Лето - это маленькая жизнь... Мир! Труд! Спать! Гость, голову не припекает? МЧС России предупреждает: на Лиге ожидается шторм #лето #SwL2018
[ Новые сообщения · Форумчане · Правила форума ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Архив - только для чтения
Форум » Архив ФРПГ » Гиндин » Ригрис
Ригрис
TaonДата: Вторник, 19.08.2014, 11:07 | Сообщение # 1 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»

Источник изображения - DeviantArt, автор RQuack


Ригрис - полная противоположность Йрактосу, столице-мегаполису. Этот город идеально вписан в природный ландшафт, и ни одно здание не может быть построено без согласования с главным архитектором Ригриса.
Население города составляет десять с небольшим тысяч. Живут здесь в основном очень обеспеченные люди и только люди.
TaonДата: Пятница, 05.02.2016, 00:18 | Сообщение # 2 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар

"Туман покроет все грехи", - говорили на Умбаре.
На сумрачной, вероломной, грозной Умбаре.
Там даже распоследний бедняк, в должной мере одарённый змеиной хитростью, мог стать равным древним правителям. Префекту и Рутэй. Мог стать сенатором и однажды войти под своды Императорского дворца. Мог увидеть своими глазами, как блестит на плечах Его Величества символ высшей власти - тяжёлая цепь.
Встретить Канцлера. Говорить от лица народа, укрытого призрачной пеленой всеискупающего тумана.
Но одна ошибка, и смерть неминуема.
Чем выше положение и притязания, тем смерть тяжелее.
Леди Меар могла бы многое рассказать о том, как её клан жил со времён Дарта Руина. И до них. Как сотни лет карабкались они с самого дна, пока восемьсот лет назад не стали неприкосновенными.
Как после этого заключали союзы и для чего. Как сживали со света своих врагов, существовавших и возможных.
Могла бы. Если бы выжила из ума.
Под этими яркими лучами солнца Гиндина рассказы о непреложных истинах жизни Умбары казались бы жуткими небылицами, созданными, чтобы у умудрённых жизнью стыла в жилах кровь.
И не кутался город в чаше гор в туманные покровы.
Не под чем прятать деяния свои. Вот они, на виду лягут. И солнечные лучи озарят свежие кровавые пятна на руках. Неявленные. Яркие.
Много отваги нужно, чтобы жить на ярких мирах.
Так думала бы Сиал в иной жизни.
А в этой она прогуливалась по тонкому мосту над бушующей водой. По правую руку низвергались вниз ревущие потоки. По левую на берегу полыхал багрянцем плодоносящий кустарник.
Холёные руки в белых перчатках поправили капюшон плаща, надвигая ещё ниже. Даже вечером надо беречь глаза.
Жаль, очень жаль, что смотреть в небо можно лишь на закате. Зато каким буйством красок часто радовало оно.
Люди мало ценили своё небо. Люди обращали мало внимания на то, что вокруг них и под их ногами.
Странные, суетливые люди.
Закутанная в белые одеяния тонкая, - это особенно подчёркивал широкий серебристый пояс вокруг талии, поверх плаща, - фигура продолжала свой неторопливый променад.
Здесь, в этом маленьком сказочном городе, обер-регирунгсрат Тэрр мог бы увидеть, как его сын выходит на свой первый марш.
Мог бы. В другой жизни.
А в этой у Тэрра-младшего осталась лишь мать. Потому она здесь. Потому она ждала темноты и вечернего парада Фольктаг.
Руководитель движения, Лестару йюн Морвари, считала, что дети должны знать не только свою родину. Сын Сиал был Рутэй. Сын Сиал имел право воспользоваться даваемым Фольктаг шансом.
Ему было интересно. Как и его матери когда-то.
Когда-то... когда она была девочкой, ради выживания отправленной учиться у низкородного культиста тёмным тайнам.
В сравнении с чистокровными Рутэй низкородные - все.
Выше могут быть лишь те, перед которыми благородные преклонились добровольно.
"Вам понравилось бы видеть Гиндин, мой Император".
Леди Меар прибыла сюда не только ради своего единственного сына.
Леди Меар предписано повлиять на первое лицо верфей. Разумеется, Сезар мог просто настоятельно порекомендовать Тейру Тэрру озаботиться налаживанием деловых связей с верпинами. И наверняка намерен был в скором будущем так поступить. Но некоторые имеющиеся тонкости, известные и Его Величеству, и Сиал, требовали предварительного родственного визита. У которого... была, на самом деле, не одна цель.
Пресс-служба, вдобавок, нуждалась в информации о компаниях Гиндина, которую можно подать в одном наборе с культурно-просветительским материалом и пропагандистскими материалами.
Наконец, именно на Гиндине осел один из террористов, повинных в бедствиях Нунурры. Очень умный террорист-вирусолог.
И здесь же пролёг след последнего из культистов, некогда возглавляемых несостоявшимся первым мужем Сиал.
"Равновесие, если вам угодно. Это равновесие. Яркие миры исчерчены чёрными следами".
Благородной даме не положено вершить месть своими руками.
За благородную даму это должен сделать её муж. Или брат. Или сын.
У Сиал не было ни мужа, ни брата. А сын ещё мал. Ненависть же её к почти мёртвому культу, от которого в своё время бежала, уповая, что никто не вздумает навестить Учителя в роковой для него и спасительный для строптивой игрушки день, - остра и ядовита.
Леди Меар не преступит древний обычай. Белым перчаткам быть чистыми.
Незримая мощь, направляемая волей, всё сделает за неё.
Незримая мощь и лазоревый яд.
Но сначала Сиал должна увидеть сына.
TaonДата: Пятница, 05.02.2016, 16:00 | Сообщение # 3 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар

"Армию за слезу Рутэй", - говорили на Умбаре.
На жестокосердной, благословенной, в мрак укутанной Умбаре.
Когда армия Республики явилась на родину Сиал, пролилась не одна слеза.
Дерзкие, по-змеиному хитрые сыны своего сумрачного дома и тихие, покорные дочери по одному уничтожали друг друга в нескончаемых интригах, если никаких других вариантов, как продвинуться ещё на полшага вверх, не оставалось. Их жестокость была такой же последовательной и бесконечной, закованной в рамки древних законов и обычаев, как преклонение перед высшими существами. Высшей кастой.
До Коалиции Умбара не обладала армией в привычном смысле этого слова. Политические манипуляции Рутэй издавна оберегали их родину от чьих бы то ни было вторжений. Как правило, это помогало. Но если дело всё же доходило до столкновений...
Те, кого на Кали звали фрументариями, на Умбаре подготавливались в намного большем количестве. Именно за ними, а не за обыкновенными подразделениями, чаще всего было решающее слово.
За трусость, пораженчество, дезертирство - смерть такая же тяжёлая, как за непочтение к Рутэй.
Не такая страшная, как за предательство.
Неудивительно, что самая ужасная мясорубка завязалась у разбросанных родовых гнёзд благороднейших семейств.
Построены они были на совесть. На века.
Защитники продолжали сопротивляться даже после обстрелов. Даже когда обрушилась половина стен. И если бы кланы Меар и Тэрр не приказали под страхом смерти за предательство резервам не идти в бой, Умбару ждала бы ужасная катастрофа.
Сиал повезло. Она выжила тогда. Выжил и её маленький сын.
Прижимая ребёнка к груди, она стояла посреди разгромленного холла полуразрушенного родового дома. Так клан Тэрр встречал солдат клонов.
Подол белых одежд измазан гарью. Остальное присыпано пылью.
- Если вы ищете мужчин, способных ныне держать оружие, - сказала Сиал тогда, не пытаясь стереть слёзы с щёк. - Вы пришли не в тот дом.
Её муж успел уйти через подземные ходы. Успел, чтобы был найденным и казнённым два с половиной года спустя.
Последний обер-регирунгсрат Ликана. Он так и не увидел, как его сын сделал свой первый шаг.
Но Сиал...
Весь город был этим вечером в огнях. На ветру гордо реяли знамёна Принципата и Императора. Шестиугольник Конфедерации Независимых Систем и шестнадцатилепестковый цветок.
На площади, стиснутой с восточной и западной сторон прочными стенами здания администрации и особняков первых лиц, ритмично гремели шаги юных офицеров и рядовых Фольктаг.
На северной стороне некогда располагался храм. Величественное круглое строение под широким куполом, увенчанное небольшой башней, характерной для архитектуры Ригриса, стояло и пребывало в идеальном состоянии до сих пор. Теперь там вершилось правосудие, заседали мунусы трёх смежных муниципий, - город располагался почти на самой границе муниципии номер двадцать. И там же в каждое время года проходил традиционный бал, где могли познакомиться получше дети зажиточных семей. Бывали там и военные, и даже префект, и сенатор.
Там, на ступенях бывшего храма, стояли старшие офицеры отделения Фольктаг в префектуре Гиндин. И господа мунусы со свитой из восьми чиновников.
Обращённые на площадь балконы пестрели фигурами других зрителей. Важных лиц города и их гостей.
На балконе второго от бывшего храма особняка выделялась дама в белом. Она смотрела вниз, лишь слегка наклонив голову. Капюшон её плаща был сдвинут назад, открывая корни волос. Руки в белых перчатках лежали на широком каменном ограждении.
Раз-два, раз-два, раз-два - неумолимо, неутомимо гремели шаги под звуки марша. Многие десятки юношей шагали, как единое существо о сотнях конечностей. Девушки пройдут после, но они были госпоже Меар неинтересны.
Она искала взглядом своего сына. Знала, где он будет идти, и только потому увидела довольно скоро.
Её белокожий мальчик маршировал с людьми. Они были ему друзьями, он делил с мальчишками комнату. Болтал, наверное, о танках, кораблях.
Дочери Сиал бы такого не позволила.
Она помнила, как совсем ребёнком оказалась вне своей родины. Как ошарашена была тем, насколько обесценили люди прикосновения. В первый же день подручный Йета Нирра захотел потрепать новенькую по щеке.
Какой-то забрак. Захотел. Вот так просто, будто это приемлемо и всем дозволено. Коснуться Рутэй женского пола. Коснуться голой её кожи.
Девочки высшей касты знали основные правила с самого раннего детства.
В отношении мужчин действовали иные правила. Где-то - намного более мягкие и нестрогие. А где-то - суровые и жестокие.
Маленький Тэрр мог расти почти как человек. Платить за куда большую, чем у женщин, свободу, придётся позже.
Не мать будет учить его быть мужчиной. А брат отца. Тейр Тэрр.
Он стоял в метре правее. Ладони, не обтянутые тканью перчаток, касались ограждения. На указательном пальце правой руки - перстень. Элегантный костюм-тройка сидел на Тэрре как влитой. Так же идеально, как на его погибшем брате-близнеце - форма Ликана.
Белые волосы до плеч, чуть волнистые у лица. Жестокий взгляд глубоко посаженных светло-серых, бледных глаз, из-под широких белёсых бровей. Морщины на лбу, у переносицы, и от внешних уголков глаз. Длинный нос и подбородок, упрямо сжатые бледные губы. Многие описывали Тейра как мужчину... неказистого. Но харизматичного. А также опасного, непреклонного, себе на уме.
Однако верфями он руководил неподражаемо. На орбите Гиндина строилась большая часть гражданских кораблей, от грузовиков и до эксклюзивных яхт. А ещё Тейр Тэрр был криминаль-комиссаром первого ранга.
И у него, как у истинного мужчины высшей касты Умбары, имелись две слабости. Тщеславие и самомнение, неизвестным образом уживавшиеся с изумительной компетентностью. Она наверняка и сдерживала нрав.
Расчёт Императора прост. Стоит только Тейру понять: вдова его брата увидела перспективу, которой он, Тэрр, пренебрёг... которая принесёт пользу и верфям, и его ему самому, и даже государству, не говоря уже о Службе Императора. Стоит только ему это понять, как он сделает всё и гораздо больше этого. Ради дополнительной порции высочайшего внимания.
О нет, никогда благовоспитанная женщина не смеет манипулировать родственниками. Если только... этого не желает кто-то стоящий ещё выше.
Приглашение в свой дом, на балкон, значило мало. Более ценны невзначай, с ленцой брошенные слова:
- Сиал. Будете ли любезны разделить со мной время-для-тени?
Леди Меар не повернула головы. Не издала ни звука. Только плавным, грациозным, исполненным величия и достоинства движением протянула Тейру правую руку.
И тот, сжав кончики пальцев, медленно потянул перчатку.
TaonДата: Суббота, 06.02.2016, 23:18 | Сообщение # 4 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар

Особняк Тейра Тэрра


Обер-регирунгсрат Тэрр был жесток. Его восхождение по лестнице званий - стремительно, его первая жертва, какой-то жалкий шпион - задушена цепью. Второй он выдавил глаза.
Ещё он обращался с виброножом как никто. Сиал за свою жизнь видела много бойцов разных мастей, от наёмных головорезов до фрументариев калишских легионов. Но Тэрр...
Может быть, Сиал судила предвзято. Но женщине это простительно. Особенно женщине с Умбары.
С самого детства их учили покорности. Личное не играет значительной роли - благовоспитанная Рутэй должна быть способна стать идеальной женой кому угодно. На кого укажет клан.
Леди Меар помнила свои первые уроки. Они помогли ей выживать в обществе культиста Нирра годами.
До самой его смерти.
Леди Меар была искусна в психологических играх с собой. Но после встречи с тогда ещё криминаль-инспектором ей не приходилось играть, когда речь заходила об их отношениях.
Обер-регирунгсрат был жесток, но не снисходил до отъявленного садизма. В отличие от некоторых офицеров, способных растягивать сомнительное удовольствие надолго.
Тейр Тэрр ещё более брезглив. Но его Сиал опасалась.
Брезгливый Тейр мог чужими руками делать то, на что был неспособен лично. Теоретически. Но у него самого желания, как правило, не возникало. Не таковы его задачи. Не тем приказывал заниматься Император.
И всё же, глупо упускать из виду потенциальные опасности. Поиск верного пути наугад гибелен для ищущего, если у него только одна попытка.
"Сейчас хожу я, брат мужа моего. На мне, не на тебе, воля Сезара. И это, - как я смею? - немало греет... моё сердце".
В купальне царит полумрак. От горячей в меру воды, которой наполнена большая круглая ванна, поднимается пар. Полупрозрачный белый полог отделяет этот уголок особняка от всего остального мира.
Плечи Тейра Тэрра, сидящего в воде, обнаженного, прилежно разминает безмолвная служанка. Две другие раздевают Сиал.
Все эти девушки - люди. Потому им запрещено прикасаться к госпоже Меар, пока та сама не разрешит. Она грациозно, плавно разводит руки, молчаливо позволяя снять перчатку с левой руки, расстегнуть пояс.
Ловкие, деликатные, вышколенные девушки осторожно снимают капюшон, не касаясь волос. Затем - весь плащ.
Сиал шагает вперёд, оставляя за собой элегантные, - белые, разумеется, - туфли. И медленным, тягучим движением поднимает руки над головой, молчаливо позволяя снять с себя платье.
- Мой брат удачно женился.
- Вы заставляете моё бедное сердце трепетать, Тейр, - вкрадчиво, сладковато, почти воркующе. И покорно опустив взгляд в мозаичный пол.
Криминаль-комиссар опасен. Как и все, кто служит в тайной полиции. Но он не опорочит вдову своего брата. Даже если она, выполняя предписания родственного гостеприимства, - в одной с ним ванне.
Шикнув на служанок, Тэрр выгоняет их всех. Протягивает вперёд руку с перстнем. Сиал, войдя в воду, опускается на колени. И, склонив голову, целует сначала перстень, а потом - кончики пальцев мужчины.
- Честь быть под вашим кровом, брат-через-кровь, - на умбарском.
- Честь быть наставником сыну моего брата, сестра-через-кровь.
На этом они в прошлый раз и закончили. На договорённости, которую можно и не заключать, ведь другого дяди у мальчика не было. Но Умбара обязана своим существованием традициям. И никому не приходило в голову их нарушать. Но если вдруг случалась осечка... это легко исправить. Туман покроет все грехи. Туман скроет следы, оставленные смертью.
Мужчина у одного бортика, женщина - напротив. Не касаясь друг друга больше.
- Вы, верно, работаете не покладая рук, Тейр...
- Это окупается.
- О, несомненно. Не смею допустить иного.
Тэрр засмеялся.
- Нет, лукавая моя сестра. Смеете.
Сиал без труда изобразила покорное раскаяние.
- Я неловка... Все мои мысли о сыне.
- Разве есть основания?
- Иные обычаи и народы увлекают его немало.
- Это естественно, он ещё ребёнок и он любопытен.
Взгляд светлых глаз женщины забегал. Она неловко плеснула руками по воде.
- Но не только народы нашей общей широкой родины, Тейр. Не только!
- Довольно, Сиал. Твои женские страхи ему не помогут потому, что помогать нечему. Он должен знать галактику, если захочет пойти по стопам своего отца.
- И знать, вероятно... так хорошо, как положено Тэрру.
Тейр рванулся вперёд сквозь воду. Грубые пальцы обхватили тонкую шею вжавшейся в бортик Меар, но не сдавили. Испытующий взгляд встретился с испуганным.
- Зачем. Явилась?
- Предложить, только предложить!
- Да-а? - издевательски протянул криминаль-комиссар, казалось, едва сдерживаясь, чтобы не расхохотаться. - И что мне может предложить леди цензура?
- Ты прав... - виновато поникнув, признала Сиал своё поражение. - Имя Тэрров славно, что нового смогу я поведать народу? Ни твоему делу, ни состоянию я не могу помочь...
Несколько долгих мгновений буравил Тейр лицо женщины взглядом.
Медленно, очень медленно отпустил её. И ударил руками по воде, обрызгав.
- Говори!
"Я выиграла".
TaonДата: Среда, 09.03.2016, 16:05 | Сообщение # 5 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Сиал Меар

Особняк Тейра Тэрра


Истинная леди последовательна в делах.
Во имя соблюдения этого принципа Сиал задержалась в доме Тейра ещё на день. Её визит на Гиндин должен был смотреться обычно и невинно даже для тех, кто мог захотеть присмотреться к действиям главы пресс-службы Его Величества более пристально.
Что может быть невинней обеда в кругу семьи?
- Здравствуй, мой милый, - нежно проворковала госпожа Меар, легко коснувшись губами губ сына.
- Сколь радостно видеть тех, о ком мои мысли, - говорила она, подавая чаши для омовения рук.
Сладко, наигранно? Только не для Рутэй.
То нежный, то резкий, острый вкус блюд, к которым благовоспитанной женщине полагалось только слегка притронуться. Замысловатая игра словами, паутинка намёков.
И гордость. За сына. Юный Тэрр легко обошел несколько ловушек, забавы ради расставленных дядей. Мальчик смог правильно выразить и уважение ко всем народам Принципата, а особенно к калишцам двух рас, и дать понять, что чтит заветы предков, свою чистую умбарскую кровь.
- Видишь? - жуя булочку, спросил Тейр, когда мальчик, получив разрешение, попрощался и удалился к товарищам. - Вы, женщины, любой пустяк превращаете в трагедию.
И Сиал покорно опустила голову.
- Я счастлива ошибиться, брат мой.
Но теперь, когда она осталась наедине с собой...
Леди Меар чувствовала: рядом никого нет. Следящих устройств тоже не было, но это гарантировал опыт, а не ощущения, даваемые Силой.
Жёсткий, прямой взгляд светлых глаз устремлён в экран датапада. Осанка, разворот плеч - царственны, словно женщина сидела не на широкой треугольной банкетке - одной из четырёх, по углам квадратного столика в центре комнаты, чьи стены закрыты были богатыми драпировками, - а на троне.
Одинокие колонны на северной и южной сторонах увиты мясистыми стеблями с узорчатыми иссиня-зелёными листьями. Пол выложен жемчужно-серыми плитками, а всё остальное бело как снег. Лишь на столике выделялись тонкие мотки разноцветных ниток и блестели странные приспособления для рукоделия. Послеобеденное время лучше всего подходило для такого рода женских занятий. Но традиционной вышивке, создававшейся не запутанными путешествиями иглы с ниткой по ткани, а ловкими, аккуратнейшими движениями рук, сплетавшими паутинку, однажды превращавшуюся в изысканную картину, Сиал посвятила не больше четверти часа.
У неё были и более важные дела.
На то, чтобы уничтожить последователя Йета Нирра и в точности выполнить все пункты инструкции Сезара по делу террориста, в личном расписании - сорок часов. Достаточно.
Всё, что нужно для тщательной маскировки, подготовлено заранее. Тайный схрон ещё обер-регирунгсрата Тэрра исправно выручал его вдову.
И лучше не думать заранее, сколько времени придётся смывать с себя грязь, когда это задание окончится и настанет время вернуться к стандартным функциям директора пресс-службы.
Неразрешенные прикосновения проще терпеть, веря, что стала кем-то другим. Всего лишь человеком.
Веря, что Рутэй не была никогда.
Что никогда не жила под покровом туманов, в сумраке и тени, видя лишь свет своих волос, кожи, одежд и внутреннего убранства домов.
И что кто-то другой, не выдавая истинной силы своего влияния, подарил гордую, коварную Умбару... человеку.
И что тёмная Сила бурлила у кого-то другого внутри.
Всё это было с другой женщиной. С той, кого не-Сиал не знала. Не видела в зеркалах каждый день.
"О, не сейчас", - лениво проведя кончиками пальцев по нежной коже тонкой шеи, задев серёжку с рунийским самоцветом, полушутя одёрнула себя госпожа Меар.
Рано было начинать думать иначе. Пока она в стенах этого дома, пока личный водитель Тейра не отвезёт её к реке Телроссе в поэтическом уединении заниматься живописью, есть смысл насладиться каждым мгновением.
Людям так нравилось притворяться. Страстно влюблёнными, заботливыми, чуткими, бесчувственными. Карьеристами, домоседами, независимыми и нуждающимися. Деловитыми и грубоватыми или весёлыми и беззаботными. Они так торопились жить, так хотели для кого-то казаться не теми, кем были.
Для тех, кого считали друзьями. Для близких. Для тех, кто плевать хотел на них. И даже для себя.
Глупые, глупые люди.
Они понимали: что-то в жизни не так. Надоедает притворяться, даже если это происходит неосознанно. Но всё равно вновь и вновь бросались в омут иллюзий, а когда прозревали - впадали в уныние.
Несчастные люди. Они никак не могли осознать всю ценность истины. Понять, что важна каждая секунда пребывания в настоящем облике, внешнем и внутреннем.
Сиал же ненавидела перевоплощения.
Они лишали её защитной оболочки - величия касты, сразу устанавливавшего дистанцию между Леди Меар и каждым встречным.
Каждой Рутэй известно: дистанция - крепость. Иерархичность - крепость.
Не будь в обществе Умбары кастовой иерархии и строжайших правил, их всех ждала бы участь людей с их вечным хаосом повсюду.
Возможность для кого угодно стать кем угодно, не преодолевая с помощью ума изощрённые барьеры - хаос.
Потому белокожие дети тёмного мира уважали Кали. Калишцы тоже знали, что такое порядок. Как и эти разрисованные варвары со Сципио.
"Удивительно, как гигантский народ-родитель порой отстаёт от своего маленького дитя".
Что предками народа Умбары были самые обычные люди, не ставилось под сомнение. И не мешало оценивать развитие.
Тонкие пальцы женщины быстро набивали что-то на экране датапада. Светлые брови порой чуть сдвигались к переносице, и тогда там проступала тончайшая морщинка. А слегка тронутые розоватой помадой губы трижды едва не сложились в улыбку.
Всего полчаса Сиал потратила на составление окончательной версии своего сегодняшнего и завтрашнего маршрута. Затем заблокировала датапад, отложила его в сторону и потянулась за начатым рукоделием.
Молоденькая служанка Тейра, светловолосая и худенькая, с опущенным в пол взглядом сорок минут спустя так и нашла госпожу. Синие и белые нитки, тянувшиеся от столика к изнанке натянутого на небольшую рамку рыхлого полотна проворно укорачивались, переплетаемые пальцами. Загнутые на концах напёрстки-когти, надетые на безымянные пальцы и мизинцы, помогали продеть нитки в тесные промежутки и, если так уж получалось, - распутать узелки.
- Леди, хозяин желает вам отрадно провести время и ожидает новой с вами встречи.
Сиал величаво подняла голову. Осторожно уложила своё полотно на столик и плавным движением протянула вперёд руки, молчаливо приказывая девушке подойти поближе и снять напёрстки.
- Гостеприимство моего брата будет греть моё бедное сердце в каждый час разлуки.
Вышколенная девица, не коснувшись кожи, сняла коготки. Тут же появилась вторая, с плащом госпожи в руках, и третья, с поясом и перчатками.
- Можете проводить, - властно сообщила Сиал, набросив на голову капюшон.

--> Йрактос
Форум » Архив ФРПГ » Гиндин » Ригрис
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: