Лето - это маленькая жизнь... Мир! Труд! Спать! Гость, голову не припекает? МЧС России предупреждает: на Лиге ожидается шторм #лето #SwL2018
[ Новые сообщения · Форумчане · Правила форума ]
Архив - только для чтения
Форум » Архив ФРПГ » Прочие места Принципата » Аларис-Селестия
Аларис-Селестия
LexxДата: Вторник, 03.05.2016, 17:35 | Сообщение # 196 | Offline
Группа: Team
Сообщений: 12835
Награды: 284
Ричард Палландо

Селестия


При всем желании, Магистр не смог бы ощутить присутствие НК-51 или иного дроида. Как и любой другой адепт вне зависимости от ранга. Не стал исключением и прислужник тьмы, успевший сделать лишь шаг по направлению к Ричарду. Мгновение - и темный адепт отправился в Силу. Две половины тела упали на землю, а кровь и фрагменты кожи и внутренностей противника оказались на броне Палландо. Омерзительная картина заставила бы Ричарда как минимум сморщиться, но закричавшая, а затем и стремительно ринувшаяся в атаку женщина не дала светлому воину это сделать. Едва успев развернуться, Палландо еле-еле отразил целую серию ударов. Женщина была поглощена яростью и брала не мастерством, но звериным натиском. Конечно, долго так продолжаться не могло и кто-то из дуэлянтов должен был пасть.
Продолжая осыпать ненавистного джедая ударами, женщина будто бы забыла о том, что противник вооружен двумя мечами. Надежно заблокировав очередной выпад, Ричард быстро контратаковал адепта и отправил женщину в Силу вслед за своим напарником.
Почувствовав приближение Гранд-Мастера Олфуса, а затем и услышав его голос в своей голове, Палландо на мгновение замер. Старший не только предупредил его о том, что нужно уходить, но и поделился несколькими мыслеобразами. Но даже за столь короткую паузу Ричард тут же расплатился: солдаты противника не спали и решили ухлопать джедая. Не спал и супердроид, прикрывающим Палландо и тут же умертвивший наглецов. Но, тем не менее, три выстрела Ричард все-таки пропустил. Два лишь скользнули по броне, а вот третий прожег уже поврежденный в битве левый наруч.
Коротко вскрикнув, джедай засел за укрытие. Времени на самолечение у Палландо не было, но и рана, к счастью, вовсе не была смертельной. Но свое дело она сделала: Ричард не мог держать меч в левой руке. Деактивировав серебряный клинок, Магистр повесил рукоять меча на пояс. Его ожидала еще одна дуэль, а значит, меч с искривленной рукоятью был в приоритете.
"Это уже серьезно... "
Разделившись на пары, вражеские адепты атаковали джедаев. Готовясь уйти в глухую оборону, Ричард с удивлением обнаружил, что один из его противников был выключен из игры супердроидом, буквально перепилившем бластерным огнем ногу врага. Замешательством прислужников тьмы нельзя было не воспользоваться...
Мгновенно добив одного из атаковавших его адептов, Палландо вступил в бой со вторым. Затягивать дуэль было нельзя, так как Ричард остро чувствовал как нелегко сейчас приходится Гранд-Мастеру Олфусу. Но и быстро покончить с противников никак не получалось, так как враг был превосходным фехтовальщиком.
Противник джедая полагался на грубый и несколько прямолинейный, но в данном случае весьма эффективный стиль владения световым мечом. Удерживая рукоять своего оружия двумя руками и нанося мощные удары, он почти лишил Ричарда возможности блокировать их. Разве что с помощью Силы, которую, конечно, Палландо растрачивать не собирался. Джедай же придерживался совсем иной тактики. Избрав для боя школу Макаши, он действовал изящно и точно и полностью забыл о блоках, сменив их на парирование.
Увлеченный сражением с джедаем, темный адепт не заметил некоторых манипуляций Ричарда с потоками Силы и зарычал от бессильной злоба, когда внезапно возникшая вспышка света временно лишила его зрения. Не видя Палландо, он принялся размахивать мечом направо и налево, а затем грузно опустился на землю, пронзенный фиолетовым клинком, вошедшим в грудь чуть ли не по рукоять.
"Гранд-Мастер?!"
Ричард далеко не сразу понял, что высотное здание обрушил именно Олфус. А когда осознал это, ринулся Гранд-Мастеру на помощь. Увидеть старца из-за поднятой после обрушения здания пыли, которую и ливень был не в состоянии сразу прибить к земле, было невозможно. Но Палландо и не нужно было полагаться лишь на свои глаза, ведь он чувствовал присутствие Олфуса и того темного адепта, с которым Старший сражался.
"Нет эмоций... "
Эмоции существовали, но должны были оставаться в стороне. Это известно каждому джедаю, изучившему Кодекс. Это - основа основ.
"Есть покой... "
Свои эмоции нужно понимать и контролировать. Джедай должен подчинять себе мысли и чувства, а не наоборот.
"Нет неведения... "
Джедай обязан обращать внимание на все, чтобы понимать окружающий мир. Недопонимание или нежелание принимать факты - недопустимы.
"Есть знание... "
Получать знания можно из самых разных источников. Вопрос лишь в том, как ими распоряжаться. Для чего совершать те или иные действия.
То, что Ричард собирался сделать, он изучил во время своего короткого, но насыщенного путешествия по тропе, ведущей к тьме. Но сейчас в его действиях не было и тени тех эмоций, которые питали темных джедаев.
"Нет страстей... "
Нельзя действовать необдуманно, нельзя забывать о самой первой строке Кодекса. Джедай обязан сохранять хладнокровие.
"Есть ясность мыслей... "
Ситуацию нужно осознать столь же ясно, сколь она ясна Силе. Разум не должен быть затуманен ничем.
Три строки Кодекса пронеслись в мыслях джедая мгновенно и мгновенно же им было принято решение. Фиолетовое лезвие погасло, а рукоять меча была повешена на пояс.
Вскинув правую руку, Магистр Палландо, по-прежнему сосредоточенный на своих мыслях, скопил наполнявшую его энергию и излил ее с кончиков пальцев в виде желто-зеленых молний, вонзившихся во врага и ставших обвивать его кольцом. Даже получающий от боли, от чужой или своей, удовольствие, адепт не мог, не должен был справиться с увечьями, наносимыми обжигающими плетьми электричества.
Использованный Палландо прием не пользовался популярностью среди джедаев. Противник мог ждать от него чего угодно, но никак не этого. К тому же, он был увлечен боем с Гранд-Мастером Олфусом.
XenomorphДата: Пятница, 06.05.2016, 14:53 | Сообщение # 197 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5988
Награды: 133
Ну почти «Л»
ГМ

Селестия


SL-14 не умолкал и поливал противника огнем, прибивая его к земле, но каким бы хорошим оружием этот повторитель не был, он не мог остановить силы врага, превосходящего числом в несколько раз, а то и десятков. Чудовищное изобретение оружейников замолкало, чтобы остыть или же для того, чтобы сменить энергоячейку, а потом вновь открывало огонь. Прибывшее подкрепление оказывало серьезную поддержку засевшим в здании разрушенной больницы, но на этот раз противник трезво оценил обстановку и, понеся серьезные потери (за двадцать минут боя было убито более четырех сот человек), отозвал атакующих, дав совсем небольшую передышку легионерам и дроидам. Ожидалось, что наступит тишина, но это было не так: все здание сотрясалось от взрывов, чудовищных по своей мощи. Там, где остались Магистр Палландо и Гранд-мастер Олфус, началась артиллерийская подготовка. Гаубицы дроидов H-476 и корабли, находящиеся в атмосфере, открыли огонь слишком близко к позициям джедаев, а это означало, что штурмующие смогли продавить очередной эшелон обороны и готовились атаковать следующий. С одной стороны, это было хорошо, так как означало, что войска союзников-дроидов уже были близко, с другой же - страшно опасно, так как атакующая армия не знала о месте дислокации Гранд-мастера и Магистра, а потому они могли легко погибнуть. Этот грохот внушал надежду и тем, что закрепились в здании больницы, но прежде, чем тут окажутся войска своих, могло пройти достаточно времени для того, чтобы от оборонительной позиции не осталось ничего.
- Танк! - выкрикнул огнеметчик с тяжелым баллоном за спиной. Этот легионер был снаряжен в самую тяжелую броню по понятным причинам и был ограничен в скорости передвижения. Солдат с повторителем, когда началась новая атака, уже не отвечал своим огнем на огонь неприятеля, так как погиб, а вот огнеметчик, вооруженный тяжелым струйным огнеметом, занял его позицию и раскрасил уже существующий ад инфернальным пламенем. Сотни голосов болью в Силе завопили, так как это оружие дарило ужасную смерть.
- Еще один! - выкрикнул снова солдат, не прекращая поливать солдат врага огнем и тут же раздался взрыв: один из дроидов, вооруженный противотанковой системой, уничтожил одну единицу бронетехники неприятеля, но та позиция, на которой он находился, сама была уничтожена ответным огнем. Второй танк быстро сориентировался и атаковал наиболее опасную точку. Стена и часть перекрытий обвалились, и в образовавшийся пролом, пользуясь защитой тяжелой бронированной машины, ломанулись солдаты противника. Многие из них спотыкались, падали, обнимаясь с землей навсегда, но многие с успехом проникали внутрь, а это означало, что оборона сломлена и теперь бои будут вестись внутри ветхого здания. Огнеметчик было решил сменить позицию, но один энергозаряд, выпущенный танком из повторителя, угодил в баллон со смесью, а потому воин Кали тут же погиб от страшного взрыва, причем захватив с собой и троих дроидов.
- Доложите обстановку, - обер-лейтенант находился на другой позиции и с трудом оборонял одну из лестниц.
- Противник внутри здания, - рапорт отдавал последний, за исключением санитаров, оставшийся в живых легионер. Он вместе с дроидами вступил в так называемую коридорную схватку с неприятелем.
- Отойди от окон. Все вглубь! - скомандовал офицер, меняя свою позицию и в этот момент бронированная черепаха противника произвела еще один выстрел. Мощный энергозаряд, встретив в качестве первого препятствия битую и слабую стену, ее пробил и угодил во вторую, задев потолок. Это была палата, где разместился импровизированный госпиталь. Оба санитара погибли мгновенно, а поврежденный потолок, не заставив себя долго ждать, стал рушиться крупными фрагментами и очень быстро. Все остававшиеся в живых раненые легионеры оказались мертвы, а вот у Ивори не было возможности ретироваться из-за хаоса...
- Астромехи добрались до ретранслятора. Они послали запрос на поддержку! - радостно, но немного с отчаянием выкрикнул легионер, сообщая своему офицеру об успехах миссии.
- Когда ждать? - проорал обер-лейтенент.
- Десять минут! - это был очень большой срок для такой ситуации, но делать было нечего и нужно было держаться столько, сколько было возможным.
- Отходите вглубь здания, - скомандовал один из дроидов и офицер-человек не стал с этим спорить. Танк продолжил стрелять, разрушая укрытия, а потому оставаться здесь равносильно было самоубийству.

Весь грязный, в кровоподтеках, но без серьезных ранений, обер-лейтенант поднялся с пола, на который был опрокинут взрывной волной. В глазах плыло, а в ушах стоял страшный гул. Указательным пальцем он едва прикоснулся к уху и нащупал там теплую кровь. Сильно пошатываясь, он перехватил винтовку и поднял с пола свою фуражку. Наверное, молодой офицер не сразу понял, что произошло, но чувства быстро возвращались обратно, а потому он понял, что нужно уходить.
Все же, спотыкаясь и оступаясь, он уверенно двигался по коридору, где лежали тела его погибших братьев, а так же битые дроиды. Офицер надеялся найти в госпитальной палате живых и нашел, только вот это была джедай. Послышался треск и грохот металла - это был уничтожен один из дроидов, - а вслед за ним показались и солдаты противника. Не целясь и от бедра перехватив штурмовую винтовку Легиона, обер-лейтенант открыл огонь и убил нескольких нападавших, после чего, положив оружие рядом, принялся откидывать те части бетонного потолка с ног Ивори, что мог поднять. Ему постоянно мешали и потому приходилось вновь хвататься за оружие и защищать себя и своего удивительного союзника. Убрав большую часть потолка с ног джедая, обер-лейтенант с каменным лицом, наверное, еще до конца не придя в себя, напряг все свои усилия, чтобы убрать самый большой кусок. Поднять его он не мог, но только сдвинуть, а перебитые ноги женщины он видел уже сейчас.
- Терпи, - тихо сказал легионер и без церемоний, из всех сухожилий, приложился к плите, стаскивая ее с ног, разрывая кожу и одежду. В больнице было слышно, как шла перестрелка и дроиды, к сожалению, не могли помочь офицеру Кали, так как были связаны боем с противником.
Обер-лейтенанту потребовало меньше десяти секунд, чтобы оценить то месиво, что представляли из себя ноги Гранд-мастера и он принялся рыскать по телам своих соратников в поисках обезболивающего. На теле одного из санитаров нашлось несколько инъекторов и их все офицер забрал, один из которых тут же применил, с целью облегчить Гранд-мастеру страдания. Средство это армейское и помогает моментально, только вот оставалось надеяться лишь на то, чтобы Ивори, взывая к Силе, выдержала такую нагрузку на нервную систему и не погибла после того, как действие препарата окончится.
Сразу после этого обер-лейтенант аккуратно поднял джедая на руки и водрузил на плечо, придерживая одной рукой, а второй схватился за оружие.

Передвигаться было крайне сложно и еще сложнее было устоять на ногах. Офицер старался выбирать окольные пути с узкими коридорами, чтобы недостаток маневренности и неудобство удержания тяжелой винтовки одной рукой было не так ощутимо. Лишь единожды на всем пути обер-лейтененат применил свое оружие, когда бежал по крылу инфекционных заболеваний. Вонь стояла страшная: несчастные пациенты из гражданских и те военные противника, что тут были размещены, уже гнили, распространяя зловоние.
Почти добежав до лестницы, калишский офицер был вынужден нырнуть в одну из палат, чей пол был залит внутренностями и кровью, а так же завален множеством изувеченных тел. Солдаты противника оказались уже и здесь, а потому не вступать в бой не вышло бы никак.
На все про все хватило минут пять и убедившись, что никого большое пока нет, мужчина вновь взял Ивори на руки и снова ринулся бежать. Звуки стрельбы уже стихали, а это означало, что бой проигран и потому выбираться из этой ловушки следовало быстрее.
Миновав половину крыла инфекционных заболеваний, офицер ринулся по лестнице вниз, где увидел страшную картину: все оставшиеся в боеспособном состоянии дроиды были уничтожены, а холл, где шла борьба был разрушен и тут лежало огромное количество павших солдат. То, что один из выходов был перекрыт, позволяло выиграть время и не наткнуться на врага, но едва молодой офицер сделал шаг, как его за штанину зацепили пальцы второго выжившего легионера. Тому прострелило ноги и он не мог двигаться и выжил лишь потому, что был завален мертвецами.
- Вход в подвал еще свободен, господин обер-лейтенант, - прохрипел раненый боец, который и был тем самым источником Силы, что чувствовала Ивори. - Я что-нибудь придумаю, идите.
- Я уже придумал, - быстро ответил офицер и вручив солдату свою винтовку, схватил его за ворот и принялся пятиться к подвалу. В этот миг послышались знакомые раскаты и вскоре та ожидаемая помощь подоспела. Грохот, сотрясение больничного здания и взрывы. Корабельная артиллерия работала по указанным координатам и совсем скоро больница превратится в руины. Собрав в себе последние силы, обер-лейтенант стал двигаться так быстро, как только мог по направлению к подвалу, а в то время здание больницы рушилось у него прямо на глазах.
Спуск в подвал на единственном работающем, пусть и опасном, аварийном лифте, а дальше.... А дальше офицер, отягощенный ранеными солдатами, оступился и провалился в открытый сток и полетел как по горке по канализации куда-то вниз...

Гнилая решетка стокового шлюза не выдержала удара тела и была сломлена. Обер-лейтенанат вылетел первым на свежий воздух и упал на что-то мягкое. Здесь была воронка, заполненная телами и кровью. Следом показалась Ивори, а потом и раненый солдат.
Бои в городе шли и шли они прямо здесь, на улице, но офицер расслаблено закрыл глаза, тяжело дыша, когда увидел, как наверху, по одной из улиц, идут дроиды и едет танк...
- Свои, господин обер-лейтенант, - с тяжестью произнес легионер, улыбаясь и забывая о боли.
- Свои, - открыв глаза и смотря на небеса, где проносилась союзная авиация и виднелись туши военных транспортов, согласился офицер.

***


Бой с темными адептами такого ранга представлял из себя сложную задачу, но обрушив здание, Гранд-мастер Олфус отрезал темных воителей от подкреплений и тем самым несколько облегчил сложившуюся ситуацию. Магистр Палландо пока не мог прийти на помощь, так как был занят своими проблемами и Олфус, ощущая всю темную ярость, разрывающую стражника изнутри, только оборонялся, не сумев найти возможности на атаке.
Как только Магистр Палландо разобрался со своими оппонентами, на помощь Олфусу пришел супердроид, покинувший укрытие и принявшийся отстреливать солдат противника и к тому моменту, как Ричард подоспел с подмогой, солдат, мешавших Олфусу, в живых не осталось.
Джедай с Явина воззвал к Силе и излил на противника молнии и хотя храмовый страж сперва не обращал на это внимание, разделив свое умение и на сопротивление, его возможности противостоять ожогам быстро иссякли и он, утратив возможность биться дальше, пал от рук Гранд-мастера и Магистра. Второй лишил темного воина возможности драться, а Олфус уничтожил противника двумя ловкими движениями, первое из которых отсекло голову воину, а второе разделило тело на две части. Желтое лезвие Гранд-мастера исчезло, но перевести дыхание не было возможности, так как совсем рядом, позади тоннеля, через который наступал враг, разрывались артиллерийские снаряды. Нужно было уходить и быстро.
- Здесь есть проход, Магистр Палландо, - произнес Олфус, указав на восток. Между двумя сложившимися зданиями действительно был узкий проход, позволявший покинуть это место. Супердроид же присоединился к джедаям. Он дымился, его броня во многих местах была пробита, но машина все равно чувствовала себя уверенно и решила идти со своими союзниками до конца.

Олфус бежал. Бежал быстро и прибегал к Силе лишь для того, чтобы контролировать свое дыхание и поддерживать старое тело. В-2 тоже не отставал и направлялся за джедаями.
Миновав завалы и узкий проход, а затем и еще один перекресток, Олфус выставил левую руку в сторону и при помощи Силы, притянул в свои руки меч, что он припрятал до того, как пришел на подмогу Палландо.
Перед Гранд-мастером лежал уже знакомый ему по выходу пролом в земле, ведший к подземным коммуникациям и именно туда он и направился, не забывая и о Ричарде.

Оказавшись в подземелье, в относительной безопасности, Олфус остановился, положил меч на сухой помост и затем приблизился к Ричарду. Глубоко вздохнув и протянув руки к ранам Магистра, Гранд-мастер, взывая к Силе, принялся врачевать своего младшего брата по Ордену. Все это действо заняло не более семи минут и теперь Магистр Палландо должен был себя чувствовать куда лучше.
- Ивори увидишь ты после победы. Она жива, но жизнь ее на волоске, - несколько минут молчания и вот такие слова изрек Старший. Под жизнью Гранд-мастера Явина он имел ввиду не ее физическое состояние, но ментальное. Чем серьезнее раны, чем серьезнее стресс и потрясения, тем более была вероятность того, что ее разум перейдет под контроль Темной Стороны. Она была поражена скверной и теперь, когда женщина получила такие раны, такое сокрушение, она была уязвима как никогда.
- Спасти мы как можно больше жизней должны и потому нельзя медлить, но выйти сейчас - погибели равносильно, - на поверхности грохотало, а значит нужно было переждать какое-то время и лишь после продолжить свой путь.
- Король этот над болью владычествует и убить его невозможно никаким оружием, - Гранд-мастер решил, что лучше сейчас, пока есть время и возможность, рассказать Магистру Палландо о том, с чем придется столкнуться. - Лишь Свет чистый сокрушит его, но тогда он сильнее станет, ибо не своим разумом, не своим источником питаться будет. Лишь одолевая его мы сможем вызвать стража Строителей на бой, но если не покинет он убежища своего, то тщетны наши усилия и жертвы все напрасны. На погибель наше фиаско всех обречет, - Гранд-мастер закрыл глаза и предался размышлениям о том, что же делать дальше и как же лучше поступить.
- Не убивай Короля, но сим мечом рази его, оставляя жизнь. Так мы сможем выиграть время, - старец указал на меч Алариса после некоторых раздумий. Он был готов уже идти, но Магистру он оставил шанс быть может что-то уточнить или узнать.
TaonДата: Суббота, 07.05.2016, 01:32 | Сообщение # 198 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Ивори Ферлис

Селестия


Снаружи - перестрелка, ужасающий грохот, смерть без конца.
Внутри - покой. Ивори выполняла свой долг, была на том месте, которое Сила определила ей на эти минуты, растянутые до пределов вечности.
Почти каждый миг неподалёку кто-то умирал.
Выстрелы. Смерть. Взрыв. Смерть. Грохот. Смерть.
Словно кто-то, вооружившись бритвенно острыми ножницами, безжалостно кромсал полотно Силы. Оно крепкое, разрезать его не так-то просто. Но по отдельности нитки поддавались одна за другой, одна за другой.
Пляска смерти грохотала за окнами, похожими на пустые глазницы черепа.
И всё же, Ферлис должна быть здесь. С этими людьми. Им, быть может, предстояло воевать и выжить, вернуться на Кали, стать отцами семейств и своим детям передать уже поменьше ненависти к преданным детям и слугам Силы.
Или... вскоре умереть. Но, возможно, не ожесточаясь сердцем.
А для самой Ивори - знание. Как бы ужасна ни была тьма вокруг, как бы глубоко она ни забралась, всегда есть шанс.
Она знала это и раньше, но никогда окружающий, облепивший ужас не был таким безупречно убийственным.
Излечивая солдата, женщина чувствовала и себя. Как неведомая болезнь изменяла её, как древнее существо отравляло её.
Чувствовала и не могла ничего сделать. Лишь отдавать всё больше энергии другим.
Здание тряслось, казалось, от самого фундамента, когда Ивори присела на шестую койку.
- Смотри на меня, солдат, - по-калишски, громко, чтобы было слышно за этой бесконечной стрельбой. - Не закрывай глаза. Вот так.
Снаружи - море огня. Смерть. Взрыв, выстрел орудия танка, грохот обваливавшихся перекрытий. Взрыв совсем близко. Смерть.
Внутри - жрущая заживо гниль. И покой.
И милость Силы исцеляющей. Для молодого легионера, не для Ферлис.
Она понимала, что это могут быть её последние секунды в здравом уме. Чем меньше сил оставалось, тем больше риск. И, конечно, знала, что сама себе ничем не поможет. Но эти люди...
Сверлящая, так хорошо знакомая боль.
"Я покажу тебе единство в жизни и смерти, последователь ква".
"Нет!"

Санитары быстро проверяли состояние раненых, которым помогла джедай. Но уйти из палаты не успел никто. Выстрелом танка пробило стены, и медики вместе с теми, кто смог встать, погибли сразу же.
Куском потолка солдату, чьи раны постепенно затягивались, размозжило голову.
А Ивори уже реагировала со скоростью обычного человека.
Она успела упасть с койки, отползти на несколько шагов, прикрывая руками голову. Мелкие обломки колотили по плечам, спине, но тут спасала броня.
Неведомо как поднявшись на ноги, женщина, дезориентированная невыносимой болью, вновь неспособная сконцентрироваться, уже через шаг споткнулась и неловко повалилась на пол. А сверху рухнула уже около десяти секунд едва державшаяся часть потолка, за ней - другие. В нагрудник ударили обломки поменьше. Куда меньше.
Вспышка боли в ногах, жуткая тяжесть. И весь воздух из лёгких - вон.
Ферлис даже не сразу поняла, что произошло.

... Глаза огромные, но такими не кажутся. Обычные глаза. И... прекрасные.
Золотистые, с вертикальным зрачком. Мелкие чешуйки вокруг них переливаются огненной радугой.
Родня?


... У этих существ по глазу с левой и правой сторон головы. И веет от них... неутолимым голодом. Жаждой всеобладания. Владычества. Всесокрушения.

... Ненависть. Одиночество...

Стрельба не стихала. Когда же всё это кончится?
Бледное расплывчатое пятно. Лицо? Лицо.
Мужской голос. Сказал терпеть, и она... она будет. Терпеть.
Самый большой обломок потолка медленно поехал вниз по ногам, и женщина мучительно застонала, захлёбываясь почему-то не вырывавшимся из груди воплем. Сломанные бедренные кости впились изнутри в плоть, а кожу сдирало почти начисто.
Наверное, ненадолго Ивори потеряла сознание. Следующим, что она помнила, было то, как мужчина брал её на руки. И боль уже успела пропасть. Но лица своего спасителя Ферлис вновь не успела разглядеть: он уложил её на плечо.

... Грубое каменное ложе, распластанный на нём подросток, с каждой стороны - жрецы.
Рядом стоит капельница. Стоит подошедшему прислужнику начать подачу в вену красной жидкости, как жертва надрывается от леденящего кровь крика.


... Аларис.
Взрезает крыло мечом. Но в этой схватке человеку не выжить.


Стрельба только что затихла. Безымянный легионер снова взял на руки свою живую ношу, а она даже не могла выдавить простого "спасибо". Шокированное, перегруженное чуждыми видениями сознание и пересохший рот играли не на её стороне.
Он нёс Ивори через кошмарную палату. Пол здесь словно омыли кровью. Многими её литрами. А ещё - разбросали куски внутренностей и искалеченные трупы. Лишь у меньшей их части раны были... более привычного вида, как бы ужасно это ни звучало.
В этом месте больницы была самая настоящая бойня. Ферлис видела каждую её деталь из попадавших в ограниченное поле зрения так же отчётливо, как сероватые следы грязи на чёрной форме легионера.
Перед глазами промелькнула пёстрая полоса накладывавшихся друг на друга картинок чужого прошлого. Женщина, закрыв глаза, постаралась сглотнуть неприятный ком в горле. В голове стоял туман, не получалось даже немного осмыслить увиденное. Её мир раздулся неимоверно, наполненный бесконечным множеством размытых образов, мимолётных впечатлений, непроизвольных интерпретаций, чередой ассоциаций, и в то же время сузился до размера вытянутого красноватого пятна на внутренней стороне век. А обрамляло его ощущение поддерживавшей за бок, за талию руки, которая не давала свалиться с мужского плеча. И по обе стороны границы - кровавый кошмар.

... Маска будет твоей пыткой и поводырём...

Он рядом, рядом, живой.
Тот, кого Ивори чувствовала раньше. И первым, что она увидела, приоткрыв глаза, была уцепившаяся за штанину спасавшего её легионера рука.
"Обер-лейтенант..." - повторила женщина звание того, кто не оставил её там, под кусками потолка. А офицер потащил с собой ещё и подчинённого, и вовремя: здание тут же содрогнулось. Раздался оглушительный, страшный грохот рушившихся стен, в ушах зазвенело от близкого взрыва.
Отстранённо Ферлис подмечала, что по лестнице - а с дроидами путь внутрь больницы пролегал так, - легионер не пошел. Хотя, с двумя ранеными он вряд ли сумел бы благополучно обойти ловушки. Наверняка они были расставлены и на этом пути в подвал, из холла.
По ушам ударила какофония звуков. Вопли и торжественные речи, пение и плач, рык и завывание ветра, раскаты грома и рокот прибоя: всё слилось в одно. Травмы, малый остаток сил, стремительно прогрессировавшая болезнь пробили в сознании огромную брешь и в неё хлестали иногда отчётливые, но чаще совсем неясные образы. Ивори стремительно становилось всё хуже, и она вновь не могла даже осмыслить это, перескакивая на детали окружения.
Створки лифта разошлись неохотно, а закрылись со скрежетом. Кабина опускалась вниз заметно медленнее привычного. Открываясь снова, одна створка не ушла до конца в паз, но это было не страшно. Офицер и спасённые им всё равно благополучно оказались за пределами кабины, но затем...
Сильнодействующее обезболивающее делало своё дело качественно. Женщина не почувствовала боли, вывалившись из стока, в который угодила вместе с обер-лейтенантом, хотя на самом деле, попав туда, сильно ушибла, как минимум, спину.
Упав на заполнявшую воронку груду мёртвых тел, Ивори уже через несколько секунд вновь вымокла под непрекращавшимся ливнем. Потоки холодной воды заставили задрожать, но в голове чуть-чуть прояснилось.
Гранд-мастер на несколько секунд обратила немного потерянный взгляд в небо. Там уже носились Стервятники, а выше видно было и куда более крупные корабли. И они означали... надежду. Как и замеченный танк дальше по улице.
А потом Ферлис повернула голову и наконец-то увидела офицера. И это заставило её застыть, потрясённо, словно встретив ожившего мертвеца глядя на строгий профиль.
Она знала эту линию носа и острого подбородка. Слегка выступавшие скулы, слегка впалые щеки. Линии челюсти и лба.
Кто-то назвал бы это лицо выразительным, кто-то, наоборот, не выражающим ничего.
Светло-русые волосы казались сейчас темнее, как и глаза. Но... но всё равно этот человек был Ивори знаком. Только выглядел скорее так, как двадцать два года назад.
Женщина сразу поплатилась за мгновения замешательства. Перед взглядом промелькнула череда масок жирной полуразмытой чертой.
- Вильхельм...
Услышав собственный голос, Ферлис тут же снова обратила внимание на танк и шагавших рядом дроидов.
Конечно, ей показалось. Конечно, она ошиблась. Некоторым героям иной стороны лучше оставаться мёртвыми, а не становиться вновь молодыми. Даже если их где-то ждёт дитя.
Но посмотреть на офицера снова, чтобы увидеть на самом деле другого человека, Ивори не решилась.
Она, негромко кашлянув, сказала на калишском:
- Господин обер-лейтенант... спасибо вам.
LexxДата: Понедельник, 09.05.2016, 12:38 | Сообщение # 199 | Offline
Группа: Team
Сообщений: 12835
Награды: 284
Ричард Палландо

Селестия


Чудовищный грохот, раздавшийся после попадания артиллерийского снаряда, выпущенного из гаубицы дроидов Н-476 по скоплению противника, почти полностью оглушил Магистра Палландо. Жуткая артиллерийская установка, успешно использованная войсками Антиреспубликанской Коалиции во время последней войны против клонов и джедаев, давным-давно доказала свою эффективность. Гаубица эта не только уничтожала солдат противника, но и действовала на нервы тем, которые смогли пережить обстрел. Иных звук разрывавшихся снарядов даже сводил с ума.
С давних времени, артиллерийский обстрел - одно из самых страшных явлений на войне. Были, правда, вещи и пострашнее. К примеру, по рассказам ветеранов, сильнее артиллерии на нервы действовала воздушная бомбардировка.
-Здесь есть проход, Магистр Палландо.
Ричард даже не услышал Гранд-Мастера, а прочитал сказанное старцем по его губам. Взглянув в ту сторону, куда указывал Старший, Палландо коротко кивнул.
Дымящийся супердроид, за все время боя не раз спасший как своих собратьев, так и джедаев, решил присоединиться к адептам. Возражать, разумеется, никто и не собирался.

***


Гранд-Мастер бежал быстро, но не настолько, чтобы даже измотанный сражением и пропустивший несколько выстрелов врагов Ричард, от него отстал. Видимо, пожилой Гранд-Мастер, вынужденный поддерживать свое тело с помощью Силы, не мог использовать джедайский аналог бега. Впрочем, старец и без этой способности передвигался довольно проворно.
Увидев летящий по воздуху меч, тот самый, который Ричард отдал Гранд-Мастеру на сохранение перед началом боя, Палландо ощутил необыкновенную легкость и радость. Только это оружие давало шансы на победу и поэтому то, что оно было сохранено, не могло не радовать джедая.
Стоило двум воинам и супердроиду оказаться под землей, как Гранд-Мастер принялся за исцеление ран Магистра. Ричард, имеющий определенные навыки, подлатать себя самостоятельно мог. Но не сейчас, когда было потрачено столько сил.
-Спасибо, - поблагодарил он Олфуса, когда Гранд-Мастер завершил процедуру.
Ставший ощущать себя гораздо лучше, Палландо тут же был опечален словами старца. В тот же миг, короткой вспышкой в его разум ворвалось видение: погребенная заживо Ивори, уже не способная призвать кого-либо на помощь.
Где именно, когда это произошло и вообще произошло ли - неизвестно. Видение настолько быстро вторглось в разум Ричарда и так же быстро покинуло его, что различить какие-то детали Палландо не смог.
"Кто-то из вас лжет... "
У Магистра не было причин не верить старцу. А вот видениям он доверять перестал, поскольку Темная Сторона совсем не стеснялась окрашивать их в самые мрачные тона, искусно мешая истину с ложью.
И все-таки, Гранд-Мастер Ферлис находилась на грани, между жизнью и смертью, между Темной и Светлой Сторонами. Это Палландо чувствовал благодаря образовавшейся между ним и женщиной связи.
Ричард желал ринуться в схватку, хотел покончить со всем этим как можно быстрее. Но обстрел и бомбардировка мешали ему сделать это. А полностью отрезвил Магистра голос старца.
Палландо не стал задавать никаких вопросов. И ничего уточнять ему не требовалось. Несмотря на витиеватую манеру выражаться, не понять сейчас Гранд-Мастера Олфуса была проблематично.
Подойдя к помосту, на котором лежал меч благородного воина, Ричард сжал рукоять пальцами правой руки, а несколько мгновений спустя прикрепил ножны к спине.
-Я внял вашим словам, Старший, - сказал он старцу.
XenomorphДата: Среда, 11.05.2016, 13:11 | Сообщение # 200 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5988
Награды: 133
Ну почти «Л»
НК-51. ГМ

Селестия


Отрада для уставших глаз - смотреть, как свои маршируют по разрушенным улицам. Ивори и легионер-адепт были погружены на носилки и сейчас находились в войсковом транспорте МТТ с красными крестами на бортах. Этот медицинский транспортер неторопливо двигался по улицам Селестии прямо к одному из приземлившихся войсковых транспортов типа "Щедрый", что совершил посадку недалеко от того места, где очутились выжившие из больницы. Это могло показаться странным, но легионеры, все же, принимали участие в штурме города, хотя изначально город предполагалось брать исключительно силами дроидов. На все воля Силы и если бы воины Кали здесь отсутствовали, то и медицинской машины можно было бы и не встретить.
Как и полагается, раненым тут же оказали помощь медики. За Ивори ухаживал один военный врач и медицинские дроиды. Потому раны Гранд-мастера были незамедлительно промыты, обработаны и всего за несколько минут машины-медики провели все необходимые манипуляции с телом женщины, чтобы оказать срочную помощь. Но было что-то, что дроиды объяснить не могли: операцию многорукие автоматы провели быстро и четко, сопоставив все косточки к месту и вынув осколки, после чего зашили поврежденные ткани и сосуды и не забыли про бакту, но вот пульс женщины, ее давление... Причин для такого нюанса не было видимых и состояние Ивори ухудшалось стремительно.
Судя по показателям приборов, женщину терзала агония и ее нервная система истощалась, а это грозило летальными последствиями. Когда же медицинский МТТ прибыл к кораблю, откуда уже вовсю осуществлялась высадка десанта, медики приняли решение ввести женщину в состояние искусственной комы, дабы снизить нагрузки.
Гранд-мастера моментально доставили в корабельный лазарет, провели вторую, более тщательную обработку, отмыли и определили в палату, где подключив к приборам, осуществили задуманное. Сверившись с показаниями, медики вторично пришли к выводу, что что-то не так, но благодаря препаратам, состояние удалось стабилизировать и снизить нагрузку на ЦНС.
- Так будет лучше, - сказал военный врач перед тем, как первая доза медикаментов, должная отправить Ивори во сны, побежала по трубкам к венам джедая.

***


-Я внял вашим словам, Старший, - Магистр Палландо удивлял Олфуса своим послушанием и готовностью исполнить свой долг до конца. Приятно удивлял и в сердцах старик был рад тому, что его сопровождает такой воин, как Ричард.
Грохот и разрывы, царящие на поверхности, стихать не собирались и сами тоннели содрогались, осыпая каменную крошку с потолков в зловонную жижу внизу. Гранд-мастер Олфус, быть может, очень мог бы напомнить Йоду, только в человечьем обличье, так как вне боя был нетороплив и часто задумывался. Но вот и сейчас старец не спешил двигаться дальше, сосредоточившись на своим собственных мыслях. Эту паузу можно и нужно было использовать для того, чтобы собраться с силами и отдохнуть. На это старец определил минут десять и лишь когда на поверхности грохот стих, предложил продолжить Ричарду их путь.

Ничем примечательным, кроме постоянной, тошнотворной вони, коллектор не отличался и оба джедая двигались по темным извилистым тропам в относительной безопасности. Лишь однажды им встретился целый выводок канализационных крыс, перепуганных настолько, что от малейшего шороха разбегались.
Что же могло немного озадачить и насторожить путников в их безмолвном путешествии? Первое тело, что было пригвождено к стене ломом. Рядом с умершим лежала рукоять светового меча, а сам покойник был облачен в белые, но грязные и рваные, храмовые одежды. Один из низших жрецов, прислужников храма, был убит кем-то, когда, видимо, пытался укрыться здесь так же, как это сделали и джедаи.
Миновав еще одну развился и пройдя мимо огромного шлюза, джедаи встретили на своем пути еще несколько тел, буквально разорванных на куски. Это были уже солдаты противника, занявшие что-то вроде позиций в небольшом техническом помещении. Баррикады, наспех сколоченные, не помешали убийце и он ураганом пронесся здесь, оставив позади себя только смерть.
- Не зверь это сделал, - задумчиво произнес Гранд-мастер Олфус, маневрируя между тел и лужи крови. Старец не почувствовал никого, но вот сопровождавший их В-2 остановился. Супердроиды хоть и имели синтезатор речи для осуществления контакта с живыми существами, но говорили настолько редко, что, казалось, скорее можно встретить эвока, говорящего на чистом основном.
- Пеленг... - пробасила очень жутким механическим голосом машина. - Идентификация пройдена, - вскоре добавил неживой спутник джедаев, после чего подошел к Магистру Палландо и Олфусу. Действительно, вскоре из соседнего тоннеля послышалась тяжелая, лязгающая металлическая поступь и к спутникам присоединился еще один дроид. Дроид-создатель, НК-51, успел обзавестись оружие и теперь ему не нужно было ликвидировать цели голыми манипуляторами.
- Приветствие: Аааа! Магистр Палландо! - протянул радостным тоном дроид, - Приятно видеть, как джедаи делом раз за разом доказывают свою приспособленность к любым жизненным ситуациям. Ваша живучесть достойна похвалы, - казалось, машина решила как всегда выдать неуместный комментарий, но это было не так. Дроид достаточно быстро спохватился и перевел речь в другое русло. - Выход находится всего в семи сотнях метрах к северу отсюда, но я не мог оставить своих союзников бродить по этим жутким тоннелям в одиночку и как только принял сигнал вашего металлического спутника, решил повременить и составить вам компанию. Поспешное дополнение: О, нет, не стоит! Благодарить меня не нужно, хотя я и призван скрасить нынешний отрезок вашего зловонного в прямом смысле слова пути своим очарованием... Но да ладно, обойдемся без шуток; квадрат, что над нами, уже находится под контролем дружественных сил, да и до храма осталось недалеко! Вы же, джедаи, утратившие свой храм-Корускант, хотите же снова лицезреть свою жемчужину? Или, хотя бы здесь, вдалеке от дома, дать бой желтоглазым захватчикам жилищной площади?
- Поправьте меня, Магистр Палландо, если я не прав, но думается мне, что эта машина от своего естества такая и совсем не шутом построена... - Магистр Олфус не сталкивался с дроидами такой модели и поведение красной машины его очень сильно насторожила.
TaonДата: Пятница, 20.05.2016, 17:59 | Сообщение # 201 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Ивори Ферлис

Селестия


Миг узнавания, миг... догадки не изменил ничего. Здесь и сейчас он имел значение лишь для одного человека. Обер-лейтенант не выказал никакой реакции. Может, не услышал.
Это неважно. Главное - пусть выживет. В том числе и потому, что, если это не совпадение, то Сила словно давала одной калишской кровной линии ещё один шанс. Для Кали это было одновременно важно и неважно. Но на непонятных особенностях чужих верований и мировоззрений мысль Ивори не остановилась.
Она не могла ни на чём остановиться. Она - ясная, чистая, светлая - только что заново родилась. Из крошечного дрожащего огонька чужой надежды.
Слова, воспоминания, тьма клокотали внутри, но одновременно в отдалении, за выросшей вмиг преградой. Было в этом мире то, чего Красис и подобные ему могли воспринять лишь в теории и, в лучшем случае, отмахнуться. В худшем - попытаться использовать в привычном ключе. Но никогда - в полной мере почувствовать, позволить поселиться внутри и что-то изменить.
То, что, на первый взгляд, Ферлис не касалось, в ответ на что от неё не требовалось ничего кроме спокойного принятия и, возможно, очень тихой тайной радости, спасло её.
Всего лишь миг, и...
Как из незримой точки, по одной из множества теорий, давшей начало бесконечным пространствам космоса, мгновенно развернулась, вспомнив себя, истинная личность Ивори.
Чего она никогда не умела, так это долго спать.
Ей не удалось бы сосредоточиться по-настоящему. Поражённое неестественной болезнью тело служило Красису надёжным якорем. Но Гранд-мастер, всего на миг вопреки всему ощутив то, что и должна чувствовать - даже не бескорыстное желание помочь, а мир - вспомнила себя.
Вдребезги разлетелись мутно-серые витражи, которые чудовищный адепт тьмы и в то же время, видимо... жертва, тщательно выкладывал из остекленевшего обмана. Изо лжи, в сердцевине которой прятал подсмотренную правду.
Ивори поняла, что с ней происходило. К каким жутким умозаключениям Красис мог её привести. Как умело застилал ей взор, как не позволял осознать и запомнить кратких озарений.
Она поняла. И запрокинула голову, подставляя низвергавшейся с неба воде полностью омыть лицо.
В ответ стало ломить виски. Грохот боёв, дальних и более близких, шум ливня, рёв авиации быстро становились нестерпимыми. Взглянув же на свои ноги, женщина досадливо поморщилась. Но мимическая реакция совсем не совпадала с настоящей.
"Во-первых, даже с Силой это быстро не вылечить. Во-вторых... жаль, что я временно бесполезна как более ли менее пехотная единица. И это прекрасно".
Ивори хотела бы оказаться там, где нужен ещё один джедай. Но знала, что допустить этого нельзя. Ментальная мощь Красиса была огромна, особенно благодаря следу воздействия ментальной тюрьмы, каким-то образом вошедшему в плоть.
И оставалось ждать медиков. Довериться им. В конце концов, один раз военные врачи легионеров Ферлис не убили.
Прошло несколько минут. Медики вытащили Ивори и легионера, в котором она ощущала присутствие дара Силы, из кучи тел и погрузили на носилки. Боль в перебитых ногах пока не чувствовалась, зато пульсация в висках перешла на лоб и двигалась к затылку, быстро становясь всё мучительней. В ответ женщина, слабо улыбнувшись, прикрыла глаза. Россыпь алых точек не действовала так... раздражающе, на физиологическом уровне.
Как только раненых доставили в транспортёр, ими сразу занялись врачи. Мощное обезболивающее, которое Ивори вколол обер-лейтенант, вновь сделало своё дело: она не почувствовала боли, когда машины быстро воссоздавали нормальное строение её бедренных костей, или когда зашивали. Но было то, что не списать на действие препарата.
Вместе с отсутствием болевых ощущений женщина теряла чувствительность тела. К горлу же подкатывала ужасная тошнота, в глазах, когда медик-человек потребовал их открыть для проверки реакций, всё расплывалось до крайней степени и двоилось.
Вместо чёткой картинки, как Ферлис доставили уже на борт приземлившегося корабля - очередной провал, но теперь по причине только физической природы.
Стремительно, с абсолютно неестественной быстротой прогрессирующее поражение нервной системы грозило скорой смертью. Как-то помочь себе Силой Ивори не могла. Мимо неё прошли почти все манипуляции, совершенные с ней в лазарете. И единственное, на что хватило сил - это едва заметно шевельнуть головой, пытаясь кивнуть в ответ на слова врача.
Но даже когда в кровь стал поступать коктейль препаратов, который должен был ввести женщину в состояние искусственной комы, и мир погрузился в темноту, Красис не оставил ненавистную жертву в покое.
Ивори продолжала его видеть. Но... со стороны. Не сквозь кривое зеркало его восприятия.
И так будет до тех пор, пока причина и предмет снов не истечёт кровью в последний раз.
LexxДата: Воскресенье, 22.05.2016, 17:59 | Сообщение # 202 | Offline
Группа: Team
Сообщений: 12835
Награды: 284
Ричард Палландо

Селестия


Могло показаться иначе, но именно с послушанием у Магистра всегда были какие-то трудности. По всей видимости, независимая натура характерная для всех представителей Кореллия была тому виной. Другое дело - готовность исполнить свой долг до конца. Да, здесь попросту не о чем было спорить. Если надо - значит надо и все тут.
Что до самого Гранд-Мастера Олфуса, то в нем Ричарда поражало едва ли не все. Хотя, все чаще Палландо начинал думать, что именно таким мог бы быть в глубокой старости его учитель - Теодор. Но на кого точно Олфус был похож, так это на одного Гранд-Мастера Ордена Джедаев, ушедшего в Силу незадолго до поражения Галактический Империи в Битве при Эндоре. Во всяком случае, именно таким его описывали Теодор и Люк Скайуокер.
"Увы, не имел честь знать Йоду лично... "
Мысли о Йоде и Люке почему-то навевали грусть. Все-таки, одолевшего Дарта Вейдера джедая Ордену очень не хватало. Да, братья и сестры Ричарда по Ордену справлялись без Люка, помнили о нем, но его мудрость, опыт и сила могли оказать неоценимую помощь.
"Хм... Не потому ли мы встретили Олфуса?.. "
Вопросы, снова вопросы... Те самые, на которые не мог дать ответ даже, казалось бы, знающий абсолютно все на свете старый Гранд-Мастер.

***


От вони хоть как-то спасал снятый Ричардом на время сражения и снова надетый фильтр. Конечно, при необходимости джедаи вообще могли не дышать часами, но и изнеженными созданиями они не были.
"Стойко переносить все тяготы и лишения, да... "
Через какое-то время джедаи начали встречать на своем пути расчлененные трупы. В общем-то, ничего необычного в этом не было, особенно здесь, в подземельях Селестии. И все же, кое-что насторожило сначала старца, а потом и Палландо.
-Не зверь это сделал.
Да, судя по характеру нанесенных повреждений, звери здесь были ни при чем. Прояснил ситуацию вдруг заговоривший супердроид. Сие явление, кстати, было намного удивительнее кучи трупов, разбросанных там и сям внутренностей и рек крови. Очень уж редко эта модель дроидов вступала в диалог с людьми и экзотами.
-Пеленг... Идентификация пройдена.
Идентифицирован супердроидом, как оказалось, был не простой собрат машины, а тот самый, кого верховный адмирал Лемак именовал не иначе как самым главным дроидом в галактике.
-О, НК-51... - задумчиво протянул Ричард. - Бери пример с него, - Палландо ткнул пальцем в сторону супердроида, - выглядишь умнее, когда молчишь, - пояснил он.
Да, Магистр обращался к НК-51 на "ты". Не потому что высказывал таким образом свое презрение, а лишь по той причине, что не привык выкать дроидам.
Окажись на месте джедая его, командующий республиканским флотом, друг, ждать ответной изничтожающей тирады долго бы не пришлось. Но Ричард был намного скромнее Лемака, да и трепаться попусту не любил.
-Вы абсолютно правы, Гранд-Мастер.
XenomorphДата: Вторник, 24.05.2016, 11:58 | Сообщение # 203 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5988
Награды: 133
Ну почти «Л»
НК-51.ГМ

Селестия


То состояние, в которое погрузили медики Гранд-мастера, должно было помочь телу справиться с критическими нагрузками, но темное пятно, разрастающееся черной паутиной внутри женщины, внутри ее ментального здоровья, не умалялось, но росло будто бы еще быстрее и сильнее, пожирая жадно, до боли и с криком Силы, то светлое и ненавистное, что было внутри. Кома спасает тело, но разум, ослабленный наркотиками, остался уязвим и хотя тень не могла уничтожить свет, но ее мощь и сила его закрывали, сближая, приближая словно физически, словно на всех уровнях к новому повелителю Ивори, ставшей марионеткой. Она была близка к древнему стражу так близко, как никогда. Она могла чувствовать его могущество, его отвратительное великолепие, притяжение и готовность стать частью и причастником этого создания. Древний ящер дышал рядом с ней, обжигал свечением алых глаз...
- Не будет войн в единстве Силы. Прервем это проклятие эр, - раздавалось в голове Гранд-мастера и раздавалось это убедительно. Что же плохого в том, чтобы покончить с разрывами в ткани жизни, Силы? Не будет больше боли, страстей и страданий. Все придет к общему знаменателю, все, что заставляет Силу отзываться болью в сердцах, исчезнет и настанет мир.
Перед Ивори стоял такой образ: она, не чувствующая боли и ощущающая необычайную легкость и благодать, стояла на каменном, высеченном в скале мосту, а внизу лишь пушистые облака. Свежий, живой воздух обдавал ее кожу, наполняя ее легкие силой. Мост сей восходил на горы, вершину которой не было видно, но там по представлению Гранд-мастера и находился древний и могущественный свидетель сменяющихся эр.
Ивори Ферлис, что было важно, наконец, могла сама говорить, могла и желала узнавать, пользуясь как бы своим умом и стремлениями выражать вопросы и давать ответы.
- Не от природы ли разумной все они истребляют себя? Нарушен естественный порядок вещей и Сила всемогущая изуродована их действиями. Увы, но страдания их необходимы, ибо сами себя в такую жизнь определили. Стать едиными, познать вечную Силу и разорвать этот замкнутый круг - вот, где спасение для них, вот, где окончится неверное понимание и будет выстроено здоровое общество, где нет месту неразумению и непониманию, где не будет самой вероятности конфликта. Разве не мир бережет Светлый Орден? Разве не стать ненужными мечтают те, кто мир принял и обязался хранить? Не упразднить ли оружие? Скажи мне, дочь погибшего мира, сколь сильно боль терзает твое сердце и сколь можно прикрываться ошибкой, говоря, что на то провидение Силы? Скажу тебе как тот, кто зрит вне времени на все, как тот, для кого страницы истории не лишь история, но живое свидетельство заблуждений от альфы, от сотворения... Я вижу, как меняются империи, как бьются ситхи, словно волны о скалы, не в состоянии понять, как их усилия тщетны. Я вижу, как Вы, джедаи, принимаете смертельное бремя и отдаете свою кровь, одного ребенка за другим в этом бесконечном хаосе. В этом ли порядок и в этом ли провидение Силы - брать от поколения колено и губить его? Тогда суть всей природы вещей, суть Силы есть Тьма и вы все обречены играть по неизменным правилам, - все то состояние для женщины можно описать одним словом: блаженство. Гранд-мастер не имела возможности сомневаться, настолько велико, безгранично было ощущение сопричастности, познания истины, сути творения и творимого. Сами основы бытия в ответ на ее покорный ныне взор открывались перед ней. Красис не оставил Ивори воли, но дал лишь возможность говорить.

***


- Ответ: Что сейчас, что тысячи лет назад, вы - кореллианцы, не научены матерями манерам. Вечно пальцами во все тыкаете, - отозвался дроид, но сотрясение на поверхности и посыпавшаяся крошка со сводов заставили прекратить этот словесный вздор.
- Нужно спешить, - коротко, но весомо вставил свое слово Гранд-мастер Олфус и дроид, как ни странно, поддержал сказанное.
- Соглашение: Дед прав. Финальное сражение не за горами и пропустить сотню-другую крепких черепов - непростительное упущение. Сюда, - НК развернулся и направился в ту сторону, где, как он знал, находился кратчайший путь на поверхность. Гранд-мастер Олфус лишь посмотрел на Магистра Палландо и не слепо, но со знанием направился вслед за машиной, держа руку подле рукояти светового меча. Почувствовать замысел машины или угрозу было невозможно, а потому старец предпочел был наготове.

Древний дроид не обманул и вскоре джедаев встретили уже привычные холодные потоки воды с небес и грохот. Группа выбралась на очень широкую улицу, где-то почти в километр, а впереди их встречала громадина храмового комплекса. Он был очень похож на тот храм, коим некогда обладали джедаи на Корусканте.
Здесь же, на дороге, находилось множество военных и техники, а посредине совершил посадку и военный транспорт типа "Щедрый".
Сам храмовый комплекс находился прямо перед джедаями на расстоянии где-то в полтора километра и там уже вовсю шли бои, причем, судя по тому, что здесь, возле транспорта никто не задумывался о том, чтобы окопаться и вели себя совершенно спокойно, можно было судить об относительной безопасности обстановки.
- Братья! - Командор, уже знакомый Палландо, первым заметил своих друзей и быстро подбежал к своим потерявшимся товарищам. С ним было еще несколько монахов.
- Рад видеть, что с вами все в порядке. Слава Силе, - в небесах то и дело, что шумела авиация, наносящая тактические удары по позициям противника, а более мелкие транспортные корабли прибывали и убывали, высаживая дополнительные силы и забирая раненных солдат.
К востоку, возле одного из разрушенных зданий, дымился вражеский танк. Там же, прижавшись друг к другу, сидело около пяти сотен пленных солдат. Вообще, если оглянуться, здесь они были повсюду, а некоторые уже и погибли. Запах от погребальных костров так же был ощутим, но те, кто умирали, попадали в огонь сражу же и по вполне разумным причинам. За время осады столицы, большая часть инфраструктуры была разрушена и антисанитария, обычная для такого положения, привела к вполне ожидаемым заболеваниям. В Селестии сперва очагом, но затем очень быстро, распространилась бубонная чума и заболевшим уже не было числа. Этот тип мора уже тысячи лет не встречался в галактике, но здесь сохранился, окреп и стал вполне серьезной проблемой.
- Идет зачистка комплекса, но в сам храм пока попасть не удается, - продолжал Кристоф, отведя взгляд от больных несчастных. - Разбираться с теми, кто там, предстоит нам.
- Сколько воинов у нас? - спокойной поинтересовался Гранд-мастер Олфус, имея ввиду адептов Аскера и тех, кого удалось собрать с ближайших систем.
- Три сотни рыцарей при пятидесяти магистрах, - ответствовал Кристоф и по его тону становилось понятно, что даже столь такого внушительного количества опытных адептов будет недостаточно.
- А что Магистр Эстер?
- У нее пятьдесят рыцарей и это все, кому удалось уцелеть, - здесь речь шла уже о женщине, хотя их в монашеском ответвлении не было вовсе и не могло быть. Если Магистра Палландо это удивило, то и верно, потому что Эстер была как раз по духу ближе и являлась джедаем в более привычном виде.
- Врагов более нас и все они поглощены Тьмой. Король-Жрец и Тварь сильнее сделают их и одолеть нас могут, - задумчиво произнес Гранд-мастер Олфус, почесывая подбородок. Он думал о том, что предстоит сражаться с теми, кто действительно может оказаться сильнее, благодаря своим могущественным хозяевам.
- Магистр Палландо, - Кристоф обратился к Ричарду с простым вопросом. Просто для того, чтобы узнать, как обстоят дела в его родной части галактики. - Сколько членов в вашем Ордене?
TaonДата: Вторник, 31.05.2016, 23:09 | Сообщение # 204 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Ивори Ферлис

Селестия


Цепь власти своими звеньями впивалась глубоко. Сдавливала и рвала сосуды. Рвала мясо.
Ненадолго освободившиеся воля и память не смогли разорвать её. Они сделали главное: выжили. И стали тем крошечным осколком стекла, что остался колоть прямо в обнаженные нервы.
У этого осколка есть имя.
Блёклая тень сомнения. Смутное воспоминание о памяти.
Сначала где-то вдалеке - яркий блеск огромных глаз. И за туманной дымкой - призрачный блеск полупрозрачной чешуи. А под ней - сплетение разорванных и сведённых вновь, уродливо связанных нитей.
Они истекают гноем и зловонной чёрной кровью.
И это выплёскивается наружу. Сквозь прочную броню хлещет водопадом.
Наступает миг, когда изуродованная воля, ради утоления неестественной жажды использованная свобода начинает превращать всё вокруг в омерзительную бездну. Её могут покрывать иллюзорные сады, но...
Но сделай шаг вглубь, и падение неизбежно.
Тьма жадно накинулась на разум, стоило Ивори погрузиться в сон.
Тьма не могла отступить. Даже теперь, когда Гранд-мастер ничего не могла сделать.
Тьма не умела останавливаться. Снимать руку с горла. И, в первую очередь... со своего же.
Она могла снова обмануть. Могла внушить ложное ощущение покоя, лёгкости. Да - наконец-то можно вдохнуть. Да - наконец-то получится вдохнуть, не чувствуя запаха крови и гари. Не видеть войны, не слышать войны. Не это ли заветное желание каждого оставшегося в здравом уме существа, которое видело войну наяву?
Чтобы никто и никогда этого больше не испытал. А кто испытал, не помнил так ярко, до боли, до вопля.
Красис купал свою жертву в искусственном счастье, дарил отнятое Селестией ощущение полноты сил, полноты жизни.
Больше никакой боли. Ни телесной, ни душевной.
Прекрасный сон. Прекрасное освобождение от оков измученного тела.
И всё так просто и понятно. Вот путь, на котором нет преград. Только пройти по мосту, в горы. И там найдутся все ответы. Ведь Ивори так хотела получить их все. Постоянно чего-то в картине не хватало. Ведь на войне нет времени изучать многотысячелетнюю историю.
И чужие слова так легко лились, сплетаясь в гармоничный узор. А в нём весь ужас дел разумных существ всех эпох, вся роковая, порочная цепь неизменно повторяющихся ошибок.
Вот одни бесконечно убивают, бесконечно же пытаясь утолить неутолимую жажду извращённого знания, власти, материального и нематериального. Вот другие, силясь прекратить это, убивают тоже, а подчас ещё и лгут не менее изощрённо, попадаясь на крючок третьих. Те убивают чужими руками, лишь бы не марать свои. У них тоже жажда. И они тоже не понимают, что там, в Силе, им не помогут гигантские счета в банках. А вот четвёртые. Они тоже зарабатывают кровавые деньги, но своими руками.
И пятые, шестые... сотые.
Войны малые, войны глобальные, сотрясающие всю галактику. Ежедневные смерть, ложь, предательства.
Разделённый мир.
Границы в нём - вокруг каждого.
Нет гармонии. Не может быть. А что насчёт надежды? Неужели и она всего лишь выдумка в утешение?
Нет. Она там, на вершине. Она в ответах. Ведь тот, кто видел целые эры, видел драмы каждого уголка галактики, понимает куда больше живущих так недолго. У него есть ответ. Должен быть.
Как только Ивори не поняла этого раньше? Можно было попробовать поговорить сразу.
И она сделала первый шаг.
Но... Но... Тот крошечный осколок засел где-то. И мешал.
Искра света. Тень тени выцветшего воспоминания о том миге, когда, пока исполинская волна тьмы накатывала на разум уснувшей женщины, чтобы закружить его в смертельном водовороте, Ивори увидела истинную суть Красиса.
Осколок попал на язык и, оцарапав, куда-то делся. А Ферлис оставил кровавый привкус во рту.
Она ещё жила. В неё, убаюканной сладкими речами, бередящими раны и поливающими их приятно пахнущим эликсиром, что-то оставалось.
То, проснувшееся раньше.
Вот сделан и второй шаг, и третий. Путь на вершины гор должен быть пройден. Но... медленней.
Ивори шла медленней.
- В чём же истинная суть Силы и как достигается единство? И почему же ты так долго лишь смотрел, почему войны всё ещё идут, если ты знаешь выход? - спросила она. - Почему рассказываешь об этом мне? Или... возможно, до меня было много других, но они побоялись? Какова же цена у нового мира?
"Цена, цена, цена", - тут же запульсировало в голове. Защёлкало. Повисло на нити и закачалось.
Маятник вправо, и одно-единственное слово бьёт в висок.
Маятник влево, и бьёт в другой.
LexxДата: Среда, 01.06.2016, 15:03 | Сообщение # 205 | Offline
Группа: Team
Сообщений: 12835
Награды: 284
Ричард Палландо

Селестия


-Экстремист говорит о манерах, - едва слышно пробормотал Магистр. - А дальше что? Уроки толерантности?
Сенсоры дроидов были довольно мощными, а значит, скорее всего, слова Ричарда НК-51 услышал. Впрочем, грохот на поверхности мог отвлечь внимание машины.
"-Предлагаю, если что, расплющить... " - такое послание было передано Ричардом Гранд-Мастеру Олфусу сквозь Силу.
Наличие даже сверхмощных сенсоров не позволило бы дроидам подслушать телепатический разговор. Это, безусловно, было хорошо. Жаль лишь, что мысли самих дроидов, как и их переговоры на закрытых частотах тоже не могли быть подслушаны джедаями.
"Паритет, да-с... "
В общем, узнать что на самом деле задумала машина возможным действительно не представлялось. Другое дело - почувствовать угрозу. Правда, полностью полагаться на то, что Сила предупредит тебя обо всем тоже не стоило. В этом Палландо, за время проведенное на ранее неизвестных ему планетах, убедился не один раз.

***


Несмотря на то, что дождь шел сплошной стеной, нещадно пожиравший технику и мертвых людей огонь гаснуть не собирался. Две стихии, огонь и вода, сойдясь в беспощадной битве, словно проецировали сражение между светом и тьмой. Проигрывать ни в той, ни в другой битве никто не хотел.
Храмовый комплекс величественно возвышался над светлыми воинами и всем своим видом показывал, что просто так он не покорится никому. Да, храм действительно был похож на ту джедайскую обитель, что была разорена во время правления первого и, как надеялся Ричард, последнего Императора Галактической Империи. Но сходство это было лишь внешним. Любой адепт, способный смотреть на мир несколько иначе, сразу бы увидел, что это строение - пристанище тьмы.
-Братья! Рад видеть, что с вами все в порядке. Слава Силе.
И в самом деле, вновь встретиться со своими собратьями было отрадно. Ричард радостно улыбнулся, крепко пожал Командору руку и не забыл поприветствовать сопровождавших Кристофа монахов.
-Идет зачистка комплекса, но в сам храм пока попасть не удается. Разбираться с теми, кто там, предстоит нам.
Было понятно, что в храме полным-полном обученных темных адептов и их учеников. И сражаться с ними, разумеется, предстояло воинам Ордене Аскера. И Ричарду.
Палландо действительно удивило то, что пять десятков рыцарей находились под командование Магистра женского пола, но сейчас было не самое подходящее время для расспросов, а потому Ричард решил промолчать.
-Врагов более нас и все они поглощены Тьмой. Король-Жрец и Тварь сильнее сделают их и одолеть нас могут.
Ричард не почувствовал нотки страха в голосе старого Гранд-Мастера. Олфус просто рассуждал вслух, честно и без обиняков. И, пожалуй, не согласиться с его доводами было трудно. Впрочем, Палландо было что ответить и на это.
-Тот, кто возродил наш Орден с удовольствием поспорил бы с вами, Старший.
Глупо было отрицать, что тьма - очень сильна. Но не менее глупо было утверждать, что свет слабее тьмы. Просто, как однажды сказал Теодор, Темная Сторона доступнее и проще. Ему же об этом поведал очень старый, очень сильный и очень мудрый Гранд-Мастер.
-Магистр Палландо. Сколько членов в вашем Ордене?
-Если не считать самых юных - чуть более пяти сотен. При шести Магистрах, Старшем Магистре и Гранд-Мастере.
Говорить о том, что стараниями одного присутствующего здесь дроида, численность Ордена в своем время была сокращена, Палландо не стал. Поссориться пускай и со временными, но все же союзниками сейчас - значит сделать царский подарок тем, кто сейчас находился в храме.
XenomorphДата: Четверг, 02.06.2016, 12:32 | Сообщение # 206 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5988
Награды: 133
Ну почти «Л»
ГМ. HK-51

Селестия


- Не удается стабилизировать ритм, - отойдя от приборов, сообщил один из военных врачей, приставленный к Гранд-мастеру. - Она все еще в критическом состоянии и может погибнуть.
- Что на счет Тирина? - речь шла о сильном лекарственном средстве с кратковременным эффектом. В обычных случаях оно помогало стабилизировать работу сердца, но здесь было что-то другое. Второй медик сверил записи и перевел взгляд на своего коллегу.
- Трижды уже вводили. Эффект держится не более семи минут. Больше нельзя, - покачав головой, констатировал первый врач.
- Остается только одно. Действуйте, - после этих слов второй медик удалился, так как его усилия нужны были и в другом месте. Раненых хватало.
- Остается лишь одно... - повторил оставшийся врач и отдал распоряжения вспомогательному дроиду-медику. Решение не было опасным, но единственным оставшимся являлось точно. Ивори Ферлис введут искусственный водитель ритма и этот вариант гарантировал на сто процентов, что сердцебиение женщины будет стабилизировано. Машина поможет жить женщине и примет на себя контроль над электро-импульсами сердечной мышцы. Операция была с минимальным риском и закончилась уже через пять минут. Как только искусственный пульсатор был подключен, сердечный ритм был восстановлен.

***


Женщина задала свои вопросы, а древняя рептилия не стала затягивать с ответом и даря облегчение, может быть пускай и мнимое, бальзамом пролила слова свои на сердце женщины.
- В созидании и суть и единение всех, - очень кратко и очень туманно, но со вложением в голову Ивори мысли о том, что ответ куда глубже и сильнее, чем кажется на первый взгляд, без возможности помыслить о разборе сказанного. Столь искреннее, столь по-настоящему. В целом, это и так выглядело, как правда. Разве не Сила созидающая, Сила исцеляющая, Сила, служащая добру есть истина и правильное?
- Смотрю я потому, что не создатель творения, но такой же, как и вы. Все вы творцы будущего поступками в настоящем. Когда Строители сгинули, им наследовали ситхи, после сгинули и они, а искажение осталось. Искоренить это было в силах в зачатках, но злу позволили уцелеть, знанию - распространиться и как итог - чреда неизменная, повторяющаяся определила жизнь эр. - некоторое время на то, чтобы обдумать услышанное, а после и продолжение сказанного:
- Оглянись, дева и спроси себя: где ты? - множество, миллионы, если не больше, образов существ находились по разные стороны. Они прибывали в блаженстве, будто бы они и Ивори находились.... в Силе?? Ивори могла и видела свою семью, всех, что невинно погибли на ее родной планете. Были здесь и другие, что гибли во время войн и последней в том числе. Их лица были чисты, свет излучали их формы. - Разве не ответ ваш страх войн и ужас от насилия? Сила говорит с каждым разумным существом, но кто ее слушает? Кто не видит видимый выход? Двигайся ко мне и раздели мое знание, чтобы стать сильнее, чтобы вернуться в мир и одолеть его порок, где цена за новый мир - кровь, - Красис предлагал единение с ним, как сопричастником истории для того, чтобы победить мир в понимании его зла. Он внушал свою силу как инструмент временный и необходимый, а когда зло будет уничтожено, он говорил мыслеобразом, что снимет с себя это бремя. Когда не останется Темной Стороны, когда не останется самой мысли о войне. Чудовищная ложь, подкрепленная псевдо-волей, ложной способностью осознать и понять произносимое.

***


-Тот, кто возродил наш Орден с удовольствием поспорил бы с вами, Старший. - столь небезосновательный оптимизм заставил старца искренне улыбнуться и надеяться на лучшее. Впрочем, он надежды и не терял, а дроид так и стоял молча, присматриваясь ко сему действию и слушая разговоры. То, что НК находился рядом с джедаями и не лелеял мысли об их уничтожении было не таким уж и странным явлением. Однажды его прародитель, НК-47, стал причиной гибели множества живых существ, порой в самой жестокой форме, но вместе с тем, прародитель был и одним из главных действующих лиц, что уничтожил ситхов и их Триумвират и вместе с Митрой Сурик возродил Орден, что был уничтожен. Для чего это делал сперва 47 и теперь делает 51 - оставалось загадкой.
- Так мало? - немного удивленно спросил Командор, когда Ричард дал ответ о численности Ордена в известной части Галактики. В этот момент из приземлившегося позади группы джедаев транспорта ровным строем выходили дроиды IG-120, вооруженные в большинстве своем как известными посохами, так и световыми пиками. Эти машины были обучены адептами Принципата и хотя не знали всех премудростей фехтования и школ боя, но являлись очень опасными противниками и использовали возможности своего металлического тела по максимуму. Во главе отряда, численностью в три сотни машин, двигались другие дроиды серии НК. НК-AR несколько отличались визуально от своего создателя, но были могучими воинами, созданными с целью противостояния могущественным адептам. Всего было произведено пятнадцать таких машин, а присутствовали здесь они в количестве восьми единиц. Джедаям и монахом удалось увеличить свою численность за счет машин.
- Заявление: Пфф... Что нам какой-то культ ряженых гнилушек? - таким вот образом один из новоприбывших НК поприветствовал джедаев.
- Подтверждение: Верно. НК-дроиды готовы сокрушить пару сотен черепов, - вставил свое слово второй. Следующим слово держал НК-51:
- Воодушевленный комментарий: НК дроиды уже служили джедаям, сражаясь с Малаком и с Триумвиратом и послужат сейчас с нескрываемой радостью в ядре.
- Злобное дополнение: Они считают, что являются великими воинами и страшнейшими существами в Галактике. Мы докажем, что это не так, - этот дополнительный комментарий больше напоминал ворчание, но так оно, наверное, и было. Неизвестно, для чего НК сейчас помогал джедаям, но, судя по тому, что было сказано, машина просто решила продемонстрировать свое превосходство над адептами Темной Стороны и их злодеяния, как опасался НК, затмевали его, а это было недопустимо ни в какой степени.
- Ни одно орудие не пробьет храм. Его защищают два щита и стены толсты, - Кристоф решил первым прервать весь этот словесный сор.
- Он пробьет, - не отворачиваясь и указывая за свою спину, проговорил НК. Там неторопливо, величественно вышагивал В-3 Ультра-дроид в модификации с тактическим ядерным или термоядерным вооружением. Действительно, этого было достаточно для того, чтобы снести ворота и пробить толстые стены. Световой меч, конечно, разрежет замки, но двери и стены были очень толстыми, так что было решено применить "старшего брата" для того, чтобы обеспечить себе доступ.
Остановившись метрах в десяти от джедаев, дроид присел на одно колено и вокруг него тут же закружились астромехи. Дело было в том, что пневматическая катапульта, выстреливающая маленькую атомную бомбу, была достаточно мощной, чтобы отправить заряд метров на пятьсот, но вот до храма расстояние было большим и потому астромехи принялись за работу с целью удлинить направляющий рельс. Это не заняло много времени и вскоре огромная машина поднялась с места и продвинулась чуть дальше, занимая оптимальную позицию и высчитывая траекторию, после чего застыла на месте, ожидая команды. Дроиды же, что будут принимать непосредственное участие в атаке, уже выстроились в широкую линию. Джедая последовали тому же примеру.
- Вы готовы, Магистр Палландо? - поинтересовался Олфус, Кристоф же сохранял молчание. Стоит ли говорить, что именно в этот момент Красис, не пробивая защиты Палландо, но мягко попытался вложить в голову джедая из известной части галактики червя сомнения? Мысль была очень простой: почему бы не использовать меч сперва для того, чтобы покончить со злом в его родном краю и уж после явиться сюда?
TaonДата: Понедельник, 06.06.2016, 15:39 | Сообщение # 207 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Ивори Ферлис

Селестия


Слова ящера дарили утешение, дарили надежду. Он говорил то, что Ивори хотела бы слышать.
Он говорил её словами. Она ответила бы на вопрос, что есть Сила истинная, точно так же. И ничто не смогло бы уверить Гранд-мастера в том, что Тёмная сторона - самодостаточный и вечно существовавший аспект Силы.
Изложение сути истории, на которую раката наложили неизгладимый уродливый след, чьё сохранение обеспечили другие последователи пути более лёгкого, но абсолютно губительного, тоже было таким правильным, таким естественно вытекающим из собственных мыслей, рассуждений Ивори, что не поверить этому оказалось невозможно.
Шаг вперёд. Быстрее, чем раньше.
Но в следующий момент, увидев множество сияющих образов вокруг себя, заполонивших всё пространство, оставивших свободным лишь проход вверх, в гору, женщина замерла на месте.
Знакомые лица. Мать, отец, брат. Чуть более дальние родственники, друзья и просто знакомые.
Как это могло быть?
Они все мертвы. Давно, по человеческим меркам, мертвы.
Неужели... это Сила?
Но где тогда Ивори? В жизни, в смерти, во сне?
С кем она говорит? С кем говорит на самом деле?
Словно наяву - жужжание снабженного дополнительным функционалом маленького дроида, подрезавшего траву у дома. Младенческий лепет самого младшего из троих детей четы Ферлис. Мирное небо над головой.
Словно наяву - запах старых книг и кафа. Запах трав, которыми сорок лет назад мама учила ополаскивать волосы, чтобы добиться золотистого оттенка.
Сорок, или... сто десять?
Бледнейшая, почти прозрачная тень воспоминания о ментальной тюрьме. Там Ивори тоже думала иногда, опасалась, что попала в Силу, только получает кару за многочисленные ошибки своей жизни.
Обладание даром пропускать сквозь себя и своей волей направлять огромную мощь света требует не только способностей. Безошибочности не достигнуть никому, но трезвомыслие здесь необходимо. И теперь... теперь, как бы ни хотелось поверить, что с теми, кого знала когда-то, кто был дорог когда-то и всегда, можно встретиться вновь, вглядеться в дорогие черты, сказать хоть пару слов... нет, Гранд-мастер не могла.
Три шага вперёд.
То, что спасало раньше, теперь, в такой реальной иллюзии, вело к краху.
Но не всё.
Тень воспоминания о том, что такую ошибку Ивори уже делала, блуждая по лабиринту, выстроенному в ментальной тюрьме безумцем-убийцей, стала подобием моста к тому, что происходило сейчас.
Ощущение, будто Ферлис вновь заперта в ловушке, не успело оформиться и пропало, упорхнуло бабочкой с ярко-алыми пятнами глаз на обожжённых крыльях, оставив в воздухе эфемерную взвесь чёрной пыльцы.
Как велик был соблазн поверить, что Красис желает того же, что и джедаи.
Что он сделает бывшее правильным для них. Сложит с себя бремя заслуженной власти, как только мир изменится.
"Изменится... как?"
Ивори остановилась.
- Если бы тьму было так просто искоренить... всегда появляется кто-то, кто хочет всего, но только себе. Свобода, которую имеет каждый из нас, имеет оборотную сторону. Как же тогда произойдёт то, чего мы желаем? Как использовать твою силу? Недостаточно просто убить всех, кто исказил свою свободу и волю, и уничтожить знание о их уродливых возможностях. Нужно как-то показать всем, раскрыть перед ними всю красоту истины. Ты для этого предлагаешь... стать мне глашатаем разделения всеми твоего бытия? Но разве может кто-то, кроме Силы, сделать это, и разве будет Сила говорить словами?
Ивори стояла на месте недвижимо. И смотрела туда, на горные вершины, где скрывались все ответы.
Ответы ли?
LexxДата: Понедельник, 06.06.2016, 16:39 | Сообщение # 208 | Offline
Группа: Team
Сообщений: 12835
Награды: 284
Ричард Палландо

Селестия


Присутствие НК-51 Магистра Палландо совсем не волновало. Дроид был для Ричарда чем-то вроде детали ужасающего пейзажа, которую нельзя просто взять и убрать. Конечно, столь близкое соседство с машиной, причастной к гибели сотен миллиардов живых существ - радости не добавляло. Тем более, Палландо был уверен, что машина эта действует не по доброте отсутствующей души, а в корыстных целях. Но сейчас было проще смириться с его нахождением здесь, чем затевать споры.
-Так мало?
И все же, нельзя было взять и удержаться от того, чтобы бросить на НК-51 красноречивый взгляд, да сделать это так, чтобы Кристоф заметил. Заметил и понял.
Тем временем, из приземлившихся на импровизированную посадочную площадку транспортов начали выгружаться вооруженные силовыми посохами и даже световыми пиками дроиды модели IG-120. Следом за ними показались машины неизвестной Ричарду модификации. В отличие от своеобразно поприветствовавших джедаев дроидов, Палландо вообще не снизошел до приветствия. Трактовать такое поведение Магистра можно было как угодно, но дело, все же, было не в гордости переходящей в гордыню.
-Ни одно орудие не пробьет храм. Его защищают два щита и стены толсты.
Пятиметровый дроид, который, по словам НК-51, был способен пробить стены храма в самом деле выглядел внушительно. И хотя самый главный дроид в галактике имел привычку разбрасываться словами, сейчас никто не усомнился в правдивости его утверждения.
"Чем выше шкаф - тем громче падает... " - почему-то подумал в этот момент Ричард.
Дроиды-астромеханики прямо на месте усовершенствовали конструкцию своего огромного и очень-очень дальнего родственника, после чего, и дроиды и джедаи приготовились к штурму.
-Вы готовы, Магистр Палландо?
Это был настолько простой вопрос, что еще минуту, да что там, пару секунд назад, Ричард не задумываясь ответил бы утвердительно. Но сейчас... сейчас Палландо ничего не сказал.
"Не то ли зло, что прикидывается добром?.. "
Мысль была скрыта ото всех, даже от Гранд-Мастера Олфуса. Ментальная защита, выставленная Магистром была столь сильна, что пробить ее сейчас смог бы разве что Красис. Впрочем, он поступил хитрее.
Выбирать Ричарду пришлось еще там, в Рандоа. И он выбрал и до этого момента о своем выборе не пожалел. Но все эти дроиды, сделка с дьяволом и собственной совестью... Джедай вдруг остро ощутил какую-то несправедливость. Вот перед ним машина, с которой воевала вся Новая Республика и Орден Джедаев, машина, которую, казалось бы, уничтожила отсутствующая здесь и находящаяся при смерти женщина, ставшая столь близкой и дорогой... Вот перед ним джедаи из другого Ордена, родственные души... Вот другие машины... А где же братья и сестры Ричарда? Иных уж нет, а те далече.
"Играем в героев, спасаем чужих, а своих спасти не смогли... "
Вместе с простой и опасной мыслью, как показалось Палландо, Красис вложил в разум Магистра древнее знание, мощнейшее оружие, которое позволило бы уравнять шансы.
Пропустить через себя Силу, выплеснуть ее в виде чистой энергии и таким образом избавиться от дроидов, которые терзали и в будущем продолжат терзать Орден? Не всех, конечно, но хотя бы часть и того самого ехидного предводителя машин. Идея вдруг показалась совсем не безумной.
"Хочешь изменить мир? Начни с себя... "
Сила. Она повсюду, везде, в каждом живом существе... Но ее нет в дроидах, они мертвы для нее. Восставших мертвецов нужно упокоить - не это ли, в конце концов, Сила продемонстрировала еще на Зиосте, а на потом на Альбис-Прайм?
Сила. Она везде и ее много. Стоит только дотянуться. Джедай непроизвольно растопыривает на руках пальцы, но сам по себе жест ничего не значит - он нужен лишь разуму, дабы тому было легче осознать происходящее. Толкать и притягивать предметы, душить и разрывать на части можно и без помощи рук и даже не глядя на объект. Но мозг накладывает на джедая некие ограничения, которые далеко не все в силах обойти.
Сила. Ее сейчас столько, что хватит на десяток таких как НК. Стоит лишь вскинуть руки.
Ричард неторопливо, словно демонстрируя свое превосходство, повернулся и впился взглядом в того самого дроида, который затмил своими злодеяниями даже то, что творили ситхи.
"Не то ли зло, что прикидывается добром?.. "
Возможно Палландо это только показалось, а может быть голос, прозвучавший сейчас в его голове, принадлежал Люку. И вот, вместо НК-51, он видит и не машину вовсе, а человека. Того, кто убил Теодора, того, кто возглавил Галактическую Империю. Того, кто так умело прикрылся дроидами, чтобы показать галактике, что, оказывается, есть вещи и пострашнее ситхов. Того, кто так нагло и цинично лгал, кто прикидывался добрым и заботливым, когда это было ему нужно.
"Сейчас я здесь, а не дома... Какая разница откуда начинать?.. Главное - начать... Главное - помочь..."
Ричард отвернулся от НК-51 и занял свое место среди светлых воинов Аскера.
-Я готов, Старший, - тихо, но внятно произнес он.
XenomorphДата: Понедельник, 20.06.2016, 12:22 | Сообщение # 209 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5988
Награды: 133
Ну почти «Л»
ГМ

Селестия


Мог ли еще что-то ответить Красис женщине? Конечно же мог, но что-то поменялось... Поменялось не здесь, в нигде, в там, где сейчас находились джедаи, дроиды, легионеры. Древний страж решил действовать быстрее и по-прежнему мягко, не произнося ответов, но вкладывая их в голову Гранд-мастера. Бесформенные, не обличенные в словесные конструкции, но такие реальные и настоящие. Словами Гранд-мастер могла сформулировать их сама, ведь сама идея, сама мысль была уже заложена? Какая она? Нельзя задуматься, ведь явного ответа не было дано, но было нечто, что могло само превратиться в лучшее из доступные, столь простое и гениальное, что можно было бы предположить.
Ивори Ферлис куда быстрее передвигалась к вершине, к тому, кто знал, казалось, каждую судьбу каждого живого существа в галактике, чувствовал каждого боль и каждого же радость. Можно ли было сомневаться в искренности намерений того, кто так убедительно ненавидел тьму и хотел ее уничтожить?

***


Сложно доверять тем, у кого нет души, нет чуткого отношения к органической жизни, нет эмоциональной составляющей и нет привычного образа мысли. Цели машин принадлежали только им, но все, что оставалось делать сейчас, так это доверять хотя бы не им, но тем, кто был ближе по духу, по своим стремлениям. Джедаи Аскера понимали, что иначе победа невозможна и хотя риск был очень велик, ведь на карту было поставлено все, не отчаявшиеся, но видящие последнюю надежду в таком альянсе, решили поставить все на алтарь победы.
-Я готов, Старший, - после этих слов машины отдали неслышную команду и В-3, пройдя еще несколько метров, остановился и через несколько секунд, несмотря на грохот войны и ливень, послышался свист выстрела пневматической катапульты и смертельный заряд полетел в сторону храма.
Красивое и ужасающее же зрелище в единый момент предстало пред глазами собравшихся. Небольшой, по меркам атомного оружия, гриб поднялся в воздух, а земля сотряслась. Ударная волна практически не дошла до выстроившихся в линию дроидов и джедаев и когда пламя погасло, в стене храма, там, где был главный вход, можно было различить огромную дыру, диаметром в пятьдесят метров примерно.
Хотя термоядерное оружие условно обозначалось как "чистое" по сравнению с ядерным, все на самом деле зависело от типов компонента и реакции. Сейчас машины использовали заряд, реакция которого оставляла наименьшее радиактивное загрязнение, а потому опасность была не такой большой. Все же, джедаи решили не пренебрегать средствами индивидуальной защиты и надели маски-фильтры. У Ричарда такая тоже была, так что проблем не должно было возникнуть, но, все же, джедаи не спешили выходить, ожидая команды машин, которые знали, какой момент лучше всего выбрать для атаки.
Спустя семь минут после взрыва, первая линия, состоящая из улучшенных IG-дроидов выдвинулась вперед не быстрым шагом. Вслед за ними двинулись и остальные, а так же джедаи.

Селестия. Храм


Магнастражи были прекрасными бойцами. Джедайские премудрости фехтования были им известны и хотя в силу того, что они машины, использовать в полной мере стили боя они не могли, все же, как было известно, эти дроиды представляли из себя серьезную опасность.
Первыми в храм ворвались именно они и хотя с первых же минут дроиды понесли потери, им удалось несколько очистить пространство, создав площадку для атаки джедаев.
Темных приспешников культа было много. Сотни их встречали алыми клинками и молниями воинов света. От ранга равному Магистру до учеников, они все были здесь и обладали твердым намерением погубить всех джедаев до единого, не оставляя никого в живых.
Гранд-мастер Олфус не участвовал в бою напрямую. Он обладал редким даром и им решил помочь своим соратникам в этой нелегкой борьбе. Старец обладал боевоей медитацией и оставшись снаружи, с первых секунд использовал свой дар, вдохновляя джедаев, помогая им предсказывать действия неприятеля и сея в нем сомнения, понижая волю к сражению.
Кристоф попал в храм вместе с Палландо и тут же был вынужден вступить в бой с двумя могущественными стражами культа.
Внутреннее помещение храма было вновь узнаваемым: просторнейший зал с высокими потолками, поддерживаемыми красивыми массивными колоннами, но даже на такой площади было тесно из-за количества участников сражения. Кого не было видно, так это главную целью. Короля-жреца искали взглядами многие, но он не участвовал явно в сражении, хотя и был где-то рядом... Сперва нужно было пробить живой заслон защитников.
TaonДата: Вторник, 21.06.2016, 21:36 | Сообщение # 210 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Ивори Ферлис

Селестия


"Истинный смысл моего бытия суть знание. Свидетель сменяющихся эр, я видел спираль времени. Вы полагаете, прошлое лишь учит, но оно в вас. Лишь неискаженный свет знания способен помочь развеять тысячелетнюю ложь и, ясно увидев даже малейшее извращение истины, уничтожить их. Но лишь сама Сила могла бы сделать это в одиночку, исцелив себя. Ты спросишь, не ведомо ли мне, почему она не совершила сие? Я же отвечу: её поразила болезнью безграничная злоба и жадность тех, кто, быть может, должен был побороть в себе порок и явить каждому народу могущество Силы, в плоть облечённое. Не справедливо ли, что исцеление придёт от тех, кто так же обладает собственною волей?"
Красис говорил, не истязая болью. Красис говорил, и всё существо Ивори откликалось на его слова, не зная, что это лишь морок и самая опасная ложь. Та ложь, что соткана из правды. Но эта правда всего лишь панно с изумительной красоты пейзажами. А за ним обугленные, окровавленные развалины. И остовы когда-то величественных сооружений чьей-то злой волей оплавлены, искорежены и скручены. И венчает панораму гигантская статуя с размытыми контурами, вся увешанная гниющими частями тел миллионов живых существ. Украшали как могли.
Чтобы увидеть, чтобы вспомнить ту часть селестианского кошмара, что открылась взору Гранд-мастера, достаточно нащупать край прекрасного панно. Подцепить пальцем. Отогнуть. Сорвать.
Для этого придётся найти в себе желание это сделать. Хотя бы смутное, хилое. Так некстати явившееся в идиллию, в мир без боли и бьющих в сам разум приливных волн Силы искаженной.
Как найти то, чего нет?
А нет ли?
Что-то тревожно билось где-то на дне бездонного колодца души. Как залетевшая в ловушку маленькая птичка. Она в крови, она больше никогда не взлетит - колючая проволока, вцепившись в крылья, разодрала их, переломала тонкие хрупкие косточки. Но пока жива... пока жива - она будет трепыхаться там, в темноте. Только бы закончилось это страшное кровавое затмение. Тогда ловушка обернётся бескрайним простором, а кровь и боль - дурным сном.
Недостаточно увидеть и свет, и тьму, чтобы понимать их. Недостаточно понимать, чтобы идти верным путём.
Знание...
Недостаточно и самой правдоподобной, самой желанной, дарующей покой иллюзии, чтобы полностью уничтожить не встающую перед глазами картинку-воспоминание, а привычку не закрывать глаза даже на то, что комфорта вовсе не дарит.
В Ивори живёт истина. О настоящей сущности Красиса истина. Можно заваливать её горами иллюзий, длиннейшими лентами речей. Но где-то она останется. Нет, её не раздавит. Нет, она не задохнётся.
Это уже внутри. Ещё глубже, чем проклятая болезнь.
И эта истина, преломлённая кривыми зеркалами искаженной в месте, которого нет, воли, за руку ведёт к гибели.
Гранд-мастер, промедлив несколько мгновений, идёт по мосту в горы.
Она должна увидеть того, кто обещает знание.
А образы тех, кого нет в привычном мире, истаивают позади изморозью в день нежданной оттепели.
А Ивори идёт. Почти забыв, что совсем недавно не задалась вопросом, где же она.
Не подумав и не осознав, она, не понимая, понимала: не в Силе.
Снова.
Роковая спираль отражавшихся друг в друге событий щетинилась острыми зубцами, на которых давно засохла чужая кровь и ошмётки мяса. В зеркальном лабиринте притаились тени в пугающих масках.
Если смотреть на след тени не моргая, до режущей боли в глазах, можно увидеть полосу гнилой полупрозрачной жижи.
До конца пути всего сотня шагов.

... Он весь щетинится лезвиями, покрыт волдырями, и у каждого есть лицо.

Искаженный - или самый правдивый? - образ Красиса на долю секунды встаёт перед внутренним взором.
Ивори отшатывается назад, в тот самый миг отрекаясь от всего, что только может предложить это существо. Существо ли?
Она не осознаёт всего грандиозного обмана, что выстроил дракон в её разуме. Не думает. Просто отрекается с такой же силой и непреклонностью, с какой призывала Силу исцелять и карать, и выжигать тёмный яд, поразивший целую планету тысячи лет назад.
Знать, не рассуждая. Для одних глупость, для других - спасение.

... Он сожрёт их всех. Волю каждого. Силу каждого.
Он ненавидит их всех. И это единственная непреложная истина.


Мирное небо кровоточит. Мост осыпается прахом и обломками костей.
Возможно... здесь они все? Вот здесь. Все жрецы, все рядовые прислужники. И все, кто принял их власть, понимая, что она такое.
Они отдали свои жизни тьме. И тьма будет делать с ними, что пожелает. Такова, в конечном счете, их воля.
Горы сдвигаются, становясь стеной. Краской ей - кровь. Старая кровь. А на вершине моргают миллионы глаз.
Ивори, на кратчайший миг замерев в воздухе, - смердящий жар пробирается под белоснежную робу, оглаживает тело грязными шершавыми ладонями, - падает вниз.

... Они пришли, и с собой принесли незримую болезнь.
Их злоба способна вскипятить воздух. Их жажда не знает никаких границ. Чем бы они ни обладали, им мало.
Рабы? Власть? Сила? Нет, им мало.
Они хотят властвовать там, где Сила ощущается так ярко. Но никогда им не обладать истиной.
Всё, что они могут, это нести свою чуму. И Сила, отвечая их общей страшной воле...


Внизу разверзается громадная пасть.
Ивори падает слишком быстро.

... Это единственное, что они могут. И всё, что они делают, этому подчинено.
И нити Силы, жалобно тренькая, рвутся и соединяются вновь, сведённые в гигантский уродливый узел. Он кровоточит и истекает слезами. Это чувствует каждый, кто наделён даром ощущать острее, чем остальные.
Это мучение не описать никакими словами.
А он... он чувствует острее всех.
Он теперь один. И ненавидеть будет вечно.
Потому, что путь к освобождению лежит через разрезание затянувшихся на шее пут ненависти.
А он не может. Не хочет.
И не хочет потому, что не может... сам.


Бесконечная, мучительно яркая череда образов чужого прошлого.
Мучительно быстрое падение.
И в тот момент, когда ужасная пасть так близко, когда Ивори, раскинув руки, вверяет себя воле Силы...
В тот момент Гранд-мастер открывает глаза.
На самом деле.
Форум » Архив ФРПГ » Прочие места Принципата » Аларис-Селестия
Поиск: