C Днем Звездных Войн, товарищи! Ура-ура-ура! May the Forth be with you, Гость! Эй, Гость, Battlefront доступен в Origin бесплатно в честь праздника. Только сегодня! Четвертого мая Battlefront доступен бесплатно. С Днем Star Wars! #may #battlefront-free
[ Лента форума · Форумчане · Правила форума ]

Страница 1 из 10123910»
Форум » Практика ФРПГ » Флешбеки » Фрэнсис Арманд. 12 ПБЯ (начало года)
Фрэнсис Арманд. 12 ПБЯ (начало года)
TaonДата: Вторник, 05.01.2016, 20:08 | Сообщение # 1 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
1. Рун, Императорский дворец
2. 12 ПБЯ оказался для Набу совсем не спокойным. Государство-армия, явившееся в галактику под именем Легион, нанесло удар по этой республиканской планете, пройдясь по ней сокрушительным блицем.
Но Тирс, далёкий от столичного города Тида, ещё не видел завоевателей. Лишь носится вдалеке авиация армии вторжения, грохочет где-то артиллерия, а горячий воздух будто загустел от витающего повсюду страха неизвестности.
Неведомо, что будет дальше, и неприметному санитару Арманду.
3. Фрэнсис Арманд
4. Карл Унц (урождённый Вильхельм Ваймер), человек; на момент 12 ПБЯ - 38 лет. Выходец из воинского клана Кали. Генерал-полковник и вероятный кандидат на звание генерал-фельдмаршала. Замкнутая и скрытная личность, действующая исходя из никому до конца не ясных мотивов и в строгом соответствии с законами и правилами Кали. Приказ и долг - превыше всего. Как типичный северянин-калишец, высок и статен, светловолос (со светло-русыми волосами), а на мир смотрит серо-голубыми глазами. То ли безразличными, то ли жестокими.

Мирре Арманд, младшая сестра Фрэнсиса, 34 года. Биолог по образованию, на момент 12 ПБЯ работает медсестрой. Обаятельная молодая женщина ростом в 170 см., коротко стрижеными пышными волосами тёмного цвета и светло-карими глазами. Оптимистична, остра на язык, наблюдательна, добросовестно делает свою работу, хоть и немного взбалмошна.

Эринне Арманд, младшая сестра Фрэнсиса, 31 год. По образованию - лингвист, в 12 ПБЯ на дому преподаёт детям языки и историю. Светло-русая и сероглазая, с бровями вразлёт, острыми скулами и волевым подбородком. Педантична, спокойна, немного цинична и надменна в силу жизненных обстоятельств.




Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


Война пришла.
Война маршировала по просторам цветущей планеты, говорила с жителями Тирса на языке далёких взрывов, вспышек в ночи.
Все, кто остался, не сбежав в леса или не прибившись вовремя к армии, замирали каждый раз, когда слышали, как где-то пролетают истребители Легиона.
Тирс почти не спал.
Большинство магазинов уже сейчас зияло разбитыми витринами, в которых сиротливо белели пустые полки. Самые цивилизованные жители лихорадочно закупались заранее, но паникёры и потенциальные преступники сработали иначе.
- И даже моё любимое вино... - укоризненно взглянув на разграбленный магазин напротив прозекторской, вяло пробормотал высокий мужчина, только что поднявшийся из полуподвального помещения на дневной свет. Покачал головой, достал из кармана брюк небольшой дешевый портсигар и пришлёпнул мелкого кровососа, севшего на щеку. - Ничего не оставили. Что за люди...
Выйти на улицу после рабочего дня оказалось той ещё пыткой. Куда как приятнее делать за патологоанатомов грязную работу, извлекая из бывших людей органы, и бегать по больнице, производя забор биоматериала для биопсий, чем жариться на солнце, истекая потом как грязный алкоголик.
Жаль, рабочий день стал теперь слишком коротким. Казалось, дай трупам волю, и они тоже побегут шнырять по лесам. А что, это вполне возможно. Раз уж даже большая часть больных вдруг оказалась боеспособным пушечным мясом, рвущимся доказать свой патриотизм.
"И вот что мне интересно. Если бы Легион пообещал вам низкие цены и стабильность - что тогда?"
Медленно выдохнув первую дозу дыма, мужчина закатал рукава белой рубашки повыше. Проводил брезгливым взглядом бредущую нетвёрдой походкой особь того же пола.
"Ну как, нет в твоей альтернативной реальности их солдат? И артиллерия не будит тебя ночами? И ты думаешь, через неделю всё будет так же?"
В эти дни Фрэнсис Арманд, - а у верхней площадки ведшей из прозекторской лестницы стоял и курил, конечно, он, - от одной из своих пагубных привычек отказался полностью. И упивался этим дивным ощущением полноты реальности. Несмотря на всё, что она несла.
Упивался, а не монотонно, или, наоборот, ярко и задорно, мучился.
Жизни, которую он вёл в последние годы, так не хватало перемен. Вокруг благоухало гнилью и разлагающимися в глубине трупами мерзкое, безбрежное болото, а Фрэнсис безуспешно пытался в нём барахтаться.
То, что было для других обычной, очень даже хорошей жизнью на лоне природы, было для Арманда кошмаром.
То, что было для других кошмаром наяву, для него было шансом на спасение. На отмщение.
Фрэнсис любил свою семью так же сильно, как ненавидел опутанную сетями лицемерия, низости, пороков Республику.
Старая, Новая... в чём разница? В вывеске?
"Да не смешите".
Этим утром он, даже не выпутавшись из липких простыней, невыспавшийся из-за далёкой, слишком далёкой, но даже в Тирсе хорошо слышной, канонады и рёва проносившихся где-то Стервятников, вслушивался, надеясь различить ровную поступь марширующих по улицам солдат. Но услышал лишь, как кто-то громко блевал. Возможно, на угол его, Фрэнсиса, дома.
Ничего. Будет другое утро. И ещё одно.
И что-то неминуемо произойдёт.
Отлепившись от угла больничной стены, санитар затушил об неё окурок, бросил его под ноги и, напоследок растоптав, сунул руки в карманы и направился прямиком домой. Никого постороннего видеть не хотелось.
В левом кармане лежал инфочип. Любовно гладя его ровные грани, мужчина размеренно шагал по старым плитам улицы. И досадовал, что сухой лёд, как и всё оборудование с расходными материалами, находится на учёте.

TaonДата: Вторник, 05.01.2016, 23:36 | Сообщение # 2 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд. ГМ

Набу, г. Тирс


Ежеминутно промакивая потеющий лоб белым платочком с кружевом по краям, предприимчивая Мирре Арманд раскладывала по тумбочкам и шкафам свои вчерашние и сегодняшние приобретения, выменянные как у обчищавших магазины отморозков, так и у соседей по дому и по улице.
Жителей в городе оставалось сравнительно много. По крайней мере, почти все друзья молодой женщины были на месте. У большинства остававшихся в своих домах просто не укладывалось в голове, что их мир может рухнуть в одночасье. Что он уже почти рухнул.
Да, на Набу не было вечного спокойствия. Чего стоило одно вторжение Торговой Федерации, или несчастная судьба королевы Апайланы. И всё же, эта планета оставалась более ли менее тихим местом.
И тут...
- Да пошел ты! - услышала Мирре звонкий голос младшей сестры и оглушительный звон кастрюль, наверняка доносившийся с общей кухни.
- Спасибо тебе, сестрёнка... - пробормотала женщина, захлопывая свою прикроватную тумбочку, уже ломившуюся от банок с консервами, заменившими бутылки. - Теперь мы точно не выкупим ни одну комнату.
Семейство Арманд жило на первом этаже большого дома, лет сто назад бывшего родовым гнездом почти угасшего знатного семейства. Ныне его история завершилась полностью, а дом ещё стоял. И пребывал в отличном состоянии, невзирая на старания некоторых жильцов. Таких, как Лэнни, у которого, сколько Мирре его помнила, никогда не было денег ни на выпивку, ни на сигареты. При этом Лэнни умудрялся почти каждое утро даже не приходить, а приползать под дверь. Как правило, не своих, - хозяйских, кстати! - апартаментов, а на этот самый этаж. К сёстрам Арманд. Веселя одну и чуть ли не до искр из глаз раздражая другую.
Но, как хорошая сестра, Мирре в стычках выступала в роли огневой поддержки Эринне. Но Лэнни жалела, и часто таскала непутёвому хозяину дома, выкупленного ещё дедом за полцены, съестного. В конце концов, этот придурок, как его ласково называла женщина, был не чета настоящему ходячему биомусору.
Правда, сегодня никакие перепалки не могли её развлечь. Как и в предыдущие дни.
Вздохнув, она сложила опустевшую огромную сумку, сложила её и засунула под свой матрас. Затем поправила покрывало, взяла вторую сумку, поменьше и ещё полную, и ушла в соседнюю комнату, к брату.
Стоило только зайти и открыть дверь стоявшего прямо за ней, в углу, шкафа, да вытащить из сумки сигаретный блок, как женщина услышала размашистые шаги по коридору.
Раз. Два. Раз. Два. Левой, правой.
Да, это точно вернулся Фрэнсис.

***

Мерзкая, удушливая жара. Он никогда её не любил.
Высокая влажность воздуха предвещала скорые ливни. Вот это уже будет лучше. Особенно если дожди принесут прохладу. И если не появятся утопленники.
Противный народ. Вылавливали их из реки неподалёку не сразу, морг в городе был только один. А если ещё и жара... Да, тогда и сухой лёд не спасал от чудного запаха, поселявшегося в обычно такой чистой и почти уютной прозекторской.
Фрэнсис распечатал новую пачку сигарет, из числа раздобытых заботливой сестрой, и плеснул в стоявший перед ним на столе стакан воды из графина. В такую погоду пить хотелось беспрерывно.
Во вторую половину дня солнце надолго появлялось в окне Арманда, и шторы не спасали от равномерного прожаривания, а назойливые лучи светили в лицо. Конечно, можно залезть с датападом на кровать, но Фрэнсис слишком любил порядок.
Из-за всего этого рубашка на нём после пары часов работы была мокрой, хоть выжимай. А упрямство требовало сначала довести дело до конца.
"Так, а здесь что у нас?"
Мужчина открыл очередную накладную, затем - заполученную с помощью ряда махинаций запись камеры наблюдения, ещё одну, ещё. Ознакомился с только сегодня заполученными письмами. После этого всё дополнительно проверил, и только теперь позволил себе торжествующе осклабиться.
- Мири. Ты действительно умеешь находить правильных людей, моя дорогая.
Да, Фрэнсис сыграл нечестно. Во-первых, через сестру он вышел на не очень щепетильного специалиста по компьютерным системам. Во-вторых, действуя по выданной им инструкции, порылся на терминале заведующей моргом. И совершил ещё несколько мелких манипуляций. На истинного покупателя выйти не удавалось, мало простора для деятельности. Зато начальное звено порочной цепи - как на ладони.
Сколько месяцев осторожных наблюдений - и какой результат.
По правде говоря, ничтожный. Кто, обладая какими-то полномочиями, не пытается дополнительно подзаработать?
О, такие есть. Но персоны другого сорта в каком-то смысле заметней.
"Нет-нет, не бойтесь. Пока я сохраню ваш секрет.
Пока вы не оступитесь фатально. А вы это сделаете. На войне хорошо зарабатывают. И тогда я буду решать, какой станет ваша дальнейшая жизнь. Чудненько, не правда ли?"

Закинув руки за голову, Фрэнсис потянулся вперёд и чуть вверх, наконец-то давая спине пощады. Закрыл все файлы, вытащил из гнезда инфочип, заблокировал датапад и принялся расстёгивать мокрую тряпку, в которую превратилась любимая рубашка.
Давно не выпадало шанса разрушить чьё-то неправедное дельце. Давно. Сначала Арманд думал подкинуть копии материалов кое-кому из местной полиции и посмотреть, кто задёргается. Но теперь у него появилась более занятная идея.
Намного более.

TaonДата: Среда, 06.01.2016, 02:04 | Сообщение # 3 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


От мерзости, которую продавали под видом и без того ненастоящего кафа, у Фрэнсиса сводило челюсти. Но сон эта жижа с запахом каких-то горелых семян всё же отбивала, хоть и с переменным успехом: иногда от неё, наоборот, хотелось спать. А наличие некоего положительного эффекта не отбивало желания вылить жижу, - горячую, кипяток, - на голову её изобретателю.
Мысли, мысли. Какие только мысли не приходят ночью.
А если серьёзно...
Развлекать себя - это замечательно. Только ведь Фрэнсис, что бы ни делал, как бы ни пытался отвлечься, то листая книги, - а ими был заставлен весь стеллаж над кроватью, и на противоположной стене тоже, - то упражняя память, то бесцельно нарезая по комнате круги, не мог избавить от... чего-то. Нечто глубоко засевшее не отпускало его.
Нечто могло было примолкнуть, притихнуть, лишь чутко прислушиваясь к голосу войны.
О его присутствии можно попробовать на время почти забыть. Справочники, книги по медицине, юридическая литература, томики стихотворений, военные драмы, истории гениальных преступников и их падения, исторические исследования позволяли окунуться в свой мир на какое-то время. Но...
Потом Фрэнсис вновь и вновь слышал далёкую канонаду. Видел разрывавшие темноту вспышки.
Знал, что в это же время едва ли не половина жителей Тирса так же, как и он, сидели с выключенным светом у окон. Или, лёжа в кроватях, слушали всё тот же рокот, всё тот же рёв летавших уже чаще Стервятников.
И понимали. Что артиллерия говорит, кажется... ближе.
Арманд ненавидел ложь и лгал себе. Лгал неудачно. Потому, что помнил: на самом деле, он... тоже боится.
Он не один. Плевать, что будет с теми девицами, которых частенько приводил на ночь и выставлял за дверь, не желая видеть их лица с утра. Сёстры. Вот, кто важны. Что будет с ними?
А с ним?
Что, если он просчитался? Что, если правильным был вариант - убраться отсюда, и будь что будет?
Стоит ли ради такой призрачной, эфемерной возможности жить в соответствии со своими принципами... стоит ли даже ради этого рисковать последними близкими, самыми близкими, что остались в живых?
Вот интересно. А получилось ли бы, добравшись до космопорта, найти кого-то, кто умчит их прочь с Набу?
Фрэнсис, помрачнев больше прежнего, затушил недокуренную сигарету об дно пепельницы, - специально всегда оставлял свободный от окурков кружочек в центре, - и поставил опустевшую чашку с застывшими на стенках и донышке разводами бурой жижи-псевдокафа на подоконник.
И только отошел выключить тусклый прикроватный светильник, ведь книг этой ночью больше открывать не собирался, как услышал топот на улице. И вопли:
- Эй, всем! Всем! ОТСТУПЛЕНИЕ!!! Отступают!

TaonДата: Среда, 06.01.2016, 17:54 | Сообщение # 4 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд. ГМ

Набу, г. Тирс


Армию город так и не увидел. По улицам, собирая то, что могли унести, - продовольствие, медикаменты, - прошло всего несколько потрёпанных отрядов, оставив взамен тех раненых, кто выбился из сил и совсем уже не мог двигаться дальше.
На попечение взяли солдат добровольно. Как и отдавали, что было нужно.
Каждый, наверное, представлял себя на месте тех, уходивших. Каково им было? Никто не мог сказать. Потому, что сам на их месте не был.
Временно раненых определили в больницу. Только все знали: рано или поздно, сюда придут другие. И считать их дураками, неспособными отличить обычного пациента от якобы обычного, - фатальная глупость.
Что они сделают с солдатами врага, тоже никто не знал. Одни надеялись на лучшее, другие предрекали наихудшее.
Решиться на подлог? Или просто куда-то спрятать?
А куда? Чтобы это ещё и не прикончило их?
Нелёгкий выдался у Мирре Арманд рабочий день. Ведь она была одной из тех, кто солдат лечил. Изо всех сил стараясь, чтобы встали на ноги как можно скорей. Чтобы успели уйти отсюда.
Больница быстро полнится слухами. Особенно такими. Словом, Фрэнсис узнал обо всём в тот же день.
Стоя у окна, разделённые столом, они уже орали друг на друга, не сдерживаясь в выражениях.
- Да? Вот к чему ты клонишь? Мне надо было взять бластер и пристрелить их всех, ты так хочешь?! - кричала раскрасневшаяся от гнева женщина, потирая правое плечо. Хватка у Фрэнсиса была железная, и выволок он свою сестру прямо из больничной палаты, плюнув на собственную незаконченную работу по раскладыванию заключений в разные стопки. А отпустил, только притащив домой. И неважно, какой скандал устроил. Всё скоро будет неважно, всё в этом мире, если профессиональные порывы медсестры Арманд окажутся легионерами не оценёнными.
- Да, так! Так! Ты знаешь, чем нам это грозит? Нет?! Нет! Конечно, не знаешь. Они тебя расстреляют, тупая филантропка! Ясно?!
- Да ты... значит так! Бери и иди туда сам, понял? Бери подушку, или пускай воздух в вены - что хочешь! А я делаю свою работу, понял?
Поморщившись, как от надоевшей зубной боли, Фрэнсис наградил разошедшуюся сестру бешено-ледяным взглядом.
Бросил:
- Заткнись.
- А что? Не хочешь правду?
Мирре со всего маху саданула кулаком по столу, от боли едва не скрючилась, но отступаться не собиралась.
- Не помочь им значит убить, ясно?! А я убийцей не буду! Не буду!
Мужчина вдруг презрительно улыбнулся.
- Щепетильная. Вот в чём дело. Да, ты будешь очень профессиональным трупом. А мы с Эри составим тебе компанию.
- С этого бы и начал! Что, думал, я всю жизнь буду всё делать, как ты хочешь? Что, подставляю, да? Трус!
Фрэнсис, моментально обогнув стол, оттолкнул стул в сторону и возник прямо перед сестрой.
- Не смей, - процедил мужчина.
На миг воцарилась тишина.
Глаза женщины расширились от удивления, от испуга. Но читалась во взгляде и запальчивая решимость от своего не отступиться.
Короткий замах руки.
И сочный, хлёсткий звук.
И ещё один.

... Хрупкая темноволосая женщина в белом медицинском костюме сидела на краю стола, с отсутствующим видом болтая ногами. На щеках у неё отпечатались яркие пятна. На полу валялся опрокинутый стул, а рядом, на кровати, сидела другая женщина, светловолосая и не знающая, куда деть и взгляд, и руки. Хорошо хоть был пустой стакан. В него Эринне и вцепилась.
По крайней мере, Мирре прекратила истерить после того, как сестра постепенно, порциями влила в неё половину графина.
Эринне было не сложно. Она всё равно сидела дома. Никому сейчас её уроки не нужны.
- Фрэнсис хочет как лучше для нас, Мири. Не надо. Пожалуйста.
- Ага... хочет он, конечно. Для себя он хочет, как лучше. Решил, что надо остаться - ладно, ладно! Но Эри, Эри... это же живые люди!

***

С каждой ночью гремело всё ближе.
Война пришла, да. Война - вот. Уже почти на пороге.
Фрэнсис с отсутствующим видом глядел в окно. Ночь уже сложно было так называть: вспышки сильно сократили дистанцию, превратившись в зарево.
А днём на горизонте поднимался в небо дым.
Даже придурок Лэнни всё понимал.
- Фрэнсис, - сказал он несколько часов назад, на закате, глядя, как с запасного выхода покидал больницу последний раненый солдат. - Какого ситха мы-то остались?
"Да, сосед. Какого ситха?"
Шестая ночь с отступления перевалила за половину. Вот-вот нагрянут легионеры, если не в эти сутки, то на следующие. И Арманд теперь как никогда ясно понимал, что ему уже точно отступать некуда.

XenomorphДата: Четверг, 07.01.2016, 23:09 | Сообщение # 5 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5928
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс


Вспышки прекратились, замолчали орудия, но в 4 часа утра тех, кто все же смог заснуть, разбудил тяжелый гул. Кажется, что сама земля содрогалась под тяжелой поступью захватчиков. Но что же это? Первыми показались на городской центральной улице, шириной в семнадцать метров отнюдь не отряды завоевателей, а измотанная, раненная и голодная колонна военнопленных. Конечно, их сопровождали вооруженные до зубов дроиды и люди в закрытых защитных костюмах агрессивного черно-серого вида, что шли по обе стороны колонны. Они подталкивали тех республиканцев, что выбивались из строя, загоняя обратно и избивали тех, кто валился с ног, а если несчастный совсем не мог уже двигаться, то его просто закалывали штыком и оставляли на месте. Легионеры и дроиды не обращали на местных никакого внимания, продолжая следовать своим маршем смерти через город, а пленным не видно было конца. Их было так много, что казалось, будто бы это не прекратится никогда, но ... но сколько же их осталось там, на полях и лесах? Сколько их не дошло до Тирса? Генерал-полковник Унц заставил пленных маршировать к границам Тирса аж пятьдесят пять километров, а из было триста с лишнем тысяч.
К концу третьего дня марша смерти улицы города вновь затихли, но ночью, приблизительно в два часа по местному времени, в город вошли уже войска оккупантов. Объединенные войска дроидов и легионеров, как и проходившие ранее конвоиры, не опасались в этой местности ничего. Им удалось разбить республиканскую группировку, взяв в окружение и тем самым освободить западное направление к Тиду. Путь к столице был открыт и совсем скоро падет и она, но в ее штурме участие примут только силы дроидов; легионеры к этому времени были измотаны продолжительными боями и нуждались в отдыхе.
- Тирс, господин генерал-полковник, - проговорил офицер, бывший на краткий промежуток времени личным ассистентом Унца. Тот лишь лениво взглянул не окрашенные лунным сиянием стены домов и несколько раз шмыгнул носом.
- Наконец-то чистая вода и теплые постели, - проговорил, наконец, генерал-полковник. Ехал он на открытом военном транспорте для дроидов, что сейчас был пуст. День был жарким, а ночь холодной и какой-то сырой, отчего у офицера начался насморк. Кажется, местные жители вышли встречать новых властителей горда и планеты в скором.

TaonДата: Пятница, 08.01.2016, 21:58 | Сообщение # 6 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


Фрэнсис не мог уснуть.
Казалось кощунственным спать, когда где-то там, у горизонта, решается судьба планеты. Многие ещё надеялись, что наступление захлебнётся на подступах к Тиду, но Мирре, как и другие ухаживавшие за ранеными солдатами медсёстры, слышала: там действительно дроиды Конфедерации. И люди.
Информации до смешного мало. Но если действительно отыскался какой-то до сих пор таившийся осколок или последователи КНС, для Набу это кончится плохо. Они не остановятся. И возьмут столицу.
Что будет после? Разумеется, подавление всяческого сопротивления. Это война, а на войне лишь герои древних романов церемонно раскланиваются с врагами и приглашают их на чашечку копи.
А Фрэнсису надо выжить. И уберечь свою семью.
Как минимум.
Он повидал Империю. С её орудием устрашения, уничтожающим планеты. С её большими начальниками, сажающими шаттлы на головы людей. С Вейдером, на корабле которого, по слухам, не слишком-то стремились служить люди с работающим инстинктом самосохранения.
И повидал Республику. С её болячками, унаследованными ещё от предшественницы по наименованию и строю. С весьма успешными попытками всех, кому не нашлось места в Империи, сколотить капитал на создании нового государства. С бесчестными начальниками, которым плевать на поиски и наказание убийц, коррупционеров, других преступников.
А ещё Фрэнсис Арманд хорошо знал историю. До чего же часто войны новых и новых империй с одной и той же Республикой провоцировались грызнёй адептов разного толка. Люди и экзоты умирали миллионами из-за того, что какие-то особи различных видов, вооруженные светящимися игрушками, были неспособны дойти до единого понимания соотношения Силы, морали, целей и средств.
Когда же появились те, кто желал отделиться от гниющего трупа Старой Республики, их моментально возжелали уничтожить.
Попутно оставив немало сильных джедаев на арене Геонозиса. Потрясающая глупость в начале беспощадной галактической бойни - как символично.
Всё это было Фрэнсису противно до глубины души.
Но... это - теория. Возвышенная, пропитанная кровью, звучащая воплями боли и ужаса, теория.
А практика? Что делать обычным людям, попавшим прямиком в тиски новой войны?
Арманд не мог ответить за всех.
Дать бы сначала ответы себе.
Они у него были. Несмотря на растерянность и страх.
Фрэнсис остался потому, что им владело всепоглощающее желание разрушить свою жизнь до конца. Свою старую, жалкую жизнь не нашедшего себе места в государственной системе, слишком идеалистичного полицейского. Мечтавшего защищать людей, делая их жизнь безопаснее, лучше.
Разрушить старое. Шагнуть к новому.
Это тоже всего лишь теория.
А практика...
От основного театра военных действий лучше быть подальше. Тирс для этого подходил. И это был довод, с которым согласились сёстры. Бежать же с планеты... куда, как, на чём? Набу не обиталище рисковых парней с потрёпанными юркими кораблями.
Это первый шаг к спасению.
Второй - быть тихими. Не связываться с сопротивлением никоим образом. И тут Мирре со своим рвением ставила под возможный удар всю семью.
"Больше ты не сделаешь ни шагу без моего разрешения", - подытожил Фрэнсис, медленно выдыхая сигаретный дым в темноту.
И, наконец, шаг третий. Самый рискованный и самый перспективный.
Тот, что мгновенно сделает Арманда объектом ненависти всех знакомых.
Он ещё не всё подготовил, и это плохо. Стоило бы ускориться, иначе...
Гул разорвал ночную тишину.
Фрэнсис вздрогнул, выронил сигарету и, выругавшись, поднял и выбросил в приоткрытое окно.
Звук нарастал, неторопливо, неотвратимо.
Скоро уже можно было понять: идут.
Это марш.
Дом, где жили Арманды, ещё одна семья и Лэнни, находился ближе к центру города. Из хозяйской спальни открывался вид на кусок центральной площади. Тот, что виднелся меж крышами особнячков, образовывавших вокруг неё широкое кольцо.
А окна двух комнат Армандов выходили на центральную улицу. И скоро Фрэнсис увидел дроидов, почти незаметных в темноте людей. И бледные пятна лиц измученных пленных. Лиц, перепачканных в земле, покрытых пятнами запёкшейся крови.
Колонна была шириной почти во всю улицу. И ей не было конца. Мужчина, отойдя чуть в сторону, наблюдал за маршем смерти до самого рассвета. И после него. А колонна всё тянулась и тянулась.
Фрэнсис смотрел в сгорбленные спины пленников, прямые - марширующих солдат Легиона. И больше не курил.
Казалось, огонёк на кончике сигареты разрушит призрачную границу между двумя мирами. Один, уже не спокойный, ещё не опалённый, доживал свой срок. Другой же - свою жизнь начинал. Под сапогами. Под ритм этого марша через Тирс.

***

Внеся в базу данных последние четыре заключения о причине смерти, санитар Арманд широко зевнул, отложил флимсипластовые листы финального акта историй болезни и, дотянувшись до пепельницы, высыпал её содержимое в мусор.
Уже два дня через Тирс гнали пленных. Будто легионеры решили притащить к Тиду всё мужское население планеты. Хотя, видел Фрэнсис со своего наблюдательного поста сбоку от окна и женщин. Они, в отличие от остальных, вызывали в нём мало сочувствия. Война не женское дело. Идиотки, понадеявшиеся стать героинями, могли только смешить, но никак не восхищать.
Единственный вопрос, появившийся в голове Арманда в их отношении - и тот скабрезный.
Почему вырядившиеся в форму особи женского пола ещё могут ходить, держа ноги вместе. Вот всё, что в какой-то момент заинтересовало его. А вскоре частички живой реки утратили в его глазах малейшую индивидуальность. Будто единое измученное существо о тысячах ног и рук ползло через город, оставляя за собой отмершие клетки.
Местные обходили главную улицу стороной. Боялись даже подойти и унести трупы отставших от колонны. И те уже гнили на жаре в засохших лужах собственной крови.
Город замер. В прежнем режиме работали только больница и морг. Шмыгали туда-сюда продавцы всевозможных товаров из пустых магазинов, осторожно ходили друг к другу простые люди. Полицейских не было видно вовсе, и в прозекторской с утра появлялось по несколько новых мертвецов. Фрэнсису не приходилось их вскрывать: причины смерти были налицо. Местные отморозки, почувствовав волю, начали резать людей за припасы.
Арманд теперь ходил на работу с бластером. У него был. А Лэнни неожиданно открыл в себе трезвенника и отыскал отцовское оружие. Шоковый бластер перепал Мирре, упорно работавшей в больнице дальше.
Поговорить с ней не удавалось. Она никак не шла на контакт с братом, а обсуждать это отказывалась даже с Эринне. Но Фрэнсис был уверен: это ненадолго. Они всегда держались вместе. А теперь, чтобы выжить, тем более должны.
А шаги гремели неустанно, ни на секунду не смолкал жуткий монотонный ритм.
Больница находилась в стороне от центра и главной улицы. В полуподвале морга и вовсе казалось, что гигантской змеи, ползущей через город, не существовало.
Пока не прислушаешься.
Фрэнсис пытался занимать себя. Зачастил к охране - болтать. Ребята выглядели совсем пришибленными, да и Арманд не лучше. Разговоры выходили бессвязными, будто каждый замкнулся в своём мирке, своей невидимой раковине, и других не слушал.
Но, во всяком случае, дела у единственного санитара мертвецкой шли лучше, чем у его напарника-сменщика. Тот вчера упокоился за городской чертой.
Фрэнсис же неустанно просматривал дома записи с камер. Но поставка медикаментов предсказуемо сорвалась, а значит в ближайшее время сделок у преступного тандема не будет. Они постараются выслужиться перед оккупантами и какое-то время будут вести себя образцово.
Словом, Арманд ничем себя порадовать не мог.
Досидев оставшиеся полчаса до конца рабочего дня, он уже привычно изъял инфочип с новыми материалами из комнаты охраны и, поболтав с дежурным, как раз вернувшимся из кухни с бутербродами, отправился домой.

***

На третьи сутки мужчина диагностировал у себя начальную стадию меланхоличного состояния. С самого пробуждения поздним утром его мучило сонное отупение, бодрящий сигнал хронометра, как и резкие трели комлинка Фрэнсис проигнорировал, сочтя играющей внутри сна музыкой. В отвратительном настроении, без завтрака, почти в полдень санитар всё-таки явился на работу. И вечером удалился, жалея, что невозможно как следует грохнуть ни одной дверью.
Он шагал по раскалённым плитам, прокручивая в голове разговор с директором, и представлял, как разделал бы эту самку человека на образцы тканей. Да, он виноват, что пропустил половину рабочего дня. Но разве этой паршивой контрабандистке учить Арманда хорошему поведению?
Фрэнсис готов был швырнуть ей в лицо все обвинения и посмотреть, что получится. Но не стал.
Пронесшись по двум улицам, он свернул к переулку, ведущему к чёрному ходу своего дома. И тут же быстро шагнул назад, спрятавшись за углом.
Секунду спустя осторожно выглянул, но узкая улочка уже была пуста.
Арманд, задумчиво сощурившись, посмотрел на боковое ответвление, уводившее в цветущие дворики. Он мог поклясться: там скрылся Орем Келлен.
"Так-так, это уже очень интересно. Я думал, ты убрался отсюда. Но, очевидно, крепкая дружба не так дорога, как возможность выжить. Или... более дорога, а?"
Присутствие в городе друга потенциального солдата сопротивления ничего не доказывало. Но выглядело очень подозрительно. Если не принимать в расчёт вероятность того, что Келлен действительно струсил.
"Я узнаю, зачем ты здесь", - твёрдо решил Фрэнсис. И достал портсигар из кармана.

***

Все обитатели дома толпились на кухне. Бездетная пара и хмурая, некрасивая старшая сестра жены тихо ели за обеденным столом. Лэнни ковырялся в недрах посудомоечного автомата, усталая от недосыпа Эринне рядом мыла посуду вручную, Мирре сидела на столе по правую руку от сестры, чтобы быть поближе к свету, и рассматривала дефекты старой юбки, решая в уме задачу: просто засунуть в чистящий блок в ванной или перешивать.
А Фрэнсис у окна разглядывал час назад подброшенные к порогам почти каждого дома мелкие агитационные листовки. Как новоиспечённые мятежники смогли провести первый этап агитационной работы, оставалось загадкой. В Тирсе наверняка были их сторонники, но кто же именно? Часа три назад колонна пленных наконец-то закончилась, и было понятно: легионеры скоро явятся. И это будут уже не конвоиры.
Несмотря на затишье, на улицу почти никто не показывался. Страшно.
И никто как будто бы ничего не видел и не слышал.
Арманд смотрел на мирно лежавшие на подоконнике листки. Буравил их мрачным взглядом и сводил всю имевшуюся у него информацию и догадки воедино.
Результат выходил смехотворно скудным. Один подозреваемый, ноль доказательств. На войне бывает достаточно и этого, но Орем легко мог оказаться непричастным. А истинные виновники будут продолжать. И подведут жителей города под кровавые карательные мероприятия.
И только если друзья мятежников будут изловлены самими местными, это спасёт их. Необязательно всех, но спасёт.
- Никто не видел эту мерзость, - отчеканил Фрэнсис, обведя всех присутствовавших жёстким взглядом. - Никто и никогда не видел и не слышал.
Он сжёг листки, остатки выбросил в мусор, а мусор унёс из дома. Вернувшись, вместе с никуда не разошедшейся кухонной компанией молчал о будущем до самой ночи.
После полуночи становилось холоднее всего, и будет так до рассвета. Тёмное время суток перестало быть душным, зато стало очень зябким. Спать бы и спать. Тихое семейство так и поступило. Или хотя бы пыталось. Но Арманды и хозяин дома застали появление легионеров, распивая вместе, пожалуй, самый гадкий каф в галактике.
В открытое окно со свежим, холодным ветерком ворвался мерный звук пока отдалённых шагов. Все переглянулись.
- Опять пленные? - неуверенно предположила Эринне.
Лэнни нервно улыбнулся. Коротко пробарабанил пальцами по краю стола.
- Ну... Своей программы и амбиций.

***

В безоблачном небе горели яркие звёзды. Казалось, до них можно дотянуться рукой. Но Фрэнсис знал: это всего лишь иллюзия, и не позволял ей завладеть своим разумом.
Звёзды далеко, в сотнях световых лет. А он здесь, на земле Набу. По которой маршируют в город легионеры и дроиды.
Как так вышло, что люди, тви'леки, другие расы взяли и пошли за машинами, если слухи были правдивы? Возможность реализовать давние замыслы, на которых ставили жирный крест и Старая Республика, и Империя?
Вероятно.
Те, кто не спал этой ночью, вышли к окраине города. Туда, где заканчивалась главная улица.
Улица, с которой только этим вечером убрали трупы убитых пленных. Только огромные пятна крови остались.
Отмеченная кровью главная артерия города, не знающие, чего ждать от Легиона, потерянные жители, которых погнало навстречу оккупантам... что?
"Неизвестность страшнее известного кошмара. Вот и всё".
Немалая часть городской администрации осталась на месте. Градоначальник, молодой парень семнадцати лет, - тоже. Он, в окружении чиновников, и стоял впереди. Как на параде. Смотрелось это, на взгляд Фрэнсиса, смело и жалко одновременно.
Разве есть теперь для бравады время и место? Мальчишкам можно играть в войну, но на войне настоящей они сложат головы первыми.
"Разукрашенный глупец. Лучше бы ты бежал".
Арманд с сёстрами и Лэнни стояли намного левее бывшего хозяина города, но в первой линии. И вид открывался... тревожный.
Вот она, грань мнимой свободы. Вот она - между градоначальником и передним транспортом, занятым, возможно... офицерами? Наверняка один из них - командующий. А может и нет.
Вот она, так близко. И грань эта уже трещит.
Надрывный её треск совпадает с ритмом сердца, стучащего быстрее из-за выброса адреналина.
Нет тишины. А кажется, что есть, что нависла над всем городом.
Мальчишка молчит. Гордый или сам напуган?
И Фрэнсису хочется ударить его по затылку рукоятью оставленного дома бластера. Чтобы хоть звук произнёс.

XenomorphДата: Суббота, 09.01.2016, 21:52 | Сообщение # 7 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5928
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс


Генерал-полковник сидел на жестком месте оператора транспортера, когда солдаты и дроиды уже расходились по городу вслед за офицерами. Окружение набуанцев во главе с градоначальником - молодым человеком, что не мог проронить ни слова. Унц так бы и сидел, кажется, погруженный в свои мысли, если бы его не отвлек один из офицеров сопровождения.
Сойдя на брусчатку и осмотрев собравшихся, Карл вскоре подошел к градоначальнику, что по местным традициям был наряжен в красочные одеяния. Усталый взгляд, испачканное лицо и форма генерала-полковника даже в ночи ярко контрастировала с видом этого человека.
- Королевский чиновник? - безразличным голосом спросил офицер, не надеясь услышать ответа. - Есть ли что-то в тебе от мужчины, или же манерность и пышные наряды заменяют здесь все? - усмехнувшись, Унц обернулся лицом к собравшейся толпе и чуть повысив голос, начал говорить:
- Через четыре дня ваша юная королева сложит с себя полномочия и оставит вас на произвол судьбы. Ей будет предложена возможность покинуть планету и она это сделает с показной тяжестью в сердце. Что же она предпримет? Выступит в Сенате, ведь так в этой помойке решаются все проблемы, вернее, скапливаются. Отныне демократия, "Декларация о правах и свободах разумных существ", законы Новой Республики объявляются недействительными и вы будете делать, что я скажу. За каждого убитого солдата или уничтоженного дроида я заберу десять семей, а за неповиновение последует строгое наказание. Не можете жить по законам, предпочитая демагогию и обещания? Не беда: я научу вас подчиняться и знать свою ответственность. Каждый, кто окажет содействие получит иммунитет; выдайте пленных солдат и вероятных заговорщиков - и мы поладим. Окажите противодействие и я сожгу ваш городок вместе с вами. У вас нет Амидалы с ее идейностью и самоотверженностью, есть лишь Сенат и это пугало ряженное, - не оборачиваясь, Карл указал на градоначальника, а затем замолк, изучая реакцию. Рядом с генерал-полковником находился и ООМ-дроид.
- Командующий?
- Мои дроиды обыщут каждое здания в поисках республиканских солдат, - ответил дроид так, что все присутствующие об этом услышали. Да, обыски займут какое-то время, так что пока что во возвращении домой гражданские не могли и думать. Но те, кто спрятался в домах и не слышали обращения... Если они окажут сопротивление, то исход будет ясен. Офицер только что обо всем сообщил.
- Соблюдайте порядок! - добавил в конце генерал-полковник и вместе с некоторыми офицерами и солдатами направился против толпы. Легионеры и дроиды расталкивали собравшихся, создавая живой коридор.
- Что за государство... Никакого порядка, - процедил сквозь зубы генерал-полковник, проходя мимо Фрэнсиса.

TaonДата: Воскресенье, 10.01.2016, 02:02 | Сообщение # 8 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


Каждое движение, каждый шаг легионеров как проверка на прочность. Как испытание.
У кого слабее нервы? У кого прочнее? Кто виноват и выдаст себя с головой уже сейчас?
Это не позор, просто смерть. Или... не так уж просто. Кто знает, как у этих людей с фантазией.
Кто настолько безрассуден или в отчаянии, что рискнёт проверить?
Кто скорбит о почти утерянной республиканской свободе, кто напряженно присматривается, а у кого на лбу написано: "что бы мне со всего этого получить?", кто?
Нет, отчаянных здесь не было, почти наверняка. А если и явились, надеясь неясно, на что - их беда. И, возможно, тех, кому не повезло встать рядом.
Молчала толпа. Никто не рисковал переговариваться, даже вполголоса. Молчал и мальчишка-градоначальник вместе со своими чиновниками.
Высокий мужчина в первой линии, - немного бледный, немного усталый, с благородными, жёсткими чертами лица, прямым взглядом глубоко посаженных глаз, в идеально отглаженном сером костюме с белой рубашкой, - бросил на молокососа мимолётный презрительный взгляд, хмурясь в ожидании.
Паузу прервал сошедший с транспорта человек.
Тот, в первой линии, не знал знаков различия у легионеров. Но понять, что говорить будет командующий, мог и так.
Не очень-то сложная задача.
Легионер сделал только первый шаг вперёд, а часть неизвестных для Фрэнсиса уже перешла в другой разряд.
Или так казалось.
Это явно был боевой офицер. Кто же ещё. От чиновника можно было бы ждать либо послаблений, либо мерзостей, подобных уже виденным. Или всего вместе.
С настоящими военными ситуация иная.
Их нужно слушать особенно внимательно. Они скажут всё до конца, не расписывая чудесные перспективы и не преуменьшая серьёзность положения. Брошенная в лицо правда ударит, как бьёт тренированный, опытный боец. Зато это - правда.
До поры безымянный офицер неизвестного звания дважды заставил Арманда почти усмехнуться. В первый раз левый уголок накрепко сжатых губ дёрнулся на едком, метком замечании о манерности. Во второй - когда легионер высказался о сенатской помойке.
Проклятье. Он почти расположил Фрэнсиса к себе, несмотря на ровно полыхающий страх, плавивший лёд рассудка.
Почти?
Если бы.
Эти слова звучали в унисон с речами, сочинёнными безвестным санитаром для себя. Но когда на повестке дня задача - выжить и уберечь, идеология отходит не на второй план - за него.
Звериная настороженность победно рыкнула, собралась в глубокой вертикальной морщине меж сдвинутых бровей, свидетельствовавшей о крайней сосредоточенности. Точно в тот момент, когда офицер заговорил о наказаниях, которые последуют за неповиновением.
Это было так ожидаемо, что Фрэнсис удивился тихому испуганному вздоху слева. И тому, как едва ощутимо будто бы дрогнула толпа, осознав, на что подписалась. Осознав, что был теперь только один выход: безоговорочное подчинение.
Многие ли пожалели теперь о своём решении остаться? Арманда отныне волновало это только с одной точки зрения.
Ведь у него тоже не было больше приемлемых для него самого альтернативных вариантов.
У него была одна привычка. Наверное, самая вредная из имевшихся.
Выбирать более сложный путь, а потом разгребать последствия.
Он чувствовал себя лишним. В системе, в этом мире, в этом времени. Но теперь был один-единственный шанс примирить поиски какого-то решения с большой буквы и банальное выживание.
Всего-то и нужно: искать и выдавать.
Всего-то и нужно: ради спасения рискнуть всем, что надо спасти. Листовки - только первый шаг. Мятежники будут действовать дальше. Обнаружить и выдать их сторонников значит подвести под возможный удар свою семью.
Только угроза со стороны легионеров куда реальней.
Взгляд Фрэнсиса, остановившийся было на командующем, с окончанием убийственно правдивой речи скользнул в сторону, к стоявшему рядом дроиду.
Что-то в словах того показалось странным. Арманд с боевыми машинами никогда раньше не сталкивался, не знал, как они должны общаться. Но это выражение, это "мои дроиды", резануло слух. Было в нём нечто... нечто... человеческое. Так легко мысленно заменить "мои дроиды" на обыкновенное "мои люди", что от этого по спине отчего-то мурашки.
Наверное, всё дело в недосыпе. В мерзком "кафе", от которого проще простого вывернуть ужин в нутро молчаливого белого друга. В сыром ночном холоде, наконец. На котором из-за обыска придётся провести неизвестно, сколько времени. А ещё в том, что плакали, похоже, семейные запасы. Вслед за дроидами, или сразу вместе с ними, по домам пройдутся живые солдаты, а им надо где-то спать и раздобывать продовольствие.
Взгляд вернулся к градоначальнику, словно позабывшему родной язык.
Серые глаза, в ночи казавшиеся чёрными, на миг сощурились.
А следом мужчина в первой линии почти незаметно кивнул какой-то своей мысли.
Справа, пошатнувшись, когда толпа расступилась перед легионерами, ойкнула Мирре, и брат тут же отодвинул её за спину безотчетным движением.
- Стой на месте, - сквозь зубы.
За спиной промолчали. Своевременно. Мимо уже шёл командующий.
- Что за государство... Никакого порядка.
Подобострастно поддакивать или нервно хмыкать, как Лэнни, оказавшийся уже в нескольких шагах правее Армандов, было недостойно. Фрэнсис промолчал. Только хмурился уже чуть меньше, окончательно определив, что ему делать.
Зато у градоначальника некстати прорезался голос.
- Королева не предаст свой народ. Как не предала когда-то и королева Амидала, - заявил мальчишка, болезненно горящим взглядом вдруг уставившись в спину командующего. - Даже если Тид падёт, Орден и Республика придут нам на помощь, и это вторжение закончится тем же, что и интервенция Торговой Федерации.
Арманд на короткое мгновение прикрыл глаза, словно не мог смотреть на такую глупость. А потом скривился, как от внезапно настигнувшей зубной боли.
- Кусок недоноска, - едва слышно выдавил он.

XenomorphДата: Вторник, 12.01.2016, 22:38 | Сообщение # 9 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5928
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс


Совсем некстати голос у градоначальника все же появился и он с присущей напыщенностью и трусостью, выдал заранее выученный шаблон. Так могло показаться и показалось. Солдатам уж точно. Унц обернулся, но возвращаться не стал.
- Королева улетит через четыре дня, а ваш голос, градоначальник, без нее не будет услышан и никто мучеником вас не сделает. Пустословие и не более. За вашими идеями ничего нет, только бездна невыполненных обещаний. Через четыре дня, бургомистр, я буду говорить с вами по-другому, - после этих слов, более походящих на угрозу, группа офицеров удалилась прочь от толпы. Подразделения дроидов и солдат же уже разбрелись по улицам города и незамедлительно приступили к проведению поисков скрывающихся республиканских солдат.
- Под наблюдение, - кивнув в сторону мальчишки-градоначальника проговорил дроид-офицер и присоединившиеся только что к происходящему боевые дроиды составили сопровождение власть имущих города. Днем и ночью они будут контролировать каждый шаг каждого представителя королевской власти.

***


Обыски в городе заняли не такое уж и продолжительное время и уже к полудню жители смогли вернуться по своим домам. Понятное дело, что местный госпиталь тут же наводнили военные врачи и сотни раненых солдат, а весь местный персонал подвергся так называемой чистке, где оставили лишь в основном санитаров и медсестер. Полковых врачей хватало, а доверять местным хирургам без тщательной проверки никто не хотел. Позже будут производить набор и даже станут выплачивать жалование, а пока что все должно было работать по подготовленной схеме.
Полдень выдался жарким и душным и генерал-полковник снова проклинал местную погоду. Он ощущал себя подавленным и совершенно ничего не хотел делать. Все давалось ему с трудом и только сон овладевал человеком сполна. Но что поделать... долг есть долг, а к вечеру этого дня начнется последнее наступление и столица Набу в течении четырех календарных дней должна присоединиться к списку поверженных. До четырех часов дня генерал-полковник обсуждал с командованием легиона и дроидами-командирами план штурма и когда все нюансы были проработаны, а последние приказы розданы командирам соединений, можно было и прогуляться с целью найти себе дом на ближайшее время. На четыре обозначенных дня, не более, после чего Унц покинет Тирс и отправится в капитулировавшую столицу Набу.
- Чудно... - вялый комментарий Унца на начавшийся дождь.
- Господин генерал-полковник, может этот? - находившийся рядом полковник указал на один из домов.
- Сойдет. Кроме того, мы уже на крыльце, - остальные двое офицеров промолчали но послушно следовали за своим командиром. Электронный замок был не заблокирован, так что попасть в дом оказалось не так уж и сложно.
- Кто хозяин дома? - поинтересовался генерал-полковник, приложил ко рту белый платок. Кашель ему удавалось сдерживать уже с трудом.

TaonДата: Суббота, 16.01.2016, 22:56 | Сообщение # 10 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


Идейные республиканцы давно были для Фрэнсиса чем-то вроде участников дешевого балагана. Цепляясь за идиотские идеи о всеобщем равенстве, - в том числе для тех, кто ничего хорошего не делал и не собирался, - они начисто игнорировали факты. Бюрократизм. Занятные эпизоды из позорной жизни Старой Республики. Злоупотребления новых чиновников и бизнесменов, наконец-то дорвавшихся до власти.
Имперцы своим хотя бы давали по рукам. Не всем. Далеко, далеко не всем.
И вряд ли на обеих мерзких Арманду сторонах могли найтись кто-то более глупые, недальновидные, чем представители молодняка, топчущиеся по политическому полю как ослеплённые взбесившиеся банты.
Бывший полицейский был далёк от военной романтики. Многие тысячелетия галактической истории показали: война не будит в людях и экзотах ничего хорошего. Всё, что в мирное время скрывается глубоко внутри, на войне вырывается на свет.
Бывают, бывают те, кого такие события заставляют переосмыслить жизнь. Обратить, наконец, внимание на тех, кто вокруг. Но...
История - великая страдалица. Сотни раз перевранная, перебранная, без единого живого места. Ничему не способная научить. Потому, что плевать галактике на её уроки.
И отдельным молокососам. Например.
Фрэнсису хотелось как следует дать мелкому градоначальнику по зубам.
Прикладом.
Своротить челюсть к блудливой ситхо-джедаевой матери.
Чтобы заткнулся и впредь сто раз думал, прежде чем открыть рот. Если сможет.
"Выряженный кретин изволит провоцировать солдат. Чудно! Хочешь стать героем через расстрел? Маршировал бы в Тид. Что будет там, мне плевать. Но не смей. Открывать рот там. Где живёт моя семья".
Неважно, что двигало чиновником. Был ли то безрассудный порыв, или глупая заготовка.
Неважно.
Наградив не смотревшего на него мальчишку ненавидящим взглядом, мужчина сжал кулаки.
Повернул голову. Проигнорировал непонимающий взгляд Эринне - та, наверное, недоноску ещё и сочувствовала. Ведь и демократу понятно, насколько "по-другому" военные могут разговаривать на захваченных территориях.
Хотя... это вряд ли. Уж сёстры Фрэнсиса сами знали, что судьбы обычных людей таких нарядных чиновников волнуют куда меньше, чем маникюр.
- Ни шагу отсюда, - строго сказал Арманд.
Кивнул даже Лэнни.

***

Около десяти часов вышедшие ночью из своих домов жители Тирса, - кроме тех, чья работа касалась больницы, - провели на улице. Спрашивать, не могут ли вернуться те, чьи жилища уже обыскали, почти никто не решался. Попытки скоро кончились: самым умным, в лучшем случае, не отвечали. В худшем - наставленное оружие быстро усмиряет пыл.
К утру Фрэнсис чувствовал себя отвратительно. Холодная ночь, проведённая частично на ногах, а частично на каменном бордюре, редкому организму способна пойти на пользу.
- Поганая ночь... - пробормотал мужчина, брезгливо отодвигаясь от только что им замеченного кровавого пятна на тротуаре. Громко чихнул и прокашлялся.
Откуда-то донёсся истеричный женский визг, торопливые мужские возгласы. И короткая очередь.
Может, это нашли скрывавшихся в городе солдат.
Их наличие легко объяснило бы появление тех агитационных материалов. Только... вряд ли комплект листовок относился к стандартному набору "вперёд в бой".
А возможно, нашли как раз листовки. Совсем плохо, если в большом количестве. И очень хорошо, если так: пусть лучше распространителей отловят сразу. И... снова плохо, крайне плохо. Для хорошего исхода дела таких отлавливать должны сами местные.
В спины ищеек обычно летят плевки. Только те, кто в эти спины плюёт, забывают: ищейки покупают хотя бы относительную безопасность для тех самых поганых шкур, что остаются сзади. Прикрытые. Гордые. Не замаравшиеся.
- Самая поганая...
Восемь утра. Крыльцо дома всего метрах в двадцати, правее. И дом уже обыскали. Никого лишнего не нашли. Но...
Да. Было страшно. Фрэнсис никому бы в этом не признался, но было.
Страх мешался с наседавшей тяжёлой дрёмой, сонным отупением, которые было не прогнать ничем. Иногда Арманда что-то встряхивало - звук выстрела, или негромкий разговор рядом. Или как-то раз, около половины седьмого утра, - краткое появление Орема Келлена.
И это было уже интересно. Правда, долго думать на эту тему не вышло. Если Келлен был непричастен к недавним действиям... мятежников?. Он всё сделал правильно, не засев дома. И бесцельно шатаясь по главной улице в поисках друзей и более ли менее близких знакомых. А если причастен... то действия его вдвойне верны. Как бы то ни было, человек с нормально функционирующим головным мозгом в ближайшие дни не станет высовываться и предпринимать активные действия.
А это значит...
- Врачи, медсёстры, санитары! - разнёсся по городу голос из громкоговорителей, моментально стряхнув оцепенение. - Всем явиться в больницу! Всему медицинскому персоналу явиться в больницу!
Через улицу уже торопливо, пытаясь согреть руки в рукавах пиджачка, шагала Мирре. Растрёпанная, нервная, заплаканная.
- Эмме с мужем прятали солдат, - отчаянно зашептала она брату, едва тот поднялся ей навстречу. - Что же происходит такое? Что будет?
Фрэнсис осторожно сжал пальцами хрупкие плечи. Наклонился, ловя взгляд. Чтобы - глаза в глаза.
- Всё будет хорошо. У нас всё будет хорошо, если Эри и ты будете слушать меня. Где она?
- Эри... с Селиной и её мальчиками.
- Хорошо. У тебя документы с собой?
- Да.
- Идём в больницу.

***

В морге оказалось мало работы. Когда приходит война, вскрывать, - сверх нормы, - особо некого. Причины смерти ясны и прозрачны.
Нередко на вскрытия приводили молодых врачей. Но теперь, когда больница Тирса стала полем деятельности военных медиков, эта надобность полностью отпала. Временно или надолго - неизвестно.
По естественным причинам этой ночью умерло два человека. Рутина, как это ни цинично. Ничего необычного. Мало работы.
С диагностикой было интересней. Беготня по сбору образцов тканей у новых пациентов, - кто в этом нуждался, - заняла достаточно много времени. Но Фрэнсису понравилось работать с медиками легионеров. Истории болезни для раненых солдат заводить никто не собирался, но необходимые данные предоставлялись почти мгновенно.
Чёткость, профессионализм, скорость. Идеал.
Из врачей на временный отдых отправили даже патологоанатома. Скорее всего, чтобы исключить вероятность путаницы в диагнозах. В диверсионной работе и мелкие гадости нередко хороши.
Немногословный пожилой медик затворился в лаборатории, и Арманду надо было вовремя приносить материал, уносить заключения и вносить их в базу. Несложно, главное постараться забыть об обеде.
Получалось. Пусть организм и напоминал о себе возмутительным громогласным образом.
И не было на месте даже знакомых охранников с их вечными бутербродами. Место парней занял дроид B1.
В половине четвёртого дверь ассистентского кабинета тихо отъехала в сторону, и внутрь шагнул господин Йенсен. Больше похожий на солдата, которого зачем-то переодели во врача.
Фрэнсис, едва его увидев, оторвался от терминала и встал, замерев на месте.
- Санитар. Почему ещё на месте? Где второй?
- Мёртв, - предельно кратко поведал Арманд.
Новый патологоанатом ничего не сказал, только взглянул вопросительно.
- Грабители.
Йенсен покачал головой.
- И вы ещё скажете мне, санитар, что господин генерал-полковник не прав и в этом государстве можно найти порядок? Оставьте мне свой номер и можете идти.

***

Как и в прошлый раз, Фрэнсис срезал путь до дома.
Но теперь не увидел никого подозрительного. Странно только наблюдать на улицах дроидов и солдат, но человеку свойственно привыкать ко всему.
В кармане брюк лежал заветный инфочип. Сегодня Арманд уже не смог подключиться к системам наблюдения, но имевшийся материал надо было дополнить совсем немного.
В лесах жить тяжело. Без медикаментов - никак. И где-то... где-то нужно их раздобывать.
"И, если вас не затруднит, окажите мне услугу".
Немного задержавшись из-за патруля, мужчина в целом без проблем добрался домой, зашел со второго входа, - коридорчик вёл к кухне, - и по-хозяйски прошествовал внутрь, смахивая с волос и плеч крупные капли.
- Да ладно тебе, ничего ведь не пропало. Даже почти без бардака, - увещевала Эринне другую женщину с первого этажа. Сестра той презрительно фыркнула, окинув младшую Арманд, одетую в узкое деловое платье серо-стального цвета с аккуратным вырезом спереди, брезгливым взглядом.
Эри в ответ посмотрела на стоптанные туфли оппонентки и приторно-сладко улыбнулась.
Лэнни, завидев появившегося на кухне Фрэнсиса, кивнул на столпившуюся у обеденного стола компанию и отложил датапад на подоконник.
- Ставлю на твою сестру. А?
- Есть одна проблема...
Фрэнсис вальяжно оперся спиной о стену у окна и ухмыльнулся, игнорируя жалкие разборки у стола.
- Чтобы тебе было, что поставить. Тебе придётся сначала у меня занять.
- Кто хозяин дома?
Знакомый с ночи голос, звук шагов.
Мгновенно воцарившаяся на кухне тишина.
Напряжённое переглядывание.
Арманд перевёл сразу потяжелевший взгляд с Лэнни на выход из кухни в коридор первого этажа.
- Всё. Давай, - процедил. Ободряюще хлопнул соседа по плечу.
Вышел в коридор только один человек.
Спутанные, стянутые в неряшливый хвост светло-каштановые волосы были главной деталью его внешности. Мятые рубашка и брюки в сочетании с носками разного цвета дополняли... образ. А лицо было самым обыкновенным, не смазливым и не мужественным. Неприметным. Разве что нос... да, нос явно не раз ломали.
- Я хозяин. Лэнни Раф, - сообщил воротнику центрального легионера.

XenomorphДата: Понедельник, 18.01.2016, 19:52 | Сообщение # 11 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5928
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс


- Я хозяин. Лэнни Раф - хозяин представлялся Унцу совсем другим человеком. По крайней мере, иной наружности. Этот выглядел потасканным и заметно облик человека контрастировал с видом дома. Ну что ж, пусть так. На улице послышался слаженный шаг отряда легионеров. Тяжелой и размеренной поступью они шагали далее по улице, а вел подразделение обер-лейтенант. Кто-то явно сбивался и стук каблуков сапог звучал не в унисон.
- А'лидс! - вскрикнул командным голосом офицер и подразделение подало голос, складывая грубые, казалось бы созданные исключительно для солдат слова в песню. Звучал марш строго, но как-то восторженно, а автор, бутдо бы мистик, сумел вложить в простые слова код, под который солдаты менялись психологически подсознательно. Шаг сразу стал четче, а дыхание каждого бойца ровным и четким. Нельзя было разобрать, о чем говорилось в маршевом произведении, но переводилось примерно так:
"Завтра мы идем
К крестьянину на ночлег
Он угостит нас кафом с шоколадом
Но это не все!
Вкусное и терпкое припасено для нас вино"

Строевые песни помогали держать шаг и дисциплинировали воинов, так что ничего удивительного в этом не было. Унц тем временем смотрел на Лэнни не моргая, но вскоре заговорил вновь:
- Очень хорошо, господин Раф. Я - ваш новый сосед, потому с вашей стороны было бы не вежливо не показать мне дом, - сопровождающие офицеры чуть было не принялись за остльных обитателей дома, дабы выдворить их, но генерал-полковник жестом руки остановил своих товарищей и не оборачиваясь, сказал на основном:
- Не стоит. Набу славится своим гостеприимством и самое время это проверить. Да, Лэнни? - кривая ухмылка на лице высокопоставленного офицера будто бы не предвещала ничего хорошего, но Карл не собирался прибегать к насилию.

TaonДата: Воскресенье, 24.01.2016, 00:25 | Сообщение # 12 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


Что сделал бы больной на всю голову патриот, услышав, что тот самый генерал-полковник будет жить... по соседству?
Наверное, устроил бы спектакль куда веселее ночного выступления мальчишки-градоначальника.
Но в планах Фрэнсиса не значилось получение энергозаряда из бластера промеж глаз. Ни дома, ни на главной площади, ни где-либо ещё.
Не сейчас. Не от... да, не от легионеров.
Там, за стенами. С улицы. Доносился звук их марша по городу. Чеканных шагов, избавившихся от лёгкой несогласованности под ритм строевой песни, слова которой Арманд никак не мог разобрать. Он не знал этого языка. И, если бы не разузнанное этим днём, - Кали, Кали явилась на Набу, - даже не смог бы понять, что это за язык.
А звучало это... красиво.
Что-то в этом было. Что-то...
Гремящая, рокочущая красота.
Только за ней - неизвестные, непонятные люди.
Что Фрэнсис знал о Кали?
Коренные, расовые калишцы - невероятные охотники и воины, которым удалось вышвырнуть со своей планеты полчища кровожадных, алчных, на всё способных ям'рии, а потом тысячами, кланами, семьями в полном составе мучительно умирать от голода. Спасибо Республике и джедаям за хвалёную гуманность.
Люди были им... братьями?
Когда они появились там, или были давным-давно? Что именно, кроме совместно проливаемой крови соединяло их?
Это было неведомо. Кали бдительно, старательно хранила свои тайны.
Чего ждать дальше?
Это тоже неизвестно. В точности - нет.
Многое, - даже почти всё, - зависело от поведения местных. Поведения каждого.
Ошибка стоит дорого. На войне за них расплачиваются кровью. Всей кровью.
Фрэнсис не был авантюристом, республиканским патриотом, тупым подхалимом или самодовольным недоноском с раздутым эго. Он решил действовать по правилам. Военным и своим.
Первое. Не привлекать внимания, пока не появится стоящий повод.
Потому он спокойно остался в кухне, оставив Лэнни отдуваться самостоятельно. В конце концов, кто тут хозяин, а кто простой жилец?
"Поправка. Теперь - только номинальный хозяин".
На кухне, с начала разговора Лэнни и командующего, царствовала полная тишина. И ничто не мешало Фрэнсису слушать, не сходя с места у окна.
Мужчина не услышал, как Раф громко сглотнул, будто слюна или заблудившаяся закуска начала превращение в застрявший поперёк растерзанного горла моток колючей проволоки. Зато отлично слышно было остальное.
- Конечно, господин... - неуверенная пауза, будто хозяин дома не уверен, как называть гостя. - На первом этаже у нас комнаты для жильцов, три в конце коридора заняты, одна свободна, а в начале две... тоже заняты. Вот здесь... - несколько приглушенных шагов человека без обуви. - Здесь кухня и... удобства для жильцов. И чёрный ход. Желаете осмотреть подробнее, или вам, наверное, угодно будет видеть второй этаж? - к концу краткого описания в звучание чуть хрипловатого голоса проникли заискивающие нотки.
Фрэнсис поджал губы, еле заметно сощурился.
"Плохо, Лэнни. Плохо. Пляшешь как перед собутыльниками, которым опять задолжал. Жаль, ведь на самом деле ты умнее, я это точно знаю. И дело не в твоих выступлениях кухонного философа и политолога".
Некоторые люди отказывались использовать в жизни данное им от рождения. Что ж... очень жаль. Их место уверенно занимали другие. И иногда даже входили в историю. Ирония жизни.
Эринне обеспокоенно взглянула на брата. Тот качнул головой.
"Нет. Не ходи".

XenomorphДата: Понедельник, 25.01.2016, 23:16 | Сообщение # 13 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5928
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс


Не следовало и сомневаться в том, что хозяин любезно согласиться провести экскурсию по прекрасному дому. Рассказ был кратким, но вполне понятным. Планировка здания не была путанной, а потому было легко запомнить все и с первого раза.
Генерал-полковник, казалось бы, не умел проявлять эмоций. Его лицо оставалось безразлично-усталым и он даже ни разу не посмотрел на своего гида. Когда же вопрос коснулся того, показать ли второй этаж, то офицер и вовсе отошел от Лэнни на кухню. Осмотрев помещение и всех присутствующих, он, наконец, обернулся и сказал:
- Мне все нравится, - сопровождавшие генерал-полковника офицеры следовали за старшим по званию не отставая. - Надеюсь, на втором этаже найдется для меня место? - и не дожидаясь ответа - Приготовьте мне спальню и уборную. Я сам сориентируюсь, - все это время, с момента появления на кухне, Унц не сводил взгляда с сидевшей женщины.
- Генерал-полковник, посыльный ждет, - на калишском проинформировал Карла один из офицеров. Унц дал лишь отмашку и офицеры, разобрав молчаливый жест, козырнули в спину военачальнику и удалились из кухни, а после и из дома. Через минуту в помещении появилось несколько солдат с продовольственными ящиками в руках. И снова молчание и лишь указующий жест, куда поставить. Солдаты послушно выполнили приказ и аккуратно сложили шесть тяжелых ящиков на кухне в углу, что был свободным, попутно деактивировав замки, после чего так же удалились.
Генерал-полковник прервал свое молчаливое стояние, начав снимать черные перчатки из дорогой кожи. Фуражка аккуратно заняла место на столешнице, а офицерский плащ был повешен на крючок, очевидно, предназначенный для полотенец, которых сейчас не было.
- Плата за проживание, - наконец, вымолвил офицер, занимая свободное место. Серебряный портсигар с гравировкой, изъятый из кармана, был раскрыт и комнату наполнил приятный запах дорогого табака. Как только генерал-полковник закурил, он предложил сделать это и Фрэнсису сигарету.
- Ну что ты как истукан. Сделай каф нам, - обращаясь к женщине и делая глубокую затяжку, проговорил генерал-полковник. - В первом ящике, - добавил он.
Продукты, что были доставлены в дом, были высокого качества. Там так же были и фрукты, консервы, крупы и все то, что могло бы помочь в голодную пору войны. По крайней мере, пока на Набу такое положение, о стабилизации производства можно было и не мечтать.

TaonДата: Вторник, 26.01.2016, 01:13 | Сообщение # 14 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу, г. Тирс


Если бы в список соревновательных видов спорта входила оперативная маскировка под предметы домашнего обихода, семейство Келле - те самые супруги и неуживчивая сестра жены, - могло бы в полном составе претендовать на первое место и поощрительный приз. Конфетку, например. Если судьи вдруг оказались полуслепыми.
Отец семейства, коренастый и лысоватый мужчина в рубашке с засаленными манжетами и прочных рабочих штанах начал борьбу за приз уже давно. Ещё когда мимикрировал под члена семьи своей жены, сменив свою неблагозвучную фамилию на её более приятную. Теперь же он сильно продвинулся, и в своём стремлении быть максимально незаметным для генерал-полковника явно очень хотел слиться с обитой узкими деревянными панелями светлой стеной. Госпожа Келле, сухопарая и остроносая, могла, - при очень-очень плохом зрении, - сойти за уничтоженное нерадивой хозяйкой растение, превратившееся в домашний сухостой. С её сестрой была та же история.
К сожалению для семьи Келле, - они притаились на краю стола, рассчитанного на дюжину человек, и настороженно поглядывали то в стол, то друг на друга, - у боевых офицеров вряд ли бывает очень плохое зрение. Но своей очевидной нервозностью они только подчёркивали невозмутимое спокойствие мужчины в хорошем тёмно-сером костюме. И молодой женщины, в чертах которой заметно было семейное сходство: что-то в линиях подбородка, узких губ, разрезе глаз одинакового цвета.
Правда, выдержки у самой младшей сестры Фрэнсиса было меньше. Мужчина уловил признаки нервозности в чуть более резких, чем надо, движениях, когда она сама отодвинула стул с другого края, подальше от Келле, и уселась, выпрямив спину так, словно вместо позвоночника у неё был металлический штырь.
Зато глава семьи Арманд своего поста так и не покинул.
Тут же зашел генерал-полковник. Фрэнсис встретил его спокойным взглядом глубоко посаженных глаз, в котором при должном усердии можно было прочитать некоторый сдержанный интерес с толикой естественной настороженности.
Конечно, он заметил, что легионер семейство из трёх человек будто вовсе не заметил, зато на Эринне смотрел... немного дольше, чем надо для быстрого составления впечатления. А женщина совсем застыла, словно и не дышала.
Что поделать. Ведение наблюдений, мелких и более крупных, было второй натурой Фрэнсиса.
- Мне все нравится.
Как реагировать на новость, что на какое-то время командующий остановится именно здесь, никто не знал. В смешанных чувствах пребывал и Арманд. С одной стороны, жизненно необходимо на основе наблюдений хоть что-то понять о, по всей видимости, новых хозяевах планеты. Чем ближе к ним находишься, тем больше увидишь. А с другой стороны, самый обыкновенный инстинкт... немного против.
- Да, господин, всё будет готово, - заговорил Лэнни из-за спины генерал-полковника и сопровождавших его офицеров. Говорил и что-то ещё, но уже удаляясь и гораздо тише. Разобрать было трудно, но ничего убийственно глупого Фрэнсис не услышал.
Для Лэнни же лучше. В своём доме Арманд бы не потерпел угрожающего всем идиотизма даже от хозяина этого места.
Что сказал легионеру один из офицеров, никто не понял, а тем более не спрашивал. Старший по званию оказался неразговорчив, так что до появления солдат на кухне царила тишина.
"Как в морге в полночную безмолвную пору".
Но даже самого невозмутимого из жильцов поразило то самое прибытие солдат с ящиками, в которых было ничто иное, как продовольствие. Похожие часто видели в руках ушлых коммерсантов, шнырявших по городу накануне марша пленных.
Калишцы выгодно отличались от облика типичного оккупанта. Пока местные вели себя хорошо.
Эринне поглядывала на генерала украдкой, но с видом достойной дамы, имеющей право осторожно любопытствовать, а не ушлой школьницы. Фрэнсис не хотел знать, что именно могло интересовать женщину. Он подмечал все мелочи - из них и составляются правдоподобные портреты. Но даже ему трудно было бы прямо сейчас более ли менее правдоподобно охарактеризовать командующего.
Ясно одно: раз новый жилец устроился за столом, можно и самому немного расслабиться. Хотя бы внешне.
Фрэнсис неторопливо, в своей обычной хозяйской манере, пересёк свободное пространство между окном и длинным столом, оставляя по левую руку изгибавшийся под прямым углом стол для готовки с мойкой, посудомоечным автоматом, навесными шкафчиками сверху и большим холодильным шкафом в углу, - там, рядом, и стояли ящики.
Мимолётный цепкий, неуловимо оценивающий взгляд скользнул по портсигару. Арманду нравились красивые вещи. Особенно когда они не бесполезные.
Спокойно усевшись, будто пришел на самый обыкновенный обед в кругу хорошо знакомых людей, мужчина взял предложенную сигарету, а вскоре уже довольно сощурился, бросив рассредоточенный, - всего на несколько мгновений, - взгляд куда-то в сторону, сквозь прозрачное кружево выпущенного из лёгких дыма. Да... это было совсем другое дело. Совсем не та едкая мерзость, которой в наихудшие времена методично травился Фрэнсис, в шаге от опрометчивого обещания бросить.
- Сию минуту, - тем временем откликнулась Эринне на просьбу генерала, и, не заставляя ждать, грациозно поднялась с места.
Голос у неё был приятный, чуть грудной, а движения и походка - плавные. Поставленные друг на друга ящики избавили Арманд-младшую от необходимости нагибаться или присесть в её узком платье, и упаковка кафа скоро была извлечена на свет. Готовка проходила быстро: казалось, женщина знала местонахождение даже каждой молекулы, не говоря о самих ложках, чашках и других нужных в таком деле предметах.
А Фрэнсис мимолётно подумал: им повезло, что легионеры оказались нежданно щедры. Ему бы не хотелось поить их командира гадким и далёким родичем кафа, который они пили обычно. Ожидали ведь другое развитие событий: тотальное реквизирование.
Но напряжение всё равно витало в воздухе, и никуда его было не деть. Как и опасения.
Никому не могло прийти в голову просто заговорить с новым соседом. Немыслимо. Самый словоохотливый, Лэнни, наверняка спешно приводил в полный порядок второй этаж. Келле были самыми обычными обывателями. Им бы одного: чтобы никто не трогал. Нормальное человеческое стремление, присущее всем, но у многих подавленное.
Пока Эринне быстро и умело управлялась с кафом, её брат решил начать хоть с чего-то.
- Фрэнсис Арманд, - представился он. - А это моя сестра, Эринне.
Тут послышались торопливые шаги, звук сбрасываемых туфель и недовольный звонкий голос:
- ... быть лучше ливня по дороге с работы?
И минуты не прошло, как на кухне, чуть не влетев в ящики и проворно, не без изящества, их обогнув, появилась ещё одна женщина. Коротко стриженая, темноволосая, в мокрых лёгких брюках и такой же рубашке, с растрепавшимися тёмными, коротко остриженными волосами. И, увидев генерал-полковника, тут же остановилась. Глянула на сестру, - на которую, как и на брата, походила не так сильно, - занимавшуюся готовкой. Перевела устало-удивлённый взгляд на брата, сидевшего за одним столом с командиром оккупантов, от которого неизвестно, чего ждать. На Келле.
- А это Мирре, - невозмутимо сказал Фрэнсис, стряхнув пепел в заботливо выставленную Эринне на стол пепельницу. - Моя вторая сестра.

XenomorphДата: Вторник, 26.01.2016, 22:30 | Сообщение # 15 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5928
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Набу, г. Тирс


Тишина была нарушена гулом с улиц: бронетехника, лениво, словно бы и не было войны, ползла по городу в сторону Тида. Конечно, основные силы наступающих войск минуют Тирс, но те, кто должны были составить гарнизон этого города еще только начинали осваиваться на новом месте. Исключением не стали и танки, проходившие за окном. ААТ, знакомые еще со времен Набуанского кризиса, и дроиды в качестве экипажа. Конечно, были и живые операторы машин. Один танк остановился на перекрестке дорог, недалеко от дома Арманд. Кажется, этот пост будет теперь числиться за ним. Массивные бронетранспортеры МТТ так же присутствовали в городе. Их фронтальные люки были открыты и легионеры, что находились в них, были различимы в передней части машины. Кое-где, стараясь перекричать рев двигателей, слышались строгие команды офицеров и солдат. Война пришла на Набу и с оккупантами придется смириться. Все, что происходило за стенами вскоре станет картиной привычной.
- Фрэнсис Арманд - представился мужчина, разделивший пагубную привычку с новым жильцом. После представил и женщину, что занималась приготовлением напитка, ну а когда на сцене появилась и еще одна особа - мокрая и озябшая, - представление окончилось.
- Чудно, - проговорил в никуда генерал-полковник и поднялся с места. Он подошел к составленным ящикам и секунд десять посвятил изучению содержимого. Наконец искомое было обнаружено; первые два ящика переместились и заняли место рядом, а третий был открыт и именно оттуда в руки офицера перекочевало три литровых бутыли с алкоголем. Две из них вскоре вернулись на место, а третья, наполненная дорогим черным ромом, оказалась на столе, как и две рюмки, что офицер самостоятельно заметил и достал из шкафчика.
- Что ж, Фрэнсис, приятно познакомиться, - вскрывая бутылку, проговорил Унц. Разливая напиток по емкостям, он уселся на свое место и стряхнул пепел в пепельницу. - Но обстановку портят те, кто, очевидно, не умеет говорить. Будь добр, выведи этих людей отсюда, - да, разговор касался семейство Келле. Офицер их заметил, только вот они были слишком напуганы и просьба вывести их имела два плюса: генерал-полковник останется доволен, да и Келле смогут перевести дух.

Форум » Практика ФРПГ » Флешбеки » Фрэнсис Арманд. 12 ПБЯ (начало года)
Страница 1 из 10123910»
Поиск: