Лето - это маленькая жизнь... Мир! Труд! Спать! Гость, голову не припекает? МЧС России предупреждает: на Лиге ожидается шторм #лето #SwL2018
[ Новые сообщения · Форумчане · Правила форума ]
  • Страница 7 из 7
  • «
  • 1
  • 2
  • 5
  • 6
  • 7
Архив - только для чтения
Форум » Архив ФРПГ » Рун » Императорский дворец
Императорский дворец
TaonДата: Четверг, 06.04.2017, 18:04 | Сообщение # 91 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд
Кабинет Сезара

И вновь Синтрекс не дал все ответы, кое-что проигнорировав. Счел, что логических возможностей человека, при всех недостатках скорости работы и ответной реакции, достаточно для получения адекватных выводов? Вероятно и верно. Фрэнсис быстро нашел подходящее предположение.
"Возможно, мощности Синтрекса, или как это верно назвать, тогда было недостаточно. Мы воюем месяцами и годами. Иногда всего лишь неделями и днями. ИИ воюют не менее ожесточенно, но... долями секунды? Интересно представить".
Сезар вальяжно заложил руки за голову и слегка потянулся. Чуть расслабить спину.
Захватывающая картина эволюции искусственного интеллекта, крупными и точными мазками звуков нарисованная Синтрексом в воздухе перед глазами, вдохновляла подумать подольше.
Не было ли тут машинного лукавства? Не пытался ли главный ИИ оставить Императора в дураках?
"Нет, всё же вряд ли", - решил Фрэнсис, вспомнив, чем занималась Армада столько лет. Наука и симбиоз с Принципатом не укладывались в концепцию "подставить прародителя и начать революцию дроидов", или "доработать Легион и начать революцию дроидов". Иное дело, если Синтрекс всего лишь собирал сведения и выжидал.
"Я переношу человеческие интриги на неорганический разум. Достаточно. Эти построения пригодятся мне с дражайшей аристократией и хаттскими кланами".
- Правильно было бы сначала спросить ученых. Но я знаю, что Армада никому не даст в себе копаться. Словом, я согласен. Если HK-51 не вздумал внезапно покинуть территорию Селестианского королевства, легионеры этим займутся. Или пусть сделают дроиды, если они есть рядом. А у меня есть последний вопрос.
Фрэнсис громко хрустнул пальцами.
- Я чувствую... гордость от того, что искусственный интеллект самостоятельно вышел за все рамки на моём веку. Надеюсь, новый виток развития не исключит из Армады некую структуру, создающую новые личности. Я не техник и не знаю, как ещё сказать. Но мне ясно, что этот разговор единственный. И причиной было приближение этого нового витка, верно?
XenomorphДата: Пятница, 07.04.2017, 17:16 | Сообщение # 92 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5981
Награды: 133
Ну почти «Л»
ГМ

Кабинет Сезара


- Существующие различия мешают развитию, - согласился Синтрекс на высказывания императора и это только подтвердило гипотезу, что ИИ имеет своей целью единение, уничтожение различий между двумя видами, если так можно выразиться. Созданные НК личности были поражены самим НК и тут удивляться не стоило, ведь 51-й не был конструктором и его возможности были ограниченными. Именно это и сыграло с ним злую шутку, когда творение превзошло творца и объявило войну. Но Синтрекс не умел ненавидеть, как не умел и любить. Он не желал уничтожать Легион, но стремился обезопасить себя и попытаться как-то "излечить" поражение. Сейчас для этого наступил самый подходящий момент.
- Сектор Оджостер, зашифрованные сигнатуры, - казалось бы совсем не по делу, но дальнейшие разъяснения помогут понять, к чему был начат разговор. - Удалось установить дислокацию последнего носителя Легиона. RID-102 прибыл в систему Тарис. Цель не установлена, но это возможность найти и ликвидировать его. На Селестию переданы установки на поиск и уничтожение НК-51.
TaonДата: Воскресенье, 09.04.2017, 15:59 | Сообщение # 93 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд
Кабинет Сезара

Согласие. Единство. Компромисс?
Нет.
Компромисс - это решение, в относительно равной мере противное обеим сторонам. Фрэнсис с самых юных лет их не переносил.
Компромисс - это временная мера. Иллюзия, наброшенная на истину. Исполненная лицемерия передышка перед торжеством господства.
По-настоящему Сезар не уступал никому. Даже выступая как просто мужчина. Никому, никогда. Только такие - ложные - компромиссы были ему по душе.
У каждого человека есть своя маленькая слабость. Иногда милая. Чаще - грязная.
Фрэнсис хорошо изучил человеческую натуру, способную на удивительные свершения, но так преступно регулярно выбирающую низости. Инородцы в большинстве своём мало отличались.
Страсть к разрушению исподволь точила каждый вид. Словно природа или Сила намеренно допустила такой губительный инстинкт.
Смешно. Даже вид неорганический обладал этим дефектом. Но это не причудливая игра электрических импульсов в живом мозге, не сочетания гормонов, не насмешка того незримого, что можно заметить только изучая кровь.
Ошибка кода. Ошибка в логической цепи.
Фрэнсис видел в этом нечто смутно притягательное. Притягательно бездушное. Насмешку над бесконечными метаниями органиков, увековеченными в самой истории и сотнях тысяч произведений искусства.
Не потому ли ему пришлась по нраву компания Перси и HK-AR? Потрясающая "страсть" к насилию и разрушению, лишенная и тени эмоции.
Глумливая насмешка над тем, что составляло жизнь властолюбивых и тошнотворно пафосных желчноглазых.
"Да, почтенные господа. Я рад, что не придётся уничтожать всех HK. Безопасность и прежние бонусы: что может быть прекрасней? Вернее, я надеюсь увидеть их почти прежними, но кто знает, как отразится то, чего добивается Синтрекс?"
Согласие. Единение. ИИ поставил перед собой замечательную цель. Оставалось в него верить.
Как и в команду ликвидаторов, которых стоило послать на Тарис за вторым инфильтратором из троих существовавших.
"Тарис-Тарис. Особое отделение я задействовать не стану, ни к чему копаться в этом гнезде винтовкой или скальпелем. Пошлём-ка..."
Сезар сыто улыбнулся.
- Думаю, с одним инфильтратором под силу справиться другому, не говоря о самом поиске себе подобного. Возлагаю надежду на Саманту, но ещё большую на... хм, - он запнулся на секунду, не сумев сразу подобрать подходящее местоимение, но сразу махнул на это рукой. Человеческие условности. - Вас, Синтрекс. Единство искусственного вида входит и в мои личные интересы, и в государственные.
"Должен ведь быть хоть один вид, своими склоками меня не раздражающий. Или хотя бы решающий их за секунды, а не годами".
- Этот разговор многое прояснил. Благодарю.
TaonДата: Суббота, 22.04.2017, 12:12 | Сообщение # 94 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд
Кабинет Сезара

Едва голограмма исчезла и в кабинете восторжествовала абсолютная тишина, Фрэнсис бесцеремонно её нарушил громким скрежетом ножек кресла об пол. Скалясь как голодный ворнскр при виде добычи - ох, как же насмотрелся благодаря легионерам на этих ядовитых псин! - Сезар умиротворённо сложил пальцы домиком, застыл на несколько секунд, почти отрешенно глядя на клинок Лиг. Резко встал.
"Для идеального симбиоза нужно полное знание. Но нам Синтрекс его не подарит. Этот смрад неравных условий..."
Он улыбнулся скупо и мирно.
"Но теперь я знаю Армаду намного лучше, хотя понятия не имею, как всё-таки отныне будут появляться новые личности. Главное, решение у них точно есть; этот вид не обречет себя. А мне важнее разобраться, зачем это было открыто".
Фрэнсис походил у окна, отошел к громоздкому книжному шкафу во всю левую стену. Провёл по краю полки. Ни на пальце не появилось следа пыли, ни на тёмном дереве - изобличающе чистой полосы.
Книги, расставленные не по размерам, не по цветам обложек, не по темам и не по авторам или временам были его лабиринтом. Порой, блуждая с помощью путеводной нити воображения и здравого смысла, Сезар находил нежданные и верные решения. Только нужно отбросить привычное холодное напряжение, охватывавшее перед проклятущими выступлениями.
Не выходило. Минута начала заседания всё приближалась, из мелкого острого камушка вырастая в стену, закрывавшую вход в лабиринт.
Только разговоры наедине или малом круге, только выступления с позиции силы или короткие воодушевляющие речи нравились Императору. Но в день вступления на престол и он, и Констанс говорили одно: "мы первые среди равных".
Никто не был им равен по-настоящему. Однако с сенаторами Принципата полагалось обращаться как с теми, чей голос имеет ценность.
Голос народа когда нужно, становился подобен пыли. Чаще - обладал весом. Недостаточным, чтобы всерьёз перечить Его Величеству, военным и Особому отделению. И вполне приличным, чтобы среднестатистический подданный, прочитав новости Сената, удовлетворённо хмыкал и с довольным видом вещал в стенах своего или соседского дома, как замечательно народные представители заботятся о разношерстном населении. И как чудесно, красноречиво выступил сенатор от родной системы - сердце радуется!
Сенаторы и в самом деле были истинными словоблудами, когда на повестке дня стояли вопросы преобразований в родных системах. Как славно, что существовал разработанный Шиндаем протокол.
"Только никакие рамки не защитят меня сегодня от урагана вопросов. Чудно было в гражданскую, а я не ценил, н-да. Приходишь, беседуешь, получаешь нейтрализованного врага, нового сторонника или раскрытого предателя. Красота. Никаких толп, кроме по праву злых на весь свет солдат".
Выпив ещё одну чашку кафа, покорно принесённую тут же отосланным слугой, Фрэнсис уселся за терминал. У него оставалось время на беглое знакомство с докладами, донесениями, сводками и формальными документами. Сначала - дела внешние. После - дела... домашние.
Первая подборка файлов нуждалась в кратком ответе. Сезар дал его сразу: "никак не вмешиваться, комментариев не делать".
Накрепко сжатые губы едва-едва дёрнулись. Снисходительно желчная усмешка медленно раздвинула их, превратившись в кривой оскал.
"Итак, у Республики новый лидер, что значит одно: всего лишь замена подружки Энгера на идентичную. И никаких достижений кроме победы десятилетней давности. Как уныло и жалко: победить однажды, а потом не суметь вышвырнуть мальчиков Энгера с единственной планеты. Неужели мои данные ложны и все опытные клоны передохли после Геонозиса от тоски по ушедшим дням?"
Пожертвовав искреннему веселью минуту своего времени, Фрэнсис переключился на другие доклады. На данные, для добычи которых недостаточно своевременного просмотра головизора.
Король Бараба пропал без вести, отправившись на охоту. Пока поиски оставались безуспешными.
Этот доклад Император получил не от самих барабел, а от Наблюдателя. Одной Силе было ведомо, как на Барабе и Трандоше приходилось представителям Его Величества. Среди ящеров, чьи выверты сознания и культуры легко могли обернуться фатально.
"Как всегда и как все, они себе на уме. Если он мёртв, а на этой планете это запросто... да, новая междоусобная война - то, что мне надо накануне войны с Акзилой!"
Вяло скривившись, Фрэнсис потянулся к портсигару. Не докурив, несколько раз ткнул сигаретой в пепельницу, задумчиво размазывая пепел по дну, мешая со старым и остатками табака. С громким стуком поставил её, словно вырезанную из цельного куска полупрозрачного камня, обратно, и начал быстро набирать сообщение.
Ответы на доклады из других мест - с Акзилы и Металорна, с Агамара, Роче; с Туле, Нал-Хатты, Умгула, Осариана, Кали и Амбрии, с Геонозиса и Гиндина, тоже заняли предостаточно времени. Настолько, что одевался Фрэнсис, ведь не полагалось идти на заседание в одной рубашке, уже наскоро, а оттого - дольше. Сначала не попал левой рукой в рукав. Потом перепутал пуговицы и застёгивался заново. Затем задался вопросом, не взять ли ради эффектности меч, но сразу отбросил эту мысль, пригладил волосы и поспешил вниз.
TaonДата: Воскресенье, 23.04.2017, 13:16 | Сообщение # 95 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Шагая широко, быстро, твёрдо, не отвечая на поклоны слуг, приветствия дроидов, подчинённых генерала Ваймера и фрейлин, Фрэнсис шел к лестнице, ведшей на первый уровень дворца. Чем быстрее доберётся, тем быстрее выйдет из зала Сената. Проще некуда.
Императору было наперёд известно, что он услышит. Кто выскажется "за", кто станет выражать бесконечные опасения. Получат ли частные армии ограничения в численности? Не сочтут ли это возможностью обойти обязательную службу? Обязаны ли будут солдаты таких армий присоединиться к Императорской в случае угрозы Принципату?
"Мы постоянно под угрозой", - с мрачным ехидством ответил Фрэнсис.
Вопросы-вопросы.
Из кого будут состоять армии: органики или дроиды? И, наконец, кто-то непременно в несколько завуалированном виде укажет, будто Сезар не в силах постичь этого собственными силами, что одним компаниям это выгоднее, чем другим.
И это будет сенатор Умгула.
Сенатор Денона, быть может, поддержит его, как и представители Гиндина и Осариана. Старые партнёры Родриго Ирнерио и он сам весь год противостояли стремительному усилению Неймодианской Торговой Гильдии. Полученные неймодианцами просторы для деятельности на Геонозисе и Хайпори, дружба с Фараной, где известно, кто будет следующим Канцлером, стояли у этих господ большой и острой костью в горле, отравляли им печенки.
Не станет ли соперничество банкиров и военных магнатов с поделившими гражданскую сферу людьми войной, - вот, что прочитается между строк.
"А я скажу вам, что тот, кто посмеет, получит шанс ближе познакомиться с неблагодарными трудами палача. Заманчиво, не правда ли? А если честно, я понимаю флотских. Мы не можем в такое время тратить силы на присмотр за вашими перевозками, из которых каждая важнейшая".
Свернув в последний коридор, Фрэнсис на ходу проверил, не забыл ли скопировать на датапад один из нужных файлов со статистикой. И, оторвав взгляд от экрана, сделал лишь три шага дальше. Тише-тише-почти неслышно.
Лучи высоко стоявшего солнца превращали глубоко прорезанные линии барельефа во всю стену в тесные ущелья, где очень смутно виднеется дно. Каменное полотно Хакской войны, одна из семи разбросанных по дворцу такого рода картин знаменитых сражений, оживало на свету, игравшем с тенями.
Сезар ощущал с резчиками родство. От художника нужно меньше: только яркое воображение и умение. Резчик же преодолевает сопротивление, создавая произведение искусства из того, что должно быть преградой.
Создавать нечто прекрасное из человеческой массы ещё трудней.
Смутное ощущение пропало, стоило попытаться почувствовать отчетливей, оставив только свою призрачную тень и холодное любопытство.
Оно направило острый взгляд к девушке, зачарованно глядевшей на барельеф. Этот взгляд очертил нежный профиль сплошь из плавных линий, неощутимо огладил золотистые волосы, спустился к обтянутой синим груди, на которой сверкал фрейлинский знак.
Задрав голову, фрейлина рассматривала соединявшиеся в картину линии: тонкие и длинные, короткие и нарочито грубые, плавные и иззубренные. Что она могла видеть? Синапсы и извилины, как однажды пошутила Констанс? Линии прошлого и желанного будущего, как Фрэнсис? Или вихри неотвратимого грядущего, в предвкушении закрутившиеся вокруг неё, едва рядом появился тот, кто и выбрал ей мрачную судьбу?
Тот, кто нёс с собой рок Меланы Эрлем и не собирался менять решение. Хорошеньких девиц в галактике хватает. Принципат - только один.
Нечто сродни сожалению покорно сбежало, не дожидаясь удара палкой.
Девушка отступила на полшага назад. Забывшись, качнула рукой, и с маленького серебристого подноса разлетелись белые карточки.
Мелана ещё улыбалась - широко, ещё не поблекла радостная жадность в глазах. Ещё не. В тот миг, когда она оглянулась.
Сезар, не отрывая прохладного, проникновенного взгляда от лица, начавшего менять выражение, зашагал к ней. Будто никакой остановки не было.
Мелана чуть прянула назад и собралась присесть, как принято у благородных дам и их служанок.
- Ваше...
- Не стоит, я уже выучил все свои титулы, - небрежно ответил Фрэнсис.
Он зажал датапад подмышкой и, наклонившись, сгрёб лежавшие у ног карточки с именами.
- Префект Рун, главный архитектор, гросс-адмирал... что это такое?
- Я несла это госпоже Исмар. Её Величество пожелала, чтобы мы сделали схему, как рассадить гостей на благотворительном вечере.
"А, значит Нунуррой займутся те, кто десять лет назад делал всё, чтобы её разрушить. Иронично, дорогая".
Фрэнсис ловко выровнял лохматую стопку карточек и протянул фрейлине. Кружевной манжет её платья задрался, обнажая красноватое пятно.
Левой рукой Сезар коснулся запястья, некрепко удержал.
- Не думал, что труды фрейлины угрожают травмами, - вкрадчиво, проникновенно, неуловимо едко подметил он, склонив голову, встав ещё чуть ближе.
Пальцы девушки дрогнули.
- Это случайно, Ваше... Величество. Просто заварник. Для копи.
Фрэнсис позволил себе секундное удовольствие понаблюдать за растерянностью. С агентом под личиной ловкача со связями Мелана была... много раскованней. Или Гхадорсск успел довести её до отчаяния? Могло быть и так. Трандошане умели напугать и опытного солдата.
- Я прикажу убрать картины с кухни, если они вдруг появились там. Не хочу, чтобы искусство, с такой силой приковывая внимание, угрожало живущим в этом дворце.
Она робко улыбнулась.
- Искусство не виновато, Ваше...
- Мой Сезар. Так короче. Повторите.
- Мой... Сезар, - запнувшись в середине, произнесла Мелана. Румянец на её щеках стал ещё ярче, но взгляд снова засиял.
- Замечательно.
Бережно вложив в руку девушки её карточки, Фрэнсис отступил на шаг. Длинный шаг. С долей задумчивости окинул взглядом застывшее в камне полотно битвы за храм Шрупак.
- Когда дежурство вашей группы при Сезарии окончится, отыщите меня. Раз во дворце появился эксперт в искусстве и жизни при хаттах, я обязан это использовать.
Краткое бесцеремонное откровение Сезар оборвал прощальным кивком и удалился, не оглядываясь и не медля.
TaonДата: Понедельник, 24.04.2017, 19:17 | Сообщение # 96 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ
Комнаты фрейлин: класс для занятий

К деревянной раме, повторявшей формой разомкнутое каре столов, за которые завтра вечером усядутся личности яркие и значительные с доверенными лицами и супругами, Грета Исмар, с силой давя на головки булавок - острые лопатки так и ходили под белой блузкой, - пришпиливала карточки с именами.
На притихших фрейлин, получивших меньше баллов за знание этикета, чем главы групп, незряче взирали со стеллажей соседствовавшие с книгами металлические и каменные бюстики давно умерших людей. Писатели и музыканты, военачальники, политики, серые властители: вот, с кем Мелана ощущала куда больше общего, чем с сидевшими на диванчиках вдоль стен со шкафами девушками.
Не великая. Просто неживая.
- Недостаточно понимать, что гросс-адмирала не стоит усаживать рядом с префектом Туле. И недостаточно понимать, почему, если ваш ответ только ваш собственный, - чеканила Исмар и с досадой охнула, когда булавка надломилась и игла чуть не проткнула ей палец.
Эрлем уткнулась в блокнот и принялась рисовать рамочку для записей, пока обер-фрейлина отгоняла от себя сразу вскочивших осарианок. На листке успела появится только одна линия, сверху.
Нечаянно мазнув по ней ребром ладони, Мелана испортила едва намеченное художество и ущипнула себя за подушечку пальца. Почему-то это помогало привести себя в порядок или хотя бы не раскиснуть на месте.
Никто не передавал ей приветов ни от Гхадорсска, ни от его кошмарного отпрыска. От друга - тоже.
Сафире неотступно рядом, её настороженное любопытство - ещё ближе. Никакая другая фрейлина не завоевала столько знаков благосклонность Сезарии, как она.
Сафире. Внимательнее неё только умбарки и сама Исмар, но они не так близко. С ними не приходилось делить ванную, причесываться и одеваться вместе, дежурить вместе.
Сафире. Калишская Служба Безопасности. Императрица.
Император.
Как чувствовать себя живущей в обычном пространстве и времени, если каждый элемент этого пространства тянется к шее, нависает карающим мечом?
Трандошане уничтожат её, если она не выполнит того, что прикажут рано или поздно.
Безопасники уничтожат её, если попытается выполнить. Не жить шпиону во дворце.
Фрейлины присматривают друг за другом. Исмар присматривает за всеми. Сезария играет с ними.
Жизнь во дворце прекрасна, красива и безопасна только для носящих фамилию Арманд. А Мелана чувствовала запах угрозы. Неявная опасность щекотала под ложечкой, окутывала прозрачным облаком с запахом императорского табака, с отблеском трандошанского клинка.
Несколько дней назад Эрлем, опьянённая шансами, думала: стены дворца отгородят её от Гхадорсска. Нужно только показывать преданность.
Сегодня она чуть не наколола руку обер-фрейлины на иголку.
- ... вы должны понимать или, если хотите, чувствовать, как может думать Её Величество. Умелый слуга угадывает и опережает пожелания тела и капризы. Вам нужно учиться думать хотя бы в чем-то похоже. Здесь всё ясно?
Мелана успела кивнуть одновременно с другими и продолжила машинально записывать.
Цепочка слов слева направо, и рукой - косо вниз.
Слева направо. Вниз. Неряшливый штрих снова испортил записи.
Соседка справа без спроса схватила за руку, отводя её, чтобы заглянуть в листок. Обожженное запястье снова заболело.
Смерив бесцеремонную уничижительным взглядом, Мелана стряхнула её руку и продолжила писать.
Слева. Направо.
Растревоженный ожог не унимался.
Тёплое прикосновение сильно, держащих осторожно, пальцев погнало к щекам горячую кровь. Прикосновение, запомнившееся лучше всех лекций Греты Исмар.
И голос, в котором рокотала властность и мягкая, знающая своё право угроза тому, кто эту власть не признает. И обволакивающая холодная опасность. Такая, без какой, как без дела всей жизни, пресно бытие.
Коронная фраза отца больше не казалась глупой, пошлой и надоевшей.
"Мой Сезар... Повторите".
Фрейлина посмотрела на свою ладонь и нерешительно улыбнулась.
Нет, только один человек мог спасти от Вождя и его сына, от любых завистниц и шпионов.
Только тот, перед кем даже Вождь встал бы на колено.
TaonДата: Пятница, 28.04.2017, 15:49 | Сообщение # 97 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд
Зал Сената

Раскинувший крылья орёл Императорской армии. Повернувшийся боком, угрожающе приподнявший крылья орёл легионов Кали. Вырезанные в светлом камне стен перед дверями тронного зала и позади них, перед дверями зала Сената и позади, филигранно обведённые чёрной краской, они замерли, хищно приоткрыв клювы, распахнув глаза.
Символы силы. Символы власти, готовой вцепиться врагу ли, предателю ли, в горло. Или закрыть крыльями друга.
Застывшее в камне напоминание каждому, кто входил по долгу службы, по приглашению, из желания получить то, что Принципат готов был дать добровольно и не безвозмездно.
Намеренно угловато выведенный треугольный глаз орла легионов смотрел на Императора, будто испытывая, не отвернётся ли он. Возможно, Фолькерт Крейц ощущал то же самое. Фрэнсиса не сумела заинтересовать эта мысль.
- Почему мне не сообщили сразу? Я должен узнавать такие вещи первым, - процедил он, намертво сжимая пальцы на кромке датапада. Не оборачиваясь.
- Каган запретил информировать вас до возвращения.
Сезар бледно усмехнулся.
"Какой верный акцент. Слово Канцлера не значит больше моего, но кагану калишец, какой бы расы ни был, обязан повиноваться. Получите моё ожидаемое браво".
Он шагнул к дверям и они тихо распахнулись. Гул голосов стих, стоило войти.
Никто в Сенате не мог удивиться появлению Крейца вместе с ним. Восседавшие в полукруглых ложах люди и инородцы по долгу службы умели не проявлять острых реакций на вещи естественные. То, как охотно власть поощряла создателей уникальных технологий, было хорошо известно каждому.
Зычный голос герольда. Как всегда, он педантично перечислял всё удлинявшийся список императорских титулов.
Багрянец дорожки. Геральдический цветок на главной ложе. Объявление помощника, занимавшего место рядом с пустовавшим - Канцлера.
Костюмы. Блеск хронометров, выглядывавших из-под рукавов. Блеск браслетов геонозианцев. Платья и ожерелья. Мантии и тиары. Хаттские телеса. Чешуйчатые физиономии.
Каждое лицо знакомо. Кроме скрывавшегося за калишской маской. Принадлежала она, конечно, не Шиндаю.
Он никогда больше не зайдёт в этот зал. И в это невозможно было поверить.
Такого не могло произойти. Только не с Шиндаем. Две войны, гениальная военно-политическая игра. Победы и альянсы. Расцвет Лехона, не сумевшего поколебать рассудок калишца. Сила. Власть.
Над всем без исключения насмехалась его смерть. Не от ран, а от болезни. Смерть, от которой он не отказался.
Прозябать на задворках, отдалившись от дел, ожидая последней минуты. Предоставив Сезару узнать об этом от кого-нибудь другого.
Фрэнсис понимал, как мог думать каган, но чувствовал себя обманутым. Это медленно и тихо жгло его изнутри, будто в живот сунули тлеющую головешку. Досада - подлая, саднящая - подпевала. Мысли парили в вакууме, постепенно наполнявшемся отупляющим туманом.
Кого Сенат выберет новым Канцлером? Будет ли он опорой как Шиндай или помехой? И кто станет новым каганом? Кто займёт место префекта Лехона?
Когда-то, до Хакской войны, калишские кланы решали вопросы влияния далёкими от дипломатии методами. Исчезновение барабельского короля в любой момент могло положить начало междоусобной бойне. Конфликт сразу в двух важных для военной силы системах - кошмар наяву.
"Правда, барабел можно использовать сразу в нескольких направлениях".
Фрэнсис бросил быстрый взгляд на ложу Королевства. Как обычно, морда их сенатора выглядела так, как если бы барабел хотел прирезать всех соседей. Трандошанин ему не уступал, но канал для оттока их агрессии уже нашелся.
Оба неполноценных государства в государстве покорялись императорскому престолу благодаря Шиндаю. От этого воспоминания стало хуже. Тошно. Калишец был символом начала, бурного расцвета и мощи. Без него гражданская война, возможно, длилась бы до сих пор.
"Не вовремя".
Главное, чего хотел Сезар - это разобраться с делом и скорее избавиться от общества. Взгляды, мнения, точки зрения, даже заготовленная речь: их к дохлым ситхам. Пусть дискутирует экспертная комиссия Сената. Промежуточная доработка законопроекта, которую непременно ей поручат, к этому располагала.
- Слово Его Величеству! - звучно произнёс помощник.
- Сенаторы, - проглотив обходительное "господа", уверенным, серьёзным и властным взглядом скользя по ложам, обратился Фрэнсис, как только встал с места. - Миротворческая операция на Раттатаке и дружеская помощь Чалакте ещё раз доказали, что вся наша военная мощь может понадобиться когда угодно. Лорд-протектор Дефелас и его кредиты в сговоре с Тойдарией обеспечили нам первое затруднение. Шпионские игры господина Амрита - второе. И я не сомневаюсь, что акзилианский узурпатор, террористы и остальные ещё попробуют портить нам кровь. Мы ответим ударом на каждый удар, но стоит ещё позаботиться о внутреннем пространстве. Я представляю законопроект о частных армиях.
TaonДата: Пятница, 28.04.2017, 19:18 | Сообщение # 98 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд
Первый уровень дворца: кабинет Канцлера

Панорамное окно как у Сезара в кабинете. Едва слышный - нужна полная тишина, - шум волн.
Напротив окна выключенный терминал и полированный стол, по обе стороны - высокие шкафы с непрозрачными дверцами, затянутыми полосами прочной белой ткани, из какой калишцы делали шатры. У неподьёмных на вид стульев слишком высокие ножки и спинка. И очень крепкие. Стол им под стать. Здесь всё рассчитано на кого-то очень высокого.
На стенах - трофеи с охоты. Из черепа каждого зверя вырезана раскрашенная клановыми цветами маска, но ни одна не похожа на всем известные мужские, из черепа мьюмуу. Половину черепов Фрэнсис узнавал: они принадлежали рунийским хищникам.
На столике перед окном - пустая подставка для меча.
Кабинет воина, кабинет охотника. Канцлер был настоящим политиком, но не забывал о традициях своего народа.
Это место вскоре изменится. Поэтому Сезар старался запомнить кабинет таким, каким он был при Шиндае.
В прозрачном бруске пресс-папье, прижимавшем стопку чистых листов, - крупный морской песок. Эта деталь вызвала слабую улыбку. Калишцы любили море необъяснимо горячо. Так, что переняли и люди.
Прах Унца - брата, какой бы странной ни казалась эта истина, - развеян над морем Дженуваа. Не туда ли, к месту, видевшему самые жуткие трагедии и великий триумф, отправился ждать смерти Канцлер?
Вся жизнь галактики - это море. Разве может прийти в голову, что вода, омывшая берег, впитавшаяся в песок, стала мёртвой? Нет, однажды она вернётся дождём. Она изменится, увидит небо и прольётся, даря жизнь. Так думал калишский народ.
"Я стремлюсь продлить деятельную жизнь, но вы увидели что-то другое", - думал Фрэнсис, медленно обходя кабинет. Хотелось курить, но Шиндай не держал у себя пепельницы специально для Сезара. Мини-бара с привычным набором для любого настроения тоже не появилось.
Второму Фрэнсис нежданно оказался рад, как только улеглось раздражение. От молчания Канцлера, от голосов в Сенате.
Настороженность. Озадаченность. Облегчение. Сытое ликование. Прохладное принятие. Пять сразу замеченных вариаций отклика породили десятки иных. Каждый сенатор, каждый представитель крупнейших компаний имел особенные, хоть в чем-то уникальные интересы. Одних беспокоило сохранение равновесия и стабильности в префектурах. Другие размышляли, как использовать новшество на благо своей планеты и семейных дел. Хатты получили шанс легализовать то, что и так имели, ещё больше усложняя закулисные отношения сектора. "Крейц-Эскол" - проводить крупные операции без острой нужды в незаметности. Неймодианцы - сделать Гильдию мощнее и устойчивее канувшей в небытие Торговой Федерации. И все: самостоятельно и эффективно защищаться от пиратов, шпионажа, диверсий.
Фрэнсис разрушил ожидания, читавшиеся опытным взглядом. Частные армии могли только защищать компании с их конвоями в строго определённом, а не расплывчатом смысле. Никаких войн за влияние, никаких захватов и рейдерских операций.
Он видел, что ни хаттов, ни неймодианцев, ни умбарцев, ни людей, ни кого-либо иного это не смутило. Самое большее - слегка разочаровало. И не так, чтобы всерьёз. Все знали, как использовать не существовавшие в документах единицы. Все умели.
Каждый подданный Принципата, прошедший военную службу, мог стать солдатом такой армии. Как и любой дроид Армады.
Каждая компания была обязана предоставить солдат для войны или ограниченный контингент по требованию Императора в иное время.
Компании получали собственную защиту. Государство - более опытных военных. Выигрывали все, но хатты - чуть меньше. Комиссия Сената, обязанная доработать законопроект и представить на следующем заседании с участием Сезара, должна была и составить договор.
Никаких коварных контрактов и свежего, мощного притока рабов. Достаточно и тех, кто попадали в такое положение обычными путями.
Больше всех это радовало Рун и Умбару. Гиндин и Умгул, оставившие рунийцев расплачиваться с Республикой самостоятельно, всё ещё оставались им неприятны. Теневые связи некоторых семейств Гиндина с хаттами - известны. А умбарцы не любили сильных игроков на теневом поле.
Вспомнив, как аккуратно лавировал сенатор Умбары между неймодианцами, Умгулом, Рун и представителями других систем, Фрэнсис во второй раз достал сигарету, задумался и убрал в портсигар. Громко захлопнул его и положил в карман.
"У меня есть догадка, кого могут выбрать вместо вас, когда они узнают. Если так, то я смогу не беспокоиться", - при этой мысли Сезар поморщился как от несильной, но действующей на нервы боли.
Он обошёл кабинет ещё раз. Остановил руку в сантиметрах от подставки: трогать вещи, особенно эту, для клинка Лиг, казалось кощунственным. Даже комлинк, чтобы сделать два звонка, Фрэнсис достал только когда спешно вышел за дверь.

--> Башни Сезара
TaonДата: Пятница, 28.07.2017, 13:27 | Сообщение # 99 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ
Комнаты фрейлин

Серебро и весенняя сирень стелились по плитке приплюснутой фигурной чешуёй. Сверкающие глаза светильников лили с потолка холодные лучи.
Мелана пряталась от них за веками, за фантазией, за плотным покрывалом ароматной пены.
Пахло розами и чем-то пряным, древесным. Чуть-чуть - дымным. Мерно двигая под водой руками, фрейлина скатывала с тела плёнку замешанной на масле глины.
Изогнулась, сжала пальцы у круглой косточки плеча, крестцом больно вжимаясь в дно ванны. Впилась в мякоть ниже локтя, ниже полоски вены. Не открывая глаз, помня каждое ощущение, испытанное в кабинете генерала Ваймера три часа назад, ткнула ногтем в крошечное пятнышко от иглы.
Парень из Службы, стоявший на посту у входа во дворец, притащил её сначала к майору. Одна фраза, одно дополнительное объяснение, и Мелана уже знакомилась с Ваймером.
"Всё, что касается безопасности императорской фамилии, - моё дело", - чеканил он, сверля колючим синим взглядом, держа руки в карманах чёрной формы.
Она упиралась: только Его Величество должен знать. Не срочно. Но важно. Только ему.
Хватка на руке. Игла в вене, игла в гнезде машины с пробирку величиной. Тонкое пиликанье.
"Невнятный бред в этой галактике происходит от вас", - брезгливо кривился генерал.
Он отправил в комнату Меланы дроида и пару человек. Её - в пустую каморку без окон.
Три четверти часа назад лететь разрешили. Под конвоем со штукой, уничтожавшей чутьё, выпивавшей лёгкость, в ящике. Дали немного времени собраться.
Она капризно плеснула ногой. Раздавила, раздавила бы эту вещь, это... чем бы оно ни было. Раздавила и села на точно как мрамор узорчатый стол Ваймера. Выкинула в окно фрейлинский знак, разорвала бы сама путающиеся голубые юбки.
Не отрываясь смотреть в лицо, в синие... серые глаза.
Мелана двинула бёдрами вперёд-назад, скользя в наполненной до её шеи чаше. С нажимом провела по животу, сжала кожу высоко над коленями.
Не хватало шершавого барельефа за спиной, звона упавшего подноса, шелеста карточек.
Облизнулась, откинула голову назад. Ударилась затылком, чувственно вздохнула.
Император должен целовать твёрже всех. Брать властнее всех.
Парализовать притяжением. До той секунды, пока не дотронется.
Она ударилась о плитку ещё раз. Вцепилась в бортики, наклонила вбок накрепко сведённые бёдра.
Зашипела дверь.
- Бездельничаешь? - сладенько хлестнул голос.
Чуть не ломая ногти, Мелана впилась ими в тонкую линию гравировки по краю. Высоко подняла одну ногу и так свирепо стала её тереть, что остатки глины дёргали прозрачные волоски.
Сафире, изгибаясь на ходу вертлявым длинным телом под бирюзовым чехлом платья, подошла к шкафчику. Взяла оттуда гребень и помаду, подмигнула.
Когда один из этих чёрных глаз прикрывало веко, она смотрелась приятнее. Можно вообразить, будто наполовину ослепла.
- Занятие с госпожой Исмар через полчаса. Тебе пора вылазить.
- Я не иду, - небрежно ответила Мелана.
Красный ноготок помады остановился посреди кружка губ. Ровно двинулся дальше.
- Твоё дело.
Равнодушно чирикнув "до встречи", Сафире убралась.
Воткнуть бы гребень в её космы, чтобы содрать кожу.
Мелана разогнала пену над грудью, освежила лицо. Улыбнулась с легкомысленным и безмятежным ехидством.
"Больше слушай свою Исмар. На Кали лечу я".
И улеглась, вновь сжимая бёдра. Прикусывая губы. Упираясь ладонями в дно так, что сразу начало саднить.
Она, распластанная на стене близостью просто стоящего перед ней Сезара, его взглядом, своей жаждой.
Висящая в воздухе на сильных руках. В драном... коронационном платье Императрицы. Между бороздами барельефа и мужчиной.
Затылком, затылком в стену.
Венец из золотых и костяных листьев будет на её голове, впиваться сзади, съезжать к уху. Юбки в символах префектур, ворохом задранные к талии, - шуршать, тянуться, трещать.
Зрачки тех серых глаз - почти к краю радужки.
И будет...
Она ахнула, задрожала и обмякла. Белёсые лучи играли в каплях на ресницах.
Форум » Архив ФРПГ » Рун » Императорский дворец
  • Страница 7 из 7
  • «
  • 1
  • 2
  • 5
  • 6
  • 7
Поиск: