Лето - это маленькая жизнь... Мир! Труд! Спать! Гость, голову не припекает? МЧС России предупреждает: на Лиге ожидается шторм #лето #SwL2018
[ Новые сообщения · Форумчане · Правила форума ]
Архив - только для чтения
Форум » Архив ФРПГ » Трандоша » Хсскор (Столица)
Хсскор
TaonДата: Понедельник, 10.10.2016, 01:15 | Сообщение # 46 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Ресторан "Оскал фриста"


Её сознание, её ум были подобны скальпелю, нацелившемуся в сокровенные глубины мироздания. Направляли его любопытство и воля. Отчасти своя. Отчасти же более высокая.
Любопытство тоже можно проявлять по приказу. Одно другому не мешает, но даёт дополнительную мотивацию.
До преобразования Джемма походила на эту, совершенную, версию себя. Но недостаточно. Так бывают схожи между собой готовый к обработке резцом камень и статуя.
Она прошлая была недостаточно разумна. В ней порой так глупо оживали неуверенность и страх, злость и даже ненависть. Любопытство бывало несвоевременным, чрезмерным или слишком бледным. Цели - неясными. Но в тот день больше десяти лет назад всё переменилось. Мир обрёл цельность, ясность, остроту. Повсюду загадки, но не каждая стоит усилий.
Но одной из главнейших до сих пор оставалась собственная модификация.
Это было до того, как в кабинет вошел Альфа-два.
Так странно и прекрасно чувствовать себя не одинокой. Чувствовать, что совсем рядом тот, кто поймёт, как она видит мир. Как она думает. Чего желает.
Всё, что чувствовала Джемма к другим мужчинам, казалось ничтожной, жалкой, грубой подделкой. Причуды физиологии - ничто в сравнении с этим упоительным ощущением подобия. Родства.
Никто другой не мог дать ей этого одним присутствием рядом.
Даже если бы Альфа-три вдруг лишилась всех органов чувств, она и тогда бы поняла, что он здесь.
Подошли к концу бои. Зрители, ещё недавно прямо на местах передававшие друг другу выигранные кредиты, - счастливчиков на этот раз оказалось мало, - разошлись. Неутомимые машины-уборщики убрали тела, запропастились куда-то ланисты. Арена словно уснула. Столицу Гегемонии окутывали сгущавшиеся сумерки. В отдалении сверкала красно-белая эмблема "Крейц-Эскол", безмолвно напоминая, кому, кроме общества, принадлежат достижения её сотрудников.
Красное. Белое.
Два вида кровяных телец. И кровь на белоснежном одеянии хирурга.
Великое множество благих дел и совершаемые в тени порой неэтичные эксперименты. Что поделать? Наука продвигается вперёд не только сверкающими путями. Вопрос лишь в том, угодной ли истории окажется та сторона, которой исследователь принадлежит. Станет ли эта сторона победившей. Известный факт: историю пишут они.
Но всё это словно вдали. За стенками кабинета. За окном. Где-то там. А здесь...
Ещё утром Джемма думала об этой встрече с некоторой долей скепсиса. Как же всё изменилось.
"Хочу узнать тебя".
Вот она, главная тайна. Почему это так?
Смутно она уже догадывалась. И всё равно слова Тойвена прозвучали словно откровение.
Цербер не давал ему забыть.
"Цербер - это..?"
Она знала ответ. Она поняла. Мгновенно. И это открытие заставило её замереть, быстро рассматривая события и свои состояния последних лет с новой точки зрения.
Искусственный интеллект в её голове. Вероятно, посредством имплантата. Это объясняло так много. Это объясняло всё.
Вот, откуда изменение восприятия. Вот, откуда это ощущение присутствия такого близкого существа. Вот, где начальный импульс.
Как это просто, шокирующе... и естественно.
И как легко, осмыслив, это принять. Плюсы очевидны. Минус равен предрассудку.
Слова Тойвена о любопытстве машин были и её словами. Только пришедшими на ум не ранее, а только что.
Совершенная гармония без слияния. Они были отдельными личностями и не во всём соглашались друг с другом. И в то же время...
"Я хочу знать тебя, Тойвен".
Не было ещё мысли сладостней и откровенней, чем эта.
Смотреть в его глаза - это приятнее самых изысканных чужих ласк.
Прошлое - пепел.
А сейчас перед её взором поставили картину возможного будущего. Где на её ладони - смерть для миллионов, миллиардов.
Отчего-то Джемма была уверена: им доведётся раздобыть такую слугу.
Смерть не заставляла Альфу трепетать. Но возможность удовлетворить любопытство, раскрыв губительные тайны - да.
Прикосновение рукой к руке казалось ничуть не целомудренным.
Прикосновение губ к пальцам заставило сделать резкий, рваный вдох. В груди вмиг полыхнуло чувственным теплом, бьющим в голову и устремляющимся вниз.
Несчастный мотылёк, подлетевший слишком близко к пламени свечи, забился на столе.
На руке осталось ускользавшее ощущение тепла. Джемма рассеянно коснулась губ, будто обеспокоившись сохранностью помады после обеда.
- От тебя я услышала о Цербере впервые... - произнесла она, поднимая бокал. Пригубив, продолжила:
- Видимо, взаимодействие строится по разным моделям. Я никогда не контактировала с ним так, чтобы это можно было назвать хотя бы коммуникацией, не говоря уже об общении или его подобии. Это неожиданно только на долю секунды. Обрывки информации о "Милосердии", которые у меня есть, впечатляли на больший срок. Например, по словам господина Крейца, у компании были некоторые проблемы с Армадой. Вероятно, вплоть до насильственной ликвидации штата в одном из подразделений. Может быть, "Милосердие" действовало слишком инициативно и нарушало приказы. И всё же, его не уничтожили полностью. У него была очевидная и тайная польза, но вирусология и микробиология имели там ещё больший вес, чем в "Крейц-Эскол" имплантаты, в то время как это направление не развивалось, ограничиваясь стандартом. Нет, наша родина где-то в Армаде. И я бы сказала, это завораживающе приятно осознавать.
Одним маленьким глотком больше.
Одним взглядом на Альфу, - мягким, нежно-внимательным, - больше.
- Никак не думала, что повинность в виде визита на Трандошу перестанет таковой быть.
ЛисоДата: Вторник, 11.10.2016, 21:34 | Сообщение # 47 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 3005
Награды: 138
Ну почти «Л»
Кейпмер Ларх
Ресторан "Оскал фриста"

Ларх машинально и почти бездумно смахнул мотылька со стола, но пестрое насекомое, вместо того, чтобы упасть на пол, вдруг вспорхнуло и скрылось в полумраке комнаты.
«Волшебный пинок — действенная штука». Ларх проследил взглядом искусственных глаз за его полетом и неслышно усмехнулся. «То, что нас не убивает, заставляет летать... иногда»
Слова Джеммы о Цербере его удивили, причем настолько сильно, что он и не думал это скрывать.
- Ты не знала о том, что нам имплантировали искусственный интеллект? Но...
Ларх покачал головой.
- ...но ты выглядишь так, как будто это знаешь и знала с самого первого момента, когда очнулась после операции. Может быть, твое родное сознание каким-то непостижимым образом блокировало эту информацию? Или это часть их эксперимента.
Он на мгновение задумался, вспоминая.
- Возможно, они изучают разные модели поведения объектов исследования, с учетом особенностей нервной системы каждого из нас, - задумчиво продолжил Ларх после паузы. - Могу тебе признаться, когда я впервые осознал, что в моих мозгах хозяйничает чужой разум, мне хотелось разбить голову о стену. Теоретически, конечно. Но то были самые черные дни в моей жизни. Зачем понадобилось Церберу вести меня через этот ад — знает только он и его создатель; но такого отчаяния я не испытывал даже на допросе у новореспубликанских волкодавов, когда меня взяли их спецы. Да что там говорить, даже в эриадской новостройке, где ты меня нашла, я был образцом оптимизма по сравнению с тем ужасом.
Несмотря на давящие воспоминания, лицо Ларха тем не менее оставалось расслабленным. Если бы не бесстрастный взгляд имплантатов, заменяющих ему глаза, его выражение можно было назвать чуть ли не нежным, мечтательным, и уж точно оно никак не выдавало описываемый «ужас».
- Я и сам до сих пор не понимаю, была ли это видимость борьбы, или Цербер дал мне реальную возможность сделать выбор между жизнью в новом качестве и смертью. Ты не поверишь, но в одну очень длинную бессонную ночь я почти решился набрать номер известного в Империи нейрохирурга, чтобы попросить его принять меня и провести операцию по удалению Цербера. Я знал, что это будет с большой долей вероятности означать либо смерть, либо безумие, но я чувствовал себя в клетке.
Ларх глотнул вина и облегченно вздохнул. Как будто сдерживаемая плотина наконец прорвалась, и речь его текла без всякого усилия. Первый раз за десять лет ему было кому рассказать все! Тому, кто понимает почти без слов, а слова нужны скорее ему самому.
Или Церберу.
Но Ларх уже не отделял себя от лучшей своей части.
- В клетке, Джемма! Враг внутри, и враг этот я сам. Точнее, часть меня. Было от чего сойти с ума. Тогда я считал, что это борьба за свободу, за свободу моей личности, пусть слабой, больной и истеричной, но моей родной. Это уже год спустя я осознал, что никакой борьбы не было и в помине, что Цербер не наслаждался своей победой, как я воображал, а просто холодно изучал. Изучал, анализировал, систематизировал и передавал информацию по цепочке. Кому?
Ларх сделал еще один глоток и ласково посмотрел на Джемму. Ласково — это слово не относилось к взгляду, конечно. Но черты его лица стали еще мягче, и вертикальная складка между бровей разгладилась.
- Мы принадлежим Армаде, без всякого сомнения, - убежденно продолжил он, поставив бокал. - Можно сказать, что это плен... но... Это сладкий плен, Джемма.
Официант тенью появился у их столика, наполнил вином бокалы и так же бесшумно удалился, забрав пустую бутылку. Ларх даже не заметил, как она опустела, и наверное, Джемма также потеряла счет минутам и часам. И не наверное, а точно: Ларх как никогда остро ощущал ее чувства.
- А когда я впервые понял, что моя ненавистная клетка вовсе не тюрьма, а прочное безопасное ограждение на краю пропасти, что я не одинок в этой галактике, а полноценно интегрирован в мощнейший организм, состоящий из бесконечного множества совершенных машин; что мое сознание не погаснет как пламя этой свечи, а будет жить вечно, останется в их архивах... Я казался себе счастливейшим... существом.
Слово «человек» Ларх намеренно не стал произносить. Оно никоим образом не отражало его сегодняшнюю суть.
Он подался ближе к Джемме, коснулся бокалом ее бокала.
- Но я заблуждался, - почти шепотом признался он. - Счастье, настоящее счастье, это наша встреча.
Ее лицо было близко, так близко, что он ощущал ее горячее дыхание на своей коже, и нежный аромат духов, фруктовые нотки помады, смешанные с запахом дорогого вина.
«Да, мы принадлежим Армаде, а значит... а значит, и друг другу»
То была не связная мысль, а ее далекий отголосок, который Ларх в тот момент вряд ли сформулировал бы. Но она — она ощущала то же самое. Ларх ни на секунду в этом не сомневался.

Уничтожь то, что не можешь изменить.
Измени то, что не можешь уничтожить.
TaonДата: Четверг, 13.10.2016, 18:26 | Сообщение # 48 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Ресторан "Оскал фриста"


Это притяжение казалось самым естественным и правильным, что есть на свете. Настолько, что хотелось дышать им. Пить его, смакуя как вино.
Так нужно. Так... необходимо.
Нет, это не совсем физиология. И не совсем выражение представших во всей красе перспектив совместной плодотворной деятельности на научном поприще.
Это абсолютная совместимость существ искусственно созданного вида.
Вида, который способен взять лучшее от человеческой расы и саморазвившегося царства разумной неорганики.
"Вкус классических голодрам детства, а?" - иронично поддела Джемма саму себя. И вновь обратилась в слух.
Альфе не нужно было настраиваться на необходимость слушать внимательно. Не сейчас, не с Тойвеном. Каждое его слово, взгляд, жест, малейшее изменение интонации имели наивысший приоритет.
Идеальная беседа.
Самая долгая и откровенная за десять последних лет.
А ещё совсем недавно это казалось невероятным, невозможным. Безумием.
Схожесть мыслей и совпадение чувств. Резонанс.
Джемма чуть подалась к мужчине, повторяя его движение. Тут же ощутив нежной кожей его дыхание.
Каждый выдох как мимолётная ласка. Тихий звон соприкоснувшихся бокалов. Голос так негромок, что Альфа слышала его лишь потому, что была так близко.
Признание горячило кровь куда лучше вина. Побуждало к полной откровенности, и это не казалось чем-то обременяющим. Наоборот, ничто не могло быть правильней.
Какое острое переживание. Какое удивительное, непостижимое и... понятное чувство.
"Мы - одно".
И отчего-то казалось: даже если исследования и создание новых модифицированных органиков после капитуляции продолжались, другой Альфа не вызвал бы столь всесторонней реакции.
- Приют не лучшее место воспитания трепетных созданий, если они задерживаются там слишком надолго, - тихо изрекла Джемма, чуть наклоняя бокал то в одну, то в другую сторону и наблюдая за тем, как мерно плескалось там вино.
- Ещё будучи подростком, я поняла, что выжить и кем-то стать можно только в одном случае. Если иметь голову на плечах и всегда верно ей пользоваться. Отчасти это сыграло против меня. Я и в детстве была слишком замкнута, чтобы произвести наилучшее впечатление на потенциальных новых родителей, а позже это лишь усилилось. Я старалась двигаться дальше уверенно, спокойно, просчитывая всё наперёд. А на самом деле порой чувствовала себя загнанной в клетку крысой. Жестокий мир, ещё не избавившаяся от некой очень живучей наивности я... Так что, когда случилась та история с печальным началом моей работы на Арвиса... можно сказать, тогда перед крысой положили живого человека. И я показала очень хорошие показатели в скоростном прогрызании. А затем мы попали к дроидам в лабораторию. Не сказала бы, что после этого всё сильно изменилось. Очевидным было значительное улучшение когнитивных способностей, я стала спокойнее, рациональнее, лучше ставила цели, быстрее их достигала, результативнее работала. Ускорение мыслительных операций очевидно. Это ещё больше отдалило меня от большей части общества. А после присоединения к штату компании я вовсе затворилась в лабораториях. К счастью, там меня никто не беспокоил, а общение с господами руководителями, некоторыми знакомыми учёными из числа органиков и медиками Армады оказалось на редкость приятным и результативным. Даже не знаю, на какой стадии были бы сейчас мои прошлые исследования, если бы не Армада. Их научные разработки невероятны! Думаю, поэтому сейчас мне так просто принять эту новость о Цербере. Они мне симпатичны, они вызывают... интеллектуальное притяжение.
Джемма отвлеклась от вина и посмотрела в глаза Тойвена. Их взгляд тоже отличал его от людей и напоминал о машинах. И это... влекло ещё больше.
- Потенциал человека и машины, объединённый в одном существе, очищенном от недостатков своей первоначальной, полностью органической версии. Очевидно, мы представляем собой очень важный эксперимент. И одной из его граней, судя по разнице в поведении твоего и моего Цербера, является отработка разных протоколов взаимодействия с носителем. По крайней мере, такой вывод возможен. И у меня нет ни одного довода против.
"Потому, что мы - одно. И я бы ни на что это не променяла".
Лёгкий сладкий жар внутри. Дыхание совсем немного, но чаще.
- Но ни один завершенный проект не дарил мне такого счастья, как наша встреча. Я чувствую себя...
Не осознавая толком, что почти повторила слова Альфы-два, Джемма на миг отвела глаза, словно не решаясь произнести вслух последнее слово.
Невысказанное пока ощущение, казалось, витало в воздухе невидимым мотыльком. Незримо искрило.
Всепоглощающее. Невероятное, невозможное, чудесное.
Самое разумное, что можно чувствовать.
Губы чуть разомкнулись. Вдох - немного громче, немного глубже. Почти осязаемо чувственный.
- Завершенной.
ЛисоДата: Суббота, 15.10.2016, 19:21 | Сообщение # 49 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 3005
Награды: 138
Ну почти «Л»
Кейпмер Ларх
Ресторан "Оскал фриста"

Ларх не сразу осознал, что ему очень мешает бокал, и поставил его на стол, стараясь не расплескать вино. А потом так же осторожно и медленно взял бокал у Джеммы.
- Я тоже это чувствую, - шепотом признался он, не отводя глаз от ее губ. - Как будто долгий путь окончен, и нечего искать, не за что сражаться, не о чем мечтать. Все здесь, сегодня и сейчас.
За окном шумел ливень, потоки воды грохотали по карнизам и подоконникам, стекла вмиг стали слепыми и серыми, а голограмма «Крейц-Эскола» померкла вдали.
Ларх почти наощупь поставил бокал Джеммы рядом со своим. Его пальцы слегка дрожали, когда он дотронулся до ее лица — едва ощутимо, будто крыло мотылька задело кожу. А потом так же нежно коснулся своими губами ее губ.
- Здесь и сейчас, - еле слышно шепнул он. Горячее дыхание обжигало, воздух стал жарким и густым, рука сама собой дотронулась до ее волос, убранных в высокую прическу на затылке, и замерла там в сладком ожидании. Ларх скользнул губами по ее щеке, уткнулся носом в светлую прядь за ухом и чуть не умер от наслаждения.
Он чувствовал Джемму! Не в переносном смысле, не как эмоцию или эмпатию, а совершенно однозначно — как себя самого! Все его органы чувств метались между двумя существами, поочередно и одновременно, повергая своего владельца в состояние эйфории от полного слияния.
… три пронзительных сигнала вернули Ларха в сознание и в эту галактику - сообщение на датапад Джеммы и два сообщения на его устройство.
- Джемма... Джем-ма, - голос шел неровно, толчками, в такт бухающему сердцу. Ларх, хотя и услышал вибрирующий звук входящего сообщения, но даже не подумал взглянуть на экран: разрушить волшебство момента сейчас было не под силу никому во вселенной.
- Наверное, я должен... - Ларх ласково провел рукой по ее шее, не отпуская, а даже напротив, еще крепче прижимая к себе. - Наверное, я должен извиниться?
Губы ее шевельнулись, но Ларх не дал ей сказать ни слова. Однако на этот раз его страстный, долгий и властный поцелуй точно нельзя было сравнить с прикосновением крыла бабочки.
Да ему и не требовались сейчас никакие сравнения.

Уничтожь то, что не можешь изменить.
Измени то, что не можешь уничтожить.
TaonДата: Понедельник, 17.10.2016, 16:53 | Сообщение # 50 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Ресторан "Оскал фриста"


Мерно текущая дискуссия о зловещей и таинственной компании из недавнего, по меркам галактической истории, прошлого, о дроидах и собственной природе существ с кодовым обозначением Альфа так легко перешла в беседу о... совершенно ином. Ведущуюся с помощью абсолютно иных средств коммуникации.
Джемма ещё многое могла бы сказать словами. У неё возникло несколько соображений на основе собственного опыта сокрытого взаимодействия с Цербером и того, что она совсем недавно узнала о подобных процессах от Тойвена. Например, какова возможность и перспективы такого рода улучшения всех представителей человеческого рода со свежим взглядом на подобные вещи. Глобальное преобразование выглядело сомнительно. Не каждый готов к такому. А воздействие искусственного интеллекта на детский мозг и вовсе могло оказаться губительным. Но что, если объектами Альфа станут ученые? Это немало способствовало бы прогрессу, в конце концов убрав из процесса исследования стадию обсуждений в привычном понимании.
Захватывающие мысли в мгновение ока задвинуты подальше. Хватило одного легчайшего соприкосновения кончиков пальцев, когда Тойвен забирал у Джеммы бокал.
Взгляд на её губах. Пара произнесённых шепотом фраз. И невероятные проекты с текущими делами на неопределённое время получили низший приоритет.
"Как странно и долгожданно быть... с тобой единой".
Она не заметила, когда же успели собраться тёмные тучи. И проморгала один из любимых моментов: начало дождя. С первыми тяжелыми каплями, расплывающимися по подоконникам, падающими в песок арены словно слёзы тоски объекта бесконечного изучения по изувеченным судьбам тех, кому вечный бой достался в качестве билета в возможное счастливое будущее чемпиона. Потоки воды лились по стеклу с той стороны, став ещё одной стеной, отделявшей двоих Альф от остального мира.
Отражаться в другом существе. Отражать его в себе. Быть одним целым.
То, что недоступно абсолютному большинству. То, что способны дать лишь Сила и... наука.
Прикосновение к её лицу так невероятно нежно, так легко, что хотелось повернуть голову, коснуться губами кончиков пальцев, капитулируя сразу и безоговорочно.
В следующий момент Джемма замерла. Наслаждаясь невесомым поцелуем. Теряя голову от мгновенно вспыхнувшей страсти, чувствуя, как внизу разгоралось нетерпеливое сладостное тепло.
"Здесь и сейчас".
Ощущая на щеке, а после - над ухом дыхание Тойвена, и его прикосновение к волосам, она пропустила выдох. А затем задышала чаще, не в силах и не намереваясь говорить безумному желанию решительное "нет".
Полуреальное и странно отчетливое ощущение единства и совершенной гармонии усилилось многократно, заполняя, затмевая собой всю вселенную. Джемме был нужен только он. Ещё больше. Ещё ближе.
Ни шум дождя, ни сигналы уведомлений о новых сообщениях не сумели вторгнуться в это особое пространство. Пожалуй, Альфу не смутило бы даже явление блистательной персоны господина Фолькерта Крейца со всеми домочадцами.
Собственное имя в устах Тойвена прозвучало донельзя откровенно.
Теперь он касался её шеи. И Джемма безумно хотела принадлежать ему без остатка. Знать его всего.
- Наверное, я должен извиниться?
Возможно, она собиралась недоверчиво улыбнуться.
Совершенно точно, она намеревалась сказать "нет, и не вздумай". Или что-то ещё.
Но у неё не было шанса ответить. И это безвыходное положение оказалось лучше всего, что когда-либо испытывала Альфа.
Самозабвенно, податливо, страстно отвечая на безумно властный поцелуй, она сама прижималась сильней. Насколько только позволяло положение.
По-девичьи маленькие ладони легли на мужские плечи, а вскоре одну руку Джемма и вовсе устроила на затылке Тойвена, бездумно перебирая короткие пряди. Неровное тяжелое дыхание, яростное желание, испепеляющая жажда прикосновений, поцелуев, ласк затягивали в эйфорический водоворот, где было лишь единство. Во всём. Всей их природой. Мыслями. Чувствами. Телом.
Жалеть можно было только о двух вещах. До укромного обиталища, кому бы из Альф оно ни принадлежало, ещё нужно добраться. И... платье всё же оказалось ужасно узким. До белого каления узким. И никак не позволило бы Джемме занять изумительно удобное в условиях кабинета положение: сверху.
ЛисоДата: Вторник, 18.10.2016, 20:58 | Сообщение # 51 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 3005
Награды: 138
Ну почти «Л»
Кейпмер Ларх
Ресторан "Оскал фриста"

«Что ты делаешь со мной, Джемма. Что же ты делаешь...»
Джемма или Цербер? Когда Ларх говорил о сладком плене умственных и логических построений, баланса многочисленных «за» и «против» в несомненную пользу оцифрованной вселенной совершенных машин, он даже представить не мог, каким восхитительным может быть плен, когда во все эти холодные ясные размышления ураганом ворвется власть тела. Горячее тепло внизу живота, жгучее наслаждение на грани боли, короткие страстные выдохи, похожие на стоны и неистовое желание владеть и отдаваться.
Губы Джеммы говорили о том же самом — не словами, не сочетаниями звуков, составляющих человеческую речь, а яростным, почти первобытным намерением обладать полностью и без остатка.
Еще несколько минут назад часть его сознания, управляемая машиной, ревниво отслеживала возможные изменения в мышлении: возврат к старым шаблонам, животному страху, полуосознанной жажде сделать очередной фокус из числа давно выброшенных на свалку за ненадобностью. Образно говоря, в той самой «клетке» странного и почти фантастического существования, оставалась крошечная лазейка, о которой знал Цербер и смутно догадывался сам Ларх. Бесконечно малая доля процента, тем не менее педантично внесенная в протокол, что носитель искусственного интеллекта сделает самоубийственную попытку освободиться от бремени чужого разума. Но сейчас — в эту минуту, в эту секунду, лазейка была качественно замурована. Полностью и без остатка. По своей воле отказаться от совершенно нечеловеческого наслаждения?
Немыслимо.
Значит, все-таки — Цербер? Отчасти?
Мысли эти даже нельзя было назвать мыслями — в этом состоянии Ларх вряд ли мог связно думать — а безмолвным знанием, осознанием того, что с этого момента он сам, своими руками закрыл себе путь обратно, в мир обычных людских шаблонов, удовольствий, нужд, страхов и прочих атрибутов повседневной жизни. Закрыл и выбросил ключ, навсегда.
- Джемма... Здесь можно сня...?
Она, в свою очередь, не дала ему закончить фразу, жадно завладев его губами, прижимая к себе, так что Ларх всем телом ощущал ее бешеный пульс, а точнее два сердца — свое и ее, бившиеся синхронно; их упругие мощные толчки, и гул крови в ушах.
Какие там раскаты грома! Ларх не слышал ничего кроме ее стонущих вздохов, когда скользил губами вниз по горячей шее к ключицам, и еще ниже, пробуя на вкус ее кожу, оставляя на ней алые следы, которые Джемма завтра наверняка будет скрывать под глухим воротником или кокетливым шарфиком.
Понимая, что еще десяток сантиметров в том же направлении — и начнется форменное безумие.
- Где здесь можно...
Одна рука запуталась в складках ткани чуть ниже талии, вторая до хруста сжала ее гибкую спину...
-... снять апартаменты или номер в отеле? - жарко выдохнул Ларх, когда сухой треск молнии за окном и оглушительный раскат грома отчасти вернули ему способность излагать мысли.

Уничтожь то, что не можешь изменить.
Измени то, что не можешь уничтожить.
TaonДата: Воскресенье, 23.10.2016, 17:08 | Сообщение # 52 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Ресторан "Оскал фриста"


Она тихо (но потом чуть громче) сходила с ума. Цербер деликатно, вопреки потаённому опасению, не мешал. Как и в любой предыдущий раз. Но этот был во всех отношениях особенным.
Если раньше выгода Альфы-три от её нынешней жизни выражалась в невероятном удовлетворении от законченных исследований и их практической пользы, а также круглых суммах на счете, то теперь она получила лучший бонус из возможных.
Будь они в кабинете, - там, в здании "Крейц-Эскол", а не этом, - можно бы и перебраться в спальню максимальной свободы действий ради. Или... остаться на месте. Стол, согласно личному опыту, являл собой вполне хороший мини-полигон для разврата. Главное, чтобы его высота и рост участников более ли менее находились в гармонии. А так... несомненно, перебираться куда-то было нужно. Ночь оптимизации взаимодействия потенциальных работников не то, что месяца или года, а целой эпохи, проведённая в столь стеснённых условиях - это что-то скорее из разряда фантастики. Слишком неудобно, словом. Да и невольно приглашать зрителя, способного в самый пикантный момент зайти в попытке узнать, не нуждаются ли уважаемые представители компании в чем-то ещё... нет, этого никак не хотелось.
Не мысли, а мечущиеся тени их обрывков. Но и этого хватало, чтобы немного отрезвить.
А с другой стороны...
Острое, пронзительно, безумное удовольствие-предвкушение Джемма желала длить и длить. Официант, работа (хотя при чем тут она прямо сейчас?), неминуемая поездка, ещё сильней разжигающая страсть и нетерпение: это потом. Это подождёт.
Женщина, приглушенно застонав, запрокинула голову, сильнее открывая шею. Сладострастно прикрытые глаза, тяжело вздымавшаяся под плотно её обтягивавшей тканью грудь: язык тела ясно говорил, насколько приятны и желанны любые прикосновения Тойвена.
Хотелось избавиться от одежды, распустить волосы. А ещё лучше - дать ему проделать всё это.
Бёдра и колени Джеммы были целомудренно сжаты. Так сильно, что... ещё несколько минут, и между ног бы запульсировало сладостно, освобождающе.
Но нет. Она хотела другого удовольствия. То, которое может доставить только желанный мужчина. Единственный во всей галактике - почему-то казалось, что это так и есть. Не могли дроиды создавать существ с обозначением Альфа и после капитуляции Геонозиса. Слишком сложно доставить на затерянную во мраке космоса станцию нужные ресурсы, не имея государственной поддержки. Слишком велик риск так или иначе нарушить режим строгой секретности.
Томный вздох, взгляд с чувственной поволокой. Джемма наслаждалась ощущением волнующей защищенности, и хотелось, чтобы Тойвен так сильно, так... властно обнимал ещё хотя бы несколько минут.
- Я... кажется, на соседней улице был отель, мы там пару раз проводили корпоративные вечеринки, - чудом осмыслив вопрос, ответила она. Сохранившаяся способность общаться целыми фразами поражала. - Вызову машину, выдам распоряжения, и нам всё организуют.
За датападом всё-таки пришлось отползти почти к самому окну. Наскоро черкнув сообщение, Альфа довольно улыбнулась.
- Всё, через пять минут нас будут ждать.
О счете, правда, она совершенно забыла.
ЛисоДата: Воскресенье, 30.10.2016, 21:18 | Сообщение # 53 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 3005
Награды: 138
Ну почти «Л»
Кейпмер Ларх
Ресторан "Оскал фриста"

Момент, когда она выскользнула из его объятий, Ларх ощутил как настоящую катастрофу. Рука невольно потянулась вслед Джемме, пытаясь остановить, продлить момент наслаждения, еще раз ласково коснуться горячей нежной кожи, ощутить биение ее пульса...
и медленно опустилась.
Ларх перевел дыхание, поднялся на ноги, взял бокал со стола... поставил обратно. Потом снова сел в кресло, потер виски, крепко зажмурился. Наваждение продолжалось: он чувствовал Джемму так, будто сам стоял сейчас у окна и бешено строчил сообщение, путаясь в буквах и кнопках функций.
«Сумасшествие, форменное безумие»
Словами не передать ту наивысшую степень счастья, которое сопровождало эти мысли.
- Не желаете ли десерт? - официант вынырнул из двери служебного помещения. - Каф? Ликер?
Ларх встретился глазами с Джеммой. «Ни в коем случае!!», прочитал он на ее разрумянившемся лице.
- Спасибо, не нужно, - произнес он, протягивая кредитный чип официанту. - Чаевые внесите в счет сами, сколько сочтете нужным. Только побыстрее, мы спешим.
Мы! Ларх даже не отдавал себе отчет, сколько страсти было вложено в это простое местоимение. Ожидая окончания процедуры оплаты, он подошел к Джемме, которая уже получила входящее сообщение.
- Всё, через пять минут нас будут ждать.
Нас! Ее голос ласкал сердце, горячими сладкими волнами отзывался во всем теле.
«Очень хочу тебя, Джемма... очень... очень...» Сколько еще мучительных минут будут отделять его от нее? Пять минут ожидания, еще парочка на проезд до отеля, еще десяток на необходимые формальности... коридор... ключ... дроид-портье... «не желаете ли...? - нет, спасибо»...
Вечность. Пытка вечностью.
- Пойдем, Джемма? - Ларх попытался придать голосу вежливый тон, но сильно не преуспел: мешал грохот сердца в висках. Негнущимися пальцами он принял кредитный чип из рук официанта и наощупь запихнул его куда-то в портмоне.
Джемма грациозно оперлась на его руку, и Ларх снова ухнул в бездонную восхитительную пропасть от одного лишь ее прикосновения.
«Скорее... где там этот транспорт... о, наконец-то!»
Он даже нашел в себе силы благосклонно кивнуть служителю ресторана, который вышел их проводить и почтительно открыл дверцу машины, раскрыв зонт: ливень обрушился на город с новой мощью, и несмотря на все предосторожности, их одежда моментально намокла.

Уничтожь то, что не можешь изменить.
Измени то, что не можешь уничтожить.
TaonДата: Четверг, 10.11.2016, 18:41 | Сообщение # 54 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Ресторан "Оскал фриста"


Тонкие пальцы соскальзывали, тыкали в экранчик не на те буквы, пока Джемма пыталась написать сообщение. Когда эта пытка завершилась маленькой победой, облегчение было огромным. Но мгновенно, словно снежинка в бушующем потоке лавы, растворилась в грызущей, нетерпеливой, бешеной тоске по горячившим кровь, кружащим голову ласкам.
Явился официант. Никогда ещё Альфе так сильно не хотелось уйти из отличного места. Десерты здесь подавали превосходные, и многие из них даже не опасны для фигуры. Но оставаться здесь ещё полчаса? Нет.
Джемма хотела касаться не датапада, не десертной ложечки.
Пробраться пальчиками Тойвену под одежду. Узнавать малейшие реакции тела. Шаловливо, дразняще залезть за пояс брюк...
Официант в этой новой реальности был посторонним, чуждым элементом. Как и предупредительный работник, проводивший важных гостей до машины. От зонта не оказалось толка: одежда под холодными потоками низвергавшейся с неба воды вымокла едва ли не до нитки, стоило только сделать несколько шагов. Платье, и так узкое, ещё сильней облепило фигуру, мешая идти, сковывая движения. Холодная ткань обжигала разгоряченную кожу, жажда прикосновений мужских рук к обнаженному телу стала нестерпимой.
Джемма заняла место на заднем сидении будто бы немного неловко из-за злосчастного платья. Но нет, вовсе не поэтому она несколько секунд ёрзала, стараясь удобно устроиться.
Пульсирующее, испепеляющее желание растягивало секунды в часы. А перед глазами стояло искаженное, всё в блестящих капельках отражение в дверце. Как не похожа была на всегда занятую работой и нетривиальными заданиями от братьев Крейц даму эта полная таинственной жизни особа с горящим взглядом, яркими без помады губами, опиравшаяся на руку мужчины, к которому жалась чуть сильней дозволенного. Самую малость сильней. Не всякий бы заметил. Но для Альфы такой малый сбой был признаком вконец отказывавшего самообладания.
И всё же, на разговор с водителем Джемме хватило сил.
- Верхние апартаменты, госпожа Корс?
- Да. На имя пять, если получится.
- Сделаем.
Мягко, почти неощутимо приподнявшись над площадкой, транспорт, аккуратно набирая скорость, устремился по известному работнику компании адресу.

Отель "Песчаная лилия"


Здание отеля можно было бы назвать обыкновенной унылой громадиной, каких на Трандоше хватало с избытком. Если бы не витражи, цветы и фонтаны.
Кольцо небольших фонтанов окружало отель, а широкая подъездная дорожка покоилась в объятиях высокой живой изгороди. Над главным входом красовалось огромное витражное окно: вокруг стебля выросшей в песках лилии обвивалась змейка. Кое-где виднелись маленькие закрытые террасы, и там пестрели крупные цветы. Искусная подсветка добавляла шарма картине, в которой сочетались примитивизм, грубость и нежная утонченность.
Вызванный водителем служитель "Лилии" сразу зарегистрировал гостей как господина и госпожу Шеррол, выдал ключ-карты от апартаментов и удалился. А транспорт плавно взмыл вверх, чтобы скоро опуститься на просторную площадку наверху.
Коридор, мягкая дорожка под ногами. Цветы в кадках.
Дверь.
- Спасибо, Вив, - поблагодарила Джемма водителя. - Это всё на сегодня.
Открыв роскошный номер, занимавший большую часть этажа, ключ-картой, Альфа шагнула в бархатную темноту.
С крошечными каплями, похожими на светлячков, на окнах.
И легчайшим, неуловимым ароматом. Словно... и в самом деле пахло теми фруктами из садов Гиндина.
"Тойвен... как я хочу..."
Все чувства вмиг обострились так, что казалось: ещё секунда, и от счастливой, пьянящей жажды Джемма сойдёт с ума. И никакой Цербер уже не поможет.
TaonДата: Пятница, 11.11.2016, 17:09 | Сообщение # 55 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
[NC-17]

Совместный пост игрока Лисо и игрока Taon
Кейпмер Ларх. ГМ
Отель "Песчаная лилия"


Мокрая ткань рубашки высыхала прямо на теле. Флаер летел мучительно медленно, каждая секунда падала раскаленными каплями на натянутые нервы. Желание, нестерпимое и почти неконтролируемое, терзало Ларха каждый миг — ее туго обтянутое платьем тело, умопомрачительный запах влажных волос, ее хриплый страстный голос, и глаза! Живые, слегка затуманенные острым желанием взаимного обладания. О, как бы он хотел ответить Джемме таким же взглядом, а не бесстрастным зрачком имплантата.
Пытка, впрочем, закончилась: они поднялись на этаж отеля, дверь захлопнулась за спиной.
- Джемма... - он одним рывком прижал ее к стене, впился губами в жаркие губы. Пальцы уверенно легли на затейливую застежку платья, освобождая ее плечи от мокрой ткани.
- Твой, весь твой... - жарко шептал он, скользя губами по нежной шее, и еще ниже, и еще. Бархатистая кожа алела под его поцелуями, Ларх, нежно лаская, освободил ее грудь от ревнивых складок платья, ощутил твердую горошину соска на языке и чуть не застонал от наслаждения.
Оказавшаяся в сладкой западне между стеной и желанным мужчиной, Джемма упивалась этим ощущением, этим осознанием столь заманчивого положения. Желание быть в чужой власти, отдаваться и заполучить бурлило в крови, делало движения рвано-неловкими, нетерпеливыми, жадными.
В какой-то миг, со всей страстью целуя в ответ, она задела локтем выключатель. Гостиную залил свет, но это и лучше: Джемма хотела смотреть, хотела видеть Тойвена всего.
Мокрая ткань всё ниже, горячие поцелуи - тоже. Альфа гортанно, протяжно застонала: каждая ласка всё острее отзывалась внизу, где давно уже было влажно.
- Да-а-а... - запальчиво, тихо, задыхаясь.
Женские пальчики легли на затылок, чуть царапнув, скользнули ниже, сквозь рубашку рисуя незатейливый беспорядочный узор. И слушались возмутительно плохо, стоило перейти к пуговицам. Первую Джемма, стремясь коснуться скорее, едва не оторвала.
Нащупав слева грубый шрам, она, облизнув пересохшие губы, провела по нему кончиками пальцев. А хотелось - языком.
Острое, почти невыносимое, на грани боли желание постепенно уступало место другому, одновременно мучительному и сладкому чувству: продлить, всячески оттянуть момент наивысшего наслаждения.
«День наш — век наш... ночь наша — вселенная наша» - пока мысль металась в горячих тисках, Ларх обнял талию Джеммы, неловко и даже грубо освобождая ее прекрасное тело от лишнего: платья, белья... пальцы его скользили по тонкому гладкому кружеву - влажные, горячие и нетерпеливые.
- Джемма... я чувствую тебя, да-а-а, - жарко шептал Ларх. Каждая клеточка, каждый сантиметр его кожи стремились прикоснуться, слиться, взять, владеть. Рубашка — уже почти высохшая от жара их тел, совершила перелет до ближайшего предмета мебели, туда же отправилось и платье Джеммы. Ларх прильнул к ее волнующейся груди, ощущая рвущееся на свободу желание.
- Мы — одно, единое... одни во вселенной.
Замысловатый танец, в котором жарко слились мужчина и женщина с индексом альфа, закончился у кожаного гладкого дивана.
ЛисоДата: Воскресенье, 13.11.2016, 16:37 | Сообщение # 56 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 3005
Награды: 138
Ну почти «Л»
[NC-17]

Кейпмер Ларх
Отель "Песчаная лилия"

***
Причудливая игра света и тени на потолке спальни постепенно сменилась ровными розовыми полосами: приближался рассвет. Тяжелые гардины благородного темного бархата, которые никто не удосужился задернуть, казалось, неодобрительно наблюдали за неумолимым приближением дня. А белоснежные подушки, напротив, охотно подставили свои пышные формы наступающему по всем фронтам трандошийскому утру.
Ларх сонно открыл глаза, оценил обстановку, примерное время суток и снова уткнулся в нежную спину Джеммы — они уснули на боку, обнявшись, и его рука по-хозяйски устроилась в самом низу ее теплого живота, даже не собираясь сдавать позиции. Зато другая — на которой покоилась ее голова — качественно затекла, и Ларх осторожно освободил кисть, медленно сгибая и разгибая одеревеневшие пальцы.
Когда возможности гостиной были полностью исчерпаны в связи с ограниченным набором мебели, а массивному дубовому столу выпала честь быть свидетелем финального аккорда их страстной симфонии, Ларх и Джемма, слегка утомленные, неожиданно обнаружили наличие в апартаментах спальни, и теперь уже огромная (даже по трандошийским меркам) кровать из категории супер-кинг-сайз также удостоилась подобной чести. И всерьез претендовала на то, чтобы принять на своем широком поле третий финальный аккорд, но до третьего дело не дошло: они просто уснули, тесно прижавшись друг к другу.
Ларх, не меняя положения, прикоснулся губами к ее коже — едва ощутимо. Джемма слегка шевельнулась, что-то прошептала во сне и глубже зарылась в взбитую как пена, подушку. Нежная, мягкая, сонная — и бесконечно родная. В эту безумную ночь Ларх, казалось, исследовал каждый сантиметр, каждую клеточку ее тела. Пробуя на вкус, смакуя как дорогое вино, слушая дивную музыку ее страстных стонов и вторя им. Решительно, по-хозяйски, овладевая — и тут же отдавая себя на милость торжествующей победительницы.
Ларх медленно вдохнул, задержал дыхание, горячо выдохнул: внизу живота вновь шевельнулось желание. Пока еще вялое, лениво-сонное, но вполне претендующее на то, чтобы разгореться с новой силой.
«О нет, радость моя. Сначала каф и душ. Или наоборот» - волны полудремы мягко давили на веки, погружая его в блаженное состояние. «А до душа мы так и не добрались, как она хотела», сладкие воспоминания нахлынули вновь, пробуждая. «Представится ли еще такая возможность? ...не думать. Слишком мало информации для выводов».
Ларх все же стряхнул с себя дрему и почувствовал, что Джемма также проснулась.
- Утро, Джемма, - еле слышно шепнул он, приблизив губы к ее розовому ушку и отводя ревнивую прядку светлых волос.
- Я люблю тебя, - таким же тихим шепотом сказал Ларх и неожиданно понял, зачем он живет в этой галактике, в этой вселенной, и в целом на этом свете.

Уничтожь то, что не можешь изменить.
Измени то, что не можешь уничтожить.
TaonДата: Понедельник, 14.11.2016, 15:16 | Сообщение # 57 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Отель "Песчаная лилия"


За минувшие десять лет Джемма привыкла всегда вставать по сигналу хронометра. В одно и то же время, уже почти бодрой и готовой к новому рабочему дню. Или даже суткам. Её сон почти всегда был спокоен и не оставлял разбитой. Пробуждалась она плавно, за несколько минут до звонка. Он ни разу ещё не застал врасплох. Альфа-три большую часть времени жила в ритме органической вариации дроида из исследовательской лаборатории, и получала от этого удовольствие. Но лишь теперь могла понять, что это было. И разгадка была такой очевидной.
Но это утро во всех отношениях отличалось от прочих. Привычный сигнал так и не раздался, вскакивать тоже не хотелось. Джеммой всецело владела сонная нега, не собираясь отпускать свою добровольную пленницу в царство бодрствования.
Сладкий, хрупкий покой. Нежнейший флёр послерассветного сна. Плавное парение в невидимых облаках.
Она не знала, сколько пролежала так, не открывая глаз, с ленцой наслаждаясь дрёмой и нет-нет, да и проваливаясь обратно в сон. Но в какой-то момент явственные ощущения проскользнули в её маленький мир.
Слегка ныли мышцы. На бок приятно давила тяжесть мужской руки. В объятиях Тойвена было чуть жарковато, но Джемма не променяла бы это ни на что на свете.
Упоительно нежное желание толкнулось куда-то в грудь, осторожно, томительно растеклось от расположившейся решительно ниже талии ладони. И сама мысль о том, что совсем недавно о таких пробуждениях и помыслить было невозможно, казалась мучительной.
Не быть с Тойвеном? Никогда его вновь не встретить? Да будут славны неведомые планы Фридхельма Крейца, дроидов и неведомо, чьи ещё. Благодарить их можно неустанно. Ради этой возможности быть рядом можно сделать что угодно. Лишь бы оставаться с ним.
"Если это новый вид зависимости, то я - самая убеждённая наркоманка".
- Доброе, - машинально шепнула она в ответ, зевая и потягиваясь. Костяшки пальцев нечаянно стукнули по изголовью, бёдра двинулись назад, навстречу мужским... и Джемма замерла.
Не верить ушам своим? Какая глупость. Альфа знала наверняка: с её органами слуха всё отлично. Её мир просто перевернулся вновь. И она поняла, как называется всё то, что она чувствовала.
Джемма повернула голову. Улыбнулась ласково, радостно. Чуть щурясь от яркого утреннего света трандошанского солнца: окно спальни выходило на восток.
- А я люблю тебя.
Где-то раздался резкий сигнал входящего сообщения, затем - вызова, но женщина бессовестно проигнорировала оба, ни на секунду не удостоив вниманием.
ЛисоДата: Вторник, 15.11.2016, 22:05 | Сообщение # 58 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 3005
Награды: 138
Ну почти «Л»
Кейпмер Ларх
Отель "Песчаная лилия"

Несомненно, эти две фразы в разных вариациях они говорили друг другу всю ночь, но только не словами, а языком тел. Когда любили друг друга, сжимали в объятиях, сливались в поцелуях. Но сказанные сейчас, при свете яркого утра, они приобрели особый смысл. Тот самый смысл, ради которого стоило родиться и жить, и какая разница, сколько десятилетий прошло до того момента, когда пришло ясное понимание этой простой как небо истины.
Ларх, обняв Джемму, мягко развернул ее к себе.
- Ты очень красивая, - в его голосе и выражении лица было столько искренней нежности, что эта банальная фраза прозвучала по-особенному. - Я... я любовался тобой.
Рука в своем медленном движении повторяла изгибы ее тела, замирая там, где хотела — она. На столько секунд, на сколько хотела — она. И двигаясь дальше, плавно и ласково.
- Такая странная вещь, - продолжил Ларх. - Я чувствовал тебя. Не в том смысле, в каком обычно это говорят любимой женщине. А... как себя. Я не могу это выразить, звучит нелепо.
Он смущенно улыбнулся.
- Ох, болтаю что-то не то, - запутавшись окончательно, сказал Ларх и потянулся к панели вызова обслуги. - Хочешь каф? Или полноценный завтрак? И еще мне интересно...
Он лукаво улыбнулся и потерся носом о ее подбородок.
- Мы успеем до того, как нам его подадут?
Ларх, не дождавшись ответа, дотянулся до скомканного одеяла и накинул его на себя и Джемму, закрываясь от бесцеремонных лучей утреннего светила.

***
- Завтрак для госпожи и господина! - раздался механический голос от входной двери.
- Стоять там! - приказал Ларх, садясь на кровати и щурясь на яркий свет. Он поднялся на ноги и с смущенным видом прошел в ванную комнату, где накинул на себя банный халат, и пока он пересекал это расстояние, чувствовал на себе взгляд Джеммы. Разумеется, он отдавал себе отчет, что десять лет назад зрелище его обнаженного тыла выглядело еще печальнее, и не могло похвастаться рельефом, да и сейчас обращало на себя внимание только лишь несколькими едва заметными шрамами вдоль позвоночника и бедренных костей — в отличие от грубого рубца, оставшегося на память о плене и украшавшего левую ключицу. Нет, врачи в Тиде были профессионалами, но после жестокого избиения в республиканских застенках, ране не дали затянуться, и хвала небу, что они тогда не повредили имплантат, иначе плечо Ларха представляло бы собой наглядный экспонат по патологической анатомии.
- Завтрак для госпожи и... О-оу! - любопытный дроид заглянул в гостиную и моментально впечатлился масштабами разрушений. - Я пришлю уборщиков!
- Стоп, действие отменить, без разрешения не входить, груз оставить там где стоишь, - скороговоркой пробубнил Ларх: сказалось долгое общение с Хубом и Рэксами, когда приказы нужно было отдавать ясно и четко, иначе получишь прямо противоположное. - Э нет, погоди.
Он придержал дроида за манипулятор, одновременно откатывая тележку с завтраком в уголок прихожей.
- Ждать пятнадцать секунд! - Ларх вернулся в гостиную и собрал раскиданную одежду. - Этим объектам необходимо вернуть заводские характеристики.
Он придирчиво осмотрел наполовину выдранные с мясом пуговицы рубашки и жалкие кружевные остатки белья Джеммы.
- При необходимости заменить аналогами, - приказал он, выталкивая дроида за дверь.
- Джемма, я предлагаю позавтракать прямо здесь, - Ларх вкатил тележку в спальню. - А то у гостиной такой вид, будто по ней прошлась рота штурмовиков. Короче, Явинская битва отдыхает. А дроидов не хочется вызывать, будут там шелестеть и называть нас с тобой «глупыми мешками с мясом».
Он устроил сервировочный столик у кровати и сел рядом с Джеммой.
- И это будет особенно несправедливо и обидно, - добавил он, смеясь.

Уничтожь то, что не можешь изменить.
Измени то, что не можешь уничтожить.
TaonДата: Пятница, 18.11.2016, 18:42 | Сообщение # 59 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Отель "Песчаная лилия"


Сладко потягиваясь, Джемма лежала в кровати, слушая, как Тойвен отдавал приказы дроиду. Настроение было... игривым. И совсем не деловым. Никакого рабочего вдохновения, только желание и дальше изображать утомлённую бурными ласками любимую куртизанку доброго господина.
Слегка взбив руками примятые со сна волосы, она потёрла глаза. Перевернулась на живот и поболтала ногами. Просто так. Повернувшись обратно на спину, заложила руки за голову, силясь припомнить, когда же и как успела принять участие в разгроме гостиной, который хотел прямо сейчас ликвидировать инициативный дроид из обслуги.
Подробности минувшей ночи отпечатались в памяти яркими сочными мазками. Джемма хорошо помнила жалобный звон вазы и треск выбитой из креплений настенной полочки.
"Да... облокотилась я правда слишком. Но и мебель надо делать понадёжнее, не дети же. Знаете, чем у вас могут заниматься за закрытыми дверями".
Мелочь вроде перевёрнутого стула Альфа не посчитала. Разве что, какое-нибудь не замеченное украшение отвалилось оттуда. И всех поверхностей, рядом с которыми они, игнорируя до поры неизвестную им недобросовестность поставщиков мебели, наслаждались друг другом.
Тойвен наконец-то вернулся, и не один, а с тележкой. Джемма, всё ещё оставаясь в амплуа бесстыдной и бессовестной, поленилась прикрыться, как это делали все с утра вспоминающие о благовоспитанности дамы. По-прежнему обнаженная, она села на кровати, но боком, а не скрестив ноги. И это была единственная уступка отрезвляющему утреннему свету.
- Джемма, я предлагаю позавтракать прямо здесь. А то у гостиной такой вид, будто по ней прошлась рота штурмовиков. Короче, Явинская битва отдыхает. А дроидов не хочется вызывать, будут там шелестеть и называть нас с тобой «глупыми мешками с мясом».
Альфа рассмеялась, качая головой.
- Поверь, пристрастия к шовинизму такого уровня не показали даже мои помощники. А у них, когда я ошибалась, был повод. Хотя красоваться перед прислугой вот так, конечно, чересчур, - с мудрым видом произнеся эту тираду, она хихикнула и, подавшись вперёд, утащила с тарелки треугольный кусочек сыра. И с соседней, поменьше, - толстый ломтик желто-оранжевого фрукта, ароматом навевавшего мысли о тропической жаре и укромных лагунах.
Левой рукой женщина легко дотянулась до Тойвена. Невесомо коснувшись ключицы со шрамом, пальчики неторопливо устремились ниже. По груди, к животу. И там остановились.
Джемма любила и хотела то, что видела, к чему прикасалась. Альфа волновал её весь. И это было так ново, необыкновенно, немыслимо. Совсем не похоже на краткие вспышки страсти, после которых физическое удовлетворение соседствовало с неясным недовольством.
Горячим взглядом она повторила вычерченную на коже дорожку. Как ни в чем не бывало съела свой скромный завтрак. Очередь оставалась за кафом.
- Какие планы на день? - спросила, невинно улыбаясь.
ЛисоДата: Воскресенье, 20.11.2016, 14:50 | Сообщение # 60 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 3005
Награды: 138
Ну почти «Л»
Кейпмер Ларх
Отель "Песчаная лилия"

Ее нежная рука была похожа на небольшого юркого зверька, и сладкие воспоминания о том, в какие сокровенные уголки его тела забирался этот неугомонный зверек нынешней ночью, разлились тяжелой теплой волной. Ларх, вовсю улыбаясь, поймал шалуна своей рукой, крепко прижал, умиротворенно вздохнул. Джемма, залитая утренним светом, сидела так близко, что желание вновь чуть было не нахлынуло, сметая все на своем пути, не исключая и тяжелых предметов мебели.
- Кстати, должен признаться, - Ларх указал глазами на свою левую ключицу. - Здесь республиканский имплантат, с их военной маркировкой. Сел отлично, как родной, даже признаков отторжения не было, так что я не рискнул потом его заменить на что-нибудь более политкорректное.
Он усмехнулся и погладил захваченную в плен руку Джеммы, лаская взглядом ее всю — от разрумянившегося лица до точеных пальчиков ног.
- Косметика подкачала, признаю. Но это скорее заслуга тамошних волкодавов из СБР, чем врачей. Я все это говорю, чтобы у ваших проверяющих не возникли законные вопросы после результатов моего сканирования. По номеру имплантата меня вполне можно опознать, но... кому это нужно? Операцию проводили в плену, и отвалил я за нее столько кредитов, что за такую сумму можно новую голову пришить.
Ларх аккуратно намазал два горячих тоста кремообразной сырной массой, положил один перед Джеммой на тарелку, а вторым аппетитно захрустел.
- Остальное все ваше, точнее Легиона. Маркировка отсутствует, на сканерах выглядит как контрафакт, без идентификации. Пока что ни в Империи, ни страшно сказать, в Новой Республике, подозрений не вызывал. Думаю, нейтралам тем более все равно, из каких материалов состоит мой каркас.
Он подул на горячий каф, наклонился к нижней полке столика, где в металлической контейнере было подано горячее.
- О, паровые котлеты, это безумно полезно, - прокомментировал он находку. - Тут хорошая кухня, и я бы остался в этих апартаментах пока моя кандидатура не пройдет дальнейшую проверку.
Ларх соорудил из тостов и котлеты подобие сандвича, дополнив блюдо тонким кружевом нарезанных овощей: пожалуй, впервые за много лет, он был по-настоящему голоден, и даже не нужно было прибегать к медикаментам для улучшения пищеварения — и так ясно, что после такой ночки его организм переварит и бескар, причем без всяких для себя последствий.
- Планы... - он промокнул салфеткой губы и взялся за каф. - Планы зависят только от тебя, Джемма. Я, как это говорится, полностью...
Ларх с многозначительной нежностью в лице повернулся к ней.
-...полностью в твоем распоряжении. Но думаю, надо дождаться одежды — я взял на себя смелость отдать ее в стирку и ремонт. Так что в ближайшие полчаса ты отсюда точно не выйдешь.
Настроение было игривым, хотелось смеяться и шутить. Ларх с трудом заставил себя подумать о предстоящих делах.
- Я бы продлил бронь этих апартаментов, если возможно, - продолжил он, - и перевез сюда некоторые вещи с яхты, да и мои четвероногие охранники, думаю, достаточно намозолили глаза сотрудникам вашего представительства. В общем, в планах заняться хозяйством. Работать по своему графику пока не планирую — нужна лаборатория и время, да и в приоритетах сейчас Крейц-Эскол. Было бы неплохо посмотреть Хсскор...
«И навестить Литу?»
Неожиданная мысль впилась в сознание тонкой болезненной иглой. У Ларха как-то внезапно испортилось настроение. Он обжегся кафом и потянулся за салфеткой.

Уничтожь то, что не можешь изменить.
Измени то, что не можешь уничтожить.
Форум » Архив ФРПГ » Трандоша » Хсскор (Столица)
Поиск: