Лето - это маленькая жизнь... Мир! Труд! Спать! Гость, голову не припекает? МЧС России предупреждает: на Лиге ожидается шторм #лето #SwL2018
[ Новые сообщения · Форумчане · Правила форума ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Архив - только для чтения
Форум » Архив ФРПГ » Гиндин » Йрактос
Йрактос
TaonДата: Воскресенье, 20.07.2014, 23:16 | Сообщение # 1 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»

(автор изображения MeckanicalMind)

Йрактос - один из крупнейших городов Гиндина и столица планеты. В каком-то смысле, этой рай для ксенофоба, потому что в основном Йрактос заселён людьми. Впрочем, здесь нередко можно встретить и представителей иных рас Принципата. Но преобладание человеческого населения явно бросается в глаза.

Здесь расположено немало научно-исследовательских центров, офисов и представительств, различных учреждений, и многое, многое другое.
TaonДата: Суббота, 12.03.2016, 16:37 | Сообщение # 2 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар

--> Ригрис

Северо-запад


"Крейц-Эскол" никогда не афишировала свою работу в области вирусологии. Разработка лекарства от рунийской чумы было представлено как событие в высшей степени неординарное, как великий эксперимент, ответственность и риск. В этом отношении компания не погрешила против истины. А исследовательские лаборатории, занимавшиеся проблемами противодействия биологической угрозе, выработкой усовершенствованных антидотов, а теперь и детальным изучением материалов по вирусу, некогда превратившему станцию "Донор" в фантасмагорический кошмар наяву, оставались секретными.
Зато противовирусные препараты для разных рас, выпускавшиеся фармацевтическим подразделением компании - уже другое дело.
Если бы некто просто периодически покупал эти препараты, то не попал бы под пристальный взгляд тех, в чьём поле зрения лучше не оказываться никогда.
Но сведения, переданные дроидами обер-фрументарию Императора, и попавшие затем в его руки, оказались поистине бесценны.
Все исследования учёных Коалиции. Все хранилища и лаборатории. И... данные по утечке биоматериала после окончания войны с Республикой.
Следом пришла, очевидно, очередь тайной полиции. И она не подвела. Удалось выявить всех членов группировки, причастных к повторному заражению Нунурры усовершенствованным штаммом рунийской чумы.
Тех, кто до сих пор оставался в живых, отлавливали по одному.
На Гиндине показалось второе лицо группировки. Её мозг.
Этот бит просчитал многое, но не учёл одного: систем наблюдения, по праву втайне считавшихся гордостью охранной и транспортной полиции. Неудивительно, ведь публике не сообщали о каждом новшестве. Правонарушители, как ни странно, тоже умеют включать головизор.
Периодические покупки террориста свидетельствовали о том, что он не бросил старые дела. У него не было толпы усыновлённых детей, как минимум, шести рас, по очереди и вместе постоянно переносящих множеством вирусных заболеваний.
"Ничего страшного, почтенный. Вам пригодятся все покупки, слово... Вериты Лая, будь всё это проклято и вы тоже".
Поджав губы, блондинка лет тридцати пяти поправила шляпу с широкими полями. Женщина стояла у витрины ювелирного магазина, разглядывая красовавшиеся на безголовых бюстах ожерелья.
Разумеется, ожерелья, а не противоположную сторону улицы, где некий бит как раз выходил из аптеки.
Выше, на уровне верхних этажей высоких зданий, летали флаеры, такси. А здесь, внизу, на улице дневного Йрактоса, люди и время от времени встречавшиеся экзоты спешили по делам, или прогуливались, делали покупки, сидели в уютных кафе парочками или с детьми. Одинокая женщина, судя по явно дорогим туфлям, красивым, качественно сшитым блузке и расклешенной тёмной юбке чуть ниже колен, - весьма обеспеченная, совершенно не выбивалась из общей картины, терялась. В отличие от бита.
Она не последовала за ним. Ещё там, в потайной части охотничьего домика неподалёку от реки Телроссы, "Верита Лая" отправила своему объекту письмо, подписавшись так, как это делал некогда один из его подручных.
Террорист не знал, что его помощник пять дней назад, после долгого и не гуманного допроса, испустил дух.
И не мог сбежать. Что-то держало его на Гиндине. Леди Меар полагала, что он успел обустроить себе удобное гнёздышко для изучения препаратов передовой компании. Поделки какой-нибудь "Титус Индастриз" не заинтересовали выродка, ему нужны были по-настоящему действенные вещи.
И едва ли для того, чтобы даром лечить больных рабов Нар-Шаддаа лучшими лекарствами в Принципате.
Блондинка парой резких движений отбросила за спину длинные гладкие пряди и, отвернувшись от витрины, пошла дальше.
Сиал не хотела лишний раз видеть цвет своего парика.
Хотя это был хороший парик. Его непросто сдёрнуть с головы. Состав, которым его края крепились к коже, - эти места надо было особенно тщательно гримировать, - надо целый час размачивать специальным составом. И только потом фальшивую причёску можно наконец снять.
Хороший выход, когда не хочется красить свои волосы.
Но всё равно личность госпожи Меар, сидящая где-то внутри примитивного, выстроенного на опорных для этой роли точках, сознания Вериты негодовала из-за того, что вместо идеального белого великолепия окружающие видели... это.
Не светло-серые глаза, а голубые. Не белая кожа, а слегка загорелая. Не изысканные одеяния Рутэй, а простые тряпки.
Сиал давно научилась справляться с этим. Дело истинной дочери Умбары - повиноваться велению долга. Она умела иначе мыслить, двигаться, менять осанку и манеру смотреть. И всё же, от истины не уйти.
Ненависть.
Жаркая, вспыхнувшая в один миг.
Не её. Чужая.
- Э, вон! Паскуды!
- Мрази! - раздалось одновременно, и блондинка тихо втянула ртом воздух.
Что-то тёмное, с ранних лет знакомое всколыхнулось, встрепенулось внутри.
Ненависть, праведное негодование, желание увидеть смерть - как живительный коктейль.
Уснула праздно гуляющая Верита Лая. Леди Меар - очнулась. И с наслаждением вдохнула этот неощутимый для лишенных дара Силы запах.
Повернув голову, она поняла, что уже успела выйти к зданию суда муниципии три: на светлой стене ярко сверкали огромные буквы. По белого камня ступеням, подгоняемые тычками винтовок и чуть не падая, шли двое мужчин в изодранной одежде. Сквозь прорехи видно были яркие кровоподтёки.
- Это ещё кто?
- Сейчас приговор повторят, - со знанием дела ответила какая-то женщина.
Мужчин подвели к правой стене. Двое рядовых встали по сторонам, на расстоянии. Широкоплечий полицейский с лицевыми татуировками Сципио достал табельный бластер из кобуры.
- Согласно приговору суда первой муниципии первого консулата префектуры Гиндин, мужеложцы приговариваются к немедленной казни. Вынесено...
Что говорил офицер дальше, Сиал не услышала. Это и неважно. Это - пустая формальность, как и заседание суда по такому делу.
Столпившиеся вокруг люди ликующе взвыли.
- Извращенцы!
- Стреляй!
- Подохните уже!
Два выстрела - два трупа с прошитыми насквозь бластерным лучом черепами.
Леди Меар улыбалась.
Всё-таки, иногда и люди могли доставить удовольствие взыскательной Рутэй.
Своими чувствами. Своими поступками.
Порядок и чистота общества - залог его жизнеспособности.
Кое-что и люди понимали в жизни.
TaonДата: Четверг, 21.04.2016, 01:38 | Сообщение # 3 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар. Фрэнсис Арманд

Северо-запад


Верита Лая была одной из тех женщин, кто легко могли позволить себе летать на экскурсии и за покупками на Гиндин и Осариан, Умгул, Денон и Рун. Останавливаться не в банальных гостиницах, а в очаровательных квартирах в историческом центре города, где самостоятельно и с азартом знакомились с жизнью местных и живой историей в течение пары-тройки дней. Хотя часто и больше.
Госпожа Лая приехала совсем ненадолго. И у неё был прекрасный насыщенный день. Сначала прогулка и долгие примерки в магазинах одежды из последних коллекций, затем - часок в уютном кафе под навесом, за резной оградой, на которой крепились горшки с цветами. А после этого снова прогулка, но уже в парке.
Как благородно смотрелась женщина, бросившая на скамейке свои покупки и большой букет цветов, чтобы помочь встать пожилому человеку, со стоном осевшему на шуршавшую мелкими камушками дорожку. Но удержать его Лае не удалось. Наоборот, неизвестному стало только хуже: он загребал камни и землю ногами, выгибаясь дугой, и несколько секунд спустя пронзительно закричал в закатное небо, видное сквозь сомкнутые вверху кроны. Он махал руками, а морщинистое лицо кривилось в гримасах.
Перепуганная женщина отшатнулась, чуть не упав сама, и принялась искать комлинк в новой сумочке.
Леди Меар же, обитавшая в глубине простенького сознания, врачей вызывать не собиралась.
Она хорошо знала пожилого господина у её ног.
И теперь он сам вспомнил её.
Культист Йета Нирра. За свою жизнь он совершил и увидел достаточно, чтобы его можно было долго мучить собственными кошмарами.
Некогда Сиал боялась его. Но теперь перевес были на её стороне.
"Окажите мне услугу, почтенный. Откажитесь от медицинской помощи и явитесь один за час до полуночи в частный док номер восемь", - вложила госпожа Меар свою мысль в голову мужчины, уже отводимая в сторону молодой и участливой семейной парой.
"Верита Лая" шла, озабоченно оглядываясь.
- Какой ужас, какой ужас... как же? - лепетала она. Но постепенно пришла в себя. Пожилого уже увезли в больницу.
"Но, право, как же вы смогли надеяться на Гиндин? Неужели ищите ученика из влиятельной семьи? В этом имеется смысл, но вспомните несчастную судьбу нашего славного Мастера".
Остаток жизни бита и культиста отмерен с предельно возможной точностью.
Но они, как это водилось, считали иначе. И пусть.

За северо-западной окраиной города. Частный док №8


Официально адептам никто не запрещал прилетать. И никто не отбирал потому у нового гостя планеты световой меч.
Красный меч.
Его рукоять валялась теперь у мёртвого тела биотеррориста.
Можно было бы сказать, что бит умер легко. Смертельное ранение пришлось в сердце.
Можно. Если бы не отрубленная выше локтя рука, лежавшая более чем в десяти метрах от трупа. У двери на небольшой склад запчастей.
Седоватый культист смог добраться до выхода из дока. Несмотря на выколотые глаза и распространявшийся по телу яд.
Сиал, переодетая в простой тёмный костюм и плащ, ждала там.
- Жаль, не могу подать вам руку, - спокойно заявила она.

***

Один опасался, что объявившийся вовремя помощник всё-таки предаст. Или уже предал.
Другой шел убивать.
Леди Меар лишь дала обоим шанс самостоятельно со всем покончить. И, ворвавшись в разум приятеля своего несостоявшегося мужа и убийцы, разодрала его в клочья, забрав себе обрывки памяти, а теплившийся остаток воли взяла в незримые клещи своей.
Точку поставил единственный выстрел. А поверх обугленной дырки в черепе легла знаменитая чёрная ленточка фрументария.

Центр. Офис пресс-службы Его Величества.
Кабинет директора


Верита Лая улетела ещё до того, как полицейские обнаружили два трупа за городской чертой. Впечатлительная женщина поменяла билет, заплатила хозяину квартиры за полный срок пребывания в его комнатах и покинула Гиндин. Её роль отлично сыграла верная Ллин.
А госпожа Меар, насладившись красотами природы, ночевала в заранее арендованном домике на берегу Телроссы, после чего приехала в столицу и приступила к своей работе директора императорской пресс-службы.
С выполнения этой части задания прошло больше недели. Остальное, - интересные, но не срывающие покровов там, где они нужны, репортажи с верфей и ряда важных предприятий, - тоже. Материал о происшествии готовился, но следовало подождать полицейских. Дела с участием адептов были щекотливыми. Зато Сезар не нуждался в подкрашенной и припудренной версии.
Над крупным диском голопроектора - полупрозрачный бюст Императора.
На правой щеке, на лбу - пластыри. Но Сиал не позволила своему взгляду даже на миг остановиться на них.
Главное - смотреть в глаза твёрдо. Не изображать покорность.
Но под выжидающим взглядом женщина по умбарской привычке угодливо улыбнулась, чуть опустив голову.
- Мой Сезар. Я служу Принципату и вам, Умбаре и моему клану, и моему сыну.
- Не длинный ли перечень, директор?
- Нисколько. Важно иметь чуткий слух к симфонии интересов.
- Надо думать, чьей-то партии там нет.
- О, да.
Руки Сиал скользнули по белым подлокотникам её кресла у окна. Соединились в замок на покрытом мягкой белой тканью платья колене.
- Там нет авантюристов, мнящих себя в каком-то отношении наследниками замшелой философии расы, которой давно не существует.
Император смотрел то ли задумчиво, то ли безучастно, то ли даже немного зло. Нетерпеливо прищёлкнул пальцами.
- Прекрасно, директор. Обнародуйте информацию по моему приказу. А пока скажите мне вот о чём...
TaonДата: Вторник, 13.09.2016, 19:02 | Сообщение # 4 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар

Центр. Офис пресс-службы Его Величества
Ресторан


Люди. Они были повсюду. Прибегнув к весьма несложным, особенно при наличии под рукой датапада, вычислений, нетрудно понять: их претензии на исключительность имели под собой некоторые основания. Их слишком много. Что ж, тысячи лет назад они постарались на славу, создавая колонии везде, где могли. И размножаясь, размножаясь...
За пределами родной системы госпоже Меар пришлось ко многому адаптироваться. Но была одна вещь, к которой она так и не смогла привыкнуть.
Совместный приём пищи с людьми, не развившимися до умбаранцев. Это внушало ужас.
Воспринимать культурные и биологические особенности других рас Сиал умела великолепно. Играть на них - тоже. Но люди...
Некоторым незнакома была сама концепция культуры и этикета как её составной части. Другие, наоборот, оказывались претенциозны и жеманны до омерзения. Середнячки более приятны, но...
Видя более, чем явно отличающееся всем существо, она сразу мысленно настраивалась на общение с кем-то совершенно чуждым. И это давалось легко. Но в случае с людьми никуда было не деться от ощущения вопиющей неправильности. Они похожи на её народ, они так близки биологически. А в остальном между ними пропасть. Лишь выходцы из общества с чёткой иерархией и вытекающими отсюда особенностями не вызывали отторжения. Остальные же...
Суетливые. Не в меру амбициозные. И даже самые утонченные из них до смешного грубы и фальшивы. Гормоны, голод, жадность правили бал в человеческом мире. Опасные примитивы.
Только те, кто сумели выстроить свой социум в рамках жесткой дисциплины могли по-настоящему подняться выше этого.
Ещё одна причина, почему госпожу Меар в годы войны Коалиции и Республики привлекли люди Кали.
Эти люди в руках калишцев были молотом и скальпелем, мечом и мягкой кистью. Но обладали и собственными умом и колоритом.
Кали обещала стать новым центром. Сердцем новой Конфедерации. И Сиал, орудие дома Меар, инструмент заключения альянсов, поддержания высочайшего положения и подъёма к новым, невиданным вершинам позволила клану думать, что он сам сделал выбор.
И всё же, вместо Умбары, Кали или Сципио она оставалась здесь. Репортажи с Гиндина, посвященные Дню Памяти, получились выше всяких похвал. Торжества, встречи с ветеранами войны с Республикой, публичные лекции писателей исторических жанров, благотворительные аукционы и акции Фольктаг: Сиал получила огромное удовольствие, побывав за день не меньше, чем в дюжине мест, и составляя официальное поздравление для подданных. Но самое главное: весь следующий день ей удалось провести с сыном. Как бы сильно госпожа директор ни устала накануне, эта задержка на Гиндине того стоила.
Сегодня же на повестке дня стоял чалактанский вопрос.
Самое занимательное в службе двоим господам: понимать, чего именно желает каждый. И совмещать.
Как глава пресс-службы и тайный агент Сезара, Сиал обязана была идеально и в точности выполнять всё порученное. Каким бы безумием это порой ни казалось, ведь Император не рассказывал о своих далеко идущих планах, не посвящал в задуманные комбинации и сообщал только необходимое.
"Если бы дела обстояли иначе, Ваше Величество, мне не пришлось бы утруждаться почтением".
А просто как глава пресс-службы, Меар часто помогала Императрице. Но на этот раз поручение явно исходило от обоих властвующих супругов. И тем лучше.
Сиал небрежно встряхнула руками - длинные рукава совсем закрыли кисти. А в ходе трапезы это, к великому сожалению, мешало.
Звёздчатый рельеф на вазе с тёмно-бордовыми умбаранскими лилиями искрился в проникающих меж плотных полотнищ штор солнечных лучах. За прихотливо изогнутыми прутьями украшенной филигранью решетки, отделявшей этот полуприватный уголок от других, проворно сновали официанты. Репортёр-идеолог, как называла это госпожа Меар, - профессия творческая. Но и творчество должно подчиняться дисциплине и распорядку. На обед оставалось пятьдесят три минуты, и ресторан императорского пресс-центра был полон.
Нож и вилка лежали на белоснежной узорчатой салфетке недостаточно ровно. Поджав губы, Сиал исправила это. Придирчиво разглядела скатерть, особенно вокруг столовых приборов, но, к своему удовольствию, не увидела ни одного пятнышка. Как всегда.
Белый - слишком чудесный, слишком особенный цвет, чтобы пятнать его чем-то кроме крови.
Сделав глоток воды, госпожа директор отставила стакан, изящным жестом промокнула губы салфеткой, оставив на ней бледно-розовый отпечаток, и чинно сложила руки на коленях. Взгляд светло-серых глаз, подведённых тёмно-серым карандашом, остановился на нежном, почти порочно сладостном изгибе бордовых лепестков.
Чалакта. Леди Меар пришла сюда ради этого.
Чалактанцы - люди. От первого до последнего гена двойной цепочки. Только с особой культурой.
Приятно быть той, кто одна из первых узнаёт о месте, в которое придётся следующий удар молота экспансии. Пусть даже она мирная. Более ли менее.
Как сделать их целиком принадлежащими Принципату? Не формально, а истинно. Задача, достойная одной из Рутэй.
Пацифисты - чуждый элемент. Как сделать его частью государственного организма?
"В первую очередь, стоит заставить работать на нас их собственные верования и стиль жизни. Они хотят мира и гармонии? Мы дадим их, нужно лишь убедить, что наши пути на самом деле схожи.
Во-вторых, они не будут одобрять военную экспансию. Следовательно, по крайней мере, нельзя привлекать к походам непосредственно чалактанцев. Им действительно подойдёт альтернативная служба. Это означает, что нужно уделить особенное внимание героическим Императору, Тринадцатому легиону и дивизии генерал-майора Гельтера по завершении раттатакской операции. И сделать репортажи о жизни во вспомогательных подразделениях и, вероятно, с переходом... о разработчиках и испытателях оборонных систем. После этого запустить несколько выпусков о народах, культура которых может в положительном ключе сравниваться с нашими. Так мы дополнительно повысим престиж вспомогательных подразделений, но солдаты и офицеры будут в любом случае выше в глазах подданных. Кроме того, они узнают о Чалакте больше".

Сиал, аккуратно придерживая крышечку конусообразного сосуда, сужавшегося кверху, налила в толстостенную чашку копи. Тот был заварен по умбаранскому рецепту и обладал резковатым вкусом, жгучим и кислым одновременно. Не поморщившись, госпожа Меар сделала крошечный глоток. Бесшумно поставила чашку на продолговатое блюдце. Тонкими, похожими на две спицы, едва заметно расширявшимися книзу, щипчиками умело взяла с его дальнего края миниатюрную чёрную ягоду, присыпанную сладкой пудрой, и положила ту в рот, едва разжав губы.
"Чалактанцев не назвать деятельным народом. Это созерцатели, верящие в непоколебимые законы природы, управляющими и мирозданием, и судьбой. Их адепты развивают свой дар ради созерцания и постижения этих законов. При этом, Чалакта до сих пор независима. Они умеют защищать свой дом тайно. Готова поспорить, что они играют на информации. От мягкого убеждения отступить до... возможно, шантажа или даже более грубых действий. Это не те, кто будет нести мир и гармонию всюду. Дом превыше всего. Значит, мы должны убедить их, что с нами безопасно. Вести просветительскую работу необходимо и по их сторону границы. Итак, у меня есть векторы работы. А исполнение поручу... урождённым набуанцам".
Госпожа директор улыбнулась, как это умели делать только дочери Умбары с самых верхов иерархии. Трепетно и нежно, словно перед самым строгим из мужей. Но с легчайшей поволокой коварства в слегка опущенных глазах.
Она знала, кто лучше всех мог ей помочь. Эта женщина не состояла в штате пресс-службы, но из интереса, - и ради борьбы со скукой, когда дети отправлялись на учёбу или сборы, а муж был на службе, - порой сотрудничала. И её мастерству слова многим стоило поучиться.
Леди Арманд-Крейц. Эринне. Младшая сестра Его Величества.
TaonДата: Вторник, 04.10.2016, 21:08 | Сообщение # 5 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар

Центр. Отель "Эмеральд":
апартаменты "Аврора"


Госпожа директор, сбросив капюшон, царственно кивнула управляющему, безмолвно позволяя ему удалиться. Едва за человеком закрылась дверь, Сиал заперла её.
Отель для наиболее состоятельных постояльцев располагался в трёх минутах пути от здания пресс-центра. И госпожа Меар всякий раз, бывая на Гиндине, хотя бы на один день останавливалась здесь. Только в апартаментах "Аврора".
Такая притязательность не несла угрозы. Для этого предпринимались все возможные меры. Но ни Сиал, ни той, с кем она собиралась беседовать, подробности не были интересны. Обеспечение безопасности - мужское дело. Так думала вдова обер-регирунгсрата Ликана. Так думала сестра Императора.
Медленно ступая по белому ковру с объемным узором кремового цвета, директор с удовольствием рассматривала знакомый интерьер. Плотные шторы того же оттенка, что и узор ковра, были задёрнуты, защищая чувствительные к яркому свету глаза умбарки от раздражителя. Источали сладкий, тяжелый аромат белые лилии. Ваза с большим букетом стояла на низком чёрном столике с изящно изогнутыми ножками, что располагался в шаге от декоративного камина.
Ни крупные элементы лепнины на карнизах, ни украшенная свечами люстра, сверкавшая множеством подвесок, не создавали неприятного ощущения громоздкости частей убранства. Гостиная в светлых тонах с преобладанием так любимого умбарцами белого была словно напоена светом, пронизана лучами зимнего солнца. А пространство зрительно увеличивалось из-за большого зеркала над камином.
На каминной полке - золоченые канделябры. По обе стороны от зеркала - маленькие парные бра, похожие на цветки.
По правую сторону от столика располагался перламутрового оттенка диван с золочеными узкими подлокотниками и ножками. По левую - белое кресло с прямой спинкой, чья обивка лишь не давала спине почувствовать всю прелесть соприкосновения с твёрдой поверхностью, и украшенными резьбой ножками и подлокотниками. Напротив камина, в трёх-четырёх шагах от столика, находился большой круглый пуф.
Сиал, грациозно усевшись в кресло, предпочла не медлить. Нажав кнопку на маленьком пульте, лежавшем на краю стола, она включила голопроектор. Затем - ещё одно устройство. Не прошло и минуты, как на пуфе устроилась Эринне Арманд-Крейц в виде голограммы в полный рост.
Один из лучших специалистов в области лингвокультурологии, младшая сестра Сезара уже успела поучаствовать в чалактанском проекте императорской пресс-службы, входя в узкий круг допущенных к нему. Но было ещё одно важное дело. Кристофсис. Следовало всё подготовить к его интеграции. Знание языковых особенностей и черт мышления, ставших причиной их наличия, не раз помогало в разработке действенных программ.
Эринне не переносила атмосферу кабинетов, предпочитая красивые места, настраивающие на более творческий лад. Леди Меар не видела причин не подыграть. Пусть это и означало, что в гостиной окажется больше аппаратуры, чем обычно требовалось для делового разговора на расстоянии, ведь Арманд-Крейц хотела видеть обстановку. Беседы с этой дамой порой помогали уловить нужное настроение, не всегда ясное из сухих приказов Сезара. Он никогда не позволял сестре узнать лишнее, не стоило и надеяться. Но...
- Предварительно, это всё. Мне нужно ещё две недели на более тщательное изучение и доработку, - подвела Эринне черту под сорокаминутным обсуждением. Она говорила на чистом умбарском, и слух Сиал ласкали звуки родного языка. Утонченно-грубоватого, иногда - свистящего, как характеризовали его носители основного галактического.
- Как вы оцениваете перспективы?
- Не думаю, что возникнут сложности. Кристофсианцы похожи на осарианцев, умгулианцев, талораанцев. Все они разные, но их объединяет трепетное отношение к кредитам. При этом, все они принадлежат Принципату. У Кристофсиса нет причин стать исключением. Это намного более простой случай, чем Чалакта.
"Да, участие в манипуляциях народными массами изменило вас, - заметила госпожа Меар, вспомнив первую встречу с семьёй Императора. - Или же, напротив... раскрыло".
- Умеренно простые задачи тоже имеют своё очарование.
Эринне с задумчивым, почти отсутствующим видом отложила датапад в сторону, и тот пропал из поля зрения. Потеребила кулон с крупным лазуритом - единственное украшение, разбавлявшее строгость наряда, состоявшего из узкой юбки и двубортного пиджака поверх блузки с воротником-стойкой. Сиал тоже молчала. Когда тишина стала неловкой, - а случилось это скоро, - она пошевелилась в кресле и потянула с левой руки перчатку. Собеседница тут же, встрепенувшись, улыбнулась.
- Прошу прощения. Возвращение моего супруга домой не могло не нарушить мой рабочий режим.
Леди Меар виртуозно изобразила вежливый интерес.
- Надолго ли господин Крейц отлучился из легиона?
- Не дольше обычного. Офицеры Кали.
Она сказала эти слова так, будто процитировала общеизвестное крылатое выражение. Но Сиал понимала, в чем суть.
- Впрочем, это дало мне повод задуматься о собственных перспективах. Фрэнсис властвует и воюет, решает судьбы многих народов. Мирре давно нашла призвание в медицине. А я... хочу написать труд моей жизни.
На этот раз подделывать эмоции не пришлось.
- Неужели? Чему же вы его посвятите?
- О, уверена, найдётся немало тех, кто захотел бы, чтобы это было жизнеописание брата. Мне бы заплатили миллионы за сборник шокирующих откровений.
- Но пришлось бы подождать с обнародованием порядка ста лет.
- Да, живые свидетели в столь пикантном деле способны всё испортить, - с нарочито грустным выражением лица подтвердила Эринне. И звонко рассмеялась.
Вслед за тем раздался мягкий, приглушенный смех Сиал.
- И всё же, - успокоившись, продолжила она беседу. - О чём будет ваша книга?
- О взаимосвязи лингвистических, психологических и культурных особенностей народов Принципата в свете патриархальных традиций. Главным образом, внимание я уделю Кали, ведь именно её культура стала главенствующей. Но это не означает, что о других будет сказано вскользь.
- Это очень объёмное исследование.
- Не отрицаю. Но иным оно не может быть.
- Окажись в составе нашего государства мир с культурой, подобной хейпанской, ваша работа осложнилась бы, - с улыбкой заметила госпожа Меар.
Эринне покачала головой.
- Такие не прижились бы среди нас. Отторгнуть или сломать, иного выхода нет.
- Как же вы в таком случае смотрите на Тогорию?
- Да, это... особенный мир. В каком-то роде исключение, и узнать его лучше будет крайне любопытно. Но это не Хейп и не Куат, на которые, надеюсь, не устремится взор и удар Его Величества. Куатская аристократия недолго прожила бы в калишском государстве. Насколько извращенным умом обладал придумавший использовать мужчин как женщин, в качестве лекарства от вырождения? Отвечу на свой вопрос сама. Точно таким же умом, как те, кто способны согласиться на роль такой куклы для высокородной девчонки. Фертильные самки у инсектоидов окружены почетом, обеспечивая стабильный прирост и заботясь о молодых особях, но они, называясь королевами, вовсе не правят.
- Вижу, вас немало волнует эта тема.
- Если бы вы только знали, как, только начав постигать культуру Кали, я мысленно бунтовала. К счастью, это вскоре прошло.
Чуть замедленное движение век Сиал - как знак понимания. Директор знала, как сложно порой войти в такой мир. Но её трудности юных лет связаны были с миром вне Умбары. А после - с возвращением. Нелегко мгновенно стать идеальной женщиной высшей касты, если так много времени провела вдали от самых взыскательных зрителей, самых строгих судей - других Рутэй.
Разговор о Кали и Умбаре, завязавшийся с подачи госпожи Меар, завершился около получаса спустя, изящно перейдя в краткое обсуждение последних успехов во внешней политике. Обе дамы были согласны: договоры с Фараной есть ничто иное, как начало новой эпохи для наследников Конфедерации Независимых Систем.
- Теперь можете открыть тот загадочный файл, - улыбнувшись, сказала Сиал.
В руках Эринне вновь появился датапад. Несколько секунд сестра Императора изумлённым, восторженным взглядом изучала набор снимков.
На голографиях красовалась роскошная парюра. В комплект украшений из жемчуга и бриллиантов входили диадема, ожерелье, серьги, браслет и кольцо.
Умбарская жемчужница, в отличие от рунийской, представляла смертельную опасность для того, кто рискнёт добывать его из-за своих стрекательных клеток с ядом. Умбарский жемчуг был большой редкостью и отличался немного иным, более тёплым, оттенком.
- Это так чудесно, что даже у меня не хватает слов! Невероятно. Это... достойно Сезарии.
- Ей и предназначено. В честь начала эпохи.
TaonДата: Воскресенье, 23.10.2016, 13:58 | Сообщение # 6 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар

Центр. Офис пресс-службы Его Величества:
директорские комнаты отдыха


Белая спальня сияла великолепием изысканной сдержанности. Кровать под огромным белым балдахином, застеленная шелковыми покрывалами, с мягким изголовьем и длинной низкой банкеткой в ногах, манила усталый взгляд. Уюта добавляли тумбочки по обе стороны: на одной стояла лампа, на другой - декоративные подсвечники. Хотелось пройтись босиком по мягкому ковру за банкеткой, коснуться холодного чёрного металла кованого деревца, напоминавшего одно растение Умбары. Однако у директора пресс-службы было слишком много дел.
Женщина должна работать мало, чтобы всю себя посвящать семье и интригам. Но госпожа из Рутэй, которой доверено воплощать императорскую власть над мыслями, почти весь год проводящей вне родной туманности, дозволено распоряжаться своим временем более вольно. Главное не нарушать правила открыто.
Сиал, держа на коленях заключительный том труда из десяти частей, восседала у окна подобно статуе, и лишь ясный, с малой толикой усталости взгляд светло-серых глаз оживлял картину.
Десятитомник, вышедший до назначенного лично директором срока, оправдал ожидания. Монументальный труд был посвящен историческому пути Умбары и охватывал события тысячелетий. С Туманной эры и до современности.
Автором, разумеется, был умбарский историк. Подробный анализ плюсов и минусов республиканской политики, её влияния на историю мира, предпосылки присоединения системы к основанному Дартом Руином государству и влияние политики ситской империи. Её подводные течения и предпосылки краха.
Умбара и Конфедерация Независимых Систем. Антиреспубликанская Коалиция. Принципат. Этому был посвящен десятый том.
Тонкости клановых и кастовых интриг, манипуляции представителей туманной планеты и её народа в Сенате Старой Республики деликатно и виртуозно обойдены. Поставлен грамотный, искусно выполненный акцент на огромных, а с учетом малого срока - даже фантастических достижениях нового государства, к которому, сделав лучший ход за всю свою историю, присоединилась система. Никаких восхвалений, лишь грамотно изложенные факты.
"Замечательно, господин Орвел", - вынесла свою оценку Сиал. Отложив книгу, она взяла с подоконника датапад. Полчаса спустя пространное, элегантно составленное письмо с десятком изысканно спрятанных намёков на огромные перспективы, которое мог оценить только талантливый служащий Особого отделения или представитель высших каст Умбары, было готово. Быстро перечитав, Меар бледно улыбнулась и отправила его.
Жесточайшая, грубая цензура - это жалко. Госпожа директор любила работать в традициях родины. Тонко, аккуратно, искусно. К счастью, от пресс-службы Его Величества и требовалось действовать в подобном стиле. Художественная литература, развлекательные заметки, серьёзные научные труды: всё служило укреплению связей между такими разными народами. И это было лишь одним из направлений работы.
"Власть над умами, дорогой предок. Вот, что вам не удалось удержать. Неудивительно. Нет ничего, кроме вас: так, кажется, вы говорили? Но это ложь. Всегда есть кто-то кроме. И что-то выше. Но за одно благодарю: вам хватило гордости зачать девчонку от женщины своей расы".
Картина, висевшая на стене напротив окна, изображала мрачный пейзаж Умбары. А если взглянуть немного иначе, если уметь видеть по-другому, в ультрафиолетовых лучах...
Нервные, экспрессивные мазки складывались в изображение Руина.
Напоминание о том, в какую бездну никогда, ни в коем случае нельзя бросаться. Если Сиал желала продолжать своё дело. Если государство, родная планета, каста, клан, семья что-то значили.
Культистам, среди которых пришлось расти, плевать хотели на всё это. Но госпожа Меар была существом совершенно иного сорта.
"Что ж... можно долго блуждать в дебрях философии, но дела не решатся самопроизвольно".
Читать следующую книгу было много проще, чем историческое исследование. Заметки путешественника по мирам Акзилианского Пакта.
С этим государством Принципат сотрудничал в сфере технологий. Кибер-медицина, дроиды-рабочие и дроиды-помощники, другие области. Торговые соглашения были выгодными, несколько совместных исследовательских проектов - более, чем успешными. А программы совместного обучения пилотов - весьма перспективными. И популярными, особенно среди южан Кали и специалистов из бывшей Иерархии Туле.
Находившийся в ведении императорской пресс-службы крупный сегмент просветительской работы, новости и программы популяризации необходимых государству специальностей и стиля жизни были для Сиал любимыми направлениями работы. Чтение интересных книг же - приятнейшим бонусом.
Тремя часами спустя, прервавшись на лёгкий ужин, директор завершила дневные труды благодарственным письмом автору. Публикация его книги была очередным шагом культурного сближения с Пактом. Подданным интересно знать, что он такое, какова жизнь простого человека или очень состоятельного. Нюансы этикета, занимательные истории, курьёзные ситуации: из этих мелочей складывался очередной камень в фундаменте понимания.
"Империи, созданные лишь принуждением, неминуемо рушатся. А скреплённая на всех уровнях калишская станет вечной".
TaonДата: Воскресенье, 13.11.2016, 15:44 | Сообщение # 7 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар

Центр. Оперный театр "Миледи Айюми"


Увлекательно искать калишский след на территориях Принципата, восходящий к старым временам. Отыскивался он очень редко: давний изоляционизм Кали, проистекающий из традиционной незаинтересованности не только в экспансии, но даже контактах с чужаками, легко отбивал охоту к настойчивым поискам. Но порой...
Никто не знал, откуда явились ведомые Эрменерихом люди. Предполагали, что родина северных кланов - некая ледяная планета сродни Сципио. Предполагали, что южане пришли с тропического мира. Другие утверждали: обе группы кланов происходят с одного мира.
Леди Меар не занимали эти дискуссии. Ей были любопытны те родственники современных калишцев людской расы, которые не обрели на Кали вторую родину, прилетев на другие миры.
Эти следы настолько бледны, что найти их смогли бы лишь генетики. Но иногда находились потомки тех, потерянных.
Больше четырёхсот пятидесяти лет назад на Гиндине жила госпожа Айюми. Её экзотическую красоту, загадочный блеск тёмных глаз воспел не один поэт. А она всем сердцем любила искусство. Йрактосу от неё осталось два театра и музей. А от её мужа и его сторонников - огромные проблемы с хаттами.
Сиал нравилось приходить сюда. И в этот раз ничего не изменилось. Только получать удовольствие от музыки, пения, сюжета и его смысла мешало присутствие в ложе высокого сухощавого умбарца в серебристо-сером камзоле и белой накидке. Взгляд бледных глаз был холоден, губы поджаты, словно пожилой господин питал ко всему, что видел, отвращение.
Но госпожа директор справлялась. Невзирая на причину этой встречи, о которой любезный родственник поспешил заявить уже после первого акта. Зазвучала лёгкая музыка, предназначенная для заполнения паузы в истории о жизненных перипетиях компании поэтов, и в ложе началось собственное представление.
- Нуждается ли твой сын в ежедневной опеке? - на родном языке, презрев основной, примитивное изобретение людей спросил господин Меар. И отряхнул с белых перчаток якобы собранную с резных подлокотников пыль.
- Он весьма разумный мальчик. И делает успехи не только в учебе, но и Фольктаг.
- Весьма рад. Плоды твоих трудов тем более очевидны.
Сиал в искусственном смущении потупила взгляд, чуть склоняя голову.
- Благодарю вас, дядя.
- Ты похвально служишь государству. Но являешься и дочерью клана.
Спрятать настороженность было чуть сложнее, чем изобразить беспредельную робкую покорность образцовой Рутэй. Посмев поднять глаза на господина Меар и не тая чувства собственного достоинства, директор сумела улыбнуться с едва уловимым оттенком заискивания. Небольшая заметная фальшь. То, что нужно, если иметь дело с Ареком Меар, будучи его родственницей.
- Чего же вы желаете от меня?
- Твой траур должен был давно окончиться. Выйди замуж ещё раз.
"О, нет! Я так не думаю".
- Почтенный дядя... - покаянно промолвила Сиал, горестно сгорбившись. - Мне уже сорок лет.
Арек скептически хмыкнул.
- А мне шестьдесят.
- Я трижды была замужем, но сумела родить всего один раз. Прошу вас, дядя. Мысль, что я могу вновь не оправдать ожиданий, невыносима.
- Ничего. Довольно будет политического союза. И не говори вздора, ты ещё молода, у нас в клане отличные врачи, и супруга ты осчастливишь не один раз. Или неужели моя племянница в этом отношении хуже Императрицы?
Сиал тяжело вздохнула, не поднимая голову.
- Вам известно, какой силой я владею. И насколько обладание ей бывает непросто.
Господин Меар нахмурился.
- О чем ты хочешь мне сказать?
- Только о том, что она оставляет в теле дурной след.
- Ты бесплодна?
- Надеюсь, это всё же не так.
Умбарец несколько минут молчал, глядя лишь на сцену. И сухо отчеканил:
- Пройди обследование. Я должен знать.
"Всенепременно, дядюшка".
TaonДата: Пятница, 24.02.2017, 13:15 | Сообщение # 8 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар
Центр. Офис пресс-службы Его Величества:
директорские комнаты отдыха

Вчера госпожа Меар беседовала с Фолькертом Крейцем, знакомилась с пространными приложениями к письму криминаль-директора, знакомилась с отмеченными цензорами пресс-службы как имеющие нежелательный подтекст книгами - разумеется, обыватели не прочитают их, ещё не вышедших, в изначальном виде никогда - и лакомилась привезёнными специально для неё умбарскими фруктами.
Сегодня она готовилась к праздничному вечеру во дворце префекта Гиндина.
Сиал знала, что префект покровительствовал автору. Настолько, что эта дама расположилась в покоях при нём. Тайная полиция уже воспользовалась бы правом ареста без бюрократических проволочек, если бы не одна тонкость. Судьбой женщины интересовался сам гросс-адмирал. Она была его незаконнорожденной дочерью.
Провокация ли её произведение, плод недалёкого в политическом отношении ума или нечто иное, аналитики затруднялись ответить. Необходим был кто-то способный проверить Талайт Натту быстро и незаметно. Найти, где она хранила конфиденциальные данные, скопировать и не оставить следов. Пройти по пути деликатности, а не жесткого воздействия, пока имелась возможность.
Кто-то из высшего света. Кто сможет контролировать ситуацию и впредь, либо проложить путь другим агентам.
Тейр Тэрр мог помочь, но некстати улетел на Роче.
Сложившееся положение позабавило Сиал. Криминаль-директор не знал, кому написал. Воспользоваться этим каналом связи возможно было только с помощью кода, регулярно менявшегося по неизвестным госпоже Меар и главе тайной полиции алгоритмам, а сигнал проходил так, что отследить, кому и как он был ретранслирован, смогла бы только Армада.
Глава разведки и контрразведки тоже мог пользоваться таким каналом при необходимости. Но оба поступали так лишь при большой нужде в дополнительном кадре. Леди Меар имела право отказаться, если возможное задание мешало текущей миссии.
Всё это льстило.
Сиал ответила согласием.
Из сейфа, скрытого за картиной и замаскированного, она уже извлекла ключ-карту ко второму, за небольшим книжным шкафом. Датапад с сюрпризом пока оставался в нём.
Госпожа директор восседала на банкетке в ногах кровати, полуприкрыв глаза. Служанки заканчивали макияж. Мягкие кисточки нежно, невесомо касались щек, рисуя прозрачный румянец, чертили серые стрелки по краю век и придавали губам более яркий, чем обычно, цвет.
Краска сглаживала различия, делая умбарку более человечной на вид. Но внутри она оставалась собой.
Ни одна служанка не смела коснуться её кожи руками. А та, кто расчесывала волосы, была внимательней всех. Только бы не дёрнуть ни одной пряди.
- Зеркало, - приказала Сиал на родном языке.
Придирчиво рассмотрев своё лицо, она благосклонно произнесла:
- Я довольна. Подайте платье.
Не ощутив ни одного прикосновения кроме как к складкам ткани, Рутэй пришла в превосходное расположение духа.
Похвалив прислугу, что вслух делала редко, она отослала девушек и сама надела перчатки. Набросила плащ.
Пряжка широкого пояса негромко щёлкнула, и он плотно стянул на талии затканное серебристыми узорами белое одеяние.
Капюшон, как всегда глубокий, закрыл верхнюю половину лица, защищая глаза от яркого света едва начавшего клониться к закату солнца.
Вечерние рауты на Гиндине в осеннюю пору могли начинаться много раньше обычного. Когда-то в эти месяцы начиналось огромное оживление после затишья летнего времени. Художники, певцы, актёры, писатели стремились заручиться поддержкой меценатов или напомнить о себе жадной до новизны привередливой публике. Развлечения следовали одно за другим и им не было конца. С тех пор традиции элиты мало изменились. Казалось, хатты никогда здесь не властвовали.
Казалось. Если не знать, что в последнее время почти всю обычную прислугу заменили домашние рабы, а контракты здесь следовало перечитывать много раз и с помощью специалиста.
"Да будет славна человеческая самодостаточность", - насмешливо думала Сиал, вынимая из сейфа заветный датапад.

--> Дворец префекта
TaonДата: Среда, 22.03.2017, 12:02 | Сообщение # 9 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар

--> Дворец префекта
Центр. Офис пресс-службы Его Величества:
кабинет директора

С быстрым, тревожным стуком тонких каблуков, с тихим шуршанием узких юбок и короткого шлейфа Сиал, даже не сняв плаща, подошла к терминалу.
Сразу написав половину отчета для тайной полиции с собственным анализом личности Талайт Натты, она остановилась. Взяла датапад и прочитала сообщение, которое могло стать концом её двойной работы, вместе со сделанным шпионской программой описанием.
Монотонная, тяжелая тревога улеглась. Леди Меар взяла пресс-папье со стопки флимсипластовых листов.
Тяжелый прозрачный куб со скруглёнными гранями быстро нагревался от тепла ладони. Заключенные внутри тёмные листочки и лепестки самого ядовитого из растений Умбары на свету отливали глубокой ночной синевой.
Их токсин входил в состав "лазоревого яда". От него нервная система стремительно и необратимо деградировала. И ни вкус, ни запах его не выдавали.
Прекрасная частичка родины и помощник в раздумьях.
"Кто же пишет женщине префекта приглашения в Арниссу? Кто пишет на самом деле? И знала ли она, что на её терминале, в её сокровенном беспорядке, можно найти такое сообщение?"
Приложив к отчету все обнаруженные файлы, Сиал несколько раз переложила куб из одной руки в другую.
"Кто и зачем хочет выявить агента тайной полиции? Убийство случайного исполнителя редко способно принести пользу: ему на смену просто придёт другой, неизвестный".
Замерев на миг, она понимающе улыбнулась.
"Перевербовка или канал дезинформации. Но почему на Гиндине и в декорациях дворца? Желаете очернить префекта или, по меньшей мере, заронить сомнение в нём? А вы, госпожа Алиура, причастны ли к заговору или не знали, как помечено письмо? Писали вы его или нет?"
Леди Меар нежно сжала пресс-папье ладонями. Вгляделась сквозь него в свечение терминала.
"И главное. Кому всё это нужно? Кто желает занять место префекта и снизить внимание тайной полиции к своей персоне и делам? Или я наблюдаю часть более сложной интриги?"
Властные игры были родной стихией Рутэй. В чьих-то надеждах сделаться представителем Императора она не видела ничего необычного. Если интриган преуспеет, но окажется плохим префектом, его можно заменить. Желание безопасности тем более естественно.
Если речь не о тайной полиции.
То, что к ней привыкли, не отменяло страха. Каждый знал прописную истину: будь верен Принципату и за тобой могут прийти только как за свидетелем. Знал и опасался.
Тайная полиция действовала тихо, быстро и беспощадно. Её агентов бесполезно умолять, бессмысленно от них прятаться. А тот факт, что редкие публично казнённые, пройдя через застенки и скоротечный суд, выглядели недурно, был всего лишь красивой тонкой занавесью перед комнатой с инструментами.
Те, кто смели играть с этой службой, сами ставили на себя штамп "виновен".
"Нет, неведомый господин. Нет. Тобой двигает не инстинкт самосохранения и не каприз в духе хаттов, заводящих себе гигантскую охрану из всевозможных специалистов и простого мяса, годного только на корм коликоидам".
Леди Меар расписала в отчете и свои соображения. В конце отметила, что требовалась проверка дворца, всей его прислуги и техники.
Тайная полиция не стала бы врываться туда с грохотом и не нуждалась в разрешениях. Сиал была уверена, что в течение суток техники и следователи ликвидируют возможные угрозы.
Она перечитала отчет и убедилась, что не оставила указаний на свою личность и методы. Немного посидела, думая, не остаться ли здесь, стоило ли играть в неведомое дальше. И вызвала слуг.
- Подготовьте дорожный костюм, принадлежности для шитья и немного еды, я желаю поехать на Телроссу, - приказала она опустившим головы девушкам. - Идите.
Бесшумно поставив пресс-папье на бумаги, Рутэй нежно провела пальцем по его граням.
"Кто вы, неизвестный? Лазоревый яд или медленнодействующий?"

--> Арнисса
TaonДата: Четверг, 23.03.2017, 19:58 | Сообщение # 10 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар

--> Арнисса
Центр. Офис пресс-службы Его Величества:
директорские комнаты отдыха

Спустя тысячи лет развития технологий человеческая фантазия не унималась. Когда-то разум и воображение устремлялись всего лишь за пределы Корусканта. Теперь вдохновение навевали неисследованные системы и Неизведанные регионы.
Плохо зная известных соседей по галактике, люди выдумывали новых. Словно имеющиеся их чем-то не устраивали. Если эта тема не привлекала, они пугали друг друга необъяснимым.
Забавные люди. Дети с бластерами, оружием массового уничтожения, настоящей боевой техникой вместо игрушек. Варвары, доноры разрушительных эмоций и обладатели огромного творческого потенциала.
Сиал с радостью заменила бы их - большинство их - генераторами эмоций, будь такое возможно. И дроидами. Но приходилось жить в несовершенном мире.
Леди Меар перевернула страницу, отправила в рот присыпанный специями и сушеной зеленью кусочек сыра и беззаботно прикрыла глаза.
Вторые сутки после операции во дворце и Арниссе проходили не в пример лучше первых.
Сиал спешила незаметно и как можно скорее добраться от реки к городу и убраться из него. Так, что не стала тратить время на грим.
Спешила снова поменяться местами с двойником. И составить уже два секретных отчета. Один для криминаль-директора, другой для гехайм-директора.
Стоило прибыть в столицу, как она узнала, что запланированный и отодвинутый визит на Трандошу отменён приказом Сезара. Это заставило глубоко задуматься. Могло ли некое дело, о котором Сиал ещё не знала, быть отменённым просто так?
Могло. Внутренняя обстановка в Гегемонии менялась незаметно для глаз извне. Или задание поручили другому агенту.
Рутэй не знала, что такое ревность профессиональная или личная. Она только принимала решения, на что переключиться или что предпринять. А если говорить о личном... на Умбаре была замечательная традиция. Того, кто осмеливался помешать особе наивысшей касты, через несколько десятков лет случайно находили в болоте. В виде молчаливом и безобидном.
Сиал сделала глоток кислого копи на лепестках и травах, изящным жестом придержала длинную юбку, вставая.
По стёклам катились редкие капли за полчаса закончившегося дождя, переливаясь в солнечных лучах словно осколки горного хрусталя. Огромный город, омытый умчавшимися облаками и рассеявшимся туманом, начинал день.
"Чудесное зрелище. Что же на ваш счет, Лорд-протектор Дефелас? Какая погода вам по нраву... возможно, о г н е н н ы й град?"
В официальных трудах наступило затишье. Но сомневаться не приходилось: вскоре пресс-службу ждала непростая работа по интеграции систем Акзилианского Пакта. Леди Меар знала, что вмешательство другого государства в дела Гиндина не останется безнаказанным и только приблизит завоевание.
"Признаюсь откровенно. Я бы этого хотела всем своим существом. Новые ресурсы должны попадать только в наши руки. Не республиканские и тем более не имперские. Мой не славный и не почтенный предок - почившее доказательство характера наклонностей представителей опредённой идеологии и культа".
Забыв, о чем только что прочитала, она вернулась на страницу раньше. Быстро пробежала её взглядом, усилием воли остановила себя и повторила вдумчиво.
Космический кошмар с привкусом мистики бодрил не хуже правильно заваренного копи.
TaonДата: Вторник, 25.04.2017, 14:27 | Сообщение # 11 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар
Центр. Офис пресс-службы Его Величества:
кабинет директора

Мысли её дорогого сына были спокойны и безмятежны как озеро в безветрие. Сиал бережно зачерпнула тёмную воду, вслушиваясь в звук капель, стекавших с пальцев. Обволакивая руку тончайшей перчаткой, странная вода срывалась вниз нехотя, словно превратившись в вязкое масло.
Не литься, а впитаться в кожу, проникнуть в кровь, добраться к мозгу.
- Добрый день, мама, - поклонившись, приветствовал её мальчик.
Милый мальчик в тёмной школьной форме, с нашивкой за отличную учебу. Живая гордость госпожи Меар.
Сиал нежно улыбнулась и поцеловала его.
- Мой Хакон. Здравствуй.
Он был хорош в искусстве притворства для ребёнка одиннадцати лет. Не обратил внимания на раскрытые чемоданы, лежавшие по обе стороны от входа. Точно, аккуратно подобранными словами выразил сожаление из-за отъезда матери и не опустился до упрёков или манипуляций, привычных человеческим детям.
Настоящий маленький Рутэй.
Скользя взглядом по тонким, благородным чертам, из которых по чуть-чуть стала уходить очаровательная детскость, а мужественность приходить ещё и не думала, Сиал легко находила фамильные приметы и Меаров, и Тэрров. Нос отца, несомненно. Подбородок, линия роста волос как у дядюшки Арека. Но над приобретением собственной манеры - того, что различало даже братьев-близнецов Тэрр, что силились передавать на портретах служившие аристократам художники - мальчику предстояло усердно трудиться.
- Мне нравится видеть твои чувства, - произнесла умбарка, когда беседа о погоде, Гиндине, учебе окончилась, продлившись около двадцати минут. - Нет, не тревожься. Не на лице. И нравится, что ты стараешься узнать мои мысли, но делай это осторожнее. Ты не поступаешь как никчемный варвар, это делает честь твоим умениям и доказывает одарённость в манипуляции. Однако будь ещё деликатнее.
Она плеснула на иллюзорную перчатку кипяток. Хакон дёрнулся, потянулся к виску. И успокоился, медленно опустив руку на подлокотник.
- Благодарю за урок, мама.
Леди Меар кивнула так неуловимо, что неясно было: вдруг просто взглянула на цветок в пресс-папье.
- Любишь ли ты меня?
- Да, я люблю.
- А любишь ли ты Императора?
Сын уловил не выраженную ни в словах, ни в движениях подсказку. Предостерегающее чувство: не торопись, будь честен.
Сумел и понять, что это не ловушка. И получил брызгами мысленного кипятка в лицо.
- Ещё осторожней, Хакон. Сейчас я была честна, но могла обмануть. Ты знаешь, мне удалось бы.
- Всё-таки вы не обманули, мама.
Сиал постаралась запомнить его чарующе наглую полуулыбку. Кто научил мальчика этой гримасе - Тейр, какой-то учитель, герой фильма?
"Результат здесь важнее процесса".
- Раз ты усвоил это, отвечай.
- Нет. Не люблю.
- Важна ли моя любовь к тебе и твоя ко мне?
- Да, - сказал сын с радостной искрой понимания в глазах.
- Важно ли, любит ли Императора подданный?
- Нет.
Пальцы правой руки госпожи Меар трепетно прошлись по раскрытому перед ней набору кистей. Левой - по набору игл и крючков.
- И ты полностью прав. Массы могут позволить себе слепое обожание, но не Рутэй. Мы те, кто направляет как Умбару, так и мысли. Кто рисует новый день и сшивает новую жизнь из разбросанных старой политикой лоскутов. Цена любви огромна в отношениях единиц, но массы её опошляют. Те, кто вчера кричали о любви, завтра потащат её объект к палачу. Что же тогда даёт нам и системе как силу, так и устойчивость?
- Страх?
Сиал склонила голову к плечу, скованно улыбаясь.
- Больше ты не прав. Так думают фанатики и террористы. Рутэй и Император знают настоящую формулу. Дай мне руку.
Мальчик сделал, как она сказала.
- Веришь мне? Веришь, что я знаю, что делаю?
Он кивнул.
- Да.
Леди вынула самую толстую, самую длинную иглу и занесла над ладонью. Хакон замер, напрягся, глядя на сверкающее острие. Решительно сжал губы.
Тихое тёмное озеро заволновалось под белёсым туманом. Плеск, гул, ненастоящий запах холодного пота.
"Мой милый сын. Нельзя так страшиться боли. Ты успеешь убедиться".
- Боишься. Страх нарушает всю твою защиту.
Кончик иглы замер, не проткнув кожу.
- Два слова, которые ты должен запомнить навсегда. Вера и страх.
Форум » Архив ФРПГ » Гиндин » Йрактос
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: