабочие быстро справились с отделкой и снова ожидали, когда понадобятся, на подземном уровне. Оформлением занимались Грета и прислуга.
Становилось уютнее. Только... не хватало свободы.
Констанс нажала на маленькую кнопку и створка окна бесшумно отъехала в сторону, впуская свежий воздух и отдалённый, приглушенный расстоянием шум вечернего города.
Не было нужды беспокоиться. Утопленные в стенные ниши окна скрывались под защитными экранами, тонированными так, что ничуть не отличались цветом от мощных плит. Насладиться вольно задувавшим ветерком было сложно. Но в холодную пору Императрица этого и не хотела.
Пряный запах прелой листвы витал в Штауфгарде. Пронзительно сырая прохлада с каждым днём набирала силу. Близилось время ледяных дождей, мокрого снега и скользкой корки под ногами.
Неуютное время. Особенно если вспомнить, какие сильные ветра скоро задуют. Прошивающие влажным морозом насквозь, через все слои одежды. Неважно, дешевой или дорогой.
Констанс не любила такие ветра. Но с другой стороны... как прекрасно было бы выбраться из дворца не в поездку по делам государственным или личным, а ради прогулки. Без датападов, комлинков. Писем, звонков. Обсуждений стратегии.
"К чему эти лирические мысли? - спросила Сезария себя. - Когда он вернётся, череда дел снова не даст вздохнуть, и я сама выбрала такую жизнь".
Она поёжилась, плотнее запахнула пеньюар, отошла от окна и открыла непрочитанные письма.
Лорд Ирнерио сообщал, что его агенты установили контакты с двумя влиятельными семействами, чьи представители входили в правительство. С точки зрения кристофсианцев, сделка вышла отличной: они малыми партиями за большие деньги, маскируя вывоз товара под продажу предметов ручной работы и обычные поездки в поисках перспективных партнёров, продавали минералы и разобранное оборудование. Заказы намеренно составлялись так, чтобы заставить задуматься, не планировала ли вторая сторона заняться диверсиями. И всё это втайне от других. Чистая собственная прибыль. Кредиты ещё предстояло отмыть, но какой важный кристофсианец ныне этого не умел?
С точки зрения Родриго всё смотрелось иначе. Купленное он переправлял в Пространство хаттов, где с надбавкой продавал Магору Вальту. Лорд жертвовал своей контрабандистской конторой - официально фирмой-перевозчиком, которой владело подставное лицо - ради успеха операции.
Кульминация близилась. Люди Ирнерио сообщили, что министр, должный сыграть главную трагическую роль, тайно проявлял интерес.
Констанс была довольна ходом дела, но до возвращения Императора ей оставалось лишь наблюдать. В ответном письме Сезария выразила уверенность в благополучном завершении кристофсианского дела и искусно разбавила приторный сироп дифирамбов свежайшей водой. Не лишне потешить самолюбие Родриго. Он рисковал и репутацией, и положением, если тайна раскроется.
Отчеты из секторов воспитания, образования и культуры; из здравоохранения. И самое волнительное: послание от гехайм-директора.
Глава разведки и контрразведки предупреждал о скором переходе правительства Пакта под полный контроль генерала Дефеласа. Если военные поддерживали его и раньше, то политики были на стороне осторожной и дипломатичной королевы.
Один министр собирался оставить пост по причине слабого здоровья. Второго вдруг поймали за руку и обвинили в коррупции. Третьего шантажировали. Ещё один, и Лорд-протектор усилит позиции. Слабых преемников без труда подомнёт под себя, на другие места выдвинет своих ставленников.
"Ситуация дестабилизируется несмотря на усилия полиции и пропаганду. Риск восстания составляет сорок три процента и, согласно оценке аналитиков, в течение месяца и при активных действиях Дефеласа возрастёт до шестидесяти. Необходимо выступление в поддержку мира и законности, Ваше Величество, но повремените около двух-четырёх суток", - писал гехайм-директор.
"И тогда либо народ начнёт успокаиваться, либо уверует в нашу поддержку, верно? Но как же иные варианты?"
Констанс трижды обошла кабинет. Бездумно пролистала лежавшую на камине пустую записную книжку. Прежде чем заблокировать терминал, вызвала служанок. Пора было делать прическу и одеваться к церемонии. Полезно сосредотачиваться на раздумьях, но и во время других занятий в голову приходят хорошие идеи.
Может быть, ласковые прикосновения тупых зубцов ослабят мертвой хваткой сковавшее напряжение.
Сезария боялась, что в Пакте всё пойдёт не так, как должно. Не так, как прогнозировали аналитики. И тогда... что? Муж отправится на войну, но не с наёмниками, не с дикими раттатаками, а настоящей армией?
Что-то внутри мелко дрожало.
TaonДата: Суббота, 04.02.2017, 19:07 | Сообщение # 69 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа
Тронный зал

С каждой минутой овладевшие Сезарией слабость и испуг медленно разжимали когти.
Медленно. По миллиметру.
Стальное самообладание с драгоценным напылением возвращалось. Сначала расслабились мышцы. Затем выпрямилась спина. В мыслях постепенно настали покой и тишина. Вскоре они вновь соединились в тщательно организованную структуру.
Умелые служанки быстро подготовили госпожу к церемонии. Она же не выдала переживаний, успокаивая себя сама.
Не умеющий владеть собой даже на личной территории правитель ничего не стоит. Он должен быть неуязвим. И неважно, что внутри порой бушует ураган эмоций. Показать то, что должно. Спрятать остальное. С теми, кто не связан кровно - только так и не иначе.
"Нет никакой войны на Акзиле. Но если наше вмешательство и понадобится, разве я стану противоречить? Фрэнсис не мальчик. Он вернётся к нам".
Констанс повторила это несколько раз. Последний - перед дверями тронного зала.
Высокие, широкие, массивные. Словно высеченные из тщательно отполированных каменных плит. На первом уровне дворца всё кроме отделки было тяжеловесным, изысканно грубым.
С гулким звуком створы устремились в стороны.
- Её Величество Сезария Калишского Принципата, Констанс Арманд-Региа! - зычно провозгласил герольд в летах.
Императрица величественно и неспешно ступила внутрь, словно паря над полом иссиня-чёрного мрамора на крыльях медленной торжественной мелодии. Лёгкая, хрупкая, воздушная. От шеи до запястий, от плотного лифа до широких складок длинных юбок облаченная в холодные голубовато-белые завитки метели, мчащейся по ледяному зеркалу замёрзшего моря.
Воплощение не видящей солнца стороны Рун в то время, когда планета дальше всего от звезды.
Шлейф, украшенный этой вышивкой как и всё удивительное платье, тянулся за Констанс больше чем на метр. Блестящие каштановые волосы - какой контраст с белоснежным холодом церемониального облачения! - были забраны в гладкий узел. Венчала голову корона. На двух тонких обручах покоились два крупных тончайшей работы цветка, усыпанных мелкими бриллиантами. Неправильной формы, шестилепестковых - под стать знамени государства. По бокам их украшали жемчужины. Но белые завитки были лишь деликатным обрамлением для центрального сапфира короны. Благородный синий камень загадочно блистал в бриллиантовой оправе.
Сапфиры поменьше - и уже в каплевидной оправе - мерцали и в ушах Сезарии. А она держалась так, как если бы драгоценности были частью неё, и нижний обруч знака императорской власти нисколько не давил на лоб.
Императрица остановилась, взойдя по ступеням тронного возвышения. Обернулась, и шлейф изогнулся у её ног рукавом извивающегося русла.
Спокойным, царственным взглядом она окинула собравшихся. Рунийский префект и консулы, сенаторы, несколько генералов и членов Кабинета. Министериал-директор и дипломаты. Другие важные персоны, жившие на Рун и удачно оказавшиеся здесь. Их спутницы и спутники жизни.
И те, ради кого блестящее общество на время отложило дела.
Тридцать шесть девушек во главе с обер-фрейлиной стояли в полуметре от первой ступени. Линия размыкалась там, где пролегала устланная ало-золотой материей широкая дорожка.
- Каждому из нас ведомо, что такое верность. Государству, общему и личному делу, семье. Она помогает нам двигаться вперёд даже в те чёрные моменты, когда силы на исходе и не видно выхода. Она спасла нас из мрака распада и жестокой гражданской войны, поддерживала нашу веру и питала её. По сей день в ней мы находим опору и идём вперёд, ведомые её огнём. У каждого из нас есть свой долг, и она же помогает нам изо дня в день следовать ему неукоснительно. И сегодня мы услышим новую клятву.
Единым грациозным движением сев на трон и не придавая значения тому, что второй пустовал, Констанс мановением руки дала знак Грете Исмар.
Сезария уже слышала то, о чем заговорила помощница. Почетный долг фрейлины. Великое достижение и честь стать доверенным лицом правительницы и выполнять высочайшие поручения. Ответственность и отрада. Труд и счастливый шанс.
Наконец, первая девушка остановилась перед троном и опустилась на колено, повторяя за наставницей слова.
В списке она тоже была первой. Лучшей из всех. Так племянница сенатора Амбрии обошла потомственных аристократок.
- Я, Сафире Версет, присягаю на верность моей высочайшей госпоже, Её Величеству Сезарии Калишского Принципата. Клянусь верно служить Её Величеству как её фрейлина, повиноваться всем приказам и превыше своей жизни хранить секреты, которые мне доверено будет знать.
- Служи достойно, - ответила Констанс, протягивая Сафире руку с сапфировым перстнем.
"Ещё тридцать пять раз... Что ж, стоит уделить время, которым я располагаю, Акзиле и Кристофсису".
Императрица выдержала церемонию достойно, ни разу не позволив заподозрить себя в усталости. В голове постепенно и без удручающих сложностей зрел план действий. Там не было места для фрейлин.
TaonДата: Вторник, 07.02.2017, 14:45 | Сообщение # 70 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ
Комнаты фрейлин

Сумки девушек были заботливо расставлено в коридоре у дверей каждой комнаты.
"Какая забота о частной жизни, вы только посмотрите!" - раздраженно подумала усталая светловолосая фрейлина, смотревшаяся младше всех: тонкая кость, небольшой рост, нежные черты лица сердечком, словно жаждущие ласковых поцелуев губы и нежный румянец, не нарисованный, а свой. Только круги вокруг глаз указывали, как она утомилась. День был ужасно долгим. Последний отбор выпил все силы, а короткая беседа с Императрицей - нервы.
В подарок прилагалась никак не уходившая простуда, которую девушка подхватила три дня назад. Пока пыталась поймать аэротакси в космопорту. Как назло, недавно прибыло несколько пассажирских лайнеров с Гиндина и Денона, и сотни пассажиров оставили не таких везучих гостей столицы без транспорта на целый час.
А ещё эти светлые штауфгардские ночи! На Трандоше хотя бы суточный ритм выглядел пристойно.
- Мелана Эрлем! - окликнула её обер-фрейлина, эта дама с внешностью из серии "лицо с обложки" и замашками армейского офицера. - Подойди.
Четыре девицы, среди которых была Сафире, или "тюремная королевна", как её в первый же день знакомства мысленно прозвала Мелана, стайкой игривых рыбёшек прянули от своей благодетельницы.
Получив ключ-карту и фрейлинский знак - филигранно выполненную первую букву имени Сезарии, усыпанную бриллиантами - девушка наконец-то смогла попасть в комнату. Едва дверь закрылась за спиной, Мелана бросила сумки на пол и, нащупав выключатель, ударила по нему.
Резко вспыхнувший свет ослепил на несколько секунд.
Проморгавшись, она присвистнула.
- Ну за это спасибо, папашка!
Кремовые драпировки на стенах, зеркало во весь рост, большой шкаф и рабочее место у окна. Изящные светильники в форме языков пламени. Большая кровать за тяжелыми занавесями.
Много места, много воздуха. Было, где расставить этюды и книги, разложить черновики и наброски.
При виде этого великолепия отступила усталость обычная и навалилась другая.
Мелана поняла, что ни в коем случае не хотела бы потерять всё это. Комната во дворце - во дворце! - была её порталом в другой мир. Где нет испортившего всё детство отца, нет его дружков, нет его "тёмной силы". Нет грязных углов в дешевых кантинах и ночлежках. Нет унижения и попыток перебороть себя. Не забыть, а превзойти. Утомительных, так долго бесплодных попыток.
Эрлем крепко зажмурилась, отгоняя воспоминания.
Она родилась спустя два года со знаменитой битвы при Явине. Её отец, посредственный тёмный джедай, рыскавший по задворкам галактики, не стал оставлять драгоценный плод случайной связи с матерью, когда, разыскав уже четырёхлетнюю дочь, почувствовал, что в ней говорила Сила. Так и начался кошмар.
Одиннадцать лет спустя Мелана сначала задушила его приятеля-бандита, впервые сумев провернуть такой номер, а потом, когда пьяный папаша явился утром посмотреть, как у награждённого прихлебателя дела, разделалась и с ним. Гарротой. Не без помощи Силы, но более ли менее своими руками.
Сумев улететь со Слехейрона на Рун, притихшую после падения Нунурры, Эрлем старалась забыть худшее. Училась и кое-как зарабатывала кредиты. Но тьма уже вошла в неё. Привычными эмоциями. Взглядом на мир.
Мелана растворялась в искусстве, военной службе, встречах с юными членами Фольктаг, в котором недолго пробыла. Потом улетела на Трандошу - поизучать искусство этих жутких рептилий, когда рафинированное человеческое утомило.
И попала в сеть. При дворе не было трандошан. Даже среди бойцов КСБ, увиденных здесь, девушка не заметила ящеров.
Вождь и его сын хотели это исправить. Они видели безграничное влияние Кали и хотели знать, не захотят ли в Штауфгарде принизить позиции Гегемонии.
Гхадорсск казался истинно хладнокровным. Настоящий рептилий вождь. Харшисск пугал. Но Мелана надеялась на снисхождение Императрицы, если всё пойдёт нехорошо. И немного... на любовника. Этого ловкача, который не любил, когда на него смотрели после того, как страсть уляжется.
Если он не врал, то у неё был ещё один шанс. Но если всё-таки врал, то... она обманывала тоже.
По-настоящему Эрлем боялась, что не выйдет никакой хорошей жизни. Что тьма внутри обнаружит себя, что её раскроют. Хотя, в армии прятать способности выходило на отлично.
Она боялась, что тьма внутри... если не откроется, то отомстит тайком. Толкнув влюбиться.
А это было для Меланы бичом. Безумием.
За дверью слева оказалась ванная. С ещё двумя дверями. И половина полочек уже была занята.
"Вот тебе и роскошь".
Девушка быстро умылась холодной водой. Встречаться, делить тумбочку, разговаривать совсем не хотелось.
Тут открылась дверь, ведшая не в коридор, а соседнюю комнату. И вышла закутанная в халат Сафире.
TaonДата: Пятница, 10.02.2017, 02:17 | Сообщение # 71 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ
Комнаты фрейлин

"Ты можешь быть красивее них всех, но покинешь дворец ещё до брака, если не проявишь самые большие ум и хитрость", - говорил дядюшка, отправляя Сафире на Рун.
Элмер Тау, сенатор префектуры Амбрия, её бывший префект и человек, без чьего участия источник руд и минералов, страшнейшая тюрьма и каторга были бы всего лишь забытым куском породы, прекрасно знал жизнь. Его сестра, уважаемая дама Делара Версет-Тау, разбиралась в интригах не хуже, чем Элмер в инженерных, управленческих и политических премудростях. А её муж, господин Сорвэй Версет, был директором компании, занимавшейся производством дроидов гражданского назначения. Домашние помощники и дроиды-няньки пользовались заслуженной популярностью среди состоятельных покупателей.
И Тау, и Версеты могли похвастаться длинной родословной, по семейному преданию восходившей к первым векам колонизации Гиндина. Судьи, офицеры полиции и контрразведки, важные чиновники, директора, люди искусства, учёные: кого только не было среди многочисленной родни. Два могучих клана сблизились после Эндора, объединенные одной идеей: независимость Гиндина и от Империи, и от демократов. Но Сорвэй и Делара соединили жизни за несколько лет до того.
Самыми опасными среди фрейлин были две умбарки. Обе из Рутэй, обе по определению донельзя искушены в закулисных играх. Усилить свой клан через Сезарию, помочь родне в политике? Вышвырнуть из дворца неугодных им девушек? Для таких нет невозможного.
Но результаты Сафире оказались лучшими. Так сказала госпожа обер-фрейлина. И сделала её одной из четверых старших фрейлин. Теперь Версет стояла немного выше. Осталось дождаться, когда назначат восемь подчинённых.
"Но никогда, никогда не расслабляйся. Ты понимаешь?" - крутились в голове слова Греты Исмар.
"Будьте полностью уверены: разумеется, понимаю".
Девушка включила свет, аккуратно перенесла сумки к кровати. В шаге от тяжелой занавеси, закрывавшей этот угол комнаты, стояла арфа Сафире.
Она села на мягкий ковёр и нежно провела по плавным изгибам инструмента. У фрейлины была ещё одна, малая. Но та - совсем новая. Эта же видела и переживания подростка, и волнения юной леди, и первую сердечную боль, и радости, и непростые уроки жизни, преподанные роднёй. Видела, как большие карие глаза наполнялись слезами и счастливо блестели. Как полудетскую мягкость заменили точеные черты, по-другому, взросло и проникновенно, зазвучал голос и изменилась пластика движений, как во взгляде появились мягкое коварство, которое легко спутать с загадочной задумчивостью, а язык тела стал изысканным и пленительным.
"Мы здесь надолго, моя дорогая подруга. Сезария, клан Тау и клан Версет ожидают от меня немало, но получить должны много более того".
Мягко улыбнувшись мыслям, Сафире встала. Судя по хронометру, просидела она не больше трёх минут.
За следующие десять она разложила на своей половине ванной косметику и другие мелочи. После переоделась из формы в лёгкое домашнее платье и укуталась в халат: после зноя Амбрии, где в компании дядюшки фрейлина провела больше трёх месяцев, даже тёплая комната на Рун ей казалась прохладной.
Лёгкая головная боль от стянутых волос утомила. Но Версет чувствовала себя отмщенной. Девушка, вызвавшаяся помочь, но не успевшая ослабить плетение до приезда Сезарии в гостиницу на отбор, не попала во дворец.
Толстые косы были уложены в высокую прическу. Несколько тонких крест-накрест опоясывали голову почти надо лбом. И та часть волос, что остались распущенными, роскошным плащом окутывала изящную спину до самой поясницы. Не зря густые прямые локоны цвета самой тёмной из ночей Сафире считала своей гордостью.
Она без труда расплела косы и с наслаждением тряхнула волосами. Сразу стало легче.
Из ванной послышался громкий плеск воды.
"Надеюсь, я не буду вынуждена делить ванную комнату с умбаркой или, что хуже, этой дикаркой со Сципио?"
Беловолосые дочери сумрачного мира и татуированная сципионка не нравились Версет больше всех. Слишком большая культурная пропасть.
"Надеюсь..."
Соседкой оказалась всего лишь Мелана Эрлем.
"Всего лишь" - маска. Сафире была уверена: за отстранённостью и иллюзией скромной незначительности многое скрывается. Мелана не походила на аристократку, но и о том, какое учебное заведение рекомендовало эту девушку, Версет ни разу не слышала.
Несколько дней не показатель. Больше половины кандидаток отправилось домой. Знать и помнить всё о каждой из прибывших в "Глобулу" невозможно.
"Но раз мы отныне настолько близки территориально, не обессудь. Я обязана навести справки, невзирая на проверку благонадёжности, которую благополучно прошли мы все. Не желаю себе неприятностей", - решила она, дружелюбно приветствуя Мелану и спрашивая, как той понравились Штауфгард и дворец.
- Слишком холодно, - пожав плечами, ответила Эрлем. И обезоруживающе улыбнулась.
- Ты с жаркой планеты? Неужели Шола? - поддерживала беседу Сафире, заговорщицки подмигнув.
- Нет, я раньше жила здесь. Но Трандоша приучила меня к теплу, это точно.
- Я полагала, трандошане должны выглядеть немного иначе.
Мелана звонко рассмеялась, запрокинув голову.
- Ещё акулой меня назови. Нет, я там изучала искусство. У них интересная традиция гобеленов. А ты, я слышала, с Амбрии?
Версет нарочито настороженно заозиралась.
- Тсс! Никому не говори. Сбежала прямо с каторги!
Ни одного неласкового слова, ни одного грубого выпада. Только невинные шутки, простейшие вопросы и ответы. Но Сафире чувствовала: в каждой секунде разговора, истинно достойного встречи в ванной комнате, проскальзывала фальшь.
"Или ты всего лишь невзлюбила меня? Или у тебя всего-навсего болит голова?"
TaonДата: Среда, 22.02.2017, 14:13 | Сообщение # 72 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ
Комнаты фрейлин

- Как думаешь, где лучше будет смотреться эта вещица? - крутясь перед зеркалом в облачке юбок, спрашивала Мелана.
Сафире закрепила шпилькой последнюю косицу в окружившем макушку венке и взяла в руки расческу. Ещё раз пригладить не заплетённые волосы.
- Очевидно, по диагонали вверх от сердца, над левой грудью.
Закончив прическу, Версет сама приколола фрейлинский знак там, где сказала. Калишская буква, соответствовавшая крил из ауребеша, - хотя имя Сезарии на основном писалось с креш - переливалась и сверкала холодными огоньками бриллиантов.
- Интересно, нам каждый раз будут говорить, что надеть? - перескочила Мелана на другую тему, поправляя золотистые оборки лифа и с любопытством косясь на арфу.
- Кажется, я вижу, кто ещё не слушала обер-фрейлину и опоздала на примерку. И припоминаю, какое занятие увлекло тебя сверх меры во время объяснений правил.
- Ну нет же, слушала! Просто, как сказать...
Сафире подняла ладонь, знаком останавливая соседку.
- Довольно. Ты сама стремилась попасть сюда, не правда ли?
В голубых глазах появилось странное выражение. Появилось и сразу исчезло.
- Ладно, ладно тебе. Не заводись. Просто я ужасно глупо выгляжу. Эти рукава и юбка полнят.
- Не думаешь ли ты, что лучшие портные Штауфгарда обделены вкусом? - кольнула Версет девушку и, подойдя поближе, отвела её руки от лифа. - Не трогай. Если зацепишь нить и будет затяжка, не выйдешь из дворца и не увидишь сегодня Его Величество.
Яркий румянец на щеках Меланы немного восстановил душевное равновесие Сафире.
Они жили здесь всего-то третий день, если считать вечер присяги и последующую ночь, но восемь подчинённых фрейлин, а особенно две из них, успели досадить старшей. Особенно Эрлем и ещё одна, прилетевшая на Рун по рекомендации денонского университета. Девушки не аристократического происхождения могли быть очень умны и начитанны, но не привыкли к роскоши. Новые прически, платья, украшения им - диковина. Если не причина для лёгкого шока. Хлопот же хватало и без этих невинных созданий.
Отправить дяде просьбу проверить биографию и подноготную Меланы. Присматриваться к остальным. Внимательно слушать госпожу Исмар: вчера она подробно рассказывала об обязанностях, распределяла дежурства при Сезарии и обращала внимание на её самые важные привычки. Говорила и о Сезаре. Чтобы не смели флиртовать или пытаться зайти в его кабинет.
Где придётся бывать часто, куда ещё заходить нельзя. Какой маршрут дозволен, какой нет. Это был самый трудный пункт, ведь размеры дворца поражали даже Сафире и умбарок-Рутэй.
Если на этаже, где они жили, где располагались тренировочный и танцевальный залы, и где правители принимали приближенных, наносивших неофициальные визиты, позволялось передвигаться свободно, то уровнем выше возможный путь был коротким. До императорской спальни, до кабинета Сезарии, до её туалетной комнаты или до малой кухни, обслуживавшей только высочайшее семейство. Или же до той комнаты, на какую укажут. И всегда - только по зову.
Для четырёх старших фрейлин госпожа Исмар провела отдельную беседу. Они, как лучшие и самые надёжные, обязаны были следить за назначенными в подчинение девушками. Не только ради Императрицы, но и ради них и всеобщего спокойствия. Не допускать ссор, помогать и подсказывать.
Пусть формально небольшая, но... власть.
Ещё одним приятным эпизодом минувшего дня была примерка первых десяти платьев. Торжественные, для прогулок, на каждый день. Обер-фрейлина обратила внимание на то, что для выхода в свет обязательно нужно знать, в какие цвета облачится Её Величество. Спутницы должны или поддерживать заданный тон, или оттенять свою госпожу.
Сафире приняла требования как должное. Она была готова соблюдать каждое правило неукоснительно. Каждый день. А Мелана в ту минуту шепталась с другой опоздавшей.
Но не всегда и не у каждой сила в безукоризненности, тонком знании жизни высших слоёв общества и уме, заточенном хитростью. Эрлем отличало не прекрасное, но милое личико и невинные улыбки. Свежесть ранней юности, лёгкость и простота. Сафире сравнивала своё тайное оружие с кинжалом и отравленной лентой, преподнесённой в подарок с просьбой всегда носить в память о счастливых моментах. Мелану же с отравленным дымом благовоний. Вдыхать его приятно и сладко, но смерть ужасна.
"Права ли я? Или ты здесь одна без масок и скрываешь только свои мелкие тревоги? У тебя нет громкого имени, ты свободна. С другой стороны, у таких как ты есть своё бремя. Вы мечтаете вознестись высоко или очаровать мужчину, который сделает это для вас. Так найди его. А я покину этот дворец, когда сама пожелаю. Мне не нужен тот, кто поднимет выше", - думала Версет, оправляя расчерченные золотистыми линиями белые юбки Эрлем и свои.
- Девушки, вас зовёт Сезария! - раздался на всю комнату голос Греты Исмар, доносившийся от придверной панели с функцией связи.
- По-моему, я забыла весь дворцовый этикет, - прошептала Мелана.
Сафире улыбнулась, отвернувшись к двери, и поманила за собой двумя пальцами, призывая не мешкать.
- Идём же, не стоит так волноваться. Время нервничать пришло бы, если бы нас звали к наложнице Палпатина.
TaonДата: Четверг, 23.02.2017, 01:01 | Сообщение # 73 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа
Дворцовый сад

На шелковых лепестках искусственной розы застыли фальшивые капли росы. В безжизненном стебле не было ни сока, ни опасности поранить палец о коварные шипы.
Заложив цветком книгу на середине главы о нейрофизиологических механизмах восстановления и компенсации утраченных функций, Констанс бросила отстранённый взгляд на усыпанную белыми и лиловыми соцветиями маленькую лужайку. Тело женщины, застывшие черты её лица говорили, что она далека от умиротворённого состояния.
Скоро возвращался её Император. Муж. Непоколебимая опора и единственная настоящая любовь. Но Сезария не трепетала в ожидании, а замерла в напряженном спокойствии.
Оно вспыхнет светом счастья, распустится благоуханной, не шелковой розой. Чуть позже. Когда Констанс под порывами холодного ветра, носившегося по улицам и площадям, встретит шагающего ей навстречу Сезара.
"Мне довольно будет одного взгляда, уверяю. Даже если ты сразу отправишься покорять Акзилианский Пакт, вершить суд, решать тайные дела. Поразительны успехи короны: она умеет учить терпению как никто и ничто".
Грета следовала за медленно прогуливавшейся Императрицей молча и на расстоянии, не тревожа вопросами и замечаниями. Тишину, нарушаемую только шорохом и тихим скрипом камушков, окончательно разбила госпожа.
- Скоро ли явится Идалис?
- Принцесса уже на пути сюда, как мне сообщили.
Констанс негромко захлопнула книгу и обернулась в пол-оборота.
- Хорошо. Что мои фрейлины?
- Подойдут через минуту, Сезария.
За молодыми деревцами открылась дверь и показались девичьи фигурки в белых платьях.
- Ваше Величество, - мягко, проникновенно, с глубочайшим почтением произнесла та, что шла впереди.
Присев в реверансе, она грациозно наклонила голову и на один удар сердца прикрыла глаза.
Императрица одарила её доброй улыбкой.
- Здравствуй, Сафире. Приветствую и вас, девушки. Как вам нравится жизнь во дворце?
- Мы счастливы оказанной нам чести и полны надежд и жажды оправдать высокое доверие, - ответила Версет за всех.
Младшие фрейлины со степенной грацией кивнули в знак согласия.
- Отрадно слышать.
Констанс царственно повела рукой, приглашая присоединиться к променаду, а книгу отдала Грете.
- Подойди, Сафире. Ты изучала политику, если память меня не подводит?
- Да, моя Сезария.
- Ради чего же?
Прелестно улыбнувшись, черноволосая девушка на мгновение потупила взгляд.
- Ради того, Ваше Величество, чтобы стать достойной советчицей супругу, послужить народу моей родины и своей семье.
- Какой же из них?
- Всем, по мере отпущенных сил.
Тропинка делала крутой поворот, завитком разделяя клумбы. Констанс успела заметить, как смотрела на Сафире одна фрейлина. Задумчиво, холодно, хитро. На лице - безмятежность, в глазах... тень зависти ли?
"Так в ГлоэрФарм глядели на меня".
- Ты ответственна. Храни себя, - с намёком напутствовала Императрица племянницу Элмера Тау.
Сафире медленно моргнула, принимая предостережение. А Сезария подозвала сципионку и стала интересоваться значением красивейших татуировок на её лице. Выведенных так тонко, искусно, эффектно, что не хотелось представлять, как выглядела бы фрейлина без них.
- Верно ли, что твой род от младшей ветви клана короля Бринмора?
Несколько фраз сегодня, несколько - завтра. Улыбки, взгляды, паузы. Каждая умела скрывать сокровенное, но истина находила путь на свет.
Констанс было мало досье.
"Мне угодно видеть, что у вас на сердце, девушки. Раз вы здесь. Рядом со мной и моими детьми".
TaonДата: Пятница, 24.02.2017, 23:16 | Сообщение # 74 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа
Дворцовый сад

Степенно обойдя почти каждую секцию сада, Сезария и её спутницы перешли в калишскую тропическую, отделённую от других тонкой стенкой и скрытыми установками контроля климата.
- Вот очень интересные лианы, - обратила внимание Эрлем. - На Илесии уважаемые люди семена похожих используют в ядах.
- Разве там есть кто-то кроме хаттов и аферистов? - снисходительно отозвалась сципионка. - И откуда тебе это может быть известно?
- Я бы не рекомендовала предполагать, что фрейлина Её Величества способна знать о вещах такого рода не понаслышке, - предостерегающе произнесла южанка из баронского рода Кали.
Констанс молча указала Сафире, вновь шедшей рядом, на дерево в стороне от дорожки. С его мощных ветвей гроздьями, рядами живых бус свисали поселившиеся на нём орхидеи. Изысканный аромат манил подойти ближе. Императрица и фрейлина так и сделали, стараясь наступать только на носки, чтобы каблуки не увязли в земле, и приподняв юбки.
- Ваше Величество?
- Вы останьтесь, - было приказано остальным.
Версет затаила лёгкую улыбку.
Круглые белые головки цветов висели каждая под изогнутыми как у лилий светло-лиловыми лепестками. Зажмурившись, Констанс вдыхала сладкий запах, кончиками пальцев перебирала узкие зелёные листочки и нежные лепестки.
- Ваше Высочество, - услышала она девичьи голоса, немного вразнобой приветствовавшие принцессу.
Ласково улыбаясь, Сезария осторожно, чтобы не набрать ещё больше земли на подошву, повернулась.
Идалис сделала книксен. Сафире так же отдала дань почтения, но - девочке. И опустилась чуть ниже, чем принцесса перед Императрицей.
- Матушка.
- Здравствуй, Идалис. Счастлива видеть тебя. Ты чудесно выглядишь.
Младшая Арманд, светясь радостью, задрала голову, рассматривая нарядившуюся ко встрече супруга мать. Та приобняла её за плечи, не задевая тщательно приглаженные оборки золотисто-бежевого платья. Оно было ближе цветом к наряду правительницы, чем фрейлинские.
- Благодарю, Ваше Величество, - сказала девочка и не забыла об ответном комплименте.
"Умница. Всегда помни о мелочах в разговорах такого рода. Тон и вид обращения важны".
- Есть ли у нас время, Грета?
Сверившись с хронометром, помощница покачала головой.
- Боюсь, его мало. Сезар скоро прибудет.
- Тогда зови слуг. Нам нужна верхняя одежда.
Площадь

Возвращения Императора ждало ещё больше жителей и гостей Штауфгарда, чем Сезарии с Фараны. Остававшиеся на Рун палатины окружили отведённую для посадки челнока площадку. От неё до входа во дворец раскатали длинную ковровую дорожку. Мелкая снежная крупа таяла, не долетая до сочно-бордового полотна, голов зевак, плащей палатинов, стоявших и по обе стороны от прохода.
Двери дворца открылись перед Констанс, сопровождавшими её принцессой и обер-фрейлиной, шедшими немного позади девятью девушками. Холодный ветер, словно того и ждал, всколыхнул полы тёплых плащей и накидок.
- Да здравствует Её Величество Сезария! - провозгласил герольд.
Незаметная аппаратура помогла его голосу разнестись по огромной площади. Толпа подхватила возглас, и он штормовыми волнами разошелся во все стороны.
- ... здравствует!
- ... Сезария!
Императрица шла по дорожке с царственной неторопливостью. Накидка закрывала оголённые платьем плечи, его ткань и длинные юбки нежно согревали кожу. Лиф и рукава цвета кафа без молока украшала вышитая кремовой нитью крупная чешуя. Сквозь широкий передний разрез драпированной верхней юбки, лишенной вышивки, виднелась вторая - золотисто-кремовая, с тонким цветочным узором, оттенком близким к лифу.
Золото блестело и в прическе Констанс. Тонкие завитые локоны, сплетённые в узел, удерживал широкий гребень. Тонкие, узкие золотые петли увенчивали крошечные листики. Такие же, но соединённые по четыре, поблёскивали на груди. И гребень, и ожерелье искусный ювелир, создавший этот комплект, украсил эмалевыми вставками. На перламутр он нанёс изображения памятников архитектуры с разных уголков Принципата. Не целиком, а по одной детали. Знающий человек или инородец и по единственной особенной колонне или арке понял бы, на какой шедевр намекала эмаль.
Маленькие золотые серьги с эмалевыми подвесками виднелись в ушах, покачиваясь при каждом плавном шаге.
На полпути Сезария остановилась. Толпа притихла, но через несколько минут разразилась нестройными возгласами: в вышине пронеслись Стервятники. Челнок, который они сопровождали, быстро приближался. Недавно он был лишь точкой в небе.
Констанс улыбалась. Трепетно, светло.
"Вот и ты, Фрэнсис. Я дождалась тебя".
TaonДата: Вторник, 28.02.2017, 14:29 | Сообщение # 75 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд. Констанс Арманд-Региа

--> Орбита Рун
Площадь

Челнок сел на площадь так плавно, что Император телом не уловил момента, когда выпущенные опоры коснулись шлифованных плит. Только увидел в иллюминатор. Безукоризненное приземление стало финальной точкой в отрешенном созерцании Фрэнсисом видов столицы, заполнявшем короткие паузы в беседе. Когда Стервятники и гаубицы были обсуждены в деталях, генерал перешел к конкретным примерам. Как он захватывал бы Штауфгард с ними и без них в прошлом, десять лет назад. Если бы Сезар, Кулмар юко Шиндай и фельдмаршал Линц не заключили союз. Адмирал - как всегда, безукоризненно спокойный - развил тему, перейдя к особенностям взаимодействия армии и флота в разных условиях. Рун, Кали, Гиндин он сравнивал с Дракенвеллом и Акзилой. Палатины молчали. HK-дроиды промолчать если и могли, то не хотели.
- Если Конкордия не придёт в себя и не заявит о незаконности правления Дефеласа, а ей никто не даст прийти в себя или, в крайнем случае, заговорить не о том, так и будет. Вы подтвердите свои выкладки, - заверил всех спутников Фрэнсис, негромко щёлкнув пряжкой и поведя плечами.
Без ремней кресла жить стало намного веселее.
- Кстати, не хотите заглянуть к нам прямо сейчас? - поднявшись, спросил он таким тоном, будто приглашал в самое обыкновенное жилище на одну семью.
Гельтер, кивнув, тут же встал.
- Ваша Милость, база совсем отучила меня от публичности.
Император не стал спорить.
- Тогда вас проводят из верхнего ангара.
"Сам не хочу, чтобы вы светились раньше времени. Вы мой секрет, спрятанный в сердце флота. Почти как адмирал Тиба".
Отдав приказ пилоту и махнув на выход остальным, кроме Хидеки Шитцу, Император зашагал к опустившейся аппарели, на ходу поправляя цепь.
В лицо дохнуло холодом. Мелкие снежинки кружились в вышине, всецело подчиняясь воле швырявших их по сторонам света порывов.
"Ждём раннюю зиму, да?"
- Слава Сезару! - по-калишски коротко, без лишних слов прогремел герольд, опустив остальные титулы.
Фрэнсис был не против. Он поднял руку, приветствуя запрудившую всю площадь толпу. Кто не увидел, того вечером порадуют кадры с камер.
- Слава Сезару!!! - воплем из тысяч глоток ответили рунийцы.
- Вовеки! - невпопад орал кто-то невдалеке. За палатинами из оцепления Император не видел, кто. И надо ли?
Постояв несколько секунд, он решил, что приветствий уже достаточно и широким размашистым шагом сошел с аппарели на бордовую дорожку. Навстречу молчаливо встречавшим женщинам. Навстречу величаво двинувшейся вперёд Констанс.
Стайка фрейлин в светлых платьях замерла на месте. Черноволосая, присев в глубоком реверансе, опустила глаза первой. Миленькая блондинка из досье Карвера помедлила секунду и поспешно, как в смятении, повторила за остальными.
Прозрачная тень ледяной усмешки залегла у правого уголка рта Фрэнсиса.
Дочь осталась с фрейлинами. Сезария шла ему навстречу одна.
Холодный острый взгляд замер на её лице, игнорируя красивое обрамление. На едва заметно приоткрывшихся губах. Манящих тёплой глубиной больших глазах. Безукоризненных точеных чертах.
- Ты не писала, что скучаешь, - тихо, чуть насмешливо процедил он, протянув руку. Позволяя закончить с этими жеманными приветственными приседаниями.
Констанс не отводила взгляда. Не опускала его как девушки. Ни на миг.
Захотелось быстрее закончить это данное отсутствием на них аппаратуры для речей на публику уединение посреди площади и оказаться в укромном месте.
Сгодился бы и зал Сената без сенаторов.
- Это так, супруг мой Сезар. Я не позволила себе тосковать и лишь ждала каждый час каждого дня и ночи. Могу ли я пригласить вас во дворец или вы желали бы говорить с народом?
"Ты стала... больше похожей на настоящую Императрицу. Мне это нравится".
Фрэнсис улыбнулся и вкрадчиво ответил:
- Не сейчас.
Форум » Архив ФРПГ » Рун » Императорский дворец
Поиск: