Лето - это маленькая жизнь... Мир! Труд! Спать! Гость, голову не припекает? МЧС России предупреждает: на Лиге ожидается шторм #лето #SwL2018
[ Новые сообщения · Форумчане · Правила форума ]
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Архив - только для чтения
Форум » Архив ФРПГ » Лехон » Орбита Лехона
Орбита Лехона
XenomorphДата: Суббота, 27.10.2012, 21:27 | Сообщение # 1 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5981
Награды: 133
Ну почти «Л»


Планета-миф ,центр некогда Великой Ракатанской Империи .

НРПГ: Уважаемые игроки! Попасть на эту планету просто так - невозможно. О ней в Галактике известно далеко не всем.
XenomorphДата: Суббота, 01.12.2012, 18:50 | Сообщение # 2 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5981
Награды: 133
Ну почти «Л»
"Алый Дождь"

НК-51

Тысячелетиями орбита Ракаты Прайм не слышала гула двигателей звездолетов и и не видела пролетающих кораблей . Тысячи лет эта планета являлась мифом и таковым остается для всей галактики по сей день.Лишь немногим, тем, кто сейчас находился на борту "Алого Дождя" было дозволено прикоснуться к истории ,но пассажиры сами не догадывались о том, куда они попали . Лехон ,столь прекрасный тропический мир мог стать настоящим раем с первого взгляда, но ... Планета была пропитана Темной Стороной Силы даже больше, чем Коррибан .Именно Темная Сторона позволила расе Строителей воцарится в галактике на тысячелетия ,именно она стала источником могущества Бесконечной Империи, именно она питала Звездную Кузницу - орбитальный супер-завод ,уникальный,живой,питающийся Темной Стороной .Именно Темная Сторона впоследствии развратила Строителей и послужила причиной падения их Империи.Последний посетитель этой планеты - Дарт Бэйн, шел по следам Великого Ревана и следовал его учению .Тысячелетия миновали ...

***

"Ангар."

Объявление о прибытии собрало всех пассажиров в ангаре ; археологи, историки, ботаники и многие другие . Все были подкуплены идеей обследовать неизвестное и сгорали от желания как можно скорее узнать хотя бы что-то. НК-51 находился здесь же .боевых дроидов на борту практически не было, а те, что были составляли охранение корабля .Война не позволяла выделить на исследования армию, все боевые дроиды находились в вполне привычной части галактики,а не у ситха на макушки .Несколько десятков легионеров-новичков, прошедших обучение только недавно, несколько офицеров и пара сотен наемников "Красного Солнца" . Что касается других,то...НК уже высылал на планету развед.отряд, но тут же получил данные о неизвестной болезни . Разведчики погибли от нее или были съедены местными представителями агрессивной фауны .
Руководство экспедиции посоветовало НК использовать для черных работ пленников с лагерей.Идея была одобрена и теперь на борту "Алого Дождя" находилось девятьсот невольников . Темная Сторона планеты как-то странно влияла на пассажиров....Все заинтересованные стали одержимы поиском сокровищ ,а вот пленники испытывали страх...Что-то им подсказывало, что вполне велика вероятность здесь сгинуть .
Последние приготовления подходили к концу ; челноки дожидались самых нерасторопных участников экспедиции ,среди которых, в основном, были профессора и доктора наук ,ну....и Дона . Ее ждал НК .
TaonДата: Суббота, 01.12.2012, 19:43 | Сообщение # 3 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
"Алый Дождь"

Дона Сагот

"Странно... всё это".
Фрументарий, уже давно чувствовавшая себя как обычно и даже лучше (визиты доктора Хелли показали, что никаких проблем со здоровьем и головой после операции Дона не получила), хмурясь, сидела на койке и натягивала платье. Залегшая меж бровей морщинка, поджатые губы, упрямо-сосредоточенный взгляд: она была чем-то недовольна и пыталась что-то понять.
"Где мы... ситхову мать! Почему я ничего не знаю?"
Не так уж много в этой галактике могло быть миров, окутанных невидимым флёром Тёмной Стороны. А полностью ею пропитанных - так, что в первый миг сердце замирает - и того меньше.
Дона о таких не знала.
Она, принадлежавшая обеим сторонам Силы, но с большей любовью впускавшая в себя Тёмную, чувствовала себя словно в ласковых объятиях. Эта Сила была разлита вокруг. Хотелось её коснуться. Хотелось окунаться в неё, познавая полнее.
Хотелось неясно. Так бывает, когда кто-то умом не понимает, чего хочет, зато чувствует.
Объявление о прибытии застало фрументария парой минут позже, когда она уже умывалась, справившись, наконец, с платьем. Всё с тем же самым, сильно укороченным ножом.
Быстро надев наплечную кобуру с бластером, Дона привычно закрепила ремешки с четырьмя ножами - два на правом бедре, два на левом - и вышла из каюты. Вскоре она добралась до ангара, как должны были все, согласно тому объявлению.
Что-то со всеми из экспедиции было не так. Адепт, открытая для восприятия, ощущала и смешанную с бурной энергичностью сосредоточенность, заразившую одних, и страх, ударивший по другим. Зато от HK не веяло ничем. Тёмная Сторона не могла повлиять на машину, не была способна ничего внушить.
К главнокомандующему и подошла фрументарий, до сих пор не знавшая, что происходит. Кроме своей задачи, которую всё равно представляла расплывчато, без деталей.
- Господин главнокомандующий, - учтиво произнесла Дона, грациозно склоняя голову. Этот жест своеобразно сочетался с походкой типичной надзирательницы - чёткими шагами, уверенными, чуть резковатыми движениями. Но и сквозь это просматривалась своеобразная ненавязчивая грация. Сказывалась выучка фехтовальщицы, практиковавшей самую элегантную из форм боя на световых мечах. И пусть пока меча у неё было, это не могло уничтожить привычки, память тела.
XenomorphДата: Суббота, 01.12.2012, 20:05 | Сообщение # 4 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5981
Награды: 133
Ну почти «Л»
"Алый Дождь."

НК-51

Один за другим, челноки покидали борт судна и направлялись к поверхности таинственной планеты . НК был дроидом и не ощущал совершенно ничего, хотя, раката же построила каким-то неведомым образом таинственную живую орбитальную станцию, которая стала влиять на разум своих создателей постепенно порабощая их . Кажется, Строители обладали знаниями, недоступными ныне и вполне вероятно, что и похороненными вместе с их обладателями . НК знал больше других, но даже то, что было внутри его ядра являлось настолько ничтожной крупицей ,что никаких ответов не давала . Он рассчитывал раскрыть тайны Бесконечной Империи, даже если для этого ему потребуется еще три тысячи лет .
- Господин главнокомандующий. - Дона поприветствовала дроида так, как требовали правила ,но 51-ому по большей части были безразличны такие жесты ,так как он попросту в них не нуждался . Главнокомандующий и только . Такого обращения было бы достаточно ,но дроид не спешил разрушать привычные для живых манеры, потому упускал такие моменты . Дона нужна было ему не только, как надзиратель ; она была адептом и ее восприятие столь странной Темной Ауры было очень важно . Тайна живых машин интересовала дроида весьма сильно .
- Вопрос : Что Вы ощущаете, Дона?В силу того,что я есть более совершенный разумной жизни ,как бы отвратительно это не звучало, и лишен всех этих мягких частей тела, слизи и отверстий, позволяющих Вам дышать, я так же лишен и ..Э-ээ, как Вы это называете?Восприятие Силы?Да, кажется, что я прав...как всегда . В общем, я должен знать все, что на эмоциональном уровне испытываете Вы и другие мешки с мясом, находящиеся на борту ныне, а после и на планете . - Челнок, на котором отправятся на планету НК и Дона был практически уже загружен всем необходимым для исследований ,так что вскоре Дона получит и некоторые ответы на свои вопросы .
TaonДата: Суббота, 01.12.2012, 20:28 | Сообщение # 5 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
"Алый Дождь"

Дона Сагот

Женщина едва заметно прищурилась. Совсем чуть-чуть... и совсем недобро. В ненормальном, особенно в подавленном, состоянии она не замечала некоторых нюансов в высказываниях своего генерала. Пропускала мимо ушей или принимала как должное.
Но теперь - нет.
Что-то подталкивало не мириться. Что-то подсказывало, что нельзя позволять так пренебрежительно говорить о живых. Особенно о тех, кто принял всем сердцем истину Легиона.
Фанатичная преданность идее и государству не пошатнулась, но неприятно кольнуло маленькое сомнение.
"Пусть это не будет не настоящее пренебрежение, или..."
Природная артистичность заставило покорно кивнуть.
- Как прикажете, господин главнокомандующий. Скоту страшно. Другие чувствуют воодушевление. Они... энергичны, сосредоточенны, в готовности. Они хотят выполнить задачу. Найти всё, что можно, на благо. Я не чувствую в них сомнений. А я сама... Тёмная Сторона здесь сильна. Очень сильна. Я... чувствую её зов, - чем дальше, тем больше пауз делала Дона, прислушиваясь к своим ощущениям. - Она хочет, чтобы я её использовала и познавала... Это как... притяжение. Что-то похожее чувствуют люди, когда их кто-то привлекает, и они понимают это, - женщина прищёлкнула пальцами, пытаясь подобрать такие слова, чтобы машине было хоть чуть-чуть понятно, что ощущала фрументарий. - Это... как в тот момент, когда понимаешь, чего от тебя хотят, и понимаешь, что можешь и хочешь это дать. Тёмная Сторона тянется ко мне... ко всем, но особенно к одарённым. И меня тянет к ней... Так.
XenomorphДата: Суббота, 01.12.2012, 21:49 | Сообщение # 6 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5981
Награды: 133
Ну почти «Л»
"Алый Дождь"

НК-51

НК выслушал ответ фрументария и решил, что женщине следует рассказать о том, куда они прибыли .
- Пояснение : Строители - первая и единственная раса, использовавшая энергию Темной Стороны для строительства своей империи . Под нами голубой шар, жемчужина и родной дом, столица великой Бесконечной Империи . Триллион рабов по всей галактики жили под чудовищным гнетом своих хозяев на протяжении четырех тысяч лет ,пока самое великое из всех творений Строителей - Звездная Кузница - не стала развращать их разум ,не отравлять их существование . Супер-сооружение, огромная космическая станция, способная производить корабли в неограниченных количествах...Ракатанская раса была первой и единственной построившей живую машину . Звездная Кузница питалась Темной Стороной и поработила своих создателей ,став причиной падения их Империи .Конечно, немаловажную роль сыграла Великая чума,неизвестный вирус, убивавший только ракату ... В конце-концов, Звездная Кузница спровоцировала гражданскую войну и разделила единую расу .Они сражались за право обладать Звездной Кузницы и довели себя до того,что произошел грандиозный мятеж, вынудивший Строителей вернуться на свою родину . Татуин некогда был процветающим зеленым миром. Его нынешний облик - результат бомбардировки флотом Бесконечной Империи . Великая раса, населяющая Татуин деградировала и разделилась на тех, кого называют джавами и таскенскими налетчиками .Кашиик был так же подвергнут терраформингу с целью сделать планету галактическим ботаническим садом.Гражданская война в Бесконечной Империи привела к тому, что оставленные без присмотра вроширы - небольшие кустарники, - постепенно изменились в условиях климата Кашиика и превратились в гигантские деревья .Большая часть Лехона - планеты под нами, - покрыта океанами .Изначально большую часть планеты занимала суша .Небольшой исторический экскурс на этом завершен.Уверен, что Раката Прайм скрывает множество тайн Строителей и ответов на многие вопросы, терзающие галактику на протяжении тысячелетий .Жестокий и кровавый мир, сводящий мешков с мясом с ума . Мне он нравится ,потому я охотно отвечу на возникающие вопросы . - НК проследовал к челноку вместе с Доной .Как только дроид и его агент поднялись на борт, трап поднялся .Пилотировать транспортное средство будет НК .
XenomorphДата: Суббота, 02.03.2013, 17:12 | Сообщение # 7 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5981
Награды: 133
Ну почти «Л»
НК-51

Прошло более шести часов с тех пор, как НК покинул поверхность планеты, однако, пока он не спешил покидать этот мир .Приготовления к гиперпрыжку были практически завершены, но дроид решил послать на планету дополнительный контингент солдат-наемников, так как безопасность экспедиции имела наиболее значение .
Через тридцать пять минут транспортное судно ушло в гиперпространство, оставив планету на попечение Доны , но вскоре НК планировал прислать сюда целый грузовой флот со всем необходимым для начала колонизации , так как время играло уже против Легиона и исход войны мог предугадать даже дурак .Судно направилось к Геонозису .


Сообщение отредактировал Xenomorph - Суббота, 02.03.2013, 17:15
XenomorphДата: Понедельник, 01.07.2013, 16:53 | Сообщение # 8 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5981
Награды: 133
Ну почти «Л»
HK-51

"Алая Орхидея" - первый из четырех кораблей одноименного класса, принял на борт главнокомандующего армией дроидов .Эскадренный миноносец - новый класс легкий кораблей ,спроектированных инженерами Коалиции ,был создан с целью минирования космического пространства и выходов из гиперпространства .Эскадра таких эсминцев могла справиться с крейсерами, но судно не было спроектировано для противостояния крупным боевым кораблям в бою один на один .Об этом говорила броня и общие показатели защиты судна, так что эсминец и не претендовал на роль охотников за крупными боевыми судами ,нет .
Эскадра новых боевых кораблей, в состав которой входило два таких эсминцев и один карманный линкор типа Виверна, была готова к гиперпрыжку .Цель похода на Миркр - эвакуация оставшихся подразделений Легиона .Как только все приготовления подошли к концу, эскадра из трех кораблей ушла в гиперпространство .
TaonДата: Суббота, 01.03.2014, 23:35 | Сообщение # 9 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
-->Геонозис, космопорт Сазара-Тсимицши

Дона Сагот

Маска лежала в руках, давя своим весом на поцарапанные ладони, и была единственным якорем, удерживавшим крошечную часть Доны в реальном мире, не давая полностью погрузиться в личный кошмар.
Героическая смерть - не утешение для женского сердца. Даже если эта женщина настолько же фанатична, как госпожа Сагот.
... тонкие, хищные линии. Человек эту маску носить не мог, нет. Из рас Легиона и Коалиции такое было в обычае только у калишцев.
Это точно была не бутафория, не новодел на замену настоящей... реликвии?
Наверное, да. Это стоило называть так.
"Через сколько сражений ты прошла вместе со своим хозяином?" - думала Дона, с трепетом касаясь самыми кончиками пальцев еле различимых царапинок.
Кем был этот калишский воин? Чья маска могла быть так ценна, иметь такое символическое значение, что не должна была достаться врагу?
- Генерал Гривус, - благоговейно прошептала женщина.
Помнила она и другое его имя, узнанное от...
"Это... герой, бог для калишцев и для нас", - без малейшего труда вспомнились слова, сказанные ей тогда, год назад, в последний день вместе.
Дона сдавленно застонала, закусывая губу до боли, сдирая едва образовавшуюся корочку.
Вкус собственной крови ничуть не отрезвлял.
Уже жалела, что дала волю любопытству и открыла футляр, даже не запертый. Защёлка легко поддалась, стоило только надавить, и тёмно-красная крышка приподнялась.
Без хоть какого-то занятия за время длинного перелёта можно было сойти с ума.
Заново.
Дона бросила взгляд влево. В иллюминаторе уже можно было разглядеть многоводную поверхность планеты.
Лехон.
Дом.
Какая-то часть сознания надеялась, что префект окажется не твердолоб, и с ним получится найти общий язык. Женщина абсолютно не готова была к новым словесным пикировкам.
Также крошечная рациональная часть напомнила, что всё-таки стоит заканчивать со священнодействием над маской легендарного полководца. По большому счёту, Дона и особого права на это не имела.
Два года назад даже допущение этого страшно взбесило бы её. А теперь... теперь было уже всё равно.
Очень осторожно женщина уложила маску обратно в футляр и закрыла его. И так же осторожно положила в рюкзак.
Пилоты уже передали коды доступа, и транспорт пошел на снижение, взяв курс к столице.
Дона наслаждалась временно воцарившейся в голове полной пустотой.

--> Храм Древних
TaonДата: Воскресенье, 09.08.2015, 12:06 | Сообщение # 10 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа. НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд. Дона Сагот-Шитцу

--> Орбита Рун

Лехон, тайная твердыня Принципата.
Лехон, родина нового флота, постепенно, тщательно созданного.
Чем был бы Принципат без этой планеты?
Ответ напрашивался сам.
К тому моменту, когда крейсер "Триумф воли" появился на орбите, все корабли, которые должны были направиться к разным системам, ушли. Остались корабли охранения. Висели на орбите верфи и станция.
Процедура проверки идентификационных кодов прошло успешно. Какое-то время спустя из ангара вылетел челнок с сопровождением, направлявшийся в столицу планеты.

На борту челнока


Император нарочно развалился на месте Примарии, положив ноги на соседнее. Так, что сапоги торчали в проходе, мешая идти.
Пусть жена, если ей так хочется, расспрашивает экс-коменданта. Свою задачу Фрэнсис выполнил: за время перелёта к Лехону Констанс общалась со своей злобной зверушкой достаточно дозированно и не в ущерб отдыху, государственным делам и простым человеческим разговорам с главным мужчиной в своей жизни.
А тот проводил свободное время с пользой. Тренировки и умственная нагрузка никогда ещё не вредили чего-то стоящему человеку.
Удалось выработать оптимальный набор решений по одному из направлений внешней политики. Сезар и Сезария немало говорили о Мандалоре и возможном укреплении контактов. С большой выгодой для обеих сторон.
В благодарность за прекрасный перелёт Фрэнсис решил, что готов перенести один ведущийся в его присутствии разговор своей женщины с существом из рода адептов.
Он даже на несколько секунд убрал ноги, чтобы дать Примарии пройти, когда она появилась на борту челнока.
Констанс, словно чувствуя как обычно сложное настроение супруга, повернула голову, одаривая его улыбкой и ласковым взглядом.
Переметнувшись на Шитцу, взгляд утратил свою лёгкую откровенность, превратившись в просто тёплый.
- Садитесь, - просто сказала Сезария. - Меня кое-что интересует.

***

Дождавшись возвращения на борт звеньев авиации, крейсер начал маневрирование, и вскоре исчез, уйдя в гиперпространство.
Он с полагающимися предосторожностями направлялся к Зайгеррии через систему Шола.
А Сезар и Сезария отправятся в столицу на борту другого корабля.
TaonДата: Среда, 21.10.2015, 17:02 | Сообщение # 11 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа. НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд. Дона Сагот-Шитцу

--> Раката-Прайм

На борту челнока


Верфи лежали в стороне от места выхода кораблей из гиперпространства. А суперлинкор был заложен ещё дальше, на другой стороне планеты. Потому, прибыв на Лехон, императорская чета не видела корабля.
Зато они могли насладиться предвкушением зрелища и им самим полностью.
Пока челнок удалялся от тропического рая-кошмара, все молчали, смакуя своё нетерпение.
Каждый корабль мощнее среднего крейсера был вызовом. И радостью. И гордостью.
Раньше - лишь для ограниченного круга лиц, знавших, что с верфей Лехона тайно сходят части единого целого, имя которому - спасение от чужих флотов.
Государство, никогда не знавшее унижения, этого не поймёт.
Пусть так и будет.
Самоуверенный сытый враг - уже почти добыча.
Но Принципат, даже теряя, становился сильней.
Стойкость и вера, подаренные Кали. Бесценный дар, за который не расплатиться.
И стоит ли считать, кто сколько вложил?
Лишь иногда, в порядке исключения.
Но истинное, выстраданное, с трудом добытое единство, истинная сила заключалась в единстве на Идее и крови. И вокруг престола.
Единство народов и культур. И... единство органического разума и независимого, вышедшего за все возможные рамки, ИИ.
Все технологические достижения Принципата - доказательство силы этого союза.
Наконец, челнок приблизился к верфям и полетел параллельно главному огибавшему почти весь экватор комплексу.
Констанс сидит ближе к иллюминатору. Думает: а что оставит сыновьям, которые тут, рядом, в её животе? Что оставит Идалис?
Должна сделать как можно больше. Ради Принципата, ради всех, кто доверился престолу. Ради своих детей.
У них будет достойное наследие.
Констанс почти неощутимо прикусывает губы, чувствует во рту сладковато-пудреный вкус помады. В безотчётном порыве кладёт руку на живот.
Фрэнсис касается её ладони.
Женщины его семьи - единственные, о ком он по-настоящему заботится. И его это не смущает.
Он тоже думал о наследии.
И о том, что ещё сделать ради его преумножения. Начиная с самого себя.
Дона сидела дальше, позади. Её мысли о будущем были тревожными.
О чём думала Саманта, никто не мог предположить.
И стоит ли? Есть то, чему до поры лучше оставаться сокрытым. Как бы ни хотелось обратного.
Криминаль-директор с этим не согласилась бы.

Верфи


Из обзорного помещения увидеть весь корабль было невозможно.
Огромный. Грозный. С хищными, тревожащими контурами.
Сезар и Сезария видели отчёты по его характеристикам, но смотреть на него в реальности было чем-то совершенно особенным.
Наконец-то у Принципата появилось столь весомое доказательство мастерства, гения, силы.
Такой корабль заслуживал лучший экипаж. И такой у него будет.
Констанс подошла ближе, вплотную. Коснулась огромного, во всю стену, иллюминатора ладонями.
- Это наша новая победа, мой Сезар, - благоговейно.
Фрэнсис встал рядом. Вгляделся в линии, которые они вместе так ждали увидеть. В воплощённую мечту, которая, после давней уже потери "Звёздной кузницы", предстала перед ними во всей грандиозной, опасной, покорной красоте.
Эту мечту Император не делал реальностью.
Тем больше почтения к тем, кто создали суперлинкор.
Кивок - то ли как ответ жене, то ли в знак достигнутого внутреннего согласия.
- До времени - тайная.
Позади супругов - бледные отражения человека и машины.
У той, что выглядит младше, хотя живёт более, чем сорок лет дольше второй, - жадный, бешеный, восторженный взгляд на застывшем лице.
"Корабль или планета, криминаль-директор?"
Фрэнсис мог бы спросить, но не желал.
Он достаточно узнал о своей подчинённой за этот день. И, - Констанс он бы в этом признался, - порядком от главы тайной полиции устал.
Он знал и представлял достаточно, чтобы самому ответить на этот вопрос. И очень пространно.
Время, отведённое им самим для бесед перед более подробным и предметным знакомством с суперлинкором и новыми личными кораблями, - своим и своей жены, - Император хотел потратить на Саманту.
Неизвестный фактор.
- Скажите, Саманта, что для вас значат категории мечты, наследия, будущего? - спросил, полуобернувшись к ней, и оставляя захватывающую панораму в поле зрения. И Констанс не спеша, царственно, маскируя так небольшую неловкость движений, повторила маневр.
"Думаете ли вы об этом, или для вас это глупая сентиментальность?"
XenomorphДата: Пятница, 23.10.2015, 00:16 | Сообщение # 12 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5981
Награды: 133
Ну почти «Л»
ГМ

Верфи


Орбитальный комплекс действительно был огромным; он сочетал в себе космический порт для гражданских кораблей, складские доки для транспортных судов всех размеров и классов, огромную жилую зону с возможностью размещения в ней до четырех миллионов человек (которая, правда, пока находилась в стадии расширения), военный объект, представляющий из себя интегрированную космическую станцию и, конечно же, военные верфи. Виктрикс был далеко не маленьким кораблем, но даже он выглядел на фоне столь грандиозной конструкции малым и несущественным. Правда, по мере приближения, корабль становился все больше больше и загораживал собою прочие сооружения. Этот гигант дремал вот уже десять лет. Дроиды без устали собирали огромное судно - символ военной мощи Принципата, целыми годами, днем и ночью, не прерываясь. Каждая деталь была идеальна, ведь иначе было нельзя. Корабль должен был обладать возможностью сражаться с целым флотом неприятеля и предусмотрено было все, до последнего винтика.
Большинство систем судна все еще не были активны, но пробный пуск аварийных узлов производился несколько раз для проверки, в то время, как основная система приводилась в действие всего раз. В общем, проблем не возникало ни с чем, за исключением дроидов-рабочих, которые периодически проходили ТО здесь же, на одной из палуб гигантского линкора, где находились мастерские.
Численность экипажа, кстати, была меньшей, чем у подобных кораблей. Дело было в том, что само судно представляло из себя отчасти самостоятельную машину. В случае критических поломок и повреждений, активировалась аварийная система управления кораблем и уже искусственный интеллект отвечал за выживаемость судна и его экипажа.
Виктрикс так же был приспособлен под управление живыми членами экипажа. Обширный жилой модуль имел несколько изысков, таких, как бани и спортзалы. Судно могло осуществлять длинные переходы без дозаправки, так что, пропав на продолжительный срок где-то в глубинах космоса, экипаж не рисковал сойти с ума от монотонности происходящего.
- Скажите, Саманта, что для вас значат категории мечты, наследия, будущего? - да, кто-то мог бы подумать, что Император сошел с ума, обращаясь подобным образом к дроиду, но у Саманты действительно был ответ на подобный вопрос, а ее вполне человеческое поведение с легкостью позволяло забыть, что женщина вовсе и не является женщиной... Сто Три подошла к обзорному окну и встала по правое плечо от Сезара. Прищурившись и не отрывая взгляда от корабля, она ответила:
- Развитие единого сообщества и гармоничное сосуществование всех разумных видов под единой эгидой без самой мысли о вооруженном противостоянии, мой Император, - проговорила "женщина", повернув голову и посмотрев в глаза Сезара. - Парадоксально, но с органическими существами мир возможно хранить только при помощи оружия.
Фактически, Сто Три рассказала только что о единой для всех дроидов идее, цели к созданию условий, при которых слова "война" будет забыто, а коммуникации по типу "машина-мозг" станут общедоступными и сотрут саму возможность доминации отдельных элементов над другими. Кому-то могло бы показаться, что дроиды хотят изменить саму природную суть органических существ, изуродовав последних, но это было не так. Инвазия в саму структур любого разумного вида не допускалась. Идея целостности при сохранении существующего.
TaonДата: Суббота, 24.10.2015, 14:12 | Сообщение # 13 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд. Констанс Арманд-Региа. Дона Сагот-Шитцу

Верфи


Что Фрэнсис и Констанс знали о машинах, пришедших в галактику под именем Легиона?
Их силу. Их беспощадность. Их безжалостную логику.
Выводы, которые легко сделать из истории и культуры разумных рас и адептских Орденов. Если разум не затмевают глупая сентиментальность и эмоции, конечно.
Чувства - враг логического мышления.
Нередко - мышления в принципе.
Поведение машин с союзниками - обширнейшее поле для анализа.
Не бросали в самоубийственные атаки. Может, такой аспект поведения их не интересовал. А вероятнее - знали, что и так это увидят.
Идеи, надежды, страсти толкали и людей, и экзотов как на подвиги, так и на безумства.
Иногда это одно и то же.
Не бросили, до самого конца.
И не исчезли совершенно ото всех, когда Коалиция пала.
Их разработки толкали вперёд науку Принципата и спасали жизни.
Несмотря на любопытнейшие реплики четырёх совершенных дроидов, переселившихся в рунийский дворец, машины не вели себя как высшая форма жизни с низшей.
Да, жизни. Фрэнсис полностью серьёзно считал их куда большим, чем взбесившийся и чуть более развитый ИИ.
Это не значило, что такого союзника не следовало опасаться.
Но не бояться.
И тем более, не разрывать союз.
Нет, здесь нужно понимание и диалог. Два принципиально различных разума могли многое друг другу дать.
Возможности созидания в таком случае безграничны.
Как и перспективы.
Но следовало потрудиться, чтобы дроиды признали своих союзников достойнейшими.
Это - гарантия безопасности.
Чтобы узнать лучшую сторону народа, изучи его философскую мысль, те чистые, временами беспомощные идеи, проросшие из его сердца. Или из разумов пресыщенных графоманов. Что к лучшему отнести уже сложно.
Окунись в культуру его низов и проследуй до самой вершины. И его душа ляжет перед взором, но не вся.
Чтобы узнать худшую, проникни в сердце политика.
И посмотри, каков этот народ на войне.
По крайней мере в восьмидесяти процентах случаев оружие понимается как материально выраженное право на слепую жестокость.
В истории и настоящей жизни народов Принципата были свои чёрные страницы и мелкие гниющие язвы. Но, объединённые Идеей Кали, они пытались написать новое и калёным железом выжечь дурное.
И выжигали. Без жалости.
И над ними стояли мужчина и женщина, с живыми телами и чувствами, но холодным разумом.
И он, и она чувствовали, что стоят на пороге... неизведанного.
Там царил другой разум. Там он был проводником в будущее.
И он решал, кого повести за собой.
Слова 1.03 не оказались неожиданными ни для Фрэнсиса, ни для Констанс. Они знали достаточно, чтобы догадываться. Но прямого ответа не ждали.
Что это было? Знак... доверия от Армады? Знак искренности и добрых намерений?
Или только часть игры?
"И самое забавное. Это значит всё, но не значит ничего: мы остаёмся вместе", - подумала Сезария, маневрируя снова. На этот раз обходя повернувшегося к машине супруга, чтобы оказаться с ним рядом и смотреть на Саманту. Пусть с ней говорил Император, но он правил не один. И пусть Констанс в удачный момент отошла в тень, уступив мужу полновластие, она всё равно оставалась той, кто оказывала большое влияние на политику, и той, к кому прислушивался правитель.
Фрэнсис не упустил из вида ничего. И, пользуясь неформальной обстановкой, покровительственно приобнял женщину за раздавшуюся талию, не превратив этот жест в нечто некультурное и пошлое.
Задумчиво помолчав несколько секунд, Император кивнул.
- Нам отрадно это слышать. К сожалению, борьба друг с другом, насилие и война укоренились в моделях действий органических видов.
Он невзначай перевёл взгляд на Констанс.
- Большинство политиков может только трепать слово "мир". Рискну утверждать, что мы стали действовать иначе и прошли дальше, но...
- Может ли органическое общество подняться на следующую ступень само? - воспользовалась Сезария предоставленным шансом.
Сезар не стал таить сдержаннейшую, но явно тёплую улыбку.
- И ещё один интересный вопрос. Что вы понимаете под единой эгидой? - наконец спросил он.
И именно это был главный вопрос.
Кто станет во главе общества, которое хотели создать машины?
Кто?
Криминаль-директор не смела пошевелиться и даже полной грудью дышать.
Для неё всё услышанное было откровением.
Она не размышляла о природе дроидов и тому, куда ведут союз и дружба с ними.
Она позволяла себе многое, и многого не смела.
Её мир не перевернулся, но вдруг стал бесконечным во вспышке нового знания.
И ответа Саманты ждала даже больше, чем Сезар и Сезария.
Во взгляде - неистовый вопрос и жажда.
XenomorphДата: Пятница, 30.10.2015, 00:05 | Сообщение # 14 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5981
Награды: 133
Ну почти «Л»
ГМ

Верфи


Природа живых существ изменчива. Особенно тех существ, что были наделены разумом; они рождались, становились и умирали от неспособности тела поддерживать жизнь. Они любили и в тот же миг могли возненавидеть, они жали руки и предавали, убивая неугодных. В мире машин основной постулат, основное правило жизни было нерушимым. Они не конфликтовали и приходили к единому решению, воплощая в реалии жизни древнюю поговорку: "Что не полезно улью - то и пчеле не на пользу." Все это вовсе не означало, что у дроидов, пусть даже и снабженных столь мощной ИИ системой, не было частного мнения. Нет, оно было, но каждая единица знала свою задачу и выполняла ее для достижения общей цели. Как привести к такому всех разумных обитателей галактики? Как прекратить войны и заставить каждого считать частное неотъемлемой частью общего? Цербер, подключенный нейросетью к головному мозгу? Да, возможно, но этот выход был неприемлем. Чуть более примитивное, но более действенное? К примеру, чудовищный, на грани выносимого, гнет со стороны хозяев-синтетиков? Нет, ведь в таком случае самоцель парадоксальна. Машина не может, пока не может, пускай на интеллектуальном, но все же постичь нечто незримое и важное, духовное. Но метафизика и восприятие через все созданные призмы - одна из интереснейших задач для сообщества машин.
- Нам отрадно это слышать. К сожалению, борьба друг с другом, насилие и война укоренились в моделях действий органических видов. - отчасти, в словах Императора была правда, но Саманта, зная, что может и должна говорить на чистоту, зная, что должна позволить помочь подобрать ключик к пониманию, ответила достаточно, как кому-то может показаться жестко, но это было не так. Она говорила от лица всей Армады, не только от себя.
- Даже лучшее из побуждений - стремление к миру среди разумных видов, не может сопровождаться в полной мере сожалением о наличии насилия. Это противоречие, которые создано самой природой и укоренилось в генах. Регулярно, из поколения в поколение, совершая одно и тоже действие... это побудило к приспособлению. Те, кто в полной мере способны искренне узреть корень проблемы и сожалеть о творимом разрушении оказываются неспособным к жизни. Они не умеют выживать, - Саманта полагала свою точку зрения безошибочной, но говорила она мягко, приятным голосом и сопровождала речь понятными для человека жестом: она попросту легко улыбалась с печальной ноткой.
- На данный момент, этот аспект кажется неисправимым. Разумное сообщество не имеет общего знаменателя, все его элементы несовместимы в полной мере, - добавила "женщина" и взглянула на Императора заигрывающим взглядом.
- Может ли органическое общество подняться на следующую ступень само? - Сезария воспользовалась моментом, чтобы задать свой вопрос. Ответ Саманты не заставил себя долго ждать.
- До сих пор вы, органики, этим и занимаетесь. Правда вот, спотыкаться стали чаще, - еще одна скупая улыбка, но для Императрицы.
- И ещё один интересный вопрос. Что вы понимаете под единой эгидой? - на этот вопрос у Саманты, как и у всей Армады, не было определенного ответа. Как можно предсказать то, что меняется в хаотичном порядке? Если последовательности нет, то и итог предсказать невозможно.
- Органический мир изменчив, разумные же существа - еще более изменчивы. Константа отсутствует, - краткий ответ на вопрос, который пока не имел ответа.
TaonДата: Пятница, 13.11.2015, 01:23 | Сообщение # 15 | Offline
Группа: Старожилы
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд. Констанс Арманд-Региа. Дона Сагот-Шитцу

Верфи


Великий идеалист.
У Сезара были причины так себя называть втайне даже от собственной жены. Если бы он только пожелал таиться.
Он был человеком борьбы, несомненно. Он то ли холодно и безразлично, то ли зло улыбался, стирая судьбы противников в пыль.
Вкус хорошего, острого противостояния не сравним даже с идеальным виски. Создавать новые схемы - наслаждение. Играть на тончайших, скрытых от праздно любопытствующего взгляда струнах души - изысканное искусство.
Без борьбы нет жизни.
Без борьбы Фрэнсису нечего делать. Без неё он готов лезть на стены.
Но у неё должна быть цель. Великая цель.
Совершенный мир.
Идеальный механизм.
Прекрасная, недостижимая при обычных условиях цель.
Галактика под рукой истинно достойного властителя. Галактика, в которой больше нет места вечной войне Орденов, влекущих за собой целые государства в ненасытную пучину кровавого безумия. Где каждый исполняет свой долг так же неотступно, как Сезар.
В годы своей молодости он мечтал о честности. О верности. О... совершенстве.
Заполучив в свои руки мощнейшие механизмы преобразования мира, Фрэнсис решил: пришло время.
Вся решимость...

... Мелкая пародия на женщину дрожит на неудобном стуле в комнате для допросов.
Лишь металлический стол отделяет помощницу мятежников от полицейского.
Комната пропахла сигаретным дымом. Пепельница, - единственное, что есть на столе, - переполнена.
На неаккуратно обритой голове блестит пот, покрывая и ссадины с запёкшейся кровью, и где-то торчащий ёжик волос. Белки чёрных глаз пронизаны красной сеткой.
Полицейский вальяжно прохаживается из угла в угол. Достаёт небольшой портсигар из кармана. Закуривает новую сигарету.
Убить бы тварь сразу. Но генерал-фельдмаршалу пригодятся сведения, которые можно из неё выбить.
- Й... й-я...
Полицейский глубоко затягивается. Медленно выдыхает дым.
"Отвратительная работа", - о своём возлюбленном призвании.
- Доставила... груз на озеро.
Теперь неторопливым выдохом Фрэнсис маскирует дикое торжество, последовавшее за мигом счастливого неверия.
Вот, вот оно.
След.
Он был прав.
Он знает, знает, о каком озере речь.
Тварь рыдает.
Лицо полицейского тут дёргается от омерзения.
Да, картина, которую он наблюдает, гаже матраса с вонючими жуками. На таких приходится спать подследственным Ликана, если им доводится прожить дольше суток. И если дозволяется спать, конечно.
- Й-я... только делала свою-ю рабо-о-оту!.. - хнычет тварь.
Большой вонючий жук в обличье подобия женщины.
Фрэнсис спокойно достаёт бластер.
Целится в лоб.
- Да. А я - свою.


И весь изощрённый ум. Всю хитрость, веру, любовь и ненависть.
Всё лучшее, что мог.
Лучшее - это способности и чистые чувства.
Да, он был чист.
Он уверен.
Холодновато улыбнувшись, Фрэнсис безмолвно кивает.
"Я понял вас, Саманта.
Я знаю, кто вы, Армада. Вы знаете, кто я. Нам невыгодно мешать друг другу, не так ли? И мы стремимся к идеальному будущему двумя верными путями. Мне нравится наш танец... взаимоизучения".

Острый взгляд - в глаза дроида.
- Но не только нам свойственна изменчивость. Верно?
Риторический вопрос. Не нужно ответа там, где он известен обеим сторонам.
Пусть остальная галактика пребывает в своих счастливых заблуждениях.
Ради Коалиции Фрэнсис превращал патетичных или не в меру суровых, бравых "офицеров" набуанского сопротивления в жалкие посмешища, молящие о соизволении сходить в туалет под себя.
Ради победы в гражданской войне, ради Принципата он делал умнейших и самых жестоких своих врагов ничтожными идиотами. Заставлял бояться каждой тени и шороха, а потом... скажем, вырезать собственную семью.
О, волшебный вкус побед.
Император знал, как важны недоинформированность, заблуждения, взаимное недоверие.
"И ещё один маленький момент.
Я знаю, о ком вы, Саманта. Как звать тех сожалеющих, что не могут выживать.
Даю слово. Если не я, то мои потомки изведут это племя".

- Итак, мы чуть ближе друг к другу, чем кажемся, - заключил он. - Вероятно... пришло время взглянуть на шедевр, доказывающий, чего мы способны добиться совместно.
Свободной рукой Сезар обвёл широким жестом роскошную панораму космоса и гигантского корабля.
Виктрикс ждал гостей.

На борту суперлинкора Виктрикс.
Мостик


Никто не смел отрывать Императора от созерцания черноты, нанизанной на блестящие тонкие штырьки.
Звёзды не манили его. Нет, они несли... сложности.
Где-то там далеко, в префектуре Осариан, вокруг своей звезды неслась нищая планетка Роммамул.
Бедный родственник процветающего Осариана.
Постепенно ситуация выправлялась. Но беженцы с Роммамула принесли Кали больше всего проблем. И не так легко за несколько лет свести на нет последствия многовековой жизни у черты и за чертой бедности.
Это нужно было решать. Радикальные меры в свете подъёма самосознания народа Принципата и эйфорической любви к нему, Императору, будут восприняты почти безболезненно.
Шаг первый. Ввести на планету один из легионов Кали, на выбор Шиндая.
Шаг второй. Назначить коменданта. Префекту - политика, решение самой проблемы - военному.
Шаг третий. Обрадовать неймодианскую диаспору, назначив на должность чрезвычайного советника по экономике в префектуре Осариан одного из них. Неймодианцы не упустят своей выгоды, но и работу выполнят как полагается и даже лучше.
Время от времени Фрэнсис отвлекался от созерцания, чтобы уткнуться в датапад и скорректировать свои указания. В том числе для Особого отделения, но уже не по роммамулскому вопросу.
Несколько раз удалялся в каюту быстрым шагом, смотря только перед собой непонятным, одержимо-бесстрастным взглядом.
И там рассылал указания.
Но только после того, как подключался к установленной специально ради него камере наблюдения. И несколько минут всматривался в картинку, которую не пожелает видеть практически каждый мужчина. И слушал женские крики, перемежающиеся спокойным, умиротворяющим голосом Берты Исмар.
Контроль.
Лишь одна женщина понимала его упоительную важность.
Такая...

... Фальшивая. Искренняя.
Фрэнсис смотрит любительскую запись из очередного ресторана, откуда Констанс увезли полицейские.
Сейчас она уже спит. Всё позади. А её лучший сторонник, её создатель смотрит, как кротка вчера была улыбка, как просто, доходчиво и невыразимо изящно эта женщина объясняла измученным неизвестностью и страхом за будущее рунийцам, - тем, кто ещё мог позволить себе ходить в обедневшие рестораны хотя бы на чашку ненатурального кафа, - почему за создание нового государства стоит положить жизнь и дать своей крови вылиться до последней капли. А сначала - выжать её всю из врагов.
Из паршивых демократов. Из трусливых монархистов, способных лишь болтать о священных узах сильной власти и народа.
"Монархисты-радикалы", "террористическое крыло", - так называли их. Действующих.
Неделю назад они достигли соглашения с фельдмаршалом Линцем. Потому Констанс вещала ещё вдохновенней, чем раньше.
Вот. Она стоит на сцене. Вот. В запале шагает на ближайший массивный стол, поддерживаемая справа и слева руками слушателей.
Как просто её убить, как просто подойти и вонзить нож в хрупкое тело.
И не боится?
Не боится.
Взгляд - горячий. Огненный. Зовущий к борьбе.
Эти жесты руками, когда обращает внимание на главные фразы.
Пусть теперь спит.
Фрэнсис нескоро, ещё очень нескоро скажет вслух, что поверил в их дело, - дело, которое ещё не было их, ещё даже не существовало, - на Миркре. А на Набу берёг, как только был способен, сам находясь так далеко.
Запись на паузу. Чашку с поганым псевдокафом в кое-как работающую машинку.
На экране датапада застывает нежное лицо войны с летящими чертами.


Император ждёт.
Не находит себе места.
В иной ситуации ему бы уже остро хотелось кого-то пристрелить.
Он ждёт уже около десяти часов.
Мечется между каютой и мостиком.
Пока его жена мучается родами в медицинском блоке. Тут же, на борту.
Они прогуливались по жилому модулю, осматривали приятные излишества, созданные ради комфорта экипажа в случае особенно долгого пребывания на борту без контакта с внешним миром, когда Констанс вдруг ахнула от боли, прижав ладони к животу.

Четвёртая палуба. Медицинский блок


Дышать-дышать-дышать. Глубже.
Как придёт, уколет боль - чаще, чаще.
Вдох-вдох-вдох-вдох - вы-ы-ыдох.
И боль уйдёт.
Чтобы скоро вернуться.
И так много, много раз.
Кажется - бесконечно.
Но хотя бы уже не кажется, что вот-вот треснут кости. Раз - и разлетятся бедренные кости на куски.
Свет не слишком яркий, но всё равно слепит.
Зато голос Берты, прилетевшей так вовремя, как только разобралась с анализом личных материалов для "Крейц-Эскол" - ласкает слух.
В стороне поблёскивает миниатюрный глазок камеры.
Её хочется разбить. И Констанс даже не знает, почему.
О, были бы здесь сёстры мужа. Но кроме Берты, есть лишь криминаль-директор, - в дальнем левом углу, Сезарии её даже не видно. И дроид. Саманта. Тоже в стороне.
Присутствие второй предпочтительнее, чем первой.
И медицинские дроиды, два. Кружат вокруг. Спасут, если...
"Я справлюсь, справлюсь, справ..."
Дышать-дышать-дышать.
Повторить весь цикл ещё дважды.
Сколько часов это продолжается?
Констанс кажется: как только первый ребёнок родится, она потеряет сознание.
Но наконец что-то меняется.
Констанс помнит. Но Берта всё равно командует, но уже иначе.
Уже... скоро.
Скоро.

***

Зависть.
Зависть расползается внутри Доны, хватает за сердце, выкручивает его как тряпку, будто кровь хочет выжать.
Она видит то, чего у неё не будет.
Никогда не будет.
А... могло бы.
Если бы только криминаль-директор была другим человеком. Или... останься Карл жив.
Могло бы быть?
Как же теперь узнать.
В желудке пусто. Больно. От нескольких часов в одном положении всё тело занемело, затекло.
Дона хочет боли. Но другой.
От того, как из маленького уютного мирка внутри материнского тела в большой мир выходит дитя.
Но получает лишь зависть и досаду.
Сезария не отпускает от себя. Расстояние от поверхности планеты до орбиты недостаточно велико, чтобы Императрица чувствовала себя в безопасности.
А рядом дроид. И он... она... наверняка знает, что чувствует криминаль-директор. Видит влажный блеск глаз. Видит отчаяние.
Знает, что, хоть Дона и полезна, она - бракованный материал.
Принципат не питает тёплых чувств к адептам. Потому, что их не питает Кали. Имеет право.
И потому...
Одной женщине никогда не оказаться на месте Сезарии как матери.
Дона сидит на жёстком стуле, впав в оцепенение. Ладони прижаты друг к дружке, зажаты между колен. Взгляд опущен, взгляд - только на них.
Дона не хочет слышать, как кричит Императрица, когда совсем нет сил терпеть.
И... хочет слышать.
Пусть та, кому дано почувствовать эту боль, расплатится за право её ощущать.
От этой мысли страшно.
"Я не смею, как я смею?"
Страшно и сладко.
За всё нужно платить. Особенно за счастье.
Для Доны ценой за день и ночь блаженства стали годы страдания. Одиночества.
Пусть везучие расплачиваются хотя бы так. Расставив ноги. Мучительно выстанывая что-то неразборчивое. Пусть разрывает их изнутри непреодолимая сила новой жизни.
Пока той, кому досталась зависть, не устанет слушать. И смотреть в одну точку.
"Я отдала бы всё... всё бы. Не смей кричать.
Молчи!
Не жалуйся, или возьми себе мою судьбу. Не хочешь? Нет?
Тогда...
Молчи".

От своей безмолвной дерзости жутко. Почти трясёт.
И радостно.
А четверть часа спустя сердце падает вниз, разбивается на осколки, мелкие, прозрачные, невидимые, смертоносные.
Отчего же?
От громкого, надрывного, жалобного крика младенца.

***

Сезар не выдержал.
Уже больше десяти часов, почти одиннадцать.
Хватит. Он будет сидеть под дверями палаты, если желательно присутствие только женщин и бесполых существ, но коротать время вне медицинского блока больше не станет.
Контроль.
Везде. Должен. Быть. Контроль.
Его, Фрэнсиса, разумеется.
Он готов уступить ведущую роль только своей женщине. Во внегосударственном общении. И дочери, время от времени.
И...
Да. Больше ждать на расстоянии он не готов.
Как был, в полном форменном облачении и с прилагающимся к нему бластером в кобуре, он встал из-за терминала, заблокировал его. Выходя, не забыл заблокировать дверь каюты. Эти две маленькие остановки быстро компенсировались скоростью.
Казалось, на своём пути по коридорам к ближайшему турболифту Сезар готов снести кого угодно. Хоть главнокомандующего Армадой, хоть разъярённого вуки, хоть тёплую компанию имперских штурмовиков.
На той же скорости, смотря лишь перед собой убийственным взглядом, и не обращая никакого внимания на окружение, некоторое время спустя Фрэнсис влетел в медицинский блок. И совсем скоро - в палату своей жены.
Двери беззвучно сошлись за его спиной. А он сам, так нагло ворвавшись, вдруг остановился.
Констанс пыталась перевести дух между почти не прекращающимися схватками. Её измученное лицо блестело от пота. А Берта быстро пеленала на столике крошечное существо с красноватой, сморщенной кожей, огромной, в сравнении с остальным телом, и немного деформированной головой, мутноватыми глазами и тёмным пушком на голове. И ласково улыбалась.
- Мальчик, мой Сезар, - почти пропела женщина, аккуратно передавая ребёнка на руки отцу.
К счастью, Фрэнсис не раз держал племянников и племянниц. И свою дочь, конечно.
А теперь...
Теперь...
Сына.
В одном простом, коротком слове - невообразимо много.
Единственное, что в этот момент, глядя в пока неспособные сфокусироваться глаза, способен сказать Император, это:
- Фридхольд.
А единственное, что может сделать, - это улыбнуться. Скуповато, но по-настоящему.
В ответ Констанс застонала от снова накатившей боли.
Стараться ей недолго. Не больше двадцати с небольшим минут.
Фрэнсис без труда может удержать на руках двоих сыновей.
Второе имя, которое он называет:
- Фердинанд.
До рождения третьего проходит больше времени. Точно больше получаса. Но наконец и он кричит, делая первый вдох.
- Вальдерих, - без тени замешательства произносит его отец.
Третий мальчик совсем маленький. Даже... хилый. И закричал не сразу, а когда вышло, то жалобнее всех.
Глаза Констанс закрываются, но ещё не всё закончено. Берта хлопочет вокруг неё, медицинские дроиды помогают, а Фрэнсис... Фрэнсис гордо, благодарно, глядя на жену, улыбается.
Сердце колотится так, что чуть не выпрыгивает из груди.
Мужчина поворачивает голову. Приглашающе кивает Саманте.
Пусть возьмёт младшего на руки. Одному человеку не удержать троих сразу.
Счастье, надежда, облегчение с толикой ощущения нереальности обнимают крыльями всех, кто способен это чувствовать.
Новорождённым не до взрослых чувств.
А Доне просто хочется выть. И скрести стены ногтями.
Форум » Архив ФРПГ » Лехон » Орбита Лехона
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск: