C Днем Звездных Войн, товарищи! Ура-ура-ура! May the Forth be with you, Гость! Эй, Гость, Battlefront доступен в Origin бесплатно в честь праздника. Только сегодня! Четвертого мая Battlefront доступен бесплатно. С Днем Star Wars! #may #battlefront-free
[ Лента форума · Форумчане · Правила форума ]

Страница 7 из 10«125678910»
Форум » Практика ФРПГ » Флешбеки » Фрэнсис Арманд. 12 ПБЯ (начало года)
Фрэнсис Арманд. 12 ПБЯ (начало года)
TaonДата: Четверг, 23.06.2016, 21:32 | Сообщение # 91 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу. Тогостиц


Местные жители выдержали маленькую проверку от Фрэнсиса. Проверку на собственную жестокость. Жечь заживо ряженых бандитов они не стали, чем заработали маленький вкусный плюсик. Гулять же по деревне полицейские ещё не пошли, так что их пока не трогали. Фрэнсис таким оставлением дел на самотек был недоволен, но что он мог один?
Разве только... подстеречь патлача, когда тот всё-таки вышел подышать воздухом и аккуратно прострелить ему голову в тёмном уголке. Заводила остался валяться в закоулке между домами, прямо там, где справлял биологические потребности, а Фрэнсис разжился винтовкой. На сердце сразу стало как-то веселее.
Потом, - где-то полчаса спустя, - вахмистра отыскал, как выяснилось совсем скоро, сынишка одного из тех, кто хотели разорвать Арманда на куски на глазах у всех. Конечно, отказываться от помощи мелкого он не стал. И мальчик, - вот ирония! - больше часа пересказывал местные сплетни. Пришлось осторожно скрыться за ближайшим загоном для скота, чтобы папаша не влез в передачу конфиденциальных данных. Ведь сплетни сопляк одиннадцати лет передавал по-настоящему интересные. Теперь Фрэнсис знал, у кого есть оружие, кто может шататься по деревне ночами, кто разводит собак, кто больше всех и самым первым болтал о кровавых событиях в других поселениях... и ещё многое другое. Так в очередной раз опытным путём была доказана полезность детского труда в мелком шпионаже.
Мотивация у сопляка была простой, понятной и банальной в неприглядности своей первопричины. Папаша его поколачивал, его новая жена тоже не радовала парнишку. И сделать что-то им наперекор, особенно серьёзное, и чтобы они до поры ни о чем не знали... да, вот это здорово.
Вахмистр был только рад. Правда, пришлось пообещать взять сорванца с собой в Тирс, но это просто. А там кто-нибудь присмотрит.
Тем временем, - и Фрэнсис, и мальчишка это слышали, - остальные бандиты нашли труп своего заводилы-собутыльника и, поорав друг на друга и побив физиономии, решили баррикадироваться в доме, а на остальную деревню плевать. Это тоже и порадовало, и повеселило Арманда. Они сами сделали нужный ему вывод.
Отправив своего нового лазутчика домой, он пошел разыскивать своих добровольцев. Часа полтора посидев дома у одного из них и хорошо поужинав супом, в итоге получившимся больше похожим на кашу, перед наверняка нервной ночью, оставил их общаться дальше и заодно распределять, кто ещё будет дежурить в ночь и отсыпаться днём. А сам направился к себе, получше разобраться с заполученной винтовкой. Сделав это, уже почти в полночь Фрэнсис вышел на окраину. Метрах в двадцати правее стоял дом того самого старика, которому он помогал в поле. Там вахмистра и увидел Дэйв. Оказалось, Гольд с Луисом уже ставили ловушки, значит всего за несколько часов из всего, что притащил Арманд, подрывник наделал взрывных сюрпризов.
- Отлично сделано! - похвалил Фрэнсис, и совершенно искренне поблагодарил. Ему страшно было представить, что бы тут творилось в случае атаки. А так шансы сильно увеличивались.
Зато услышав, что за оружие набрали добровольцы, он тихо выругался под нос. Недостаток громкости сполна компенсировала убийственная крепость выражения.
- Хотя бы пистолеты попробовали достать... ладно, разберёмся.
"Хорошо, слегка прошедшегося по мине своими палками вы добьёте, верю. А нам всемером воевать против всех, у кого есть, из чего стрелять? Так?"
С другой стороны, как следует ругать своих добровольных помощников из местных не стоило. Хорошо, что у них было хоть что-то.
Кивнув Остерику и негромко сказав ему, чтобы был особенно внимателен в этом тумане, - а на месте тех же партизан вахмистр воспользовался бы этим природным капризом, - Фрэнсис с винтовкой наперевес подошел к ним.
- Дежурство распределили?
Из нестройного гула получилось выделить положительный ответ. Самый старший потом объяснил, что восемь будут дежурить в ночь, остальные трое - днём. В дневное время всё равно вряд ли случится нападение.
- Хорошо. Патрулируйте по двое. Друг друга не терять, иначе когда опустится туман, мы все об этом пожалеем. Не геройствуйте, если на кого-то наткнётесь, то старайтесь сообщить. И не выходите за пределы Тогостица, чтобы не попасть в ловушки.
Вахмистр внимательно оглядел всех.
- Пафосных речей говорить не буду, вы знаете, почему и для чего вы здесь. Если есть вопросы, я готов.

XenomorphДата: Четверг, 30.06.2016, 11:35 | Сообщение # 92 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5924
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Набу. Тогостиц


- Что там, командир? - шепотом поинтересовался тогрут в грязном тряпье и с Е-11 наготове. Командиром партизанского отряда был мужчина пятидесяти лет с грубыми чертами лица. Нос его был крупным и вытянутым, с большой горбинкой. Седые и густые брови, искривленные уголки губ и овальное лицо не придавали внешности красоты. Командир был политически активным членом общества и выступал за расширение социальных программ на Набу для бедняков и рабочих. Конечно, он не был сторонником королевы и хоть не молод был телом, мятежный дух революции присутствовал в этом человеке с ранних лет его юности. Одет мужчина был в поношенный костюм-тройку, с портупеей и карабином на перевес.
Он всматривался в электробинокль и хотя туман опустился на Тогостиц густой, устройство помогало человеку различить, что и где находится.
- Там предатели, - сухо ответствовал боевой и политический руководитель отряда. Все остальные члены группы переглянулись, как бы не понимая, почему отвечают тем, что они и так знают. Всего партизанский отряд насчитывал тридцать два человека, или два отделения, если считать так, как считали у оккупантов.
- Сколько их? - поинтересовался другой человек, стоявший рядом с командиром. Он был заместителем командира и его учеником.
- Пятнадцать, но это те, кого видно. Семеро полицейских. Из Тирса, судя по нашивкам, - убрав устройство от глаз, командир присел на влажную траву и активировал датапад. С таким туманом можно было не беспокоиться о его свечении. Заметить устройство из деревни было бы едва возможным.
- Сегодня мы не будем атаковать, но за припасами сделать ходку не помешает, - начал командир. Остальные удивились, но на молчаливый вопрос командир ответил сразу же. - Местные тоже к ним присоединяются и неизвестно, сколько их сейчас и сколько будет потом. Явимся через три дня, посмотрим, для кого Республика не мать родная, а теща.
- И?
- И мы накажем предателей, чтобы остальным ясно стало, что Родина изменников не любит.
- Так это будет карательная операция? - недоумевал тогрут. После этого вопроса он поймал на себе суровый взгляд.
- Именно так, боец, но своим вопросом ты сравниваешь меня с оккупантами, так? Нет, мы накажем только тех, кто виноват, кто предатель.
- А сейчас-то что?
- А сейчас ты, дорогой мой, возьмешь Фроки и Ворцовски и прокрадешься к тайнику, куда нам дед припасы складывает. Тихо заберешь все, минуя посты, и придешь сюда. Все ясно?
- Да, командир.
- Очень хорошо. Приступай к выполнению. Встретимся в условленном месте, - командир приказал остальным собираться и уходить в лес, в то время как обозначенная команда выполнит поручение. В том, что им будет сопутствовать успех, вожак отряда не сомневался.

TaonДата: Среда, 06.07.2016, 12:24 | Сообщение # 93 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу. Тогостиц


Фрэнсис курил. Чуть ли не в два или даже три раза чаще, чем обычно. Окурки уже заполняли пепельницу наполовину, но он и теперь, в эту очередную минуту дневной бессонницы, неспешно втягивал в себя дарящий мнимое успокоение дым и ещё более неторопливо выдыхал его струйкой.
Муха назойливо жужжала и билась в окно буквально в сантиметре от спасения. Быстрый, громкий шлепок сложенной в трубочку брошюркой, и мелкий черный трупик насекомого свалился на подоконник. Хмурая сестра одного из добровольцев, которому досталось дневное дежурство, смахнула муху в совочек, наскоро протёрла пыль и, мазнув по гостю неприязненным взглядом, ушла с кухни.
Белые шкафчики, цветастая скатерть на столе. У большого оранжевого цветка под локтем Фрэнсиса в сердцевине дырка.
Китель висел на спинке скрипучего стула. Рубашка расстёгнута и малость измята: Арманд недавно пытался поспать. Ещё он предпринял было попытку освежиться в душе и поленился вытираться. Тем более, что полотенца вредная женщина ему не выделила, а демонстрировать всю наглость, на которую был способен, вахмистр предпочитал в более интимной обстановке. В обществе тех, кто сильно... провинился. Наркоманы-помощники предателей из Тирса не дадут соврать.
Из-за того самого похода в душ на белой ткани расплывались пятна. Воротник и вовсе походил больше на обыкновенную мокрую тряпку. Но если оценить степень безразличия Фрэнсиса к таким мелочам в эти минуты по шкале от одного до десяти, никаких делений бы не хватило.
Волновало его совсем другое.
Собственная жизнь и как её сохранить.
В маленьком поселении очень трудно что-либо утаить. Даже если хранить секрет пытается добрая половина жителей, а остальные им не мешают.
Один из добровольцев ранним утром сообщил Арманду, что партизаны, очевидно, побывали в Тогостице. Опустел тайник, располагавшийся чуть ли не в двух шагах от дома, который офицер выбрал себе в качестве временного обиталища. Там точно была еда, но не факт, что только она.
Проблем с воображением у Фрэнсиса не имелось. Отчасти именно оно нередко помогало распутывать занятные дела в годы службы следователем. Представить себя на месте преступника, примерить на себя его поганую шкуру, понять его: это отлично срабатывало и могло дать сбой лишь в случае охоты на психически больного. Хотя и здесь возможно вычислить логику, пусть искаженную до крайности, вывернутую противоестественным образом. Здесь важно не впасть в восхищение собой, не удариться в необоснованные домыслы. Не подменить то, что может быть, тем, что хочется видеть.
Поэтому вахмистр сидел здесь. Конечно, он побывал у себя. Конечно, не дал повода подозревать, а добросовестно делал вид, что всего лишь шатается по новым приятелям.
Он никому не мог позволить понять, что... да, ему страшно.
Никто не видел, как партизаны пришли, откуда, сколько их было. Местные вряд ли выходили: по крайней мере, никто из дежуривших не видел и не слышал.
Республиканцы просто забрали, что им нужно. И никто не попал в расставленные ловушки.
Значит... видели, как их устанавливали? Фрэнсис предполагал это ещё в самом начале. Что каждое действие будет как на ладони. Но думать об этом и начать испытывать на собственной шкуре - вещи разные.
И ещё один чудный момент. Партизаны наверняка знали, где живёт командир.
"Славненько, что я выбрал дежурство в ночь, да, ублюдки? Во сне не зарежете. Хотя, уж простите, подставлять вам череп ночью я тоже не хочу".
Ещё одна затяжка.
Застиранные белые занавески, с боков прихваченные лентами, лениво колыхались на ветру. Сегодня он был холодноватым, и это к лучшему. Чувствовать себя потной скотиной Арманд очень не любил.
Зевнув во весь рот и лениво почесав поросль на груди, он крепко задумался о своём положении в новом обществе. Всё яснее становилось: быть вот таким мальчиком на расстрел, годным только на ночные встречи с бригадой лесных подстилок гнилого режима, не годится. Фрэнсису было за кого отвечать, о ком заботиться. Следовательно...
"Следовательно, мы заносим себя в список милых карьеристов и стараемся попасть в более влиятельное ведомство".
Этот вариант рассматривался уже не раз. Но теперь такой путь становился единственным возможным. От этого зависело выживание. А ещё...
Да, власть. Дело и во власти тоже. Одной миссии в заднице мира, но с выданным карт-бланшем, недостаточно. Арманд мог сделать для новой власти и собственного удовлетворения больше. Несравнимо больше.
Затушив докуренную сигарету, он встал, вальяжно потянулся и открыл шкафчик, где полчаса назад углядел паршивый "каф". Название производителя было знакомо. Фрэнсис не знал, что в мелкий коричневый порошок добавлялось, но бодрил он едва ли не лучше настоящего. Хорошая контрабандная штука. Знать бы, откуда.

XenomorphДата: Среда, 06.07.2016, 16:40 | Сообщение # 94 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5924
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Набу. Тогостиц


Вскоре после того, как в прихожей послышался шум, в комнату, где находился вахмистр, вошел Максимиллиан Гольдан. Он уселся на диван и вместе с Армандом несколько секунд молча смотрел в окошко.
- Нам удалось приручить этих уголовничков, - спокойно, как и всегда, заговорил Шкуродер, не отводя взгляда от окна. - Жизнь - лучшая ставка и мотив для того, чтобы подчиниться, - проговорил мужчина, а после пояснил, что он имел ввиду. Дело было в том, что Гольдан попросил Остерика переделать скотские ошейники и приспособить их под людей. Трудностей с этим не возникло, ведь дело касалось всего-то уменьшить их диаметр, ну, а электрическую погонялку, встроенную в них, удалось перенастроить так, чтобы та выдавала разряд мощнее. Парочка же ошейников обзавелась и взрывчаткой, которую Остерик приспособил, разобрав одну самодельную мину, что была создана накануне.
- Пока они спали, нацепить новые игрушки труда не составило, а когда проснулись и поняли, что примерили новые украшения, то продемонстрированный принцип действия быстро всех заставил заткнуться. Кажется, одному оторвало голову и Эрнандо сейчас копает могилу. Не понимаю, зачем он тратит на это силы; оттащи в болото и все, - Гольдан бросил один из пультов управления Арманду, в надежде, что тот поймает новую игрушку без труда. - Да, рабочих только пять, а остальные бутафорские, но будет лучше, если наши бравые полицейские не будут знать о такой мелочи, - Гольдан поднялся с места и собрался идти к выходу, когда остановился в проходе и добавил:
- Одного добровольца партизаны убили. Перерезали глотку. Там сейчас его семья... Иди, посмотри, - после этих слов Шкуродер удалился, оставив Фрэнсиса наедине с новыми размышлениями. Партизаны не ставили своей целью убивать кого-то этой ночью и, очевидно, дружинник погиб, оказавшись в опасной близости от них. Лесная братия нейтрализовала одного предателя, так что для них это убийство было актом справедливости, а вот семья погибшего, да и вся деревня, теперь точно будут косо смотреть на Арманда, пропустившего ночной рейд мимо ушей.

TaonДата: Среда, 06.07.2016, 20:22 | Сообщение # 95 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу. Тогостиц


Фрэнсис варил "каф" самым незатейливым образом. Игнорируя все хитрые советы, что доводилось слышать за последние лет двадцать, он засыпал две ложки порошка в сужавшуюся кверху металлическую ёмкость, налил туда холодной воды и поставил на огонь. Всё, оставалось только дождаться стремительных попыток пенки перелиться через край и загадить всё вокруг. Несколько минут спустя мужчина снова сидел за небольшим круглым столом, вокруг которого с трудом уместилось бы четверо человек с маленькими тарелками, и по-плебейски остужал напиток, дуя на него. Вскоре Арманд уже вовсю прихлёбывал тёмно-бурую жижу и чувствовал, как ошмётки бодрости собирались воедино. Завидные здоровье и работоспособность позволяли не спать ещё сутки, не становясь при этом тупым бревном, но ежесекундная угроза жизни со всех сторон делала своё дело. Что, если кто-то из местных решит покрасоваться перед лесными отбросами и для этого, например... отпилит Фрэнсису голову? Это наверняка неприятно.
Гольд пришел, когда вахмистр выпил едва ли треть большой кружки с щербатыми краями. На несколько секунд воцарилась тишина. Один полицейский ждал новостей, другой их пока не озвучил. Лишь пёстрый диван с отчетливо заметной ямой для зада на левом краю чуть скрипнул, когда Шкуродёр уселся на него. Арманду ещё когда он увидел этот диван здесь, на кухне, представилась картина: вредная сестра изгоняет погулявшего брата из остальных комнат, чтобы не вонял. А может, здесь доброволец и гулял. Вмятина красноречиво свидетельствовала о том, что сие место явно было востребованным. Вероятно, как раз хозяйским задом.
- Нам удалось приручить этих уголовничков, - сообщил Гольд, и Фрэнсис взглянул с интересом и немалой долей удивления. Ничуть не снисходительного или подобного тому. Максимиллиан, судя даже по краткому послужному списку, был отличной боевой и диверсантской единицей, и за одно это его стоило уважать. И... любопытно слушать.
Шкуродёр и в самом деле не разочаровал. Вахмистр одобрительно ухмыльнулся, даже отставил в сторону свою кружку, не сделав больше ни глотка, стоило ему только узнать о трюке с ошейниками. Речи о том, чтобы доверять бандитам, якобы носящим на шеях штуки, способные в один миг разнести башку, не шло. Ни в коем случае. Но на роль пушечного мяса они годились.
"Правда, есть проблема. Если партизаны и другие бандиты надавят слишком сильно, наши могут наложить в штаны и... на нас".
Без труда поймав брошенный ему маленький пульт, довольный Фрэнсис подбросил на ладони сулящую не один радостный момент игрушку, а потом спрятал её в карман штанов.
- Это шикарно, Гольд, - просто сказал офицер, не упражняясь в своей грубоватой риторике. - Сам знаешь.
И краткий смешок согласия: действительно, знать о том, что все ошейники кроме пяти - бутафория, двуногому скоту необязательно.
Арманд хотел было предложить Гольдану кружку той жижи, которую пил сам, или что покрепче, если найдётся, минутки отдыха ради, но тот уже собрался уходить. И вторую новость сообщил именно когда казалось, что всё идёт отлично.
- Одного добровольца партизаны убили.
Фрэнсис только начал мысленно загибать серию кратких ругательств, а Шкуродёр уже куда-то отправился. Останавливать и расспрашивать о подробностях вахмистр не стал. Он хотел знать одно.
"Как, ублюдки, мать вашу?! Когда?!"
Он лично обходил всё это поганое поселение. Всего часа три назад. И все добровольцы, дежурившие ночью, расползлись по домам. А все дежурившие днём вышли на патрулирование. Тумана уже давно не было.
"И как насчёт свидетелей? Наверняка какая-нибудь тварь видела если не всё, то часть".
Хотелось созвать всех и заставить признаться. А того, кто видел и промолчал, послужив идейному сброду, пристрелить на месте.
Возможные последствия Гольдан опустил, но Фрэнсис и так понимал, чем грозило ему убийство добровольца.
"Если бы убили меня или кого-то из моих людей, вы бы не рыдали. Вы бы нагадили трупу на голову и кинули в ближайшее болото. Паскудная Республика, паскудные идиоты".
Надеть ошейники захотелось на всех. А тот, который бы взорвался... на местного оратора, да. Того, кто вчера назвал Арманда падлой в погонах и хотел, возможно, расчленить на глазах у благодарной публики. Он или ему подобные точно захотят использовать смерть добровольца как весомый аргумент и оружие.
Вахмистр в несколько глотков допил жижу, быстро помыл кружку и убрал в шкафчик. Застегнул рубашку, тщательно пригладил волосы, надел китель и не раз проверил, легко ли вынимается бластер из кобуры. Прихватил винтовку, лежавшую на стуле напротив, и отправился разбираться.

XenomorphДата: Четверг, 14.07.2016, 21:35 | Сообщение # 96 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5924
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ


Набу. Тогостиц


- Сила! Что же это творится? - рыдала женщина в возрасте, находясь в грязи и прижимая мертвое тело убитого сына к себе. Плач женщины, потерявшего единственного сына, сына, которому горло перерезали, как скотине - страшное зрелище. Рядом был и муж, но какие бы усилия он не предпринимал, успокоить свою супругу и безутешную мать у него не получалось. Рядом была и девочка десяти лет. Она пустыми и, к счастью, наверное, непонимающими глазами смотрела на все это. Дети... Они не понимают жестокости, застрахованы от осознания того, что и ты можешь умереть когда-то.
Нельзя было исключать и толпу сельчан. Много их собралось тут и многие же, бывшие родственниками и близкими друзьями, в основном женщины, присоединились к скорбному плачу. У многих из них были дети, многие, опять же, были близки и теперь, видя смерть своих же, родных кровинок, с ужасом ожидали неизвестно чего... Опасались за себя и своих близких еще более, чем ранее? Да, наверное, так.
В оцеплении стояли полицейские, но не все. Патруль окрестностей никто не отменял, но тут были и те, кто щеголял с новым украшением на шеях. Был и Шкуродер, Эрнандо, Остерик. Они стояли как раз спиной к Фрэнсису, составляя часть оцепления. Не было Головешки.
- Сволочи поганые! Предатели, бандиты, изуверы! - кричали рыдавшие женщины, а когда мать, обнимающая окровавленного сына увидела Арманда, то ткнула в его сторону дрожащей рукой.
- Не знаю, есть ли на том свете для таких, как ты пытки и наказания, но очень надеюсь, скотина, что тебя в посмертии будет терзать огонь и что твоя жизнь будет недолгой. Лжец, лицемер! - далее послышались совсем неприятные междометия, но вскоре и они стихли, а женщина вернулась к своему мальчику, но толпа, напуганная, ожесточенная и прибывающая если не в унынии, то близко к тому, не стала списывать со своего внимания ни Арманда, ни прочих представителей порядка. Возгласы не утихали, селяне были близки потерять терпение и, как итог, сперва в полицейских полетели ошметки грязи, а затем и камни.
Удар булыжника о череп Остерика был таким сильным, что его можно было расслышать даже несмотря на вой толпы. Парень быстро повалился на землю, крича и прикрывая ладонями быстро окрасившееся кровью лицо. Второй, третий, пятый, десятый камень и уже двое оказалось на земле. Второй полицейский был убит. Ему повезло меньше, хоть он и был из тех, кто носил украшение покорности.
Видно было, как бандиты кипели от злости, бросали гневные взгляды на селян и такие же, но вопрошающие на Арманда; боялись, что ошейники сработают, особенно, когда Шкуродер им напомнил об этом, продемонстрировав, что до сих пор является владельцем пульта и тот никуда не подевался.
Эрнандо первым бросился к своему товарищу и как было - по грязи с колдобинами, - оттащил его за спины полицейских.
- Дай посмотрю, - бормотал Луис, пытаясь убрать руки Остерика от лица, но тот орал, как резаный и наотрез отказывался подчиняться.
- Ну же, - и на этот раз не помогло. Тогда Луис силой отлепил ладони от лица несчастного товарища и на мгновение застыл: было видно, что череп треснул, хотя и смотрелось это невероятно. Лобная кость - не самый тонкий элемент черепа и тот, кто кинул, был действительно силен, даже могуч. Вмятина и фрагменты костей остались на ладони Эрнандо, а Остерик, успокоившись, безумным, ужаснувшимся взглядом вопрошал своего товарища, справляясь, насколько серьезна рана. Луис прикусил губу и не сразу решился дать ответ.
- Все в порядке, слышишь? Ты резких движений не делай и слушай меня, хорошо? - в ответ Остерик только сглотнул и моргнул.
- Так, аккуратно вставай, - как можно аккуратнее, Луис попытался поднять Остерика. Получилось, но тот тут же ослаб в ногах и потянул Эрнандо к земле.
- Так-так, тихо, боец, держись, - но Остерик не подчинялся и что-то хрипел. - Помогай мне, я сам не смогу, - но было поздно. Кровь пеной вышла изо рта полицейского, а на его лице отпечаталась гримаса ужаса. Он был мертв. Как Луис ни старался, но, кажется, когда он поднимал своего товарища, что-то случилось и парень погиб.
- Мы столбом тут стоять будем? - да, Гольдан был полицейским и самообладания ему не занимать, но сейчас нужно было что-то решать и быстро. Просто стоять и уклоняться от всего, что летело, конечно, можно, но это не было выходом, потому что дальше вся толпа могла просто задавить оккупантов и на этом покончить со всей этой историей.

TaonДата: Пятница, 15.07.2016, 11:58 | Сообщение # 97 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу. Тогостиц


Ствол винтовки покоился на плече Фрэнсиса почти как ребёнок бессонной ночью на руках у матери. Но это "дитя" способно было оборвать не один десяток жизней, прежде чем придётся перезаряжать. Дуло смотрело назад, но в любой момент вахмистр мог играючи перехватить оружие и начать то дело, за которое целые сутки старался не браться, вместо этого выведывая, выпытывая, присматриваясь, провоцируя и снова присматриваясь.
Размеренным шагом приближался он к месту убийства. Оно, - что ещё больше озлобило Арманда, - оказалось очень близко к его убежищу. Словно никем не замеченный враг издевался над ним.
Миновав узкий проулок между домами, Фрэнсис, ориентируясь по воплям, вышел к нужному месту.
Почти у главной улицы, со стороны, куда только вчера подъехали полицейские, в луже крови, вытекшей из вскрытого горла, лежал труп. Лицом вверх. Голова его была запрокинута, глаза полуприкрыты. Навзрыд рыдавшая, стоявшая на коленях в этой луже, женщина, - судя по возрасту, мать, - пыталась, видимо, приподнять тело. Но добилась лишь того, что глубокая рана раскрылась ещё сильней. До позвонков убийца не добрался, зато и артерию, и вену перерезал начисто. У самого молодого из добровольцев, - конечно, вахмистр узнал его, - шансов выжить не было.
Цепкий холодный взгляд быстро оценил поганую картину. Возможно, Арманд попытался бы чем-то помочь матери погибшего. Идейных он не жалел, зато для обычных людей, которых стремительно затягивало в жернова войны, сочувствие у него находилось.
Если бы затем не начался форменный ад.
Подойдя поближе к оцеплению, Фрэнсис было собрался обратиться к потерявшей сына матери, но тут произошла цепная истеричная реакция.
Нет, он всё понимал. Самому приходилось терять близких, пусть и не детей. И смотреть, как законченные отморозки порой ускользали от наказания, и бессильно звереть.
Но разве стоит личное горе чужой жизни?
Как могла эта женщина в своём затмении ума забыть, кому она бросала в лицо свои обвинения и ругань?
Вахмистр представлял новую власть. В военное время. Даже законченный глупец остатками мозгов должен хотя бы смутно понимать, что это значит.
"Окажите противодействие и я сожгу ваш городок вместе с вами", - очень кстати вспомнились слова, сказанные Унцем, тогда ещё не произведённым в фельдмаршалы, по прибытии в Тирс.
И ведь жители города, за исключением идейных и других редкостных идиотов прислушались. Сидели тихо. Пытались научиться жить в новых условиях. Но до обитателей Тогостица, видимо, ещё не дошло.
"Может, стереотип о деревенских тугодумах не такой уж стереотип?" - успел подумать Фрэнсис, прежде чем на его кителе поселился первый ком грязи.
Закаменевшее от злости на ублюдочных партизан и паскудные условия работы лицо не выдало никакой реакции. Как и на истерику матери и её группы поддержки, Арманд не ответил ничего. Надеялся, что это просто женская дурь. Раздражающая и беспросветно тупая дурь.
Зря надеялся.
Он понял это в тот момент, когда полетели первые камни. Слишком поздно.
Вахмистр увидел, кто бросил тот булыжник в Остерика. Лицо здоровяка, - одного из тех, кто вчера хотели прикончить Фрэнсиса в сельской ратуше, - перекошенное злобно-торжествующей, омерзительной гримасой, словно отпечаталось в сознании. Ярко, четко.
Другой камень полетел уже в офицера, и попал бы в голову, если бы он не увернулся. И ещё раз.
Когда Арманд лихорадочно горящим взглядом обвёл своих людей, то не досчитался двоих. Двое лежали на земле.
Один - отморозок с ошейником. Второй... Остерик.
Скрип зубов в этом шуме бушующей, жаждущей крови толпы был неслышен.
"За каждого убитого солдата или уничтоженного дроида я заберу десять семей", - услужливо подсказала память.
Правду говорили о зверствах оккупантах в других населённых пунктах или врали, а с тем, что собственными ушами слышал в ту ночь, Фрэнсис теперь склонен был полностью согласиться.
Иллюзия взаимопонимания, иллюзия совместной работы над тем, чтобы смена режима прошла как можно менее кроваво, разбилась о первый же труп. И у Арманда кончился запас попыток обойтись с местными по-хорошему.
Если в Тогостице думали, что можно сначала сделать реверанс, потом обойтись без потерь при вероятной атаке бандитов, а, когда явятся партизанские отродья, развесить оккупантов на своих домах подобно весёлым гирляндам, то это провал. Патриоты просчитались.
Естественный, животный страх растворился, скрылся в ледяной, непримиримой злобе и решимости. И проснулось то, что дарило глубочайшее удовлетворение от созерцания чьей-то заслуженно расквашенной морды и переломанных костей.
- Мы столбом тут стоять будем?
А Гольд нажал на спусковой крючок.
Играючи перехватив винтовку, Фрэнсис выпустил короткую очередь над головами беснующейся толпы.
- Молчать!!! - во всю мощь голосовых связок. - Прекратить!!!
Ходячий выкидыш блудливой мамаши, - тот, кто убил Остерика, - из-за полы засаленного пиджака потянул бластер.
Арманд был быстрее.
Он, удерживая винтовку левой рукой, правой выхватил своё табельное оружие. И не промахнулся. Выстрел попал точно в потный лоб с залысинами.
Точно так же Фрэнсис пристрелил того, кто бросил булыжник в отморозка в ошейнике.
А в него самого камень бросила женщина. Одна из тех истеричек.
Сплюнув под ноги, вахмистр нацелил бластер на неё.
Заряд прошил и руку, которой она пыталась прикрыться, и прожарил мозги. Труп повалился навзничь в пяти шагах от женщины, ставшей причиной массового помешательства.
- В полиции служат многие из тех, кто готов каждый день рисковать и прикрывать собой ваши драные шкуры! - рявкнул мужчина. - Они вам не нужны? Хорошо. Думаете, воевать против банд и ваших драгоценных заступников можно без потерь?! Хорошо. Все убрались по домам!!! Если я увижу кого-то не из моих людей или добровольцев, и без белой тряпки на палке, пристрелю! Если кто-то ещё попытается убить кого-то из нас или помешать нам, пристрелю! Все разошлись!!!
Жестокий оскал раздвинул губы, словно полоснул по ним лезвием.
- Или я дам тем из моих людей, кто хочет повалять ваших мамаш, жен и девок полное право это сделать! Если вы не понимаете, на что ради таких как вы идут те, кого вы не знаете, и как выжить без вашей мелкой королевы!

XenomorphДата: Пятница, 15.07.2016, 13:23 | Сообщение # 98 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5924
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Набу. Тогостиц


Воистину толпа схожа со стихией морской: то быстро нахлынет волна, сметающая все, то так же быстро откатится назад и успокоится. Полиция во главе с Армандом не шутило и показательные казни тому были свидетельством, но вот женское сердце очень горячо и боль утраты матери мужчинам не понять. От неистовой злобы скорбящей не осталось и следа и когда вся толпа разбежалась по домам, вняв предупреждению, она осталась все так же у тела, поддерживая голову сына и качаясь.
- Делай то, что считаешь нужным, - обратилась она тихо к Фрэнсису с заплаканными глазами. - Мне все равно...
Луис же только сейчас оторвался от мертвого товарища. Он прикрыл ему глаза и что-то прошептал напоследок, а после встал и с безучастным видом уставился на труп добровольца. Полицейские в большинстве своем разошлись, сопровождая возвращение к своим обязанностям крепкой бранью. Что ж, хоть что-то было хорошо: они были покорны. Пока что.
- Теперь надо спать одним глазом, - наконец, заговорил Эрнандо. - Если так будет продолжаться и дальше, то местных вряд ли напугают карательные операции, ведь на человека можно давить и получать желаемое до определенной черты, переступив которую, он начинает давить на тебя. Отчаяние - мощная штука и не удивлюсь, если твой домик к ситхам подожгут. Или мой... - справедливо отметил Луис. Гольдан же, казалось, не принимал никакого участия в происходящем и просто молча стоял, задумавшись о чем-то. Но это только казалось. Вскоре Шкуродер поделился своей идеей:
- Чем дольше ждем - тем хуже нам. И им, если тебе, вахмистр, так важны их жизни. Нужно не ждать лесных товарищей, а пригласить их сюда, - своей идеей Гольдан планировал спровоцировать партизан на атаку деревни.
- Или мы можем снять патрули и посмотреть, кто быстрее придет - бандиты или партизаны. В любом случае, с одной из проблем нужно разобраться и быстро, - что ж , такую идею можно было использовать, а так как старшим и единственным офицером в Тогостице был Арманд, то и решать ему.

TaonДата: Пятница, 15.07.2016, 16:28 | Сообщение # 99 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу. Тогостиц


Вахмистру никогда не испытать того, что чувствовала женщина-повод для массовой истерии и убийств. Эти двое жили в разных мирах. У него - надежды на лучшее будущее и путь под этой звездой через трупы, приказы от тайной полиции, опасность и жестокость. У неё - безутешная скорбь, затмевающая собой всё, и безжалостная к другим, живым и... живым совсем недавно.
Эти два мира соприкасались, пересекались на острие боли, которую неизбежно приносит война. Такой разной. Такой чужой, что хочется вытолкнуть её из своего мира. У одних получается, у других не очень.
В своё время Фрэнсис полетел на Алдераан учиться для того, чтобы помогать. И спасать. Менять мир. Распространённая для идеалистично настроенных молодых людей мотивация. Кто-то, столкнувшись с реальностью, начинает летать пониже. Подстраивается. Кто-то ломается. Кто-то... на первый взгляд, ломается тоже. И озлобляется. Но потом, передумав тысячи и тысячи мыслей, получив шанс выпускает наружу и скопившуюся за годы грязь, и злость, и то старое, не забытое, переплавленное в более зрелую форму.
Женщина не покинула своего мёртвого сына. Арманд же не осуществил своих угроз.
Может, это сыграет против него. Станет ещё одним ножом в спине. Их, потенциальных и имеющих так много шансов стать материальными, скопилось уже достаточно.
Фрэнсис убрал бластер в кобуру. Толпа рассеялась, точно её и не было. Но радоваться? Нет. Слишком рано. И слишком мало поводов.
- Нет, - твёрдо, негромко. - Тебя не трону. Делай всё, что нужно, зови помощников, чтобы его похоронить. Но если они попытаются навредить, их я пристрелю точно. И ещё. Если рядом с тобой была твоя дочь, не смей о ней и её будущем забывать. Даже сейчас.
После этого Арманд отошел к Эрнандо. Помолчал, глядя на труп Остерика и наконец обратил внимание на оставшихся в живых союзников.
"Всё ты верно говоришь, Луис. Сам знаю. Но... это странно, но я тоже человек. Не знаю, как на тебя, Гольда и остальных повлияла эта пара недель, но меня придавило как следует".
А следом Гольдан, тоже до этого молчавший, обратил внимание на самые насущные вопросы. Вновь это было выживание.
Да и на вопрос, чьи жизни, всё-таки, важны Фрэнсису, тоже следовало бы ответить.
Но сначала он прислонил винтовку к краю стоявшей рядом изгороди, сам занял место рядом и закурил.
На самом деле, ответ вахмистр знал. Не просто так он говорил о риске. Сам он пришел в полицию не только и не столько для того, чтобы пытаться удержать калишских оккупантов в узде. Это невозможно. И всё же...
Когда идёт война, сопротивление карается неумолимо. В мирное время такое тоже возможно.
Если Арманд выживет, что ему говорить Кортесу, если тот захочет подробностей, описания обстоятельств смерти полицейских, пусть те и были заведомо списанным материалом?
Может, придётся прикрывать местных или просить для них помилования? И то, и другое опасно. Но первое хуже.
На это всем плевать.
- Да, - сделав затяжку и неторопливо выдохнув, бесстрастно ответил Фрэнсис. От смерти Остерика и скверного положения дел ему было паршиво. Но заниматься показухой он терпеть не мог. Если становилось совсем плохо, то наливал себе или шел, где наливают. Без вздохов.
- Да, их жизни мне важны. И ваши, и моя, куда мне без неё. Так, как нам спровоцировать вшивых спасителей Республики?
Решения офицер пока не принял. Он хотел иметь перед глазами полное описание вариантов.
"Но если мы вызовем порезвиться этих ублюдков, не факт, что с ними не примчатся другие. Хотя... это в любом случае может выйти".
Не зря Фрэнсису ещё вчера казалось, что хорошего от Тогостица не дождаться. От слова совсем.

XenomorphДата: Четверг, 21.07.2016, 23:55 | Сообщение # 100 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5924
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Набу. Тогостиц


- Ну, мы можем устроить террор и посмотреть, как эти озверевшие лесные жители несутся спасать всех сломя голову, - Луис, казалось, вернулся к своему расположению духа и так же, как и Фрэнсис, прислонился, ковыряя травинкой в зубах. Но на самом деле он был расстроен не меньше и первым делом собирался похоронить Остерика по-человечески, а пока... Он озвучил первую идею Гольда, которую тот не стал высказывать, так как знал, что полицейский должен предотвращать бессмысленные убийства, а не множить их.
Безутешная мать уже скрылась вместе с мужчинами, что поспешили быстро забрать тело ее сына. Теперь на улицах было тихо и лишь где-то вдали слышались смешки и не слишком чистая речь коллег Арманда, носящих ошейники.
- Или, как я сказал, мы можем снизить нашу боеспособность, убрав нескольких товарищей, - невозмутимый Гольд повторил ранее озвученное предложение.
- Да, вахмистр, - не веря, что Шкуродер говорит всерьез, вклинился Эрнандо. - Давай всех их замочим к ситхам... Стоп... ты серьезно? - Эрнандо остановил свой поток, глядя на каменное лицо Гольдана.
- Это я и предлагаю, но только надо это сделать так, чтобы они не знали, что это мы, иначе плевать им на ошейники. Накинутся на нас, поймут, что их надули и порешат... С другой стороны, если обыграем все, как с этим парнем, - Гольдан указал на кровь, перемешанную с грязью, где недавно было тело добровольца, - то деревенщина поймет, что им помогают и, как сказал Эрнандо, прибьют нас, пока спим, а если сюда явятся каратели... Вряд ли они будут думать об этом в момент расправы. В общем, расклад в любом случае паршивый и для нас, и для местных. Решай, ты же офицер, - выразил свои мысли Гольдан, а Френсису тем временем пришло сообщение с требованием предоставить в ближайшие двенадцать часов полный отчет о происходящем. Какое-либо решение нужно было принять и быстро, иначе, когда Кортес поймет, что все безрезультатно, он направит сюда совсем других людей, которые разбираться не станут, или еще хуже - сюда придут дроиды и тогда любые предложения и мольбы будут напрасны.

TaonДата: Пятница, 22.07.2016, 15:56 | Сообщение # 101 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу. Тогостиц


Вахмистр упрямо сжал челюсти. Так, что явственно проступили желваки.
- Не годится, - процедил он, мазнув взглядом по фигурам полицейских со скотскими ошейниками. Маяча в переулке на другой стороне от места разыгравшейся, и едва ли первой, драмы, почти вне поля зрения, они вовсю горланили какую-то похабщину. Вели культурный разговор о делах насущных, иными словами.
Мигом нарисовавшиеся рядом добровольные помощники заплаканной женщины, неприязненно поглядывая на Арманда и его людей, унесли тело добровольца. Трупы троих казнённых Фрэнсисом, мёртвый рядовой и тело Остерика никто не трогал.
Не было причин подозревать, что у местных вдруг проснутся тёплые чувства к помощникам калишских оккупантов, понимание ситуации или ещё какой-нибудь, на их взгляд, вздор. Нет. Но устраивать кровавую баню ради вероятного визита озверевших лесных ублюдков, которым милые поселяне обязательно помогут, наплевав на все угрозы?
"Не время. Всё ещё будет, н-да".
Анонимное сокращение численности рядового состава, хоть и укладывалось в требования майора тайной полиции, - да ещё и первоклассно! - тоже, как верно заметил Гольд, сразу бы вышло тем, кто это устроит, боком. Если эти кто-то - они. А не лесная братия или бандиты без полицейской формы.
В кармане назойливо завибрировал комлинк. И ещё, ещё, ещё раз. Связь в Тогостице, если не прибегать к ухищрениям специалистов, была так себе. Наверное, все сообщения, обманув вредного вышибалу по имени слабый сигнал, добрались до адресата в одночасье.
Хорошо, если добиться хоть полслова от Фрэнсиса пытались сёстры или очаровательная госпожа Ховард.
И паршиво, если Кортес, не к ночи он будь помянут.
Сразу же интересоваться, под какой именно горой эфемерных записулек его решили похоронить, Фрэнсис не стал. Ему надо было решить.
"Тревожную музыку мне, милостивые господа".
В ответ кто-то разразился настоящим потоком дурно согласованного словесного испражнения.
"И так сойдёт".
- Чемпионы по метанию камней пусть валяются, - распорядился, указав тлеющим кончиком почти докуренной сигареты. - А те ублюдки в ошейниках пусть думают, что скоро нам пришлют помощь от легионеров и всё будет чудно. Но орать об этом они не должны. Пусть расслабляются, пьют, бьют бутылки об морды, или что там полагается. Валять девок пока не разрешаю, хотя, по секрету, пусть думают, что если совсем хочется, то можно. В случае конфликта стрелять. Убирать семьями не стоит, достаточно самых... инициативных. А мы посмотрим, что будет и какая из банд придёт раньше.

***

Сестра добровольца, в этот день приютившего командира, брата ослушаться не смела и подгаживала совсем чуть-чуть. В ответ на команду дорогого родственника "и дай ему уже пожрать, наконец, стерва" она притащила большую миску вяленьких овощей со сморщенными, как её лицо, верхушками. И немаленький кусок сырого мяса.
- Благодарю, - бесстрастно бросил Фрэнсис и махнул рукой, чтобы убиралась вон с кухни. Снял очищенный от грязи китель и повесил на спинку стула. Высоко закатал рукава рубашки.
Обычно ему готовили сёстры. Но глупо было бы считать, будто мужчина в возрасте под сорок, происходящий не из семейства, в котором сто слуг ежесекундно готовы удовлетворить любую прихоть, в том числе на своём горбу отвезти Сиятельного в клозет, не в состоянии совершить ряд нехитрых манипуляций по готовке.
Мясо Арманд всё-таки немного пережарил, но до состояния углей не довёл. Овощи постигла та же участь. Что было действительно плохо, так это что каждый раз, когда требовалось набрать ответ, приходилось вытирать жирные пальцы. Но, изведя с десяток салфеток, вахмистр справился с задачей.
Скупое "да" - это на сообщение от Эри. Она спрашивала, всё ли с ним в порядке. Мирре не написала ничего, и это не удивило. Несмотря на потепление в отношениях, они оставались немного натянутыми. Сестрица всё ещё не простила ту пощечину и обострение диктаторских замашек. Да и труп несчастного соседа в ванной, этакая яркая нота в оперетке "генерал Унц отбывает" тоже не мог порадовать даму.
Игривое "не уделите мне внимания, господин Фрэнсис?" от Альдеоны удостоилось более пространного ответа.
"Позже - обязательно. Сейчас на работе", - написал ей Арманд. Его радовало отсутствие истерик из-за тех застреленных в первые же минуты знакомства шлюх, но это же и настораживало. Что скрывалось в прошлом Ховард?
Он разгадает это. Непременно. Но не сейчас.
Сухое, чеканным слогом распоряжение Кортеса осталось напоследок. И над этим стоило как следует подумать.
В каком свете представить события этих суток? Какую роль выбрать теперь, чтобы постоянно придерживаться амплуа?
"Итак, милостивые господа. Хороший или плохой полицейский?"
Нельзя представлять ситуацию отвратительной и безнадёжной.
И обязательно нужно... а что нужно?
Изложить всё, как есть. Это несомненно. Но выполнить задачу можно по-разному. И расставленные акценты могут как уничтожить Тогостиц и Арманда заодно, так и дать время. На кровавую баню без участия солдат Кали.
"Потери среди местных: 3 (показательная казнь).
Потери среди рядового состава: минимальные (обеспечение порядка; 2 - стихийные возмущения в связи со смертью добровольца из местных, предположительно, от рук партизан).
Риск бунта: значительный.
Принятые меры: показательная казнь (см. выше), круглосуточный комендантский час.
Наказание в случае нарушения: казнь и ослабление контроля рядового состава.
Внешние угрозы: партизаны, банда (маскировка под партизан, террор местных).
Принятые меры: дезинформация рядового состава (прибытие сил поддержки).
Ожидаемые последствия: ослабление патрулей; ввиду несомненного наблюдения партизан за поселением, их атака, либо атака банды.
Действия противника: вылазка за продовольствием (с использованием благоприятного фактора в виде густого тумана прошедшей ночью), убийство добровольца.
Принятые меры: кольцо ловушек вокруг Тогостица, действия по обеспечению контроля в поселении.
Прогноз: столкновение с силами противника в течение 1-2 суток; угроза ночных рейдов".

Страдать ерундой, подбирая достаточно пропитанные канцеляризмом слова, Фрэнсис не захотел. Скупо, кратко, без лингвистических упражнений... и постоянно исправляя ошибки. Мужчина через раз попадал пальцем по соседним буквам, и это ещё одна причина, почему составление этого отчета не принесло ни капли удовлетворения.
Но наконец, с четвёртой попытки ему удалось отправить плод своих стараний. А после этого можно было, наконец, спокойно доесть обед и сварить себе ещё кафа, выпив его с сигаретой. А на диване тускло и успокаивающе поблёскивала под лучом света винтовка.

TaonДата: Пятница, 22.07.2016, 21:15 | Сообщение # 102 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу. Тогостиц


Отчёт для майора Кортеса был отправлен несколько часов назад. За это время Фрэнсис успел перекинуться парой милых сообщений с Альде и получить чудную новость из первых рук. От самой младшей из сестёр. Оказалось, что почему-то Эри собралась учиться на медика. Пойти по стопам Мирре, словом. И это было странно. Не то, чтобы Арманд на досуге играл в занимательную игру "семейный психолог". Скорее, наоборот. Ему, особенно после смерти отца, бессменно принадлежала роль семейного диктатора, который будем всем руководить, но информацию о своих занятиях и мыслях выдавать по капле, тщательнейшим образом отмеряя дозу. Фрэнсис не устраивал длинных разговоров по душам, но держать руку на пульсе мини-коллектива ему удавалось.
Более ли менее.
По всем признакам, роль певички для легионеров Эринне нравилась. Но минуло совсем немного времени, и...
"Стоп-стоп. А не отъезд ли... теперь фельдмаршала заставил тебя искать возможности штопать мужские тела, а, сестрица?"
На расстоянии такие проблемы, если вахмистр был прав, решать не стоило. Текстом легко можно лгать. Зато читать лица и язык тела, ловить малейшие странности интонаций - занятие милейшее. Даже на заре юности девушкам Арманд не удавалось обвести старшего брата вокруг пальца. Но тогда "интриги, проблемы и трагедии" были пустяковыми. Теперь же...
Если Фрэнсис разгадал маленькую пикантную тайну Эри, ему следовало не допустить даже отдалённо возможного шанса её... сближения с калишским командующим. Если он был патриотом во всех отношениях, причин опасаться меньше. Но проявлять осторожность и заставить сестру не делать глупостей, так или иначе, входило в семейный долг. Арманд не собирался пытаться улучшить своё положение, подложив Эринне в фельдмаршальскую постель. Унц не казался человеком, с которым безопасно иметь дело.
А чуть позже вахмистру пришло ещё одно любопытное сообщение. От кое-кого, с кем он надеялся никогда и ни при каких обстоятельствах не встречаться.
Одна из многочисленных бывших пассий. К несчастью, это была именно та девица из Тида, которая общалась с Мирре до переезда.
Похоже, эта сестра дулась куда сильнее, чем показывала, раз позволила экс-даме мечты (на самом деле, даме на месяц неплохих ночей) узнать, чем теперь занимался Фрэнсис.
И экс-пассия теперь хотела помощи. Разбираться, в чём дело, Арманд и не подумал.
У него было правило, которому он педантично следовал. Взять всё, что дама желает и может дать, и после неминуемого расставания отсечь все концы.
Дать они могли не так много. Тело? Оно есть у всех живых людей. Правда, не каждая женщина способна влезть в жёсткие рамки эстетских требований одного придирчивого мужчины... но вполне недурных, следящих за собой и не позволяющих себе обрасти тонной подкожного жира, хватало. Особенно, что ни говори, на Набу. Да и на Алдераане... жаль, теперь прелестные студентки, стараниями одной поганой шавки Палпатина, остались только в воспоминаниях.
Что ещё, кроме красивого тела и смазливой мордашки? Внимание, забота: это льстило. Ум? Это встречалось реже. И зачастую он заходил совсем не в ту сторону, вовсе не пересекаясь с умом Фрэнсиса. Иными словами, тут... мимо.
Вот эта бывшая, например, запомнилась своими идеалистично-демократическими воззрениями. Возможно, её нередко наивная, глуповатая жизнерадостность и повышенная любовь ко всяческим праздникам порадовала бы кого-то другого. Арманд же искал иного. А несовершенства характера и взгляда на мир старался обратить себе на пользу. Один поход в красивое место, один взгляд, невозмутимо отведённый от симпатичной подружки милой дамы, и она готова на... многие свершения.
Потом это наскучило.
Поймать Фрэнсиса экс-пассия ни на чём не могла. Он не собирался плодить бастардов. Хватило узнанной украдкой истории отца и тайны его происхождения. К вопросам безопасности сын Фредрика Арманда подходил тщательно.
Нет, демократке нужно было что-то другое.
Попалась на не тех взглядах? Вероятно.
Или просто стала очередной жертвой великого закона женских возвращений. Согласно наблюдениям Фрэнсиса, прежние подружки пытались вернуться или хотя бы начать двигаться в том направлении, если им не под кого было лечь.
"Прости, дорогая. Твои проблемы меня давно не касаются, можешь так и передать моей чудесной сестре", - не задумываясь, вынес он вердикт и удалил сообщение.
А с Мирре стоило по возвращении в Тирс поговорить. Мелкие гадости Арманд любил не больше, чем крупные.
Но... позже, всё позже. Сейчас не до женщин.
Сейчас - Тогостиц.
Разобраться хотя бы с одной проблемой, бандитами или партизанами, жизненно важно. Иначе один шустрый полицейский, так быстро ставший под новые знамёна, будет удобрять землю своей дохлой тушкой. Если от этого хорошего куска мяса с внутренностями что-то останется.
Такого исхода вахмистр себе не желал.
Значит... а ничего не значит. Бродить по деревне и водить каждого рядового под ручку, попутно выспрашивая, что в его черепе творится, он не собирался. Неблагодарная это работа, играть в доброго папочку для толпы отморозков. На допросах он никогда не был таким, избрав иную линию поведения. В спектре от доброжелательно-нейтрального, но не сопливого, до скотины в форме.
Чего Фрэнсису не хватало точно, так это сна. К счастью, потеснив винтовку, отдохнуть ему удалось. Проснулся он около семи вечера и снова сварил себе бурды, гордо притворявшейся кафом, но, как оказалось, неспособной отбить желание спать у действительно уставшего человека. Ещё залез в хозяйские шкафчики и сделал себе бутерброды.
В отведённые на ужин полчаса жизнь казалась вполне неплохой штукой. Если бы ещё бандиты двух... нет, трёх сортов сами собой испарились. Но это было бы идеально до полной невозможности.
Комлинк на время притих. То ли сигнал снова ослаб до состояния, если приводить аналоги, клинической смерти, то ли вахмистра пока оставили в покое.
Если бы ещё...
Поморщившись, он прибегнул к проверенному способу слегка прочистить мозги: вновь закурил.

XenomorphДата: Пятница, 22.07.2016, 22:20 | Сообщение # 103 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5924
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Набу. Тогостиц


Около восьми часов вечера где-то вдали послышался негромкий гул мотора небольшого транспортного средства и в это же время в гости к вахмистру явился Эрнандо с мрачным лицом. Визит для хозяйки оказался поздним и потому она не упустила возможности высказать, что думает по поводу того, что тут шляются кто попало, пускай эти кто попало и были полицейскими. Все же, Эрнандо недолго это слушал и вскоре оказался в одном помещении с Армандом.
- Я войду? - и не став дожидаться ответа, Луис присел рядом и закурил, составив компанию офицеру полиции.
- Я не знаю, как это сказать, но должен... - начал Эрнандо, всерьез обеспокоенный произошедшим. В Тогостице было не скучно - это точно. - Те мед. припасы и провиант, что нам выдали с собой... Они пропали. В хранилище пусто, - это действительно было плохой новостью, очень плохой. Без медицинских припасов сложно будет зашивать раны и бороться с инфекциями, а пропажа продуктов означала, что полицейские приступят к фуражу, начав давить на местное население. Самым поганым в этой истории было то, что тот, кто это сделал, снова остался незамеченным. Не было свидетелей, хоть каждого второго пытай.
Гул мотора транспортного средства был уже отчетливо слышен, а вскоре, в сумерках, показалось и свечение фар. Это был военный спидер-байк, рассчитанный на водителя-оператора орудий и двух пассажиров. Он был республиканским, правда, восседали на нем отнюдь не республиканцы, да и знак демократического оплота был аккуратно закрашен и вместо него красовалась эмблема легиона номер 8. Трофей, стало быть.
Легионеры в черной форме, броне и знаками отличия фельдполиции. Их было трудно различить, но Луис их уже видел и потому быстро понял.
- Полевая жандармерия? Что они здесь делают? - справедливый вопрос и вопросительный же взгляд на Арманда. Фельдполицию опасались и обычные легионеры, так как эти люди были карателями. Они боролись с нарушителями дисциплины внутри подразделений, наказывали дезертиров или иначе провинившихся, а так же учиняли расправу над непокорными.
Судя по всему, здесь легионеры оказались не по плану и просто решили сделать остановку, зная, что за порядком тут следит оккупационная полиция. Вскоре возле спидера осталось двое, а третий куда-то удалился. Эти двое о чем-то разговаривали и судя по смешкам, им было довольно весело.
- Как бы проблем нам не приобрести... - тише, заметно тише отметил Луис, не отрываясь от окна.

TaonДата: Воскресенье, 24.07.2016, 12:43 | Сообщение # 104 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Набу. Тогостиц


Вечер был тих, благостен и не душен. Ни звуков выстрелов, ни воплей, и даже хозяйка гостеприимного дома не показывалась на глаза, так что пришлось снова мыть посуду самому: вода в нужный автомат подавалась препаршиво и подтекала. А мужем на час господин вахмистр не нанимался.
Не считая этой крошечной проблемки, Фрэнсису бы радоваться тому, как гладко пошли дела. Ни тебе трупов в шаговой доступности, ни массовой истерии... могло показаться, что у партизан куда-то свинтил управляющий, и весь сервис пошел вкривь и вкось. Официанты достали из-под подносов пузыри, горничные устроили вечеринку в апартаментах класса люкс, пока хозяин дремлет между салатом и пирожными, и даже дроиды устроили попойку с маслом. Но нет. Практически тем самым местом, о котором прямым текстом не говорят в приличном обществе, Арманд чувствовал, что грядёт какая-то очередная мерзость. Просто потому, что как без таких удовольствий? В этом паршивом углу очаровательного шарика без гадостей никак не обойтись.
Чтобы чем-то заглушить гадостно-ехидные, - напополам, - мысли и хоть ненадолго отвлечься от продумывания планов на каждый возможный случай, которые всё равно полетят в место, которое нельзя называть, стоило найти себе какое-то другое занятие. Этим Фрэнсис и занялся, а любезный доброволец ему помог. В хозяйской комнате они перекинулись в карты, и вахмистр заполучил настоящее сокровище. Забитую бинтами и медикаментами аптечку: это за три выигрыша подряд. За четвёртый же - большую бутылку жидкости, похожей на воду, но используемой как медиками, так и нищими любителями отключить мозги надолго.
Услышав гул, Арманд быстро перебрался в кухню: там, казалось, звук слышно было отчетливей. Значит, можно и увидеть источник побыстрей. Аптечка и бутылка отправились за дальний бок дивана, а следом явился Луис. Провозвестником его появления стала сестрица щедрого игрока, которому так и не пришлось взять реванш. Всё же, Эрнандо прорвался сквозь кордон.
Вахмистр, уже втайне насторожившийся, развалился на оккупированной дальней половине дивана и жестом предложил союзнику сесть. И, после краткой вводной части, сообщил отвратительную новость:
- Те мед. припасы и провиант, что нам выдали с собой... Они пропали. В хранилище пусто.
- Дерьмо, - прямолинейно ответил Фрэнсис. Скрипнул зубами. Потянувшись было в карман за портсигаром, на миг замер.
Увидел гостей. Спасибо почти несуразно низкому подоконнику.
Знаки отличия Арманд не успел рассмотреть, в отличие от тут же просветившего его Луиса.
- Полевая жандармерия? Что они здесь делают?
Фрэнсис пожал плечами. Мрачный взгляд и холодно-задумчивый вид могли сказать всё за него.
"Иметь они нас будут, вот что. Если их послали именно к нам".
На приснопамятной гулянке в честь взятия Тида можно было услышать много интересного. Не всё из-за обильных возлияний с четкостью отпечаталось в памяти, но кое-что о фельдполиции отложилось в голове.
Если кратко, то служащие там личности были примерно так же безобидны, как майор Кортес.
Во взаимоотношениях между одними служителями порядка и другими оставалось множество белых пятен. Арманд не знал, мог ли майор послать этих, на трофейном транспорте, сюда. Но что держаться нужно ещё более аккуратно, ясно как день.
"Не советую вам, милостивые господа, тут оставаться. Кое-кто, мать его шлюха, очень хочет не дать нам шанса выжить и старательно готовится к визиту".
- Проблемы, не проблемы, а встречать гостей надо, или они могут встретить нас, - заметил Фрэнсис, уже вернув себе иллюзорное спокойствие тяжелого танка.
Достав из широкого зазора между диваном и бесполезным аппаратом для мойки свои выигранные сокровища, он продемонстрировал их Эрнандо.
- Маловато, но что-то есть. Для избранных.
Между тем, стоило поспешить. Арманд встал, надел китель и убедился, что всё смотрится безукоризненно. Пригладил волосы, левой рукой взял винтовку, теперь покоившуюся на спинке дивана. И кивнул на выход.
Чтобы добраться до людей из фельдполиции, пройти надо было совсем немного. Обойдя дом, Фрэнсис вышел на ту улочку, где они остановились, и вскоре уже приветственно козырнул.
- Полиция округа Тирса, вахмистр Арманд, - отчеканил он, опустив логичное в другой ситуации продолжение: "что вам надо?".

XenomorphДата: Среда, 27.07.2016, 21:51 | Сообщение # 105 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5924
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Набу. Тогостиц


Третий жандарм до сих пор отсутствовал, но это не мешало его сослуживцам, бывшими северянами Кали, о чем-то оживленно беседовать, смеяться и раскидывать сморчки с окурками на зеленую траву.
Третий был южанином и разительно отличался по своему характеру от братьев-северян. Он-то и отсутствовал, занимаясь крайне важным занятием: ловлей в сарае жирной скотинки, которая должна была пойти на ужин. На поздний ужин. Отчего же смеялись оставшиеся двое? От того, что с их ракурса отлично был виден просторный хлев и старания их товарища, которыми всеми силами старался не испачкаться. Надо сказать, что получалось изловить проворную хрюкающую тушу, покрытую густой и короткой шерстью не очень хорошо. Южанин на своих не обижался, так как шутки были не злыми и напротив - своим упорством желал продемонстрировать, что слово он свое держит. Что же это было за слово? Дело в том, что эти трое играли в азартную игру и проигравший должен был изловить какую-нибудь живность для того, чтобы разбавить стандартный солдатский рацион. Сам-то южанин, как и прочие, не жаловал жирную пищу, а вот северяне - напротив. Повар сказал, что приготовит все, что солдаты попросят, если будут нужные ингредиенты. Вот, собственно, такой дар солдаты жандармерии и решили принести в жертву кулинарии походного котелка.
- Полиция округа Тирса, вахмистр Арманд - может быть, вопреки ожиданиям Фрэнсиса, полицейские отреагировали как-то дружелюбно, хотя и поняли всю фразу только по знакомым словам. Никто из них на основном не говорил, но такие слова, как "полицейский" были стандартными, ну, а "вахмистер"... Такое звание было присуще только Кали. Тирс - город, это и ранкору понятно.
Улыбка не сходила с лиц полиции.
- О, вахмистр! - начал один, что был водителем, не слезая со своего места. Он был старше остальных и на вид ему можно было дать лет тридцать. - Занесло же тебя в такую глухомань!
- Смотри, не похудел еще. Наверное, уже всех мятежников извел? - подключился второй. Это было и шуткой на здоровый вид Арманда и подколкой одновременно, но не то, чтобы злой.
В этот момент на шум из хлева примчались хозяева в количестве трех человек: двое мужчин и одна женщина, причем один мужчина перешагнул порог годов за семьдесят, но выглядел бодро. Вся их решимость улетучилась, как только они увидели, кто крал животное. Проблем бы не было, парализуй южанин тварь, но, увы, уговор был не таков.
- Как же так, вахмистер? - негодовала женщина, глаза которой округлились от страха. Фельдполицию она не видела, но слухи об этой службе распространились очень быстро. Даже тот факт, что солдаты развлекались поимкой скотины нисколько не ослаблял накал; солдаты всегда и везде занимались фуражом, ну, а дурачиться умели и злодеи , если на то пошло.
- Мы-то ничего не сделали, мы же помогаем вам, - испуганно, но не громко продолжала женщина. Она подумала, что Арманду это все надоело и он позвал сюда палачей, дабы разобраться с непокорными селянами.
- Что она лепечет, вахмистр? - по-прежнему по-калишски поинтересовался полицейский, сидевший за рулем, второй лишь курил, не обращая внимания на селян и любовался третьим членом группы, который, все же, поймал тварь и обмотав вокруг жирной шеи толстую веревку, повел животное на улицу, где привязал к столбу, после чего закурил, поприветствовал коллаборациониста скупым кивком головы. Лицо южанина не выражало ничего. Сплошная, непроницаемая маска. Это было нормально среди сдержанных людей южной традиции Кали.

Форум » Практика ФРПГ » Флешбеки » Фрэнсис Арманд. 12 ПБЯ (начало года)
Страница 7 из 10«125678910»
Поиск: