Лето - это маленькая жизнь... Мир! Труд! Спать! Гость, голову не припекает? МЧС России предупреждает: на Лиге ожидается шторм #лето #SwL2018
[ Новые сообщения · Форумчане · Правила форума ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Архив - только для чтения
Форум » Архив ФРПГ » Рун » Башни Сезара (Разведцентр)
Башни Сезара
XenomorphДата: Понедельник, 20.07.2015, 15:47 | Сообщение # 16 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5988
Награды: 133
Ну почти «Л»
ГМ

Кабинет Сезара


Далеко не все данные, касающиеся Набу времен последней битвы сохранились, однако дроиды, как и положено, кое-какой информацией располагали и незамедлительно ответили:
- Ответ: Транспортное судно Ивори Ферлис было подбито нашей авиацией, а ее, как выжившую, доставили для допроса Ликану. Мы располагаем данными, что тайной полиции стало известно и таком ценном пленнике и криминальсекретарь лично заинтересовался этим делом, - говоривший дроид замолчал, но второй продолжил.
- Дополнение: Неизвестно точно, при каких обстоятельствах, но криминальсекретарь вместе с несколькими высокопоставленными офицерами полиции вскоре были найдены мертвыми на окраине селения в Озерном краю. Известно, что джедай ничего не сказала и ее приговорили к смерти через повешение, после же она оказалась в резиденции легата.
- Предположение: В той области была отмечена повышенная активность партизанского движения, что может быть причиной гибели криминальсеретаря.
- Дополнение: Или же легат самолично применил протокол устранения и руководствуясь собственными мотивами, спас джедая о смерти, - добавил третий дроид. Остальные же выразили молчаливое согласие с данной гипотезой, так как полагали, что калишский фельдмаршал действительно мог руководствоваться личными мотивами, пока неясными и которые вряд ли можно будет узнать. Карл Унц был неразговорчивым и даже его личное дело было тонюсеньким донельзя.
TaonДата: Понедельник, 20.07.2015, 16:36 | Сообщение # 17 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд

Кабинет Сезара


Чем дальше, тем несуразней.
Эффективность Ликана, никак не ограниченного в методах, уверенно стремилась к ста процентам. Следователи Ликана были мастерами в деле удержания объекта на грани потери сознания, или даже... на грани смерти.
Ничего не сказать выходило у считанных единиц.
Джедаи умели залезть в чужой мозг или оградить свой. Но спасти сведения от второго лица тайной полиции...
И при том, что для вражеского адепта не было страшнее участи, чем попасть в лапы Ликана...
"Или кто-то оказался не так компетентен, как ему думалось и как думали о нём, или мне всё-таки придётся поаплодировать республиканке. Какая неприятность".
Фрэнсис нахмурился и, соединив пальцы в замок, с силой их сжал. И хорошо, что в этот момент между его ладоней оказался только воздух.
Но всё оказалось лишь прелюдией к главному.
Карл Унц, генерал-фельдмаршал, легат Восьмого легиона, легенда Кали, теоретически, мог...
Спасти. Джедая.
"Вас можно было бы подозревать в чём угодно, легат, кроме тайных симпатий к джедайскому отродью", - брезгливо подумал Император.
Резким движением он выдвинул ящик стола, доставая портсигар и зажигалку.
Повисла долгая пауза.
Фрэнсис пытался успокоиться и лихорадочно размышлял.
Мыслительный процесс отражался в выражении лица. Сезар то хмурил брови, зло щурясь, то почти улыбался. Тоже недобро.
Выводы он не озвучил.
Выводами сейчас, - именно сейчас, - он не собирался делиться ни с кем.
Чтобы успокоиться, сигареты оказалось мало.
Нужно было кое-что посильней.
- Ваши сведения мне немало... помогли, - медленно проговорил Фрэнсис, пряча инструменты собственного умиротворения обратно в стол. - Благодарю. Не откажите мне в любезности усилить нашу с Императрицей охрану, в частности охрану дворца.

***

После разговора с дроидами настало время для ещё одной встречи. С Канцлером.
На должность его избирал Сенат. И после этого Сезар ещё долго смеялся.
Сначала Сенат честно избрал Шиндая, а затем его недруги заявили о подтасовке результатов.
"Ну что, дорогая? Убедилась, что значит давать им свободу?" - вспомнил Император свои же слова и по привычке ухмыльнулся.
Быстро разложив стоявший у одной из стен, напротив стеллажей с книгами, папками и инфочипами, диванчика, Фрэнсис извлек на свет два образца отменного оружия. Винтовку LSTG - PK и снайперскую винтовку E-100.
Император любил учиться полезным вещам. И в годы гражданской войны занимался отнюдь не только беседами с идеологическими противниками с целью их добровольного схода с дистанции, или другими тайными делами.
Калишские методы обучения гуманностью не отличались, но это цена, которой, ввиду приобретённого, можно пренебречь.
Да, кстати о калишцах.
Одной расы или другой, а все они любили море.
Сезар - тоже.
Одна из причин, по которой он пригласил Канцлера побеседовать не сюда или во дворец, а на своё любимое стрельбище на берегу.
Совершенно безопасное место, конечно же. Пренебрегать безопасностью было чревато.
Так, с двумя винтовками в руках и несколькими инфочипами в карманах, Фрэнсис покинул свой кабинет в приятной компании охраны.

--> Рунийское море
TaonДата: Понедельник, 01.05.2017, 19:24 | Сообщение # 18 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Рауль Арнау
Кабинет гехайм-директора

Тёплый огонёк внутри убранного в стол изумруда отбрасывал блик на экран.
Вдохновение и вчера, и сегодня не покидало Арнау. Неясным зудящим чувством, смутным нетерпением. Руки - нет, тень взбалмошной и невозможной мысли - тянулись к закрытому ящичку.
Гехайм-директор мог без усилий вообразить себе его содержимое. Какого оттенка салфетка, в каком порядке разложены вокруг изумруда бриллианты и жёлтые топазы. Где на ручке увеличительного стекла проходила тёмная жилка с волос толщиной.
Салфетка бархатистая, с узорчатой кромкой. Светлая как песок рунийских пляжей.
Снежные искры бриллиантов - каплями. Солнечные брызги топазов - кругами.
Тонкая линия на мягко лежавшей в ладони ручке - под большим пальцем. Арнау всегда брал стекло одинаково.
Двигаясь в том пласте жизни, где лежали явления обыденные, вроде ежедневных ритуалов, любви к одному сорту кафа вместо другого, предпочтительного фасона и расцветки одежды, он редко повторял одно и то же. Насильно - и это тоже привычка - меняя большинство рутинных привязанностей каждые несколько месяцев или недель, мало что оставлял неизменным.
Облик рабочего кабинета. Ювелирные инструменты. Форма бороды. Каф без молока. Костюмы без галстуков. Обстановка без ковров.
Вдохновение на потом, наконец.
Не отрываясь от свежих докладов по Акзиле и Металорну, Арнау представил, как повернулся бы к свету; аккуратно, чтобы не оставить на камне портящие вид отпечатки пальцев, взял бы камень и увидел тот самый огонёк в его зелени.
Центр в главном мотиве ожерелья? Сердце перстня?
Он решил бы, вглядевшись пристально, проникая взглядом в саму суть камня, в его назначение. Как этот изумруд лучше раскроет своё назначение?
Радовать взгляд - хорошая цель. У многих людей нет и этого.
Арнау наклонил голову вперёд и назад, после в стороны. Мышечный застой отозвался болью, особенно справа. Но сейчас настойчивого внимания требовали не собственные мелкие проблемы, а проделки Жозефа Дефеласа.
Одного пристального взгляда на стены кабинета хватило бы, чтобы понять, как много места в жизни гехайм-директора занял Пакт. Оттиснутые на флимсипласте карты акзилианского города протянулись из одного угла левой стены с узким шкафом - за прозрачными дверцами тускло поблёскивали грани сложенных геометрическими фигурами инфочипов, - в другой. Стена по правую руку посвящалась индустриальным просторам Металорна, исключая дверь в комнату отдыха: ту выделяла красочная схема отношений верпинов с другими народами. Линия, соединявшая с барабелами, налилась угрожающим ярко-алым.
Над высокими тонкими подставками, похожими то ли на обработанные скульптором сталагмиты, то ли на окаменевшие грибы со стройными ножками, плоско срезанными шляпками, парили и неспешно вращались голограммы. Королевский дворец Дефеласа - справа, ближе всех. За ним унылая промзона, поместье среди полей, тюрьма Амбрии. Слева - ощетинившийся турелями добывающий комплекс в горной чаше, станция с пробоиной в борту, резиденция Керро на Фаране, разорённый ангар.
На столе разостлана карта Принципата. Зелёным, синим, красным размечены новые и желаемые территории. Селестианское королевство всё в туманно-сером и кровавом.
Пусть массы почитают военных. Без разведки их бы размалывали в фарш, без контрразведки то же ожидало и обывателей, и власть.
Дефелас, хоть и солдат с генеральским званием, понимал это не хуже. Арнау за день лишился двоих агентов из местных.
Следующий доклад поднял его настроение на одно деление условно существовавшей шкалы. Гехайм-директор по итогам ещё не окончившихся суток выходил в плюс. Одного из слуг Лорда-протектора, как этот узурпатор, этот очередной великий повелитель, пожелал себя величать, контрразведчики схватили прямо здесь, на Рун.
Из допросной сообщали: сломался. Это не удивляло. Не нужно рек крови, ампутированных частей тела, даже вульгарных угроз. У всех есть свои уязвимые точки, хотя бы одна. Сокровенный страх, заветное желание, образ прошлого, обида, порок или особое видение мира. Мастер допроса не калечит сразу, с порога, а нащупывает дефекты огранки сознания. Это роднило разведку с тайной полицией. Как и глубокие познания в области особых методов физического побуждения к сотрудничеству, не оставляющих следов.
У расколотого орешка невелика сердцевина. Младший, но - офицер. Поэтому и плюс, благодаря его двум подчинённым, связному и потянувшейся нити. На этот раз ловушка сработала как надо, но Арнау, отвечая, сказал прямо: работать надо ещё лучше. Приманка должна срабатывать с первого или второго раза, не с четвёртого. Этот действовал хитро, а бывают те, кто много более хорош.
- В заключении пишут, над ним можно поработать, - уткнувшись в датапад, говорила голограмма помощника. Для умбарца высшей касты у него был плачевно измотанный вид.
Рауль Арнау, сам утомлённый, но ещё собранный, постучал ногтем по яркой точке на карте. Акзила, обведённая шестью кружками разного цвета, соревновалась в значимости с Роче.
- Сейчас я не доверю дело, которым занимаюсь лично, дрянному перебежчику.
И, сурово нахмурившись, качнул головой.
- В мусор его.
TaonДата: Четверг, 18.05.2017, 12:02 | Сообщение # 19 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд. НПС-Персоналия Рауль Арнау

--> Императорский дворец
Кабинет Сезара

В Штауфгарде два дождя. Один извергался из нутра неповоротливых сумрачных туш в вышине, другой лил светом из зазора между боками летающих китов.
В кабинете двадцать солнц и ещё больше лун.
Крошечные голопроекторы в каждой створке книжных шкафов у стен включены. Холодные отсветы ласкали стальные и серебрёные полоски гравированных дверец, за которыми хранились контейнеры с инфочипами, отражались в полупрозрачной - мини-бара.
Свет настоящего солнца разбросал искры по гладкой темноте дерева, сплетению золотых змей на подставке хронометра, узору пепельницы, портсигара и зажигалки, золотистой оковке пресс-папье, колпачкам старомодных стило, выложенных решеткой на половину стола: как будто хозяин надолго задумался о шахматах. И это было правдой.
Жирная, болезненно-бурая с зелёным, прожорливая Нал-Хатта развалилась на согбенных спинах. Сытый, довольный пляжный красавчик-Осариан тянул кошелёк из кармана докрасна загорелого шахтёра. Зайгеррия кокетливо махала кнутом с оплёткой. Скалился и покрывался паром выкипавших морей Бараб, готовый один броситься на толпу. Из раскалённого металла, каверн, гигантских машин состоял Геонозис.
Скользя взглядом по проекциям картин и щурясь от громадного блика, брошенного солнцем на экран, Фрэнсис курил. Порой - когда стряхивал пепел - смотрел на импровизированную шахматную доску. И не вставал, чтобы задвинуть шторы, хотя вентиляцию усилил. Только ради визитёра.
Тот явился минута в минуту.
- Сезар, - поприветствовал гехайм-директор, опустив прилизанно-любезные "Ваша Милость", "Ваше Величество".
- Прошу.
Ни кивка, ни ответных жестов. Фрэнсис понимал, что в предельно кратком приветствии не было непочтительности. И знал, что Рауль думал так же и в отношении его.
Деревянные змеи устроились над плечами Арнау, бессильные укусить. Застывшие в дереве же гладкие языки пламени легли под его ладони. По таким же Сезар неслышно стукнул фильтром новой, не зажженной ещё сигареты.
- Начнём с наших внутренних дел.
- Охотно. С Бараба или Роммамула?
Ногтем большого пальца Фрэнсис откинул покрытый растительной гравировкой колпачок зажигалки, сунул сигарету в зубы и ответил только после первой затяжки.
- Бараб, с ним проще. Чужие агенты не замешаны?
Усмешка Арнау напомнила гримасу еле подавленной боли.
- Только самоубийца прилетел бы туда. Да и потом, обычно чужаков там сразу заметно. Единственный след агента, который мы бы нашли, это остатки костей.
Промедлив секунду, он добавил:
- И без костного мозга.
Фрэнсис кивнул на доску из стило.
- В галактике есть ещё одна сила. Они пытаются ходить в белых перчатках и страшно нудят.
Арнау посмотрел долгим взглядом сначала на доску, затем - на Сезара.
- Нет, это не сила. Это бракованный домашний щенок ворнскра с купированным хвостом. Он скулит и боится выползти.
Запрокинув голову и выпустив дым вверх - тот затмил зеркально гладкий потолок - он смеялся пока, разогнанная током воздуха, пелена не развеялась.
- Это... да, хорошая метафора! Безумно хорошая. Но на Селестии этот щенок показал, что у него могут быть перспективы. Однако верно, что джедаи отвратительно срослись с Республикой, особенно это противно сейчас, когда их мамаша расставляет ноги перед ситхами. Ещё хуже, что я понимаю: только джедай может успокоить барабел и быстро дать им нового короля. Разумный джедай, а не духовный наследник Д'уна.
- Досаждает, - безучастно вставил Арнау.
Фрэнсис замолк на две затяжки. Раз-другой притопнул, немного побарабанил по резьбе подлокотника.
- В конце концов, это шедеврально абсурдно. Полгода назад я ненавидел думать об этих непогрешимых. Сейчас я хочу видеть джедайскую диктатуру.
Взгляд Арнау - орлиный, сумрачный - выдавал, как внимательно хозяин следил за ходом мысли.
- Да-да, я хочу. Потому, что демократы в один момент увлекутся и в рабстве заткнутся надолго, как в славные времена Палпатина. Джедайская мамаша - слуга ситхов, как мило! Выходит, HK - пророк и убивал этих идиотов не зря.
С силой расплющенный о дно пепельницы окурок согнулся пополам. Фрэнсис откинулся на высокую спинку кресле и, вмиг утратив горячечную увлеченность, тихо спросил:
- Что с Роммамулом?
- Кроме агентов на Рун, о которых вам сообщили, Дефелас хочет ядерную войну. За отправленной туда группой следят, но не думаю, что это единственная точка удара.
- Он хочет, чтобы я отвлёкся на внутренние дела и дал ему время, - понимающе улыбаясь глазами, кивнул Сезар. - Умница Жозеф, но и мне надо кое-кого отвлечь. А Металорн, Роче?
- Промышленная аристократия Металорна сдаст систему, - неприязненно перекосив рот, ответил Арнау. - Их надо только изолировать, пригрозить и задобрить.
- Кнут, кредит и блестящее будущее.
- Всё так. Верпины опасаются больше, но связи с Гиндином у них уже есть.
Фрэнсис задумался, похрустел пальцами.
- Нет, они нужны мне быстрее. У них по-прежнему есть восприимчивость к угрозе атакой барабел?
- Огромная.
Сезар посмотрел на иронично размещенные по соседству проекции картин с Барабом и Роче. Гехайм-директор повернул голову следом.
Верпин с торчащими антеннками застёгивал пояс из карабинов и кораблей. Оскаленный барабел, казалось, вот-вот бросится на соседнюю картину и сожрёт насекомое. Вместе с выпученными глазами, антеннками и этим поясом.
TaonДата: Четверг, 18.05.2017, 15:44 | Сообщение # 20 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Гектор Эллери Карвер

Алый венчик, ярко-зелёные шипастые листья и едва намеченный стебель извивались в маслянистом креме. Гектор узнал эту вышивку: такую же пыталась выполнить его первая жена в день, когда он решил её бросить. Дроид, управлявший такси с такими жуткими чехлами кресел, фигурой напоминал вторую. Или она - вот эти тщедушные на вид машины, похожие на протокольных, только без мании забалтывать каждого встречного?
Гектор помусолил сигарету и убрал её в пачку. А пачку - в карман куртки. Рука, скользнув по хорошо выделанной - стоящая подделка - коже, мимолётно наткнулась на край рукояти украденного у Горршеха меча. Из-за неё, к тому же, приходилось усаживаться ровно, иначе мерзкая железка тыкалась в рёбра.
Кампания по идеологическому, подкреплённому доказательствами уничтожению фанатиков от Силы, ни на минуту не давала о себе забыть. Смешило, как сильно это было связано с женщинами. Мелана, Сезария. Толпа других, по чьей вине - стоило им только так или иначе подставить Мелане подножку, - замысел мог сорваться.
Но операция не может быть провалена по случайности. Гектор догадывался, на кого могли возложить обязанность по исключению.
"И я совсем-совсем не против".
Образ фрейлины затмила уличная танцовщица. Мысленно покрутив перед глазами - нет, перед тем внутренним взглядом, который запоминает только ярчайшее, лучшее или навязчиво отвратительное, - живую статуэтку, Карвер взглянул в мокрое окно.
Мелькнул ярко-жёлтый шпиль не то кабака, не то театра: это на Тархассане и верхних уровнях Нар-Шаддаа промышляли развлечениями смешанного толка. Дальше - снова косые скаты крыш, статуи с карнизами на плечах, синее, стальное, серое, светло-красное. И зонтики, сколько крошечных зонтиков внизу! И всё ярко, чисто, омыто. Показалось: в мельтешении, копошении, суете зонтиков, флаеров, аэробусов, ограниченном и направляемом параллелями, перпендикулярами, иногда - аккуратными дугами, смогло потеряться что-то смущающее, незаметно колющее как малюсенькая соринка в обуви. Эту соринку вытряхивать лень: надо найти, где бы удобно облокотиться, остановиться, расшнуровать, потом трясти ботинком как дурачок, и не факт, что вылетит. А пока стоишь, трясёшь с зябнущей ногой, уходит время на дела. Словом, проще весь день проходить с соринкой и до завтра забыть о ней дома. Но если вылетит сама - отлично, чудесно!
Некоторые бывают настырными, особенно если имеют имя и человеческий облик.
Машина взяла вправо и, замедляясь, - вниз. Гектор повернул голову - посмотреть на "башни Сезара" на подлёте, как всегда. Сизая синева закруглённых шпилей, напоминавших ему наведённые на цель по доброй традиции системы Осариан ракеты, вытесняла из головы всё постороннее. Смогла и на этот раз, хотя брошенная в крем страховидная роза была против. Зловредный чехол выудил коллекцию воспоминаний Карвера: там хранились моменты очарований и крушения большинства из них.
Хорошо, что ракета всяко серьёзнее засаленной розы с какой-то соплёй на окантовке.
Посадка. Несколько кредитов в оплату. Перебежка под дождём. Вход для сотрудников - мимо. Гектор вошел в маленький холл для посетителей. Стойка регистраторши, парочка стеллажей с папками, тропические кустики в углах, светло-зелёный диванчик, кафомашина рядом. Проход дальше - за непрозрачными створками двери.
Запах чего-то стерильного. Запах дешевого кафа. Крупный логотип компании на белом. Глазок камеры.
Желаете составить заказ? Простите, обратитесь в главный центр, здесь находятся лаборатории. Но мы можем передать ваши данные, если дело не терпит промедления. Представитель компании-перевозчика? Отлично. Гектор изображал второго. Ровно до входа в холл. Однако в этом была истина. Как и в легенде этого комплекса: они находились где-то здесь, лаборатории, но здравомыслящая персона никогда не полезет без нужного уровня доступа в исследовательский отдел. Зато Карвер имел право входить в главный кабинет управления. И только туда.
Чип пропуска. Сканирование биометрических параметров. Пустой коридор, пара дроидов-сопровождающих. У одного из B-1 на спине сидела мохнатая ящерица.
Мимо четырёх лифтов, мимо поворотов в другие коридоры - откуда-то тянуло запахом еды, - и мимо закрытых дверей.
Контрабандист, вор, агент: каждый обязан иметь здоровое любопытство. Полезно знать о тонкостях, подоплёке и подводных камнях. Но и выключать это любопытство надо мгновенно.
Знать, что за теми дверями с датчиками, за поворотами, на какие этажи и в какие отделы вели лифты, Гектору ни капельки не хотелось. Искренне и убеждённо.
У пятого лифта - а в прошлый раз был третий, - дроиды остановились. Один ткнул кнопку, второй протянул Карверу гостевую сбрую.
Тугая лента сдавила голову над ушами и под ними, широкие линзы закрыли свет, не пропуская и самый яркий. Звуки тоже пропали. Пустота, к какой ни один адепт не привыкнет, мешала даже сосредоточиться на шагах.
Личный агент - отличная штука, но ему не стоит знать тропок управления. Гектор понимал. Он, например, никогда не доверил бы Сезару штурвал своей птички. Масштаб разный, суть похожая.
Ток воздуха. Вышли из кабины.
Шаги-шаги-шаги, остановка. Очередная короче других. Сначала пропал пузырь, затем дроид снял повязку и нажал сенсорную пластину у двери. Гектор облегченно осклабился, глядя машине в спину.
"Счастье вселенское".
TaonДата: Воскресенье, 04.06.2017, 12:31 | Сообщение # 21 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд. НПС-Персоналия Рауль Арнау
Кабинет Сезара


Мягкий, приглушенный шум вновь припустившего дождя. Запах печеной рыбы. Мгновенно забывавшийся - а жаль - вкус.
Измятые грязные салфетки вклинивались в голограмму акзилианского города белыми хребтами гор с масляными пятнами.
Фрэнсис ковырнул заусенец, содрал его так, что сразу показалась капля крови. Задумчиво покачал округлое пресс-папье, врезавшееся в бок королевского дворца как гигантский таран.
- Как проявляют себя остальные?
- На Акзиле - никак, - сухо ответил Арнау.
- Демократы не хотят нести справедливость, братство и просвещение? Имперцы устали дарить мир поганым варварским народцам? Чудеса!
- Я бы назвал величием разумности.
- Да-да. Ещё раз хвалю Жозефа. Надо быть недоумком, чтобы, бегая от нас, забиться ситху под халат.
- Вы только что унизили Республику, - колко улыбнувшись, заметил Арнау. - Опять.
Сезар с издевательски радостной миной поаплодировал, сидя кланяясь.
- Видите, как нежно я о ней забочусь? Больше, чем их недоделанные хранители мира.
Гехайм-директор заинтересованно подался вперёд, опираясь о край стола сложенными ладонями.
- Как, по-вашему, должны вести себя доделанные?
- Так, будто у них есть мозги и память, не ограничивающаяся десятью годами.
Пожав плечами, Фрэнсис безразлично потянулся к замигавшему маленьким синим огоньком терминалу.
- Вот так сильно я люблю фантастические допущения... а, вот наконец нас навестит один из доделанных. Мой обер-фрументарий, через полчаса.
Арнау тщательно вытер бороду и усы, медля с ответом.
- Я считал, среди них только женщины.
- А я - что вы не имеете понятия, кто они.
Обменявшись хищными, понимающими улыбками, Сезар и разведчик чокнулись чашками кафа. У одного с виски, у другого с молоком.
Венчали короткий обед - за него стоило мысленно поблагодарить дроидов с местной кухни - тонкие ломтики мягкого хлеба с расплавленным сыром. Фрэнсис взял один, куснул и задумчиво вперил взгляд в картину справа.
Медленно жуя - еда казалась странной клейкой массой - он положил хлеб на тарелку, отодвинул её аккурат под резиденцию Лорда-протектора и замер.
Политика, излюбленные тайные планы, секреты и стратегии не спасали. На душе было тревожно, неловко, тяжко. Хотелось прежней ясности. Ясности, которую, искусно напуская на других туман и иллюзии, Сезар ценил и берёг для себя.
Тяготили рунийские дела, резали глаз штауфгардские виды. Провалиться бы в ту картину, наискось разделённую проблеском клинка.
Там на извилистых, вылепленных приливом волнах песка чернеют водоросли. Мягким зелёным ковром поросли вбитые в дно брёвнышки - на каждом по чайке - старого волнореза. Облако как волчья голова, тревожимая крошечными волнами хмурая синева внизу.
А с другой стороны - бугрящийся кустами зелёный простор. С расплескавшимися по траве лужами неприметных белых цветков, с острыми шапочками придорожного сиреневого цвета. И островки деревьев, малюсенькие рощицы повсюду, будто неведомый мастер бросил кости так, что они легли как на шахматной доске. Крошечные селения, усадьбы в цветущей зелени: повсюду и всегда готовы защищать свой дом. В точку аурек не добраться, не получив прожигающий плоть привет из точек беш, креш.
Но если подойти поближе, пробраться за стену деревьев, продраться через заросли сорняков, увидишь обожженные стены, рассохшийся забор, беззубые пасти окон, пробитую крышу, каменное крошево. Может, ещё и снаряд. Может, и кости. Не игральные - человеческие.
Кровоточащая, прекрасная, несломленная Кали.
Пройти босиком по песку. Нежно-бежевому, а после штормов - с разводами светлого графита. Зайти с солдатами на стрельбище в лесу. Надышаться воздухом свежим, пьянящим... разглядывая танки и новое оружие.
Там есть ясность. В рунийском дворце пока - пока! - нет.
В кабинете тишина. Арнау молча просматривал файлы на датападе и один за другим выкладывал инфочипы, всего девять, рядом с пресс-папье. На картину посмотрел только однажды и под конец долгой паузы: мазнул взглядом справа налево, снизу вверх. И отвернулся.
Фрэнсис вяло дожевал хлеб, рассматривая то ли гехайм-директора, то ли дверь за ним.
- Кали интересна вам больше, чем выглядит. Я прав?
- Так можно сказать о любой планете, астероиде, станции и корабле, - ответил невозмутимый Арнау.
- И о любом человеке, надо думать.
Он посмотрел с любопытством.
- Правильно.
- Сейчас я вам признаюсь. Был удивлён, девять лет назад получив от вас помощь и не найдя следов слежки. И до сих пор не верю, что вы просто на меня поставили всё, что имели.
- Тогда я должен признаться в ответ, понимаю. Я поставил, разумеется, но не без проверки. Извините, но тогда по этой части мои люди были лучше.
Фрэнсис умиротворённо улыбнулся:
- Потому, что их было больше.
Арнау скривил губы, но кивнул.
- Одна из причин.
- И вы наверняка добрались до моей семейной истории.
Последний инфочип, едва коснувшийся стола ребром, тонко скрежетнул.
TaonДата: Среда, 07.06.2017, 11:26 | Сообщение # 22 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Гектор Эллери Карвер. Фрэнсис Арманд. НПС-Персоналия Рауль Арнау
Кабинет Сезара

Гектор ощутил присутствие в кабинете ещё одного человека за миг до того, как дверь полностью открыла проход, и не успел толком собраться, чтобы полностью изменить своё лицо. Так, мелкая поправочка, чтобы выглядеть серее, бледнее и скучнее. Корректировка в сторону дохленькой крысоподобности, как сказал бы он, спроси его кто-то.
Никто не спрашивал.
Сезар приветственно улыбнулся, глядя совсем не так - но это как обычно - и махнул рукой, подзывая. Гость не поленился выглянуть из-за спинки полуразвёрнутого кресла.
Однажды Карвер не заметил ворнскра. Хитрая животина затаилась в непролазных кустах, проросших сквозь толстенный ковёр старой травы, веток и мелкого кустарничка.
Сначала, когда отказавшиеся сдаваться легионеры только скрылись в лесах, держаться было просто. Не отставай, слушайся приказов, да не ной. Потом началась охота и потихоньку их рассеяли чуть ли не по всей планете. Тогда и начался кошмар похлеще ужастиков-выживалок. Что есть? Чем лечиться? Как прятаться от дождя, хищников, какое укрытие на самом деле приведёт в пасть?
Мало кому он пожелал бы оказаться на неизвестной, не описанной нигде и никем планетке, где даже Сила не поможет. Потому, что её нет. По её же капризу, наверное.
Потихоньку Гектор учился. Охотился на охотников, заставлял их жрать местные плоды, траву, мясо, рыбу. Отбирал припасы. Резал и прикладывал к ранам листочки-стебелёчки-кашицу. Ворнскрятину попробовать не решился, зато они были не прочь пожрать человечины. Как в тот раз.
И Гектор ломился сквозь лес, бежал, бросал вещи - рюкзак, пояс, жилет с набитыми карманами, даже бластер, - и бежал ещё быстрее, пока не домчался до реки. Там, уже на её середине, он ощутил Силу, наконец. Как в городе.
Солнце блестело высоко-высоко, изливая на воду слепящее золото. Жуткая псина отстала, течение сносило пловца в сторону, а он, борясь и с рекой, и с одеждой, чувствовал, как шубой наросшие слои шелухи - нелёгкого жизненного опыта, иначе, - слетали с души один за другим. Хотелось жить. Как-то по-другому, как-то не так хотелось, как раньше.
Потом вернулась Сила, и он ощутил всю усталость, боль, сбившееся дыхание. Ещё - её причудливую волю, вдруг заметную, но от этого не ставшую ясной.
Сила смотрела на Карвера как тот ворнскр.
Бородатый гость Сезара глядел так же. Нет, такой тип известен. Такого не проведёшь скучной рожей: всё равно запомнит до последнего волоска в носу.
- Обер-фрументарий. Гехайм-директор.
И никаких имён, фамилий, досье на двоюродную бабушку. Ну тем лучше. Всё равно много знать о главе разведки чревато внезапной эмиграцией в Неизведанные регионы. Фатально, то есть.
Сезар непринуждённо, как будто на обеде без протокола и расшаркиваний, достал из ящичка стола зубочистку, поковырял в зубах и указал на какой-то дом. Дом как дом, в духе больших городов. Может, Денон.
- Садись, агент, - так полноценный официоз был убит наповал.
Гектор уселся во второе кресло для посетителя. Чуть не достал пачку сигарет из кармана, - директор на него уже не смотрел и тем более ничего не говорил, а незримо давил хлеще босса "Красного солнца", - но передумал и вытащил посылку с Трандоши.
С каменным лицом Сезар холодно блеснул глазами, убирая меч и кристалл в ящик справа и сверху. Снисходительная леди-Сила искупала в императорском моральном удовлетворении и, ухватив за шиворот, макнула головой в ледяной расчет с резвыми пузырьками злорадства.
Покалеченный мизинец "Его Милости" тихо щелкнул по ребру инфочипа. Тот остановился перед Карвером в ладони от кромки стола. Кончик зубочистки пронзил верхушку настольной проекции.
- Так, господа. Вы оба мастера решать наши внешние и внутренние проблемы. Поэтому и план мы составим вместе. Я не люблю, когда внешнее лезет во внутреннее или может подружиться с другим внешним. Риск всё же есть, верно?
Гехайм-директор ответил кивком и, сосредоточенно сведя брови, нехотя улыбнулся.
- Он есть всегда и во всём, даже за обедом. С Акзилой же особенно, если я верно понимаю, какое место вы имеете в виду.
"Акзила! Вот пад... То есть, вашу... почтенную матушку".
Хорошо, у Сезара не было зеркал. Гектор чувствовал всеми возможными частями тела: выражение "всегда сдержанный профи принципиально ничему не удивится так, чтобы вылупить глаза" удержать не вышло.
Разведчик повернулся вместе с креслом, чтобы лучше видеть соседа.
- Фрументарий в замешательстве?
- Вам и мне это тоже знакомо, - добродушно хмыкнув, сказал Сезар, бросил зубочистку и вынул портсигар с зажигалкой.
- Об их мерах безопасности легенды ходят, - пояснил Гектор, кивком поблагодарил за предложенную сигарету и сразу поджег кончик. - Не сказал бы, что дело гиблое, но жутко проблемное.
Шею придавил невидимый зажим ловушки.
- Правильно, но взято ниже.
Пауза на одну затяжку. Дымок с хозяйской стороны стола туманом старых заводов повеял на голограмму раньше. Он ещё не успел ни развеяться, ни уплотниться, когда от слов Величества закашлялся, не распробовав элитный калишский табак, один скромный агент.
Те ещё были слова.
- Фрументарий. Поручаю выкрасть королеву Акзилы.

--> Рунийское море
Форум » Архив ФРПГ » Рун » Башни Сезара (Разведцентр)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск: