Лето - это маленькая жизнь... Мир! Труд! Спать! Гость, голову не припекает? МЧС России предупреждает: на Лиге ожидается шторм #лето #SwL2018
[ Новые сообщения · Форумчане · Правила форума ]
Архив - только для чтения
Форум » Архив ФРПГ » Трандоша » Хсскор (Столица)
Хсскор
ЛисоДата: Воскресенье, 03.07.2016, 17:31 | Сообщение # 31 | Online
Группа: Старожилы
Сообщений: 3005
Награды: 138
Ну почти «Л»
Кейпмер Ларх
Представительство "Крейц-Эскол"

«Очень мило со стороны этих зеленых лягушек — не портить аппетит человеческой расе своим видом», мысленно отреагировал Ларх на слова Альфы-три о ресторане. «Интересно, какие чувства вызываем мы у трандошан? Брезгливость или непреодолимое желание откусить нам голову? Во всяком случае, это дельный совет при любом раскладе».
- Вполне доверяю твоему опыту, - отозвался Ларх, подавая Альфе-три руку на прощание. - И обещаю вести себя наилучшим образом: в официанта не стрелять, тару не бить, песни не петь, пользоваться столовыми приборами в соответствии с их назначением...
Он невесело усмехнулся, представляя дебош в собственном исполнении, а такие случаи хотя и редко, но бывали в его многогранной жизни — конечно, до появления в черепной коробке нового жильца, именуемого Цербером. Сейчас, оглядываясь назад, он с досадой понимал, каким жалким существом выставлял себя именно в те моменты, когда изо всех сил пытался показать свою значимость вне стен лаборатории.
Ларх перенес данные о ресторане в свой датапад, попутно задавая поиск приличных апартаментов, где мог бы устроить Литу, ворнскров, некоторые личные вещи с яхты — и Хуба. Он уже соскучился по маленькому дроиду и нисколько не сомневался, что тот испытывает схожее чувство. Точнее, программа робота была рассчитана на нахождение рядом с хозяином максимально длительное время, и ее нарушение вполне могло сравниться с головной болью у живого существа.
- В 20.00 по местному времени, это не слишком рано для заведения, которое находится в таком злачном квартале? - со смехом заметил он, выходя вместе с Альфой-три из кабинета. - Надеюсь, я успею перевезти своих домочадцев со всем их скарбом в какую-нибудь уютную съемную квартиру... А вот как раз и они.
Ларх с Джеммой вышли в холл, где оба Рэкса с довольно растерянным — для механических существ — видом расхаживали вокруг дивана.
- Лита, что случилось? - Ларх в несколько торопливых шагов оказался рядом с супругой.
- Ничего, - с трудом ответила она, мученически пытаясь улыбнулся. - Ты прав: влажность...
Железные ворнскры недоуменно щелкали прицельными устройствами и будь у них в программе мимика и жесты человеческих существ, они наверняка в унисон пожали бы плечами и развели лапы в стороны: дескать, никто ни на кого не покушался, все спокойно, степень потенциальной опасности в пределах нормы... а у хозяйки полный сбой системы жизнеобеспечения. Ларх с досадой пнул Рэкса-001 в передний манипулятор и сел на диван рядом с Литой, обеспокоенно глядя в ее побледневшее лицо. Да какое там побледневшее! Таким серо-зеленым цветом кожи мог бы похвастаться только Йода, и даже здешние ящеры-трандошане по сравнению с ней казались румяными как набуанские фестивальные орхидеи.
- Мы выйдем на свежий воздух, и будет лучше, - неуверенно пообещал Ларх, несмотря на то, что климат-контроль в помещении прекрасно справлялся со своими обязанностями.
- Да, - монотонно отозвалась Лита и попыталась встать, вцепившись в его руку влажными пальцами. Один из Рэксов вальяжно подставил свою изогнутую металлическую спину, и с помощью этих двух опор она поднялась с дивана.
- Мисс Корс, благодарю вас за время, которое вы... - начал Ларх, обернувшись к Альфе-три, но фразу закончить не успел: Лита тяжело осела на пол, увлекая за собой супруга. Ворнскры тут же припали на передние лапы, поводя стволами в поисках коварного врага, который повалил обоих хозяев.
- Да твою ж мать, - зло рявкнул Ларх на Рэксов. Поскольку эквивалентом этого экспрессивного заявления служила команда «вольно», ворнскры послушно уткнули повторители в пол и умиротворяюще лязгнули. Все действо заняло не более десятка секунд.
- Джем... мисс Корс, - Ларх беспомощно покрутил головой. Он уже поднялся на ноги и делал безуспешные попытки дотащить Литу хотя бы до дивана. «Пятьдесят два — пятьдесят четыре килограмма... нужен медик... что мы ели в космопорту? Фруктово-ягодный десерт... на яхте универсальный антидот...» Мысли толкались в его голове как жители Средних Уровней Корусканта на традиционной весенней распродаже.
- Нельзя ли вызвать реанимационную бригаду? - с волнением в голосе попросил он.

Уничтожь то, что не можешь изменить.
Измени то, что не можешь уничтожить.
TaonДата: Четверг, 07.07.2016, 19:07 | Сообщение # 32 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Представительство "Крейц-Эскол"


Всё складывалось как нельзя более прелестно. Что могло быть лучше такого многообещающего вечера в ресторане не просто с собратом, но и, как вдруг оказалось, интересным мужчиной. Интересным, конечно, не в последнюю очередь благодаря отличной от остальных людей природе и насыщенной событиями истории жизни.
Возможно, ужин мог стать началом крайне плодотворного сотрудничества. Возможно. Но все хрупкие надежды, все невзначай выдаваемые улыбками, парой касаний рассыпались в прах из-за жены Тойвена.
Вдвоём они вышли из кабинета. Джемма не стала закрывать его, как и убирать закуски, бутылки и бокалы со стола. Прислугу для того и нанимали, чтобы она занималась наведением порядка в жилых помещениях, коридорах и работала в корпоративном кафе. Хотя, "нанимали" - слово, плоховато характеризующее истинное положение дел. Слуги в представительстве "Крейц-Эскол" были никем иным, как домашними рабами. Обращались с ними хорошо, клеймо на лоб не ставили. Со временем они могли освободиться и зажить обычной жизнью обычных подданных Принципата. Другой же прислуги на Трандоше не имелось. Учитывая... характер трандошан, никого в Принципате такое удивить не могло. Раньше рабство было распространённым явлением только на Лехоне, но лишь высокопоставленные лица знали об этом. Но два месяца назад многое изменилось.
Переменить, похоже, приходилось и планы на вечер. Ведь когда Альфа-два и Альфа-три спустились, несносная в силу одного факта замужества за Лархом женщина вздумала упасть в обморок.
Вишенкой на этом в высшей степени невкусном торте шло неподдельное беспокойство Тойвена за эту не в меру нежную особу. Почти в лучших традициях более, чем десятилетней давности. Смотреть представление дальше Джемма решила просто потому, что было тут нечто комичное.
- Нельзя ли вызвать реанимационную бригаду?
Альфа-три фыркнула. Без малейшего признака волнения или, тем более, суеты она грациозно присела, и узкое платье ещё теснее обтянуло точеные бёдра.
Проверила пульс, посмотрела на зрачки. Никаких тревожащих внешних признаков не было.
- Банальнейший обморок, господин Ларх, - поднимаясь, холодно заявила Джемма. - Сожалею, но вам не придётся тратиться на содержание вашей супруги в палате интенсивной терапии. Когда прибудут санитары, вы сможете пройти с нами.
Отойдя к стене, она нажала несколько маленьких кнопок на панели вызова, и всего через минуту явилось двое дроидов-санитаров. Они перенесли пострадавшую в палату на первом этаже, располагавшуюся в конце правового крыла здания и положили на ложе, которое затем плавно въехало в широкое кольцо стандартного сканера всего организма. Альфа-три села на высокий стульчик рядом, положив ногу на ногу. Рядом засветились голограммы.
Джемма изобразила удивление. Нарочито некачественно.
- Ваша супруга беременна, - небрежно бросила она. И дала знак выключать сканер.
- К сожалению, вы не сможете перевезти госпожу Ларх в апартаменты. Она может потерять ребёнка, если её не положить на сохранение в нашу клинику. В силу того, что вы условно приписаны к трандошанскому подразделению компании до заключения контракта и получения исследовательского заказа или иного материала, вы не сможете перевезти супругу в иную клинику. Не беспокойтесь. В любом подразделении "Крейц-Эскол" пациентов ожидает обслуживание и лечение высочайшей категории. Желаете заключить договор? Мы можем предоставить также подробное описание состояния организма госпожи Ларх в письменном виде.
Эти слова легко можно было бы вложить в уста рекламного агента. Альфа-три даже слегка скопировала характерные интонации, но в прохладном взгляде так и светилась смешинка.
Вне всякого сомнения, такие жизненные казусы немало веселили помощницу Фолькерта Крейца.
Пока Джемма примеряла на себя роль рекламщицы, дроиды уже перенесли пациентку из диагностического аппарата на обычную кровать и профессионально сделали пару уколов. Вскоре она должна была прийти в себя, причем с отличным самочувствием, без следа недомогания. Но этот эффект был временным.
ЛисоДата: Пятница, 08.07.2016, 15:46 | Сообщение # 33 | Online
Группа: Старожилы
Сообщений: 3005
Награды: 138
Ну почти «Л»
Кейпмер Ларх
Представительство "Крейц-Эскол"

В то время, пока Литу перевозили в палату первой медицинской помощи, располагавшуюся совсем неподалеку от главного холла, Ларх напряженно размышлял о странных причинах своего беспокойства. Вне всякого сомнения, он был в курсе, что женщины изредка падают в обморок, хотя до настоящего момента не имел удовольствия наблюдать за этим событием, так сказать, в режиме реального времени. Да и вообще, здорово подозревал, что все эти нервные припадки придуманы авторами романов и голосериалов, так как все женщины, которые встречались у него на пути, подобными недомоганиями не страдали, а чем и страдали — то лишь обострениями патологической алчности до кредитов. Причем чуть ли не каждая вторая с убойной целеустремленностью АТ-АТ пыталась навязать целый спектр дополнительных услуг, в которых Ларх совсем не нуждался. Правда, один раз братец Даллена так дернул одну твилечку за лекку, что бедняжка чудом не лишилась чувств, а точнее была приведена в чувство только кредитным чипом на круглую сумму.
- Обморок, ну с чего бы, - бормотал Ларх, следуя за каталкой и сверля взглядом стройные ноги Альфы-три, которая шагала чуть впереди и лишь изредка насмешливо оборачивалась на будущего коллегу, явно проверяя, не собирается ли и он последовать примеру супруги. - Ящериц этих испугалась, что ли?
Он подбадривал себя такими шуточными предположениями всю дорогу, но в глубине души продолжал изводить себя догадками — одна другой краше. Например, что Лита в плену у легионеров подверглась пыткам и впоследствии заработала какое-нибудь опасное заболевание или травму: не зря же ее правая кисть так скрючена, а пальцы деформированы, что ей даже приходится носить тонкую перчатку. Или все-таки фруктовый десерт?
«Надо было ее все же оставить на яхте. Там Хуб, меддроиды и лицензированные продукты», рассуждал Ларх. «Ситх меня дернул тащить ее сюда».
Тем временем, Литу поместили в сканирующий аппарат, включились голограммы. Альфа-три села рядом с сканером, Ларх остался стоять чуть поодаль, скрестив руки на груди и нахмурившись. Устройство человеческих внутренностей в общих чертах он знал — то есть с точностью до сантиметра мог определить тот орган, куда должен быть направлен смертельный выстрел; однако внутренними патологиями никогда не интересовался, да и вообще, отдавал анализ потрохов на откуп медицинским дроидам. Однако Альфа-три, похоже, его вкусы не разделяла, так как очень заинтересованно вгляделась в голограммы, а потом с усмешкой обернулась к Ларху:
- Ваша супруга беременна, - констатировала она совершенно будничным тоном бывалого акушера.
- О как, - ошарашенно произнес Ларх, нащупывая стул позади себя и ощущая пустоту под ногами. Он машинально сел и воззрился туда, где несколько секунд назад мерцали голопроекции, все так же автоматически кивая на монолог Альфы. И если раньше его мысли еще можно было сравнить с толпой людей, то сейчас они напоминали блох, снабженных гипердвигателями. Совершенно невозможно было зафиксировать хотя бы одну, они пронизывали его мозг, не оставляя даже следа.
- Да, конечно, сохраняйте... - пробормотал он, ухватив наконец одну из мыслей за самый ее краешек, но в этот момент Лита открыла глаза.
- Кейп, что со мной? - спросила она, медленно переводя взгляд с Ларха на Джемму. - Я больна?
Ларх переглянулся с Альфой. Мысль, которую он зацепил, была о сроке беременности, но он никак не мог ее не то что сформулировать, а даже удержать в своем сознании.
- Да, немножко, - деревянным голосом произнес он, здорово подозревая, что цветом своего лица также мог конкурировать со всеми зеленокожими расами галактики.
- Я умираю? - Лита слабо всхлипнула.
- Нет, что ты, - Ларх сухо сглотнул и непроизвольно добавил:
- Даже наоборот.
Чем, несомненно, напугал супругу еще больше.

Уничтожь то, что не можешь изменить.
Измени то, что не можешь уничтожить.
TaonДата: Среда, 13.07.2016, 18:32 | Сообщение # 34 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Представительство "Крейц-Эскол"


Что всегда удивляло Джемму, так это неспособность многих мужчин принять закономерные последствия своих вполне однозначных действий, предпринятых без соблюдения известных мер предосторожности. Хотя, женщины в этом отношении отличались незначительно.
И, судя по голограммам, едва ли наблюдаемое было результатом эксперимента по оплодотворению человеческой женщины представителем иного вида, как бы ни любили подобные сюжеты авторы некоторых псевдонаучных, псевдофантастических опусов.
Изучать эмбриологию досконально Джемме в своё время не пришлось. Но позже, углубляя свои познания в разных областях, она удостоила вниманием и это, из чистого интереса. Превращение скопления клеток в тонко организованную сложнейшую структуру, непрерывно самообновляющуюся, рассчитанную на десятилетия бесперебойной работы при благоприятных условиях. Завораживающий процесс.
Внятного ответа на свой рекламный монолог Альфа-три не дождалась. Собрат смог выдавить всего пару слов:
- Да, конечно, сохраняйте...
Стоило бы озвучить возможно, радостную или, возможно, обескураживающую и разоблачающую новость о сроке беременности и вновь посмотреть, что получится, но тут госпожа Ларх пришла в себя. И вновь настало время развлекаться.
"О, Тойвен. Ты уже перебросил файл через свой кабель в универсальный разъём. Разархивируется только через несколько месяцев, конечно, но... сохранить тебе удалось".
Тем временем, будущий отец всё никак не мог собраться с духом и сообщить жене новость. И в роли уведомителя вновь пришлось выступить Альфе-три.
- Я Джемма Корс, с сегодняшнего дня - деловой партнёр вашего супруга, - нейтральнейшим тоном сообщила она женщине, уже изрядно напуганной своим обмороком и загадочным поведением мужа. - Сожалею, что наши переговоры обернулись для вас так.
"Интересно, обоняние у неё успело обостриться так, чтобы она почувствовала, что мы пили?"
- Вы беременны, госпожа Ларх. Срок составляет семь недель. К сожалению, у вас повышенный тонус матки и риск сердечных осложнений, потому предлагаю и настоятельно рекомендую лечь на сохранение. Наша клиника находится в соседнем здании.
Скорее всего, говорить с беременными женщинами и сообщать им новости о не лучшем состоянии здоровья нужно как-то иначе. С утешительными прелюдиями и ремарками, возможно. Но этого Джемма не умела, а учиться было ни к чему. Микроорганизмам не нужны увещевания, тестовым вакцинам не требуются разговоры. Имплантат тоже желательно ставить без лишней лирики и томных вздохов.
Без преувеличения, Альфа-три дебютировала сегодня в роли акушерки. Тайно мечтая о скорейшем окончании этой комичной, но несуразной сцены.
ЛисоДата: Пятница, 15.07.2016, 22:50 | Сообщение # 35 | Online
Группа: Старожилы
Сообщений: 3005
Награды: 138
Ну почти «Л»
Кейпмер Ларх
Представительство "Крейц-Эскол"

- Я... у меня будет ребенок! - Лита посмотрела на Джемму с такой признательностью, как будто именно она, а не Ларх, была причиной ее счастья. - Мне же дома врачи сказали, что у меня не может быть...
Она закрыла рот ладошкой и помотала головой. Глаза ее блестели.
- Кейп! У нас будет ребенок, - нежно сообщила она Ларху радостное известие, которое еще несколько минут назад повергло новоиспеченного отца в сильнейший ступор. А апофеозом всей сцены прозвучали слова Альфы-три о сроке беременности.
Семь недель!
Нельзя сказать, что Ларх так уж сильно оторвался от реальности, где за совершенно конкретными физиологическими актами следуют не менее конкретные их последствия, просто он настолько привык к тому, что банально оплачивает по прейскуранту все средства защиты от нежелательных последствий для партнерши, что ему даже в голову не пришло озаботиться наличием таковых в Тиде. Поэтому первой его мыслью, когда Джемма сообщила шокирующую новость, была мысль о каком-нибудь недавнем ухажере Литы, который смог таки оставить генетическую память о себе. Однако следующая мысль, образно говоря, сбила его с ног окончательно и бесповоротно. Семь недель означали то, что ребенок был — его.
- Это же прекрасно, - выдавил Ларх, поглядывая на Альфу-три. Он даже вообразить не мог, что залог, который заберет Крейц-Эскол, будет именно таким. Все что угодно: имущество, обязательства, жизнь в конце концов — Ларх нисколько не сомневался, что компания, допустив чужака в свои сокровищницы, с лихвой обезопасит себя от возможных нежелательных действий или банального бегства. Но такого поворота он не ожидал.
- Клиника «Крейц-Эскол» имеет всегалактическую репутацию, - добавил Ларх, чувствуя всей кожей, что Лита вот-вот попросится домой, на Набу. Хотя он отлично понимал, что ее подноготная уже известна службе безопасности компании, но поминать всуе любой республиканский мир на территории Принципата? - А гиперперелеты в твоем положении даже опасны. Вспомни, что произошло с сенатором Амидалой. Пара гиперпрыжков — и преждевременные роды.
Лита тут же испуганно обхватила рукой свой живот — где пока что никаких видимых признаков ее состояния не наблюдалось.
- Я согласна лечь в больницу! - она беспомощно взглянула на Джемму. - Ведь Кейп сможет нас навещать там?
«Нас. Теперь их двое», мысленно констатировал Ларх, и несколько последующих минут, пока Литу со всеми предосторожностями забирали медицинские дроиды, провел как во сне.
«Нас»!
Этот второй означал не просто нового гражданина галактики, и возможно, Калишского Принципата как рожденного на его территории, хотя Ларх в последнем немного сомневался. Нет, это скрюченное большеголовое тельце в водяном пузыре означало гораздо больше — возможность прожить лучшую жизнь, избежать ошибок родителей, воплотить их мечты. Апгрейд, одним словом.
Тем временем, после нескольких осторожных объятий и недлительного поцелуя, Лита покинула помещение вместе с железным эскортом, на который она косилась с видимым недоверием.
- Надеюсь, там ее будут окружать не только машины, - вздохнул Ларх, имея в виду клинику. - После своего плена я и сам долго привыкал к тому, что не все дроиды — хладнокровные убийцы.
Он усмехнулся.
- Странно это слышать от человека, которого ты знала как легионера, да?
Они опять вышли в холл, и ворнскры крутились неподалеку. Рэкс-002, потеряв хозяйку, меланхолично нарезал круги вокруг пустого дивана.
- Джемма, я до вечера просто не доживу, - признался Ларх, шикая на своих охранников. - Давай я тебя приглашу на деловой ланч прямо сейчас?

Уничтожь то, что не можешь изменить.
Измени то, что не можешь уничтожить.
TaonДата: Понедельник, 18.07.2016, 14:15 | Сообщение # 36 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Представительство "Крейц-Эскол"


Джемма не знала ни свою мать, ни отца. "Друзья" по несчастью и воспитатели: вот, кого она видела каждый день на протяжении своего детства.
Много раз, даже во взрослом возрасте, она задавалась вопросом: а кем же они были? Что за люди дали ей жизнь?
Став Альфой-три, она отмела это как несущественный материал, не поддающийся корректному анализу в силу катастрофической нехватки информации и отсутствия технических возможностей. Не идти же на поклон к гехайм-директору с просьбой разыскать на республиканской территории следы тех, от кого дочери не досталось даже фамилии?
Но теперь забытое, глупое, нерациональное встрепенулось. Стоило только взглянуть на женщину, безмерно счастливую благодаря своей беременности.
Интересно, как мать Альфы смотрела на свой живот, узнав об интересном положении? С радостью или со страхом, или с брезгливостью?
Пыталась ли она чудо-таблеткой или ещё десятком способов избавиться от беззащитного существа внутри себя?
Почему, произведя дочь на свет, бросила её ранним утром в бокс у входа в приют?
Была ли та женщина глупым подростком или дамой в беде? Был ли отец случайным любовником, насильником, предавшим мужем?
На все вопросы ни одного ответа.
Но Лита Ларх, если её муж будет благоразумен, - особа иной породы. Сложно это не заметить. Она из тех, кто не бросают своих детей и становятся отличными матерями.
Два образа, причудливо сплетаясь, родили зависть. И досаду, и злость.
Если и была в галактике женщина, которую Джемма готова не выносить так последовательно, люто и бесконечно, так это жена Альфы-два.
Она и плод внутри неё были одновременно козырями и чем-то... по праву претендующим на то, что госпожа Корс начала уже считать если не своим, то близким.
Продолжением, иной версией себя, но в мужском облике.
"Да, звезда набуанского уличного эротического шоу. Ты никогда не сможешь того, что могу я. Мозгов не хватит, даже если заменишь свои, скажем... мозгами бита".
Но Джемма слишком хорошо контролировала свои реакции, чтобы выдать себя. Быстрые переглядки с Тойвеном, и... Она с дежурной улыбкой взяла со стола рядом несколько флимсипластовых форм и начала их проворно заполнять. Свободными остались только поля для сведений из ИД-карт.
Хотелось сделать маленькую гадость и на порядок увеличить стоимость содержания в клинике. Подданными Принципата Лархи не были, потому оплатить им следовало полную сумму. Кроме того, Альфа-два пока не стал сотрудником "Крейц-Эскол", а господа из корпоративной службы безопасности ещё не выдали инструкции, следует ли ему умереть по документам, став кем-то другим, - имелись и такие случаи, - и что делать, если нет. Но поддаваться желанию мелочной мести за свои обманутые ожидания Третья не стала. У неё хватало иных, куда более разумных, идей.
- Разумеется, ваш супруг сможет вас навещать согласно расписанию приёма посетителей и своей работы, - оторвавшись от форм, спокойно ответила Джемма обеспокоенной будущей матери.
Своё место на экземпляре для женщины заняли последние буквы, легко и быстро выстроившиеся в идеально ровный, словно из книжки по каллиграфии, ряд.
- Прошу, - сказала Альфа-три, поднявшись со своего места и протянув договор со всеми гарантиями Лите Ларх. - Ваша подпись... здесь и здесь. Данные ИД-карты, полагаю, сможет внести господин Ларх.
Несколько минут спустя, когда Джемма закончила с экземпляром для собрата и отсканировала листы, внося договор в закрытую базу, женщину наконец-то удалили из помещения дроиды-санитары.
- У нас есть органический персонал, - ответила Альфа на высказанные опасения. И, лишь теперь отворачиваясь от стола, выдала чуть более тёплую улыбку.
- А легионером ты был паршивым, и это заметила даже такая рафинированная заучка как я. Надеюсь, ты и дроиды, с которыми я обычно работаю, понравитесь друг другу больше, чем в случае боевых.
Вслепую с первой попытки найдя договор, вместе с отложенным экземпляром для дамочки, Джемма протянула листы Тойвену.
- Заполнишь пустые места в конце, как будет время. В течение пяти часов.
Разобравшись с этой партией формальностей, Альфы вышли в холл.
- Джемма, я до вечера просто не доживу. Давай я тебя приглашу на деловой ланч прямо сейчас?
"Плавно перетекающий в ужин?"
И всё же, не было ни одной причины отказываться. Корс даже не нужно было переодеваться, а оставленной на краешке бокала помадой, и, как следствие, необходимостью отлучиться и поправить макияж, допустимо пренебречь.
- Принимаю приглашение, - с толикой лукавства во взгляде и интонации ответила Джемма. Подойдя к настенной панели вызова, она позвонила штатному сотруднику, занимавшемуся вопросами комфортной транспортировки важных кадров компании, и распорядилась подать флаер к главному входу.

Ресторан "Оскал фриста"


Несмотря на то, что владельцем ресторана был человек, в названии отразился местный колорит. Джемма не стала бы утверждать наверняка, но, по её представлениям, фристовые акулы Трандоши были не менее опасными существами, чем шони, обитатели океанов Кали. Но, возможно, она что-то путала. Познания в зоологии не являлись сильной стороной Альфы.
Громоздкое на вид здание, похожее на большой кусок обтёсанной породы с затемнёнными окнами, изнутри выглядело совсем иначе. Светлые стены украшены были изысканными драпировками и, для контраста, коллажами из кадров охоты. Кое-где висели картины с пустынными или лесными пейзажами, умелой рукой мастера превращёнными в произведения искусства.
Гостей из "Крейц-Эскол" провели прямо к кабинетам, минуя общие залы. На двери второго слева красовалась табличка "кабинет заказан".
На столе, рассчитанном на четверых, уже лежали две пухлые папки с меню.
Дверь бесшумно закрылась, на время оставляя посетителей наедине.
- Этот кабинет никогда не бывает свободен. К счастью, для нашей компании такая возможность здесь бесплатна, - с тихим смешком пояснила Джемма, бросив взгляд в окно и увидев, как окровавленный, но уверенно стоявший на ногах гладиатор с готовностью кивал, пока ему что-то втолковывал, скорее всего, ланиста.
Ланистой был зайгеррианец, и его имя вылетело из головы. Зато бойца Альфа-три узнала. Этим утром его отпустили из клиники, и вот, любимчик хозяина и один из источников его денег снова имел все шансы вскоре вернуться в больничную палату.
С улицы видеть гостей не могли. Но эта был не единственный плюс.
Нежная прохлада, мягкие диванчики кремового цвета с небольшими подушками, картины на стенах, узкое окно в обрамлении деревянных панелей, с лёгкой занавеской и тёмными гардинами: всё это создавало атмосферу уюта. А посреди стола на белой скатерти возвышалась небольшая ваза с мелкими красными цветками.
Как всегда грациозно усевшись, Джемма принялась медленно листать меню в поисках чего-то полезного для работников интеллектуального труда. И соблазнительно выглядящего. Тонкие пальцы перебирали страницы, а светловолосая голова немного склонилась, и это движение подчеркнуло беззащитность открытой шеи.
ЛисоДата: Суббота, 23.07.2016, 12:58 | Сообщение # 37 | Online
Группа: Старожилы
Сообщений: 3005
Награды: 138
Ну почти «Л»
Кейпмер Ларх
Представительство "Крейц-Эскол"

Ты даже не успеешь оглянуться, как уже обзавелся мегатоннами барахла, женами, детьми, любовницами и недвижимостью в разных концах галактики. Именно в таких выражениях, подпив лишнее, как-то жаловался Даллен Ларху. Причем оба друг другу в тот момент отчаянно завидовали: первый сокрушался о потерянной свободе и наличии давящих обязательств, второй — после своего бегства из горящего отеля, в буквальном смысле не видя в жизни ничего, кроме частной лаборатории, втайне считал пьяные откровения первого дешевым выпендрежем, и много бы дал за то, чтобы самому снова обзавестись хотя бы малой долей вышеперечисленного.
Этот их давний разговор всплыл в памяти Ларха не случайно: он как раз напряженно размышлял, что делать с ворнскрами, а также сданными в гардероб плащом, верхней одеждой Литы и бластерами, то есть тем самым «барахлом», которым так мечтал завладеть двадцать лет назад. К тому же, жена и — как неожиданно! - даже ребенок уже наличествовали в лучшем виде. «Снаггу тогда был полтинник», вскользь подумал Ларх. «И мне сейчас тоже... загрызи вас исаламири, куда же вас пристроить?»
Оружие в ресторан он брать не собирался, так как вообще считал моветоном его сочетание с деловым костюмом, да и никогда не любил обвешиваться бластерами наподобие апача-мандалорца, которые, по слухам, даже ванну принимают не снимая брони. А уж что касается других пикантных моментов вроде делания маленьких мандалорят, для Ларха это всегда было загадкой. То ли притяжение разнополых мандалорцев друг к другу обладало такой силой, что пробивало бескар навылет, то ли специальные отверстия в этой броне все же имелись, то ли еще какой секрет. Но тот факт, что младенцы у мандалорцев уже рождаются закованными в бескар — сомнений не вызывал.
Одним словом, Ларх задним числом посочувствовал своему бывшему работодателю и пока Альфа-три вызывала служебный транспорт, уладил вопрос хранения оружия, Рэксов и верхней одежды с гардеробным дроидом. Дроид не возражал, ворнскры лениво полязгали и прошли в специальное помещение.
- Ну вот, а я так старался произвести на тебя впечатление своей легионерской формой и геройской смертью, - с смущенной улыбкой заметил Ларх на слова Альфы-три. Ему до сих пор было неловко за то постыдное шоу, которое он устроил на Эриаду и в тайной лаборатории Легиона. К счастью, служебный флаер уже был подан к главному входу, и Ларх последовал за Джеммой.
«Но людям свойственно меняться, Альфа. Даже без помощи Цербера»

Ресторан «Оскал фриста».


Имени гладиатора Ларх не знал, но был бы он сам хозяином этого бойца — обязательно назвал бы его Фагоцитом: боец мужественно сражался, истекая кровью, и кажется, даже не подозревал, что в мире существуют другие, менее травматичные профессии.
Одним из преимуществ наличия арены прямо под боком ресторана была даже не столько возможность насладиться кровавым представлением, а то, что кресла посетителей располагались наиболее удобно для созерцания боев, и сейчас Ларх с Джеммой сидели не напротив друг друга, а практически рядом. Не настолько близко, впрочем, чтобы нарушить личное пространство или слишком мешать общению деловых партнеров, но тем не менее Ларх снова ощутил уже знакомое чувство стирания своей границы. Как будто был назван секретный код, и искусственный интеллект разрешил доступ на свою территорию другому устройству — не менее совершенному, близкому... родному?
«Интересно, она это чувствует? Ведь это даже не телепатия и другие силовые прибамбасы. Это слияние, поглощение, синхронизация. Угораздило же меня...»
Последняя мысленная фраза, впрочем, никак не вязалась с его довольным видом. Ларх подвинул папку меню, но досконально изучать список блюд пока не стал, а подозвал официанта и попросил принести бутылку простой воды.
- Я уже отвык от живых официантов, - признался он, вытаскивая кожаную визитницу, где кроме чипов всех мастей также хранились таблетки и крошечные капсулы для пищеварения. - И от таких меню тоже. Все больше электронные табло и дроиды. А здесь такое очарование!
Он кинул взгляд в окно на арену, где снова завязался бой, мысленно заменил «очарование» «романтикой», но тут явилась вода, и Ларх отвлекся от процесса поиска эпитетов.
- Не обращай внимания, - пояснил он. - Я в основном питаюсь разными искусственными составами...
Он выбрал таблетку и бросил ее в стакан с водой.
-... а не нормальной человеческой едой, - продолжил Ларх, осушив стакан. - И тем более, очень редко практикую вино после виски, а вот как раз сейчас намерен нарушить все правила и попробовать что-нибудь из местных погребов.
Он отставил стакан и уткнулся в меню. На двадцать пятой странице значилось ассорти из морепродуктов, Ларх повернулся к Джемме, чтобы узнать, не входит ли в это ассорти мясо одноименной названию заведения акулы, и вообще, съедобны ли эти твари.
- Джем... - начал он и неожиданно умолк.
Альфа-три тоже изучала внушительный фолиант меню. Голова ее склонилась, обнажив нежно-розовую шею, неожиданно трогательно-беззащитную, и Ларху вдруг до смерти захотелось дотронуться до ее кожи — осторожно и едва касаясь, провести пальцами от уха до основания шеи, и еще ниже, к хрупким ключицам. Или, может быть, не пальцами, а губами. Или вовсе не нежно, а жадно, страстно целовать, оставляя синие следы на белой коже...
Сердце его снова ухнуло, и краска бросилась в лицо, и Цербер подозрительно самоустранился. То ли наблюдал, то ли сортировал данные, то ли просто наслаждался той же самой бурей, мгновенной и всепоглощающей.
«На старости лет ты, похоже, вознамерился осеменить всю галактику», иронично поздравил себя Ларх с вступлением в ряды героев-любовников. «Одна копия уже в процессе сохранения, но тебе этого мало?».
Он смущенно прокашлялся.
- Джемма, как насчет того, чтобы нарушить правила? - спросил Ларх с некоторыми игривыми оттенками в голосе, причем неподдельными. - Отдых посреди рабочего дня, вино после виски, морские деликатесы вместо диетического коктейля?

Уничтожь то, что не можешь изменить.
Измени то, что не можешь уничтожить.
TaonДата: Среда, 03.08.2016, 13:29 | Сообщение # 38 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Ресторан "Оскал фриста"


"Мм... супчик? Пожалуй, нет".
Ещё одна страница осталась в прошлом. Горячий обед - это чудесно. Но не в этот раз.
Хотелось чего-то особенного, чего-то изысканного. Это оказался один из тех дней, когда Джемма пребывала в немного капризном настроении. Разум знал, чего желает. И та часть сознания, которую можно немного вульгарно, но честно назвать "самка человеческая, почти обыкновенная" - тоже. Но сиюминутный настрой вносил свои коррективы, не подчиняясь ни первой ипостаси Альфы, ни второй.
Как и полагалось порядочному сотруднику (и маленького развлечения ради), госпожа Корс попробовала разобраться в своей голове.
Во-первых, шустрая республиканка до сих пор немало раздражала помощницу почтенного директора корпорации. Исходя из факта родственности с Альфой-два, Джемма готова была сделать приятный вывод: наконец-то ей встретится мужчина, на которого не действуют невинно распахнутые глазки, жалобная мина и "чистота намерений". То есть, всё, что Альфа-три люто ненавидела в представительницах своего пола, и на что слишком многие мужчины с радостью клевали. Чуть позже обиженно недоумевая, откуда у них взялись ветвистые рога высотой и протяженностью с рунийский дворец.
Страницы с аппетитно выглядевшими горячими блюдами тоже остались позади. С легчайшей профессиональной улыбкой пронаблюдав за сценой "Тойвен Ларх и его нездоровая привычка лопать таблетки", женщина загадочно промолчала, бросила взгляд в окно, - на арене столкнулись забрак и человек, - и вновь уделила внимание меню.
Итак, во-вторых... довод рассудка звучал как "я хочу от тебя много исследований, не омраченных побегами к той, с твоей архивной копией, и нюансами личных взаимоотношений между серьёзными людьми, находящимися в одной лаборатории или смежных". Но такие комичные проблемы свойственны были тем, кто гормональные позывы ставит выше интеллекта, острейшего исследовательского удовлетворения.
В-третьих... Что ж, Джемме встречались мужчины, с которыми неплохо спать. И те, с кем невероятно приятно говорить, какой бы ни оказывалась тема. Лишней щепетильностью она не страдала. "Крейц-Эскол" специалистам такого класса платила достаточно, чтобы можно было спокойно родить даже два десятка милых маленьких бастардов. Словом, ты нравишься мне, я нравлюсь тебе, так что заткнись и пойдём в тихий уголок. Проблема была в другом. Слишком узкий круг общения грозил... некоторыми недопониманиями, если дать волю темпераменту.
Ведь в этом круге не было другого объекта Альфа.
До сих пор.
А игриво-капризное настроение при должном умении можно направить в нужное русло.
Туда, где такое... знакомое-близкое-своё.
Больше, чем понимание. Больше, чем притяжение.
Самая естественная в мире необходимость. Самая чарующая и понятная. Весь механизм как на ладони и всё-таки ни единого довода против.
- Джемма, как насчет того, чтобы нарушить правила?
"О, как пожелаешь..."
Платье чуть сильней, чем раньше, натянулось на груди из-за более глубокого вдоха. Оторвавшись от пристрастного изучения богатого меню, Джемма с каким-то дерзким лукавством во взгляде улыбнулась. В выражении её лица можно было разглядеть как самое обычное, почти невинное кокетство, так и... обещание? Возможно.
- Да-да, слышала то мнение, ради чего существуют правила, - игриво хмыкнув, в тон Тойвену ответила она. - Запишем, скажем... как день совместной работы над поисками качественно новых путей решения нетривиальных задач высокого приоритета.
Альфа подвинулась ближе к напарнику по столь важным поискам. Настолько, что её бедро почти касалось его. Не хватало какого-то сантиметра, если не меньше.
Тонкие пальчики придержали край страницы. Джемма с интересом изучала картинку с тем самым ассорти из морских деликатесов. Не менее тщательно, чем чуть раньше со своим меню. Всё так же ненавязчиво, невзначай демонстрируя свои хрупкие, но плавные изгибы.
- Отлично, - вынесла вердикт госпожа Корс. - Нам не придётся звать ящеров, чтобы они справились с этой красотой вместо бедных нежненьких людей.
В интонации прокралась саркастическая нотка. Без сомнения, трандошане представляли ценность как боевые единицы. Но дарить народу изумительные открытия предназначено не им, а этим людям. Не совсем уже людям.
ЛисоДата: Суббота, 06.08.2016, 14:20 | Сообщение # 39 | Online
Группа: Старожилы
Сообщений: 3005
Награды: 138
Ну почти «Л»
Кейпмер Ларх
Ресторан "Оскал фриста"

День совместной работы — какое нейтрально-официальное определение! А если заменить слово «день» на «ночь»? Или вечер...
Смешно признаться, но до этой встречи Ларх понятия не имел, что может испытывать настоящую страсть. Да-да, ту самую страсть, которую так любят расписывать в романах и показывать в голофильмах. Точнее, страстью он считал совсем другое чувство, и за неимением первой, вполне удовлетворялся этим суррогатом — острым, животным, почти звериным ощущением обладания, после которого наступала эмоциональная усталость, но которые было физиологически необходимым, и этой необходимости Ларх платил свою дань: временем, кредитами и брезгливым перебиранием медикаментов, чтобы ввести себе внутримышечно универсальное антибактериологическое средство (береженого Сила бережет, как известно).
Он отлично понимал, что внимание особ женского пола вряд ли завоюет, в отличие, скажем, от вон той горы мышц, которая пыхтела сейчас на арене. О, тот красавчик будет всегда окружен толпой страждущих заиметь такое же мускулистое потомство, и хвала небу, что Ларх крайне редко — в основном, после значительной дозы алкоголя, пытался хотя бы на дюйм приблизиться к такому триумфу. И, конечно, безрезультатно, так что со временем вполне положился на силу кредита, которая до последнего момента его полностью устраивала. Причем недвусмысленные знаки мужского внимания его совершенно не трогали, а тех же хаттов он вообще терпеть не мог, хотя Даллен одно время и устраивал в своей резиденции дикие оргии с участием молодых представителей этой расы.

Поэтому сейчас Ларх с огромным удивлением открыл для себя, что просто так сидеть за столиком рядом с красивой женщиной, почти касаясь ее тела, вдыхая аромат ее духов (женская версия «Аккламатора», немного старомодный, легкий и в то же время пряный запах, который он сам предпочитал использовать почти десять лет — разумеется, в мужском исполнении), дарило неописуемое удовольствие, не сравнимое ни с чем.
- Чистый белок, никакой химии и нежнейший вкус, - Ларх кивнул на аппетитную картинку. - Как раз на двоих. Будем таскать скампи из одной тарелки и обсуждать высокие задачи нетривиального приоритета.
Он неловко дотронулся до ее плеча, смахивая несуществующую пушинку и остро понимая, что предпочел бы обсуждать эти задачи не за ресторанным столиком, а уткнувшись носом в ее светлые волосы, вдыхая любимый аромат духов и закрыв глаза.
- А вино обязательно белое, - продолжил он. Тон его голоса изменился: легкомысленные нотки сменились глубокими, почти нежными. Ларх отследил это изменение и дал себе звание влюбленного идиота.
- Ты не против? - спросил он, осознав, что такое настойчивое предложение смахивает на невежливость. - Если хочешь, закажи красное. Просто красное вино такое... Густое, терпкое, на кровь похоже. А белое...
«А белое похоже на содержимое лимфатических путей. Скажи ей об этом и получи соответствующий диагноз».
- На твой выбор, короче.
Ларх слегка смутился от катавасии в своих мыслях и чтобы замять смущение, нажал кнопку вызова официанта.
- Джемма, расскажи мне про «Милосердие», - попросил он, когда ассорти из морепродуктов было заказано, а официант торжественно пообещал принести сразу несколько элитных сортов местных вин, для дегустации и последующего выбора.
- Я слышал столько легенд, - пояснил Ларх, - одна другой краше и фантастичнее. Например, о бактерилогических экспериментов с живыми организмами. Примерно то же самое, что я тебе рассказал в офисе: как внедренная клетка полностью меняет поведение реципиента. В моем случае все происходило на микроуровне, а те ребята, говорят, добивались ошеломляющих результатов. Что-то вроде генетической модификации в технологиях клонирования, только на неклонированных организмах. Например, полное подавление инстинкта самосохранения, модулированная направленная агрессия. Или, напротив, апатия и неспособность к самостоятельным действиям. Короче, пульт управления человеком и человекоподобными с помощью определенных бактерий, внедренных в организм.
У их столика снова появился официант с сервировочной тележкой, несколькими бутылками и бокалами для дегустации.
- Байка, наверное, - вздохнул Ларх, прерывая рассказ. - Но очень заманчивая.

Уничтожь то, что не можешь изменить.
Измени то, что не можешь уничтожить.
TaonДата: Четверг, 08.09.2016, 15:42 | Сообщение # 40 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Ресторан "Оскал фриста"


Поразительно. Ей нужно было столько лет, чтобы идеально отладить функционирование своего органического процессора, как, стоило лишь появиться рядом такому же существу... и, разогнавшись до рекордных для деятельности в условиях наполовину бытовой, наполовину рабочей обстановки, безупречный для представительницы человеческой, - и очень высокомерной, - расы мозг вдруг стал давать сбои, купившись на простенькие, но подлые трюки эндокринной системы. Или... свои собственные? От попыток разобраться в истинных причинах такой органичной, естественной, яркой реакции грозила разыграться мигрень. Кроме того, из всей этой каши явно торчали манжеты белоснежной рубашки Фридхельма Крейца, с этими его раздражающе эксклюзивными запонками. Поэтому Джемма - и уже в который раз - приказала себе просто не думать. Просто... наслаждаться. В самом деле, нечасто ей доводилось спокойно посидеть в ресторане с мужчиной, вряд ли собиравшимся в ближайшее время читать ей лекцию о том, чего он ждёт от "мозгового штурма". Сложно было представить, чтобы Альфа вдруг захотел от "тройки" вместо интеллектуальных изысканий и... "изысканий" увлечения такими банальными делами, как бытовые заботы, традиционно возлагаемые на представительниц слабого пола. Слава технологии: отправить грязную посуду в нужную машинку, а грязную одежду в чистящий блок давно было по силам даже брутальнейшему из мужчин. Отдать команду дроиду-уборщику тоже нехитрое дело. Тем более, что лучших из ученой братии в "Крейц-Эскол" обеспечивали так, что некоторые из них легко могли бы позволить себе уборщиков, усыпанных драгоценными камнями лучшей огранки.

Да, процессор сбоил. Слишком много мимолётных, посторонних, неясных мыслей и несуразных картинок из прошлого. Но это неожиданно оказалось так... приятно.
Лёгкость. Непринуждённость. Спокойствие и медленно, но неуклонно усиливающее желание быть ещё чуть-чуть, совсем чуть-чуть ближе.
Слушать. Чувствовать. Не мимолётное прикосновение к плечу, а...
Больше. Много больше.
Джемме нравились руки Тойвена, словно созданные для тонких манипуляций. Нравилась загадочная утонченность его черт, далёкая от жалкой смазливости. И для того, чтобы её заметить, потребовалось всего две встречи, разделённые более, чем десятью годами, и до конца не понятная модификация обоих организмов в лаборатории где-то на краю галактики.
На краю ли?
Вспышкой промелькнула идея: что, если удастся отыскать ту лабораторию? Что могло открыться там Альфам?
Идея отодвинута подальше. Как умеренно существенная, но обладающая минимальной вероятностью успешного претворения в жизнь.
Вдобавок... имелась другая не совсем мысль.
Интонации Альфы-два претерпевали многообещающие метаморфозы. Напускная легкомысленность сменилась мягкими, глубокими, мгновенно входящими в резонанс с чем-то мягко, будоражаще трепещущим глубоко внутри. Чуть сбивающим дыхание, делая его то слегка медленней, то отрывистей. Совсем немного... совсем.
Почти до критического сбоя адекватного мышления.
Сбивчивые фразы Тойвена - в резонанс. С путаными мыслями Джеммы.
Искрящийся мягким любопытством взгляд на миг остановился на губах Альфы. В очень удачный миг: он как раз жал на кнопку, вызывая официанта. И не заметил. Наверное.
- Красное мне кажется слишком... терпким, а я не люблю очень навязчивые вкусы, - Корс пожала плечами, чуть рассеянно улыбнувшись, словно извиняясь за то, что мужчина невольно поймал её на пунктике. - Хотя временами попадаются потрясающие образцы без такого дефекта. Я бы могла их коллекционировать, если бы не баловалась другим. В последнее время проблемы повышения и управления регенеративной способностью гонит меня из спальни на тридцать восемь минут раньше обычного.
Появление официанта прервало начавшийся было монолог, а в промежутке между заказом и возвращением с винами Альфа поднял тему, способную будоражить лучшие умы компании и не только ничуть не хуже, чем новейшие имплантаты и препараты, испытания, улучшения, допустимые риски и прочее, прочее.
"Милосердие".
- Микробиология и вирусология никогда не были моим профилем, - задумчиво произнесла Джемма, водя кончиком пальца по выпуклому боку ближайшего бокала. - Так что подробностей я не знаю. Конечно, в официальной деятельности "Милосердия" не было ничего необычного. Обыкновенная фармацевтическая компания с уклоном в социальную сферу. Но её... родное гнездо - Гиндин, а до Империи в экономике и, опосредованно, политике там хозяйничали хатты. Я слышала, основатель компании нажил свои капиталы на тех делах. Ничего удивительного в теневой деятельности "Милосердия", если смотреть под таким углом, нет. Биологическое оружие полезно, если хочется навести панику. А это всегда было востребованным ходом среди террористов. Другое дело, что создать тот же вирус, поражающий строго определённые виды, строго определённым способом распространяющийся и нейтрализуемый задачка не для учёного-маргинала. Плюс мутации... в любой момент всё может пойти не так. Что-то такое и случилось. В какой-то лаборатории не осталось ни одного не зараженного. А в конце войны пропал совершенно весь оставшийся штат. Может, за излишнее рвение их всех уничтожили. А может, их кто-то где-то использует. Это объяснило бы повторную вспышку рунийской чумы в Нунурре, хотя с тем же успехом могла быть утечка ранее созданного материала. Как видишь, нас не особенно посвящают в то, что нашей работы не касается. Как говорится, - тут Джемма нарочито весело усмехнулась, - "меньше посторонних сведений - больше продолжительность не вегетативного состояния и выше коэффициент полезности".
ЛисоДата: Вторник, 13.09.2016, 20:59 | Сообщение # 41 | Online
Группа: Старожилы
Сообщений: 3005
Награды: 138
Ну почти «Л»
Кейпмер Ларх
Ресторан "Оскал фриста"

Родись Ларх в другой галактике или хотя бы не в то неспокойное время, когда за каждым углом таилась угроза, и владение оружием было насущной необходимостью — он бы наверняка сделал блестящую карьеру в качестве дегустатора. Причем в любой сфере, от парфюмерии до виноделия, но таланты свои — в основном вынужденные и подтверждающие выводы физиологов о замещении функций одного дефектного органа чувств другими органами, доселе обнаруживал лишь в качестве прикладных и бытовых. Особенно если это касалось определения без помощи анализаторов степени свежести биоматериала, а также еле ощутимого запаха горелого пластика, если у кого-нибудь из домашних дроидов, включая ворнскров, начинал плавиться предохранитель, причем задолго до того, как индикатор машины начинал предупреждать о неполадках в системе.
Так что сейчас он в полной мере мог проявить этот свой талант: официант деловито расставил бокалы и начал священнодейство.
- Спасибо, - сухо заметил Ларх, поболтав небольшое количество вина из предложенного самым первым и принюхавшись к содержимому бокала. - Мы с дамой предпочитаем натуральные исходные продукты, а не обработанные диоксидом серы.
Официант тут же стушевался и ловко заменил бутылку на другую.
- Мы подадим официальную претензию поставщику, - пообещал он заученной до колик фразой. Рекомендую вот это. Шарк Руж, урожай нулевого!
«Хорош заливать», весело прокомментировал Ларх и, проигнорировав заманчивое предложение, выудил из батареи бутылок, стоявших на столике, самую неприметную, с серенькой этикеткой и скромной голограммой.
- Джемма, попробуй! - он кивнул официанту, и тот виртуозно налил выбранное вино в бокалы. - Дрянное спиртное в настоящее стекло, без примеси пластика, не разливают нигде, даже в Империи, несмотря на жуткие налоги.
Он сделал небольшой глоток, смакуя напиток.
- Тут есть фруктовые нотки, - начал он, что-то припоминая. Официант начал бубнить рекламный текст с этикетки, но Ларх его не слушал. Он вспомнил.
… они сидели в подвале приюта, на ржавых водопроводных трубах и по очереди откусывали от спелого, бархатистого плода. Им было лет по двенадцать — ему и девочке Сью. Фрукт достался детям случайно, в качестве пожертвования от каких-то бабок-благотворительниц, и пахнул восхитительно, а вкус вообще не поддавался описанию. Сью была тощенькой, голенастой девочкой, а коленки у нее были такие острые, что можно было ими проткнуть руку, но несмотря на этот риск, Ларх все время пытался дотронуться до ее ноги. Сью смеялась и щелкала его по пальцам, и сок тек по ее щекам, когда она вгрызалась в спелую мякоть. Он не видел этот сок, он его чувствовал на своих губах, когда касался ее кожи, такой же бархатной и мягкой...
Это был тот самый аромат, растворенный в дорогом вине.

- Что это может быть за фрукт, Джемма? - спросил Ларх, очнувшись от воспоминания, которое можно было с полным правом назвать единственным счастливым моментом в том сером, слепом, беспросветном существовании. - Я его в детстве пробовал, один раз. Даже не знаю, как он выглядит, только вкус и запах, и еще... очень странное чувство. Такого, восторга...
Он пожал плечами и глотнул вина. Тут же явились и морепродукты, на расписном блюде, украшенные кудрявыми листьями.
- У нас на Татуине в шутку говорили «свежий как салатик», хотя большинство населения салатик видели только в голофильмах, - со смешком добавил он, поддевая на вилку ту самую йокти, лишенную панциря, о которой Ларх рассказывал Лите на яхте за обедом. О том, что человек, сбросивший многолетнюю броню цинизма, равнодушия и практичности, становится безусловно счастлив. Счастлив и уязвим.
Судя по всему, сейчас в галактике не было существа более уязвимого, чем Ларх.
- Джемма, - он поднял бокал и улыбнулся. - Я хочу работать с тобой. На Гиндине, в Нунурре, где угодно.
Ларх тихо коснулся бокалом ее бокала. Никогда еще обыденная фраза об утренних тридцати восьми минутах, отнятых у постели в пользу работы, не звучала таким праздничным колоколом в сознании собеседника.
С большой долей вероятности она означала, что Джемма засыпает и просыпается — одна.

Уничтожь то, что не можешь изменить.
Измени то, что не можешь уничтожить.
TaonДата: Среда, 14.09.2016, 17:41 | Сообщение # 42 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Ресторан "Оскал фриста"


Чего у Джеммы всегда имелось в избытке, так это пунктиков.
Скальпель должен лежать под углом в тридцать градусов. Наволочки следует менять каждые пять дней. Пыль на экране терминала - повод отодвинуть начало рабочего дня на время, необходимое для выговора прислуге. Ногтям можно придавать только овальную форму, начиная с мизинца левой руки. Катать ладонью по рабочему столу два стило просто необходимо, чтобы настроиться на творческий лад перед сочинением очередной заявки на внеочередное пополнение запасов расходных материалов имплантационной лаборатории. Отмерять на завтрак можно ровно пять десертных ложек хлопьев без подсластителей, причем нечаянно набранная ложка с горкой считается за две. Варёное яйцо должно весить семьдесят пять грамм.
Словом, если вдруг у госпожи Корс намечался спад интенсивности в работе, она ударялась в сущий вздор.
Но именно тогда у неё находилось время сходить в ресторан и попробовать что-то новое. Или пойти в сад Эстеллы-Каро, если вдруг некое подобие перерыва приходилось на пребывание в загородном имении Крейцев на Гиндине, и объесться изумительно вкусными фруктами и ягодами. Госпожа Крейц-Эскол всё равно не заходила дальше цветника. Что ж, хозяева корпораций имеют право на свои причуды.
В функционировании организма Джеммы не было места для проявлений компенсаторной функции. Потому тем более интересно и удивительно оказалось наблюдать, насколько тонко и безошибочно Тойвен различал малейшие оттенки запахов. В общем-то, это неудивительно для человека, у прошлой версии которого со зрением было даже не плохо, а никак. Но былое не смущало Альфу-три. Настоящий момент всегда обладает большим магнетизмом. Но если нет, значит тот, кто этот момент переживает - на редкость плохой пример того, как надо создавать своё будущее.
А в этом чудесном настоящем моменте Джемма, полюбовавшись на глубокий рубиновый цвет вина в бокале, услужливо наполненным официантом, - за умение изысканным образом предлагать не самые дорогие напитки по цене лучших ему высший балл, за неумение отличать просто претенциозного клиента от настоящего ценителя ему ноль баллов, - сделала маленький глоток. Всего один. И бархатистый, нежный вкус, и лёгкий фруктовый аромат словно открыли пространственно-временное окно в тот самый сад Эстеллы.
Зажмурившись, Альфа блаженно улыбнулась. Расслабленно откинувшись на мягкую спинку, пригубила ещё немного, и ещё раз, воскрешая в памяти удивительно прекрасные пейзажи, которых так не хватало на Трандоше.
Как чудесно было сменить стерильный лабораторный костюм на легчайшее платье, отправляясь в гости к отцу и матери компании... чтобы сначала, конечно, оценить новый эксклюзивный имплантат, элитную разработку для нужд армии, нуждавшуюся в ряде испытаний как в лабораторных, так и полевых условиях. Подискутировать с Эстеллой-Каро о целесообразности разработки и применения вспомогательных препаратов, о ситуациях, в которых те могут понадобиться и с какой целью.
А затем отправиться на прогулку. Почти в самом её начале сбросить узкие туфли. Вымочить воздушный подол водой с недавно политых травы и маленьких кустарников. И в конце концов наткнуться на то самое дерево.
С этим воспоминанием легко слилось другое, не бывшее с Джеммой и переданное лишь словами.
Детство... она предпочитала не вспоминать своё, относясь к нему как к предварительной фазе операции. Но не говорить же об этом? Или, наоборот, стоило?
Скрывая лёгкое замешательство, Альфа сделала новый глоток. Хихикнула, услышав татуинскую шуточку о салатиках, и накрепко запомнила это "у нас на Татуине".
Да, господин Ларх и его судьба таили много больше секретов и хитрых поворотов, чем казалось.
А казалось как раз, что их было неприлично много.
Слегка поджаренные кусочки красной рыбы с мельчайшими зёрнышками приправ так и манили. Джемма не стала сопротивляться собственным гастрономическим желаниям и с помощью вилки утащила с блюда ближайший кусочек. И он словно растаял во рту.
Тихий звон бокалов. В унисон с еле заметно ёкнувшим сердцем.
Несомненно, Альфы думали не просто качественно лучше: они были совершенно иными существами. Иначе отчего "я хочу работать с тобой" звучало для Джеммы не менее нежно-сладко, чем её имя, произнесённое так... мягко и волнительно, доверительно? Отчего эти слова звучали интимней, слаще, горячее, пленительней, чем обезоруживающее своей откровенностью, продиктованной занятной игрой гормонов, "я хочу тебя"?
- Посмотрим, не передумаешь ли ты, если я скажу, что оболочка этого фрукта, чьего названия тоже не знаю, напоминает мне цепочки олигосахаридов... - Альфа-три задумчиво улыбнулась, подбирая подходящее описание. - Мм... будь они заметны невооруженным взглядом, едва ощутимо пушисты и почти такого же цвета, как это вино. Только с маленькими оранжевыми пятнышками на вершине. Если ты до сих пор не передумал, то я хочу с тобой работать ещё больше, чем раньше. И этот фрукт, кстати, я разыскала как раз на Гиндине. Там у госпожи Эстеллы-Каро потрясающий сад, даже жаль, что я не ботаник. Хотя я родилась на Эриаду, а это значит, что изучать пришлось бы максимум дохлые водоросли.
"Если в то время хотя бы их можно было найти".
ЛисоДата: Пятница, 30.09.2016, 22:08 | Сообщение # 43 | Online
Группа: Старожилы
Сообщений: 3005
Награды: 138
Ну почти «Л»
Кейпмер Ларх
Ресторан "Оскал фриста"

- Нет, не передумал, - весело ответил Ларх. - Даже не надейся.
Привычка видеть мир в образах, кардинально отличающихся от тех, что видит обыватель, Ларха нисколько не смущала: три десятка лет его индивидуальная вселенная была расчерчена сеткой координат, а фигуры, появлявшиеся на ней, характеризовались в первую очередь с точки зрения наличия или отсутствия потенциальной опасности.
- И честно говоря, я бы сам поизучал не только дохлые водоросли, но даже вполне себе живые, - добавил он со смешком, цепляя с тарелки коралловую мякоть. - Контролируемые фотосинтез и вегетация — явления очень заманчивые, а для имплантологии и трансплантологии это вообще непаханное поле. Но, боюсь, на Эриаду меня не ждали с распростертыми объятиями.
Ларх задумчиво покрутил бокал, любуясь переливами вина. Да, десять лет назад его искусственный помощник, заменяющий глаза, услужливо подсказал бы примерный состав жидкости, плотность и температуру, номер по цветовой шкале и прочие подробности, весьма важные с точки зрения искусственного интеллекта. Но разве передал бы он рубиновую глубину и матовый тяжелый блеск благородного напитка?
«Эстелла-Каро. Запомнить»
Такие команды Ларх давал себе, когда хотел сохранить в памяти видеоустройства ту или иную информацию, и даже сейчас многолетняя привычка никак не хотела уступать свои права. Мимолетный и мгновенный импульс Цербера с меткой «особо важно» мелкой тонкой иглой вонзился в сознание, Ларх одним глотком допил вино и серьезно посмотрел на Джемму.
- Я полагаю, это очень и очень опасная миссия, - веско сказал он. - Я имею в виду, конечно, не водоросли, а разработки «Милосердия». Точнее, не столько сам материал, а тот скрытый но настойчивый интерес, который к нему проявляли те или иные силы. Мы с тобой понимаем, что ничто никуда не исчезает, тем более бесследно. Возможно... возможно, - Ларх сделал акцент на последнем слове, - в единой монолитной на первый взгляд структуре назревает раскол. Возможно, автор проекта «Альфа» этот раскол предвидел и создал... эмм... инструменты. В нашем случае, «два» и «три». Заметь, про инструменты я говорю без иронии или пафоса. Лично я предпочитаю быть таким почти совершенным инструментом, а не участвовать в унылой цепочке повседневной животной жизни.
Ларх поставил пустой бокал на стол и мельком взглянул в окно на окровавленную арену, где полуживой победитель принимал заслуженные овации, прежде чем рухнуть замертво рядом с побежденным противником.
«Очень наглядное подтверждение тщетности человеческого существования», вскользь подумал Ларх, краем сознания поймав отголосок мысли о том, что любой, даже очень совершенный инструмент в конце концов ломается.
«Но много позже, радость моя, много позже».

Уничтожь то, что не можешь изменить.
Измени то, что не можешь уничтожить.
TaonДата: Вторник, 04.10.2016, 17:54 | Сообщение # 44 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Ресторан "Оскал фриста"


Нежный, изысканно сладковатый вкус вина. Приглушенный плотной тканью скатерти стук бокала, поставленного рядом с блюдом. На зубчики вилки теперь попалась маленькая нежная тушка морского обитателя, похожего на устрицу, но лишенного раковины. Джемма с удовольствием полакомилась моллюском и запила ещё одним маленьким глотком. Порой ей казалось, что она всё ещё не пришла в себя после Роммамула. Планета красных песков в одни из худших лет своей истории с успехом отличилась мерзостной едой. Более ли менее спокойно тогда можно было есть только консервы. И теперь, годы спустя, свежайшие, вкусные кушанья напоминали Альфе: она в безопасности.
На планете, тысячи лет выступавшей в качестве придатка Осариана, не увидеть ни морей, ни океанов. Лишь озёра среди пустынь. Ещё одна причина любить огромные водные просторы, вытесняя ничуть не полюбившиеся образы прочь, в самые далёкие пещеры океана памяти.
А мягкая, солоноватая плоть морских гадов ещё раз послужит доказательством: жизнь наконец-то наладилась.
С одной стороны, уделять внимание этому в корне неверно. Нерационально. С другой же... склонностям, полезным для организма, следует потакать. Хирургические инструменты нуждаются в своевременных и регулярных очистке, уходе и оптимальных условиях хранения. Хрупкое человеческое тело куда более капризно. В этом с ним не сравнятся даже препараты на стадии разработки.
Мимолётные раздумья не повлекли за собой приступ невнимательности. Джемма с интересом выслушала мини-монолог Тойвена о пользе изучения водорослей с точки зрения перспективности такого рода исследований для развития имплантологии и трансплантологии.
"Попался. Или дал себя поймать?.. В любом случае, мне нравится, под каким углом ты смотришь".
Ещё один кусочек рыбы. Глоток вина. Оно закончилось в тот же миг, что и у Альфы-два. Третья загадочно улыбнулась, заметив этот маленький нюанс, но тут же уловила смену настроения и внимательно, без тени кокетства, взглянула на Тойвена, стоило ему заговорить вновь.
- Всё, что связано с "Милосердием", по определению опасно, - серьёзно заметила она, выслушав. - Но я уверена, ту станцию, где нас подвергли усовершенствованию, ты хорошо помнишь. Забавно, но я до сих пор не знаю, что именно делает мой мозг и остальной организм функционирующим более четко. При том, что сама каждый день имею дело с технологиями имплантации, и давно могла бы разобраться... но не хочу. Зато станция интересует меня несравненно больше. Помнишь, нами занимались только дроиды? Как теперь знают все, у нас Армада, или Легион, и никакие иные дроиды, признаются разумным видом. Их искусственный интеллект в процессе саморазвития достиг невозможного, перестав быть просто отличным ИИ. Не думаю, что они не смогли бы уничтожить "Милосердие". И тем более, что компания могла использовать их. Насколько мне известно, они не сотрудничали с Армадой. Только живые мозги. А мы, в свою очередь, скорее... инструменты прогресса. И кому как не нам знать, насколько грязным бывает путь к нему. Я видела жертв рунийской чумы, Тойвен. Эксперименты "Милосердия" даже при таком недолгом и поверхностном с ними знакомстве вызывают отвращение. Всю жизнь не относила себя к трепетным созданиям, падающим в обмороки и поющим о мире для галактики, но это...
Альфа покачала головой.
- Это действительно за всеми гранями. Любопытно настолько, что хочется разобрать на аллели и отдельные гены. Так грязно, что хочется прыгнуть туда с разгона. И так мерзко, что... то ли найти, кто разработал, если он жив, и использовать все известные методы Ликана, то ли передать Императору кейс с образцами. На плодотворное использование.
Казалось, сердце стучало быстро-быстро, предчувствуя нечто... то ли сладкое, то ли недоброе. Настолько быстро, что это противоречило всем данным анатомии и физиологии.
Волнение. Такое странное. Что-то в нём было неправильное.
Волнение-предчувствие-фантазия. Воображение услужливо рисовало пленительную картину: вот Джемма держит заветный образец из некой уцелевшей лаборатории.
Держит в руках страшную смерть. Как же сильно она манит, эта неизведанная территория, эта страшная субстанция. Как хочется узнать о ней всё. От тончайшего устройства до нюансов воздействия...
Альфа-три облизнула пересохшие губы. Не зная, как блестели от волнения её глаза. И как проступил на щеках румянец.
ЛисоДата: Вторник, 04.10.2016, 22:30 | Сообщение # 45 | Online
Группа: Старожилы
Сообщений: 3005
Награды: 138
Ну почти «Л»
Кейпмер Ларх
Ресторан "Оскал фриста"

Блюдо с остатками салатных листьев, забрызганных розовым соком моллюсков, официант утащил в свое логово. Одинокая машина методично просеивала песок на опустевшей арене, убирая кровь и прочие неаппетитные свидетельства ежевечерней драмы. Сумерки, неожиданно упавшие на город, размыли его очертания, превратили графические линии в акварельные мазки, а грубые кубы зданий - чуть ли не в архитектурные шедевры. Сквозь туман неярко светились голограммы компаний, раскрашивая алеющий горизонт радужными всполохами.
Хотелось мечтать.
Ларх не был мечтателем в обывательском смысле этого слова: он не ударялся в грезы, заменяя ими действительность, не рассуждал сам с собой о несбыточных перспективах, не тешил себя глупыми надеждами. Но ставя себе задачу в той или иной исследовательской области, он иногда раздумывал над ходом времени. Куда оно шло, в каком направлении? Что было точкой отсчета? Сегодняшний момент или пометка в электронном ежедневнике «завершить эксперимент»? Иногда ему казалось, что планируя будущее, он приводил в действие некое колесо времени, когда события послушно укладывались в единственно верном порядке и последовательности, неукоснительно подводя своего хозяина к нужной черте.
Но сегодня хотелось мечтать о несбыточном. И причиной тому то ли действие вина с тонким фруктовым ароматом, напомнившим ему о прошлой жизни, то ли присутствие Альфы — единственного по настоящему родного живого существа в галактике. Впрочем, за прошедшие десять лет, если таинственная лаборатория не прекратила свою деятельность по оцифровке человеческого мозга, индекс Альф наверняка далеко перевалил за двузначные значения.
«Джемма, я чувствую тебя», назойливо билась сладкая мысль, никак не желавшая уходить из сознания. Ночным мотыльком она кружила над огоньком крошечной свечи, зажженной официантом на их столике; полупрозрачной быстрой тенью рисовала таинственный узор на стенах и потолке.
Ларху было очень хорошо и просто. Даже зловещие эксперименты «Милосердия» сейчас казались легендами, придуманными для устрашения обывателей.
- Да, я помню эту станцию, - Ларх сделал официанту знак, и два бокала были вновь наполнены искрящимся рубиновым напитком. - Или не так. Цербер не дает мне ее забыть. Хотя вполне мог стереть все из памяти. Почему он этого не сделал? Я не знаю. Я...
Ларх сделал беспомощный жест, чуть не опрокинув свой бокал.
- Я был там жалок, - с отвращением сказал он, стремительным но автоматическим движением предотвращая падение посуды. Несколько алых капель рассыпались по белоснежной скатерти, Ларх машинально промокнул их салфеткой.
- И много бы дал, чтобы навсегда забыть то загнанное до смерти животное, которое дергается в агонии и боится, боится... Но, видимо, нужно помнить все.
Он вздохнул и провел рукой по лицу, стирая неприятные воспоминания.
- Что же касается дроидов и разработок «Милосердия», то не все так уж однозначно. Если бы там велись исследования, касающиеся компьютерных вирусов, я согласен: машинам ничего не стоило бы взять под контроль или уничтожить разработки. Но дроидам не страшна чума. Полагаю, с их точки зрения, она мало чем отличается от гриппа, тем более что скорость размножения живых существ на порядок превосходит скорость их гибели даже во время эпидемий.
Ларх повернулся к Джемме так, что их лица оказались прямо друг перед другом.
- Любопытство. Они любопытны, как... как люди, Джемма. Исследование и анализ — их суть. Но и исследованию, и анализу предшествует некий импульс, интенция. Мы называем это любопытством. Азартом.
«Я тебя чувствую, Джемма».
Он умолк, отдаваясь незабываемому ощущению, которое не отпускало Ларха с момента, когда он пересек порог «Крейц-Эскола», чувству полного слияния, мгновенного доступа к другой вселенной, не менее совершенной, чем он сам, но иной и родной одновременно.
- Смерть на службе Императора? Крошечная капсула-контейнер, несущая панику, сеющая разрушения не хуже самого современного оружия, и она у тебя на ладони. - Ларх осторожно взял руку Джеммы и прикоснулся губами к ее тонким пальцам.
«Император или нет, но тебе — тебе я принесу этот кейс, Альфа. Потому что нет уже разницы, себе или тебе. Мы — одно и то же».
Легкий шорох и стук заставил его вздрогнуть и выпустить руку Джеммы. Недавний мотылек бился на скатерти, обожженный огнем крошечной свечи.

Уничтожь то, что не можешь изменить.
Измени то, что не можешь уничтожить.
Форум » Архив ФРПГ » Трандоша » Хсскор (Столица)
Поиск: