Лето - это маленькая жизнь... Мир! Труд! Спать! Гость, голову не припекает? МЧС России предупреждает: на Лиге ожидается шторм #лето #SwL2018
[ Новые сообщения · Форумчане · Правила форума ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Архив - только для чтения
Форум » Архив ФРПГ » Прочие места Принципата » Оброа-Скай
Оброа-Скай
TaonДата: Воскресенье, 28.12.2014, 15:43 | Сообщение # 1 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»


Оброа-Скай - холодный мир и культурно-образовательный центр Калишского Принципата.
Тундры и ледяные пустыни, горы и зеленеющие луга, ледяные моря и океаны. И целая плеяда отличных учебных заведений Принципата. Не уступают и музеи. Одну из главных статей доходов Оброа-Скай составляет культурный туризм, ведь именно здесь можно познакомиться с разнообразными культурами разных народов, вместе создавших свой новый мир.

Кроме того, именно здесь находится резиденция Патрона сектора образования, воспитания и культуры - леди Магды Эриксен.

Оброа-Скай, как и большинство миров Принципата, находится под управлением консула, всей системой в целом управляет префект, а административно-территориальным единицами на планете - мунусы.
TaonДата: Пятница, 20.03.2015, 00:14 | Сообщение # 2 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Резиденция леди Эриксен


"Тема: культурный анализ и радикальные настроения.

Ваше Императорское Величество. Моя Сезария. Представляю вам полный анализ процесса перехода Принципата к калишской культуре.
В случае плавного и ненасильственного перехода риск роста напряжённости в обществе значительно уступает аналогичным показателям при других сценариях и варьируется от восьми до шестидесяти четырёх процентов.
Наибольший фактор риска: Сципио, Умбара, Трандоша, Бараб I, Колла IV.
Наиболее благоприятный прогноз: Денон, Гиндин, Бендомир.
Рекомендуется дарование отличным от калишской культурам и религиям статуса признанных.
Рекомендуемый комплекс мер по культурно-идеологическому объединению:
- сохранение в неприкосновенности религиозных культов и традиционных общественных структур (как то: культ Единого и тигххеарни у круитхни, клановая система Умбары, общественный уклад Тогории и Трандоши);
- неявная пропаганда с привлечением образовательных учреждений;
- представить как обязательный элемент только принятие калишских законов (учитывая, что их дух соответствует духу большинства имеющихся обществ, в этой части прогноз является благоприятным);
- рекомендуется повсеместное распространение традиционных для Кали социальных мер и поощрений.
Религиозная система Кали может быть принята исключительно на тех мирах, где нет собственной.
Рекомендуется мягкое поощрение укоренившихся отличных от калишской культур.

К другим вопросам.
1) приняты обговоренные меры по стимуляции развития и деятельности благонадёжных общественных объединений и, в особенности, молодёжных организаций;
2) проведён анализ умонастроений в связи с последними изменениями в составе аппарата префектов и раскрытием заговора. Тайная полиция уведомлена о готовящихся демонстрациях на Кали, Роммамул и Тархассан. Подробности в приложении №3".


Дописав послание к Императрице и прикрепив к нему приложения со статистическими данными и подробным разбором более узких моментов, госпожа Патрон сектора образования, воспитания и культуры зашифровала его кодом своего уровня и отправила по специальному каналу.
Грациозно потянувшись и бросив из-под длинных ресниц взгляд на хронометр, она прицокнула языком и неспешно поднялась. Руками женщина разгладила заморщинившееся на бёдрах от долгого сидения на рабочем месте платье-футляр.
Тонкое, но тёплое тёмно-серое платье, нитка жемчуга на шее. Собранные в элегантный пучок с выпущенными из него и накрученными локонами благородного и глубокого тёмно-рыжего цвета, близкого даже к винному. Вокруг глаз - зелёная радужка со светло-карими крапинками у зрачка, - залегли синеватые тени.
На постоянно пребывающем в идеальном порядке столе - несколько голографий. Двое мальчишек лет десяти-двенадцати - братья-близнецы. Правее - русоволосый и голубоглазый мужчина в форме полковника. В углу голографию перечёркивала чёрная лента. На форме его осела пыль, лицо не помешало бы умыть, а короткие волосы пребывали в беспорядке. Один из кадров после боя.
Сколько их было в истории Восьмого легиона...
Ещё правее - голография легата Восьмого легиона с той же наложенной на неё траурной лентой.
Когда Набу попала под власть Легиона, семейство госпожи Патрона в полном составе гостило у набуанской родни её матери. По отцу же леди Магда Айно-Эриксен принадлежала к аристократическим кругам Умгула. Кругам, решившим, что ни с кем, кроме стремительно расширявшегося Легиона, им не по пути, месяца через три после падения Набу.
Этот мир семейство так и не покинуло. Все трое братьев записались добровольцами, а Магда - в год завоевания Набу, буквально за неделю до атаки, ей исполнилось девятнадцать, - пошла в медсёстры.
Новобранцы для захватчиков, не для сопротивления.
После возвращения планеты покинула её одна только Магда. Когда-то Айно, теперь же - Айно-Эриксен. С двухлетними детьми на руках. Надеясь, что им хотя бы чуть-чуть, хоть как-то навсегда запал в память их отец, полковник Йохан Эриксен.
Магда с детьми жила в Тиде. И жизнью - своей и сыновей, - обязана была фельдмаршалу, с его приказом об эвакуации, отданным в то время, когда республиканцы решили вернуться.
Бои гремели уже на Кали, и она... побоялась. В конце концов, занесло её на Оброа-Скай.
Как выяснилось, не прогадала. Из клана Эриксен в итоге осталось в живых всего несколько стариков, неспособных уже дать клану новую жизнь.
Прошли годы, ситуация стабилизировалась, появилась новая государственная структура. Сначала Магда стала мунусом пятой муниципии Оброа-Скай. То, как активно в пределах своей компетенции она занималась вопросами системы образования, какие предложения вносила, было замечено высокопоставленными лицами и дошло до правящей четы.
Головокружительный взлёт: стать Патроном только что образованного Сектора образования, воспитания и культуры, едва окончился срок службы мунусом.
В голографии слева Магда вгляделась с любовью, в самую же правую - с благодарностью и грустью. Она ни разу не видела фельдмаршала Унца совсем вблизи, ни разу не говорила с ним, не была его поклонницей в романтическом смысле. Нет, было тут замешано иное.
Леди Эриксен была уверена: в этом году она приведёт своих сыновей, которые, как и полагалось, учились и жили на Кали, на берег моря Дженуваа к его мемориалу. Вспомнить командира погибшего у окопов под Тидом мужа.
И, пожалуй, примет приглашение родственников более дальних, чем потерянная на Набу семья, посетить Умгул, а значит - броситься в круговерть великосветских приёмов. Поддержать прежние знакомства и приобрести новые никогда не лишнее.
А недавно присланный ей новый проект археологических исследований, как бы ни было интересно, Магда изучит чуть позже. Может, через час. Пусть она сама по образованию была археологом и, несмотря на все жизненные перипетии и свою загруженность, всё ещё горела энтузиазмом и даже могла сказать и говорила в науке новое слово, иногда стоило повременить. Совсем немножко.
Да, повременить. Равно как и с изучением какого-нибудь нового языка - это было вторым излюбленным хобби леди Эриксен. Калишский, тви'лекский, дуросский, круитхни-гаигххллик, умбаранский - их, помимо основного, она знала превосходно, стараясь держать марку. Разбираться в особенностях мировоззрения и психологии народа сквозь призму его языка - увлекательнейшее занятие. И донельзя полезное. И позволяет экономить на услугах консультантов.
Магда взяла с левого края стола чёрный клатч и, открыв, выудила из него помаду. Не глядя подкрасив губы любимым коралловым оттенком, она закрыла помаду колпачком и убрала обратно, подошла к шкафу и достала из него своё пальто.
Оброа-Скай окутывала ночь, и до рассвета было далеко. И резиденция, и столица префектуры, бывшая одновременно научным центром и студенческим городком для лучших, пребывали в объятиях тишины.
Тёмное небо с холодными, колкими искрами звёзд. И ослепительно белый снег на улицах и крышах, и на перилах балкона, куда вышла Магда, накинув пальто, но не застегнув, чтобы с наслаждением вдохнуть пронизанный эфемерными иголками изморози воздух.
На улице стоял трескучий мороз, а в ночном небе колыхался лазурный стяг северного сияния.
TaonДата: Пятница, 24.07.2015, 17:29 | Сообщение # 3 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Университет им. Клеменса Ирнерио.
Атриум


С перехода второго этажа, соединявшего два административных крыла, открывался прекрасный вид на первый этаж.
Им и наслаждалась сидевшая на скамейке женщина.
Тёмно-зелёное узкое платье до середины колена, с длинными рукавами, идеально облегало фигуру, а на лицо падала тень от низко надвинутой шляпки.
Из атриума вело несколько переходов. Четыре - в соседние корпуса, где и шли занятия.
Женщина взглянула на дорогой и изящный запястный хронометр. Ровно в половину четвёртого послышались голоса. Они сливались в гул, к нему присоединялся шум шагов.
Скоро показались и студенты. Маленькие группы и одиночки, щебетавшие друг с другом девушки и подтрунивающие друг над другом парни: большинство спешило в жилые корпуса по соседству, но сначала им надо было выстоять очередь в раздевалки. Другие же оставались на дополнительные занятия. Кому-то надо было подтянуть свои знания, кому-то - подготовиться к скорой конференции или закончить подготовку годовых проектов.
Первый этаж кипел жизнью. Второй был погружен в тишину.
Леди Магда, - а женщиной в шляпке была она, - сосредоточенно теребила подвеску-кисточку на сумке, вглядываясь в студентов.
Смена политического курса не могла не сказаться на сфере деятельности госпожи Эриксен.
Сектором образования, воспитания и культуры сильно заинтересовалась Её Величество. И это было вовсе не сюрпризом.
"Вы - наше будущее, - любовно думала Магда, наблюдая за молодёжью. - От Принципата ничего не останется, если мы не будем обращать на вас внимания".
Приказ, который она получила от Императрицы, был прост и ясен: привести систему образования в полное соответствие с калишским образцом.
"Предположим, их дисциплина вам пригодится. И калишская форма смотрится весьма... привлекательно. Их система профориентации тоже немало мне импонирует. Ключевые молодёжные организации основаны уроженцами Кали.
Итак, что у нас имеется.
Во-первых, Союз Фольктаг. Ради единства во всём стоит дополнительно его поддержать. Взамен он станет содействовать преобразованиям образовательной системы. Те, кто помогли самим Сезару и Сезарии, легко помогут и мне, со своим опытом решения крупнейших задач".

Очередь в раздевалку быстро уменьшалась. Зато у зеркал, уже вне поля зрения леди Эриксен, дела наверняка обстояли не так.
"Возможно, стоит привлечь и опыт профориентационной деятельности круитхни, с их сакральным значением определения места в обществе. Если привлечь к делу их жрецов, мы сможем выявлять потенциальных адептов ещё в детстве. А дальше пусть разбирается тайная полиция".
От простого словосочетания - мороз по коже.
От тайной полиции не могли защитить никакие заслуги, звания, должности. Прийти могли за кем угодно. И есть только один способ уберечься: быть благонадёжной личностью. И, как поговаривали иногда, очень тихо: не быть адептом.
Скорее всего, дело просто в нелюбви калишцев и людей Кали к личностям с такими способностями. И Фамилиарес командует как раз дочь Кали.
К счастью, Магду это не касалось. Однажды она намеренно спросила жреца-круитхни, нет ли в ней... этого. Он заверил, что нет. Как и в её сыновьях.
Большего не нужно.
"На волне гордости и радости от свободы всё новое воспримут с благоговением, если верно это преподнести".
В распоряжении правителей имелись мощные средства воздействия на общественное мнение. Не попытаться этим воспользоваться нельзя.
Но сначала нужно составить сразу несколько проектов преобразований и сопутствующей работы.
Первый - для Сезара и Сезарии.
Второй - для Лестару йюн Морвари.
Третий - для Сената и Патрона сектора экономики и финансов, господина Лойи. Потому, что изменения без финансирования невозможны.
Когда в атриуме не осталось ни одного студента, Магда Эриксен покинула свой наблюдательный пост.
TaonДата: Понедельник, 10.08.2015, 12:58 | Сообщение # 4 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Космопорт


Загар, хоть и лёгкий, на ледяной Оброа-Скай смотрелся неестественно. А холод сразу забирался в объёмный капюшон шубки из искусственного светлого меха, колол лицо, проникал сквозь кожаные перчатки.
Наскоро убрав в капюшон выпавшие чёрные локоны, женщина нетерпеливо постучала каблуком сапога по утоптанному снегу.
В доках и на площадках под раскрывавшимися куполами снежных наносов не было. Но здесь, на выходе, уже за зоной контроля...
К счастью, заранее вызванный флаер появился очень скоро. Сказав водителю, чтобы обращался с двумя сумками осторожно, брюнетка уселась на заднее сиденье.

Официально, Каэтана Орес подчинялась Сектору образования, воспитания и культуры, работая в прессе и занимаясь просвещением населения относительно культурных, исторических и других особенностей различных миров и рас Принципата.
Огромное поле деятельности. Долгоиграющее прикрытие.
В критической ситуации она могла сослаться на службу в тайной полиции. Но этого следовало максимально избегать.
Иногда не получалось.

... Серые глаза фрументария при ярком утреннем свете кажутся совсем светлыми.
Солнечные лучи бликуют на дорогих запонках.
Аккуратно, по-военному подстриженные светло-русые волосы ещё не скрылись под фуражкой.
Рубашка бела, как снега Грендаджу.
Подчёркнутая аккуратность как компенсация за неудобства и, порой, не одни сутки в грязи.
Служба элитного диверсанта никогда не бывала лёгкой.
Это знала Каэтана. И тем более знал Вильмут Гельтер.
Он аккуратно ставит на низкий столик пустую чашку, в которой совсем недавно был его утренний каф с коньяком.
Пристально вглядывается в нахальные голубые глаза случайной любовницы на четыре ночи.
Случайной ли?..
Фрументарий Гельтер был ярко отмечен Силой, но, стоя на коленях в храме Шрупак, ещё будучи подростком, порядка двадцати лет назад, отказался от этого дара.
Он выбрал Кали. Но иррациональное, острое, звериное чутьё лишь усилилось со временем.
И он явственно ощущал, что встреча не была случайной.
А Каэтана чувствовала, что её подозревают. Но не рисковала лезть в голову, чтобы узнать наверняка.
Она как ни в чём не бывало расправила свою чёрную юбку в складку.
- Скажи, милая, ты собиралась мне признаться? - спокойно спросил Вильмут.
- В чём?
Он терпеливо вздохнул.
- Ты изучала мои материалы. Зачем тебе кашиикские старые кости?


Исполнители теракта в Штауфгарде были уничтожены. Причастные на территории Принципата - тоже.
Неразгаданным оставалось одно. Откуда взялась та вещь, выполненная с намёком на световой меч?
Её не покупали. Её не продавали.
Она словно появилась из ниоткуда.
За это решила взяться Каэтана.
Она предположила, что это более, чем просто указка на Республику.
И, не раз сбившись со следа, поначалу не зная, что именно и где искать, в конце концов оказалась права.
Во время войны для джедаев был лишь один приговор: смерть.
Кому-то везло встретить лёгкую.
Другим - нет.
Самая горькая участь была у тех, кто очень долго не открывал тайной полиции сведений, которые та хотела получить.
В процессе изысканий, занявших не один месяц, женщина отыскала скрывшегося от республиканцев помощника следователя Ликана.
Его жизнь на Нар-Шаддаа была жалкой. Он следил за небольшим, но мерзким частным зверинцем одного хатта.
Если бы только Каэтана знала, что сам Император вышел из Ликана, это послужило бы хорошим поводом для философского размышления о превратностях человеческой судьбы и исключительном влиянии на неё воли.
Бывший полицейский по голографиям предмета с разных ракурсов опознал прототип. Им, как и думала агент, оказалось оружие пойманного на Кашиике джедая.
Оставалось отследить путешествие светового меча.
Тайной полиции эти предметы были неинтересны. Надо было искать среди мародёров.
Возможный владелец, отошедший от дел перекупщик с чёрного рынка, во время гражданской войны бежал на Кали. Но на месте оказалось, что он уже мёртв. Попав в число лишённых Императрицей гражданского иммунитета, он, каким-то образом столкнулся с фрументарием Гельтером и был им расстрелян.
Говорили, что бунтовщик пытался пробраться на какой-то секретный объект.
Говорили, что просто у кого-то слишком длинный язык.
Не было двух похожих версий.
Какое-то время пришлось потратить на то, чтобы подобраться к калишскому диверсанту.
Как же ученица Примарии была поражена, увидев в материалах фрументария, что он отчасти занимался тем же, что и она, но по другим каналам и с большим удобством.
Он копал иначе и более быстро.
И о произошедшем на Кашиике знал больше.

Дальнейший след меча вёл на Роммамул. Но, уже получив одобрение Мистрис и приготовившись лететь, Каэтана узнала, что объект направился на Оброа-Скай. Вероятно, навестить племянника, будущего археолога.
Студенческий городок номер шесть, "Кельнот". Он был теперь целью женщины.
Флаер уже на полпути.
Предвкушение возможной развязки разливается по телу горячей волной.
Сила пульсирует внутри, тихо молит: "Выпусти".
Так её видит Каэтана.
TaonДата: Среда, 12.08.2015, 18:56 | Сообщение # 5 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Резиденция леди Эриксен


Два часа назад в кабинете кипела работа. Магда заканчивала работу над тремя проектами преобразований в своём секторе ответственности. В каждом из трёх свои акценты.
Проверив их в последний раз, она разослала документы адресатам.
Но теперь ночь почти вступила в свои права.
Свет в кабинете погашен. Тихо, еле слышно наигрывает мягкая, переливчатая мелодия в духе калишского человеческого юга.
Леди Эриксен стоит у окна. В руках у неё датапад.
На площади в пяти минутах ходьбы отсюда студенты из Союза Фольктаг проводили генеральную репетицию парада в честь кронпринца.
Верили, надеялись, что на этот раз Императрица осчастливит Императора и Принципат рождением сына.
Ждали.
Ждать, скорее всего, оставалось недолго.
К счастливому для народа дню всё должно быть готово.
Потому студенты маршировали до самой ночи.
А Магда смотрела на них, подключившись к камере.
На эти гордые, упрямые лица. На чёткие, выверенные, заученные, слаженные движения рук, ног.
И сама гордилась.
Была и её заслуга в том, каким смогло стать это поколение.
Как объяснить им, совсем юным, значимость Идеи? Как помочь им поверить? Как воспитать отвращение к дефектному, деградирующему?
И как направлять самых одарённых, воплощающих в себе надежду, вперёд, к достойнейшей жизни, не позволяя скатиться в пропасть?
Магда знала.
Смогла узнать, когда почувствовала Кали.

... Страницы толстой книги, собрания сказаний и легенд Кали, переворачивались, неся всё больше знаний.
Голоса из прошлого проникали в самое сердце, в самую душу.
Удивительные истории не менее удивительного мира. Поражающего, пленяющего.
Будущий муж подарил ей эту книгу на восьмом свидании.
"Мы не сможем быть вместе, если ты не поймёшь, кто я", - сказал он так серьёзно.
Чтобы начать понимать, понадобилось добраться до пророчества о конце времён.
После гибели этого мира наступит рассвет нового. И править в нём будут боги, чьи имена переводятся с калишского как Сила и Смелость.


Магда смотрела на молодых парней и девушек на замёрзшей площади, а видела цветущий мир и шагающих по его просторам усталых солдат.
До поражения ещё далеко. Далеко до позора.
Перед глазами - туман.
Он готов пролиться на щёки слезами.
Не вспоминать своего полковника леди Эриксен не могла.
И время не лечило.
Положив датапад на подоконник, она плотнее укуталась в наброшенный на плечи, поверх светлого домашнего платья, серый палантин.
TaonДата: Пятница, 21.08.2015, 20:53 | Сообщение # 6 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Кельнот


У объекта было достаточно денег, чтобы снять небольшой гостевой домик на краю городка. Славно. Этим мужчина хорошо облегчил задачу Каэтане.
Только ей пришлось выбирать, как именно подобраться. Вломиться в дом - метод слишком далёкий от изящества. Да и быть замеченной за подобными телодвижениями агенту не хотелось.
Ей больше приходилось по душе обольщение.
Уроки Мистрис не пропали зря.
Особенно этот.
"У тебя может быть хоть тысяча мужчин, - вспоминались её слова. - Но поверь, лучше быть милой девочкой и не иметь нескольких связей одновременно. Знаешь, с этой точки зрения я намного более хорошая девочка, чем эти невинные создания, которые сначала безмерно любят одного, а затем... запутываются в нескольких партнёрах и томно заламывают руки, вымаливая прощение, и какие-то идиоты им ещё и верят".
Сильный довод, учитывая, что внешне на приличную даму Примария не походила, даже когда не показывала глубокое декольте.
Шуточка, которую следовало понимать как настойчивое пожелание.
У всех бывают пунктики. Как минимум, Мистрис редко покушалась на собственные заскоки Каэтаны.
Большего желать - эгоизм.
Её собственная родня не могла сделать и того.
Отец, вечно пропадавший на работе. Как же, консул Туле.
Мать, такая холодная и чопорная со всеми, особенно - детьми. Неудивительно, что братья Каэтаны поспешили отделаться от родительницы и с флотской службы, так пришедшейся по нраву, домой не отлучались даже когда могли бы.
Да, мать... она не была такой жеманной светской дамой, когда господин Мёрри имел её в зимнем саду.
Эту сторону дружбы семьями девочка увидела в одиннадцать.
И вторая мать, такая вызывающая и безжалостная, но не лицемерно холодная, нравилась ей намного больше.

***

У объекта был замечательный племянник. Будущий археолог с умными зелёно-карими глазами, светловолосый и высокий, но черты лица простоваты. Он не смог бы сравниться с мужчинами из знатных родов соседнего с его родным Роммамулом Осариана, или с северянами Кали, но... что-то в нём было.
Благословенная наивность и бушующие гормоны. Это они помогли Каэтане очень быстро очаровать парня, совсем недавно вернувшегося из армии.
Милый первокурсник на своей первой конференции. Первая более ли менее научная работа, первое выступление перед большой аудиторией, первый успех, яркий и ошеломляющий. Парень не страдал от завышенной самооценки и не был уверен в победе.
И тут - она. Со своим устремлённым на него нечаянно пленительным взглядом, со значком журналистки на натянувшейся на груди блузке, застёгнутой под горло.
И со своей Силой.
Играть с разумом Каэтана умела превосходно. Приманить, очаровать не успевшего вдоволь позадирать юбки сокурсницам потенциального мужчину - простейшая задача.
Спустя три дня после своего приезда на Оброа-Скай агент тайной полиции уже сидела в мини-библиотеке дядюшкиного дома. Она как раз вписалась в сроки: объекта, прилетевшего сюда, чтобы поддержать племянника и проверить, не пытаются ли в университете вытрясти денег из небогатого мальчика, послезавтра здесь уже не будет.
Студент на занятиях, в другом полушарии планеты. Объект должен вернуться примерно через десять минут.
Охранные системы дома не потревожены, но внутри ждёт незваная гостья. За её надетым под платье корсажем - копия ключ-карты студента, полученная вместе с заочным приглашением для подруги племянника.
Воспользоваться им она должна была завтра. Но Каэтана обожала ломать чужие планы.
Открытое, короткое белое платье скорее подчёркивает все преимущества фигуры, особенно грудь, чем что-то скрывает. Никакого оружия.
Обувь, пальто, перчатки, кокетливая шляпка: всё аккуратно сложено в кресло у двери.
Женщина сидит в другом, у стеллажей слева.
Книги, книги, снова книги, и она. Босоногая, с распущенными, слегка растрёпанными локонами. Голые руки любовно оглаживают прохладные твёрдые подлокотники.
Сила успевает предупредить об опасности раньше, чем вдруг отъезжает в сторону дверь.
Бластерный луч встречается с мгновенно выставленной вперёд ладонью и отражается вверх, оставляя уродливую чёрную отметину на лепном карнизе.
TaonДата: Вторник, 17.11.2015, 15:44 | Сообщение # 7 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
ГМ

Кельнот


Параноик.
Жалкий, совершенно чокнутый параноик.
Бесполезное существо, которое даже убивать нет смысла. Потому, что почти не за что.
Если только... за идиотизм.
Подпустить к себе неизвестно, кого, и в итоге потерять память о целых неделях.

... Каэтана сидит на нём верхом. Острые колени болят от давления на пол. Женские бёдра вжимаются в мужские, но ответной реакции нет.
Тем лучше. Пусть думает не о кувыркании в постели или прямо здесь, на полу библиотеки, а вспоминает, что мог сделать неправильно.
Почему по его душу явилась та, кого он даже задеть выстрелом не смог.
Та, кто теперь держала его бластер.
Пламягаситель упирается в челюсть снизу под углом.
Коллекционер даже не пытается сопротивляться.
В бессмысленном взгляде светло-карих глаз, устремлённом куда-то вверх, не отражается ничего. Даже боли.
А ведь ему очень больно.


"Никчемное отродье!"
До стоянки такси от дома коллекционера идти метров четыреста. Лишь когда до ближайшего стало рукой подать, Каэтана, продрогнув до костей, нервным движением, рывком, запахнула шубку.
Ветер щедро швырнул в лицо снежинки, но молодая женщина и не поморщилась.
Волнующее ощущение себя как дорогого материала в руках Силы, как особенного инструмента Принципата незаметно, ласково заставляло желать большего. Желать утонуть в этом омуте и не показываться на поверхности.
Но в омуте нечем дышать.
Сила, власть, манипуляции, сведения, служение - удовольствие и наркотик.
Но последствия сродни наказанию.
Пустой взгляд и знание, что максимум через неделю коллекционер умрёт в том числе её, Каэтаны, стараниями, - да, наказание и есть.
А впрочем... пустое.
Даже зная, каким будет результат, она не откажется от процесса.
А собственное опустошение быстротечно.
Оно проходит медленней, чем гнев. Но уходит, уйдёт.
И, может быть, тогда Каэтана поймёт, что делать дальше. Но пока она поглощена мыслями о своём провале.
Объект не помнил, обращались ли к нему с предложением купить джедайское оружие. Или сделать копию и оценить степень соответствия оригиналу.
Орес истерзала его мозг в поисках ответа, но не нашла его.
Сила или препараты? Что избирательно уничтожило память?
Каэтана не могла точно ответить на такой вопрос.
Она рылась в чужом сознании так, словно хотела разорвать его на части, раздавить.
И, ничего не найдя, так и оставила. Сломанным. На пороге безумия и более, чем вероятной смерти от кровоизлияния в мозг.
Ни капли удовольствия. Ни грамма изящества.
Пришлось ещё и изображать насмерть перепуганную идиотку, которая "хотела сделать сюрприз, а тут...". Объяснять всё вызванным врачам. И закатить роскошный скандал студенту.
Женщина шмыгнула носом. Прерывисто вдохнула морозный воздух.
Каблуки застучали бодрее, чаще.
"Чтобы изобразить истеричку, побудь истеричкой".
Так, пытаясь немного развлекать себя в мыслях, Каэтана наконец-то юркнула на заднее сиденье такси. Она собиралась привести себя в порядок в гостинице, а через день-два улететь.
Хотя оставаться не было смысла.
"Провал, Мистрис.
Но и вы не идеальны... я права?"
Форум » Архив ФРПГ » Прочие места Принципата » Оброа-Скай
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: