C Днем Звездных Войн, товарищи! Ура-ура-ура! May the Forth be with you, Гость! Эй, Гость, Battlefront доступен в Origin бесплатно в честь праздника. Только сегодня! Четвертого мая Battlefront доступен бесплатно. С Днем Star Wars! #may #battlefront-free
[ Лента форума · Форумчане · Правила форума ]

Страница 1 из 3123»
Форум » Калишский Принципат » Кали » Поверхность планеты
Поверхность планеты
TaonДата: Среда, 27.04.2016, 20:24 | Сообщение # 1 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4038
Награды: 111
Ну почти «Л»


Там, где не раскинулись моря, Кали покрывают леса и луга, а на камнях каньонов растут мхи. Джунгли к северу сменяются более привычными человеческому взору лесами. Вода в реках настолько чиста, что легко можно разглядеть каждый камушек на дне и каждого видимого глазу обитателя, и даже выросшие кое-где предприятия не изменили этого. Всё дело в том, что калишцы, включая и людей, трепетно относятся к природе своего родного мира. Нередко в лесах и на берегах можно встретить вышедших на традиционную охоту калишцев, но это никогда не выливалось в бездумное истребление животного мира.
Люди живут в совсем небольших городах, коренные калишцы - своими кланами. Но грандиозные ступенчатые храмы отличаются своим видом и от словно игрушечных городов, и от клановых поселений.
Легионы Кали также пребывают на родине, покидая её для нанесения удара в указанной точке, в качестве ещё более серьёзного, чем Императорская армия, аргумента.


Источник изображений - DeviantArt, авторы - Perkyz, PeterJCoskun.

TaonДата: Понедельник, 02.05.2016, 22:06 | Сообщение # 2 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4038
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Флаер, летевший к лагерю легиона, которым командовал генерал-фельдмаршал Линц, ни на минуту не вышел за рамки рекомендованного скоростного режима. Таким было пожелание того, кто сидел на заднем сиденье под защитой более толстого, чем у обычных машин, корпуса. Но элегантной, минималистичной красоте императорского транспорта бронирование ни капли не вредило.
Фрэнсису незачем было спешить. Он, как и полагалось мужчине, долгие сборы устраивать не стал. В поездке длиной в четыре дня ему не требовалось много вещей. Главное, чтобы с собой была запасная форма, смена белья, документы, оружие, компактная техника, бритвенные принадлежности и ещё кое-какая мелочь. И в чём-то надо было выходить на спарринги. В чём-то, что не жаль.
Транспорт держал курс на северо-восток от столицы, но не успел преодолеть ещё и половины пути. На этих широтах тропики сменялись характерными для умеренного климата лесами и лугами. Северяне любили селиться именно в этой климатической зоне, южане же предпочитали более тёплый, даже жаркий, климат. Для Фрэнсиса было очевидно, что дело не в простых предпочтениях. Слишком отличались южные имена и фамилии от северных, хотя и те, и те полторы тысячи лет говорили по-калишски. И этот язык практически не менялся. Могли появляться слова, которых раньше не было, но калишцы быстро переделывали их на свой лад, уничтожая чужеродное звучание. Северные имена, в свою очередь, заметно отличались от имён коренных калишцев, хотя к их языку были гораздо ближе. Видимо, остались некие основы, корни, сильно видоизменившиеся впоследствии. Иными словами: два народа, одна судьба.
И об этой судьбе Император узнавал много нового, изучая подаренные Шиндаем книги. Например, что структуру легионов Хьерик Деллау, которого часто называли их отцом, воссоздал. Дело было в том, что люди, попав на Кали, первоначально старались и социальную структуру подогнать под устройство общества своих благодетелей, хотя и отказ от комитатов сыграл свою роль. А регулярной армии у калишцев не было. Воины, не солдаты. Хотя и способные прекрасно координировать действия, не спорить и не творить произвол. Но дух строжайшей дисциплины, при следовании калишской культуре почти во всём остальном, людям оказался ближе.
Да, здесь, в северных широтах, не увидеть было изящных тонкостенных домиков южан или клановых резиденций, каждый этаж которого отделялся от следующего будто бы собственной крышей со слегка загнутыми вверх углами. Северяне строили дома иначе, и в этом заключалось ещё одно отличие как друг от друга, так и от калишской расы.
Флаер пролетел над лугами, оставив далеко слева искрящуюся гладь широкой реки, за которой возвышалась ступенчатая громада храма, стоявшая как бы в вершине большого овала из красивых и крепких особнячков. Это была Харта: город, выросший спустя шестьсот лет с прибытия людей. У него был собственный герой. Генерал-лейтенант Хлодард Свенсон выжил во время сражений за город с клонами лишь потому, что потерял сознание от кровопотери, уже держа в руке инъектор с боевым коктейлем, а рядом оказался медик, который и вытащил командира из-под огня. Врач погиб, но его коллега сумел быстро оказать помощь. Едва придя в себя, Хлодард сразу вернулся к своим обязанностям, пока не был тяжело ранен снова. И ещё дважды. Выжить он не надеялся. Подходы к Калиле надо было удерживать любой ценой и максимально долго. Бои за Харту потому были ужасны: подразделения клонов уже выдвигались к столице, где на их пути намертво встали солдаты Генриха Пеллы. К тому же, свирепствовали сами калишцы, постоянно изматывая врага, как уже делали это раньше с ям'рии. Очаг сопротивления старались задавить не менее старательно, чем легионеры Свенсона и простые жители - защитить город.
В руинах Харта лежала несколько лет. А теперь здесь жило много переселенцев, принявших культуру Кали. В том числе - набуанцев.
"И это очень, очень иронично, милостивые господа из пробирки, благодаря которым ваша уродливая мамаша-Республика ещё дышит.
А впрочем, я груб, простите. Причины выживания имперцев ещё более смешны, зато не столь аморальны. Всё дело в том, что фауна Эндора никак не может найти выход в космос".

Город и, возможно, генерал-лейтенант - он был ещё жив, хоть в его теле теперь отыскалось бы не меньше имплантатов, чем у генерала Ваймера, - остался позади. И вновь вокруг лишь прекрасная природа Кали. Туристы ездить предпочитали на Оброа-Скай, Гиндин, Осариан и, разумеется, Рун. Несмотря на принятие Принципатом калишских законов, а ранее - морали (хотя тут были свои расовые оговорки), просто так ездить сюда немного... побаивались. Но Кали от этого только выигрывала. Те же роммамульцы или жители Пространства хаттов не очень хорошо были знакомы с простым правилом "на природе не гадить". На Роммамуле Фрэнсис побывал. И остался недоволен. Он не страдал брезгливостью, но свалка - зрелище в любом случае отвратительное. С другой стороны, калишцы точно нашли бы, как наказать идиота, вздумавшего привычки родной свалки привезти с собой. У них, как и у людей Сципио, был свой стиль.
"Кстати, что сделали бы круитхни, надо вспомнить... Да. За мусор на берегу могли бы вскрыть виновнику живот и размазать кишки по камням. Вполне мило, не зря их здесь зовут варварами. Но я бы в их море купаться не стал. Можно вынырнуть головой во льдину".
Так, размышляя о первом, что придёт в голову, Фрэнсис отдыхал и наслаждался видами, пока не решил включить лежавший рядом с ним, по левую руку, датапад. Разблокировав его, перечитал последние донесения и, лениво зевнув, с довольным видом ещё вальяжней развалился на своём месте. Сопровождающие служащие КСБ, как обычно, не придали этому никакого значения. А Сезару были приятны и проявляемые охраной способности к контролю лица и языка тела, и новости.
Агентура из Талораана сообщала, что власти очень серьёзно занимались подстраиванием политической и территориальной структуры под стандарт Принципата. Военные, финансисты, социальная сфера тоже не изображали активную деятельность, а работали. Разумеется, работали. Их мир получал стабильные экономические связи, мощную защиту, ещё более качественные медицинские услуги и ряд иных преимуществ. Каларба тоже не разочаровывала. И...
И доверенные лица Магистра Талораана собрались на конфиденциальную встречу с представителями Акзилианского Пакта. Факт сборов особо старательно не скрывался, была даже небольшая заметка в местных новостях. Режим протектората позволял, хоть и ограниченно, самостоятельные внешнеполитические контакты. Главное, они не должны задевать интересы Принципата. Под запретом было объявление войны. На повестке, как сообщали Фрэнсису, стояли вопросы сотрудничества при полном присоединии Талораана к Принципату. А это значило, что Пакт не упустит шанса вызнать, как живётся под властью Кали. И вопрос в том, к каким выводам придёт военная верхушка, а к каким - королева. А затем - кто и какие силы привлечёт, чтобы склонить чашу весов.
"Ложитесь на рунийские весы, господа. Это будет правильно".
Через двадцать минут флаер должен был оказаться уже поблизости от лагеря. И там тоже будет, на что посмотреть. Сочетание прекрасной защиты, функциональности и идеальной строгости планировки умиротворяло Императора не хуже пейзажей Кали - флаер как раз пролетел над небольшим озером и двигался в воздухе у кромки леса, - или хорошей книги. Или ещё ряда интересных занятий.

XenomorphДата: Пятница, 13.05.2016, 17:50 | Сообщение # 3 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5865
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Лагерь легиона


Военная часть представляла из себя город, заблудившийся где-то в лесах Кали. Понятно, что эта база не вмещала в себя весь личный состав легиона Линца, но была одним из центров подготовки легионеров. Этот военный городок служил домашней частью для четвертой тяжелой бронетанковой дивизии тринадцатого легиона и потому без особых сложностей можно было догадаться, отчего здесь так много техники и кого тут готовили прежде всего.
Самого фельдмаршала Линца на месте не было и Император, разумеется, знал об этом. Не было устроено и парада в честь прибытия Верховного Главнокомандующего, но зато Сезара встречал командир части, генерал-лейтенант Хотланд Фелькер и еще с пятерку высших офицеров.
- Большая часть, Император, - поприветствовал августейшую особу Фелькер по-военному, без лишних реверансов. Остальные же чины лишь молча козырнули Арманду, действуя согласно уставу.
Городок этот военный был полностью укомплектован и сейчас тут проходило обучение десять тысяч рекрутов, остальные же были ветеранами, выжившими в прошлой войне и солдатами, кто пока не имел счастья сражаться на полях битв, но обучение окончившие.
Позади встречавших находилась широкая главная улица, чуть левее - одно из тренировочных полей, откуда раздавались грозные команды и где потели и стонали новички. Справа же находилось административное здание управления перелетами и это все, что можно было разглядеть с этой точки.
- Чем желаете заняться первым делом? Отдохнуть или же осмотреться? - самый обыкновенный вопрос, но поданный так, что перепутать было сложно и без сомнений, что говорил военный.

TaonДата: Пятница, 13.05.2016, 22:40 | Сообщение # 4 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4038
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Лагерь Тринадцатого легиона


Ровно через двадцать минут флаер, заложив аккуратный вираж, начал снижение и вскоре плавно опустился на посадочную площадку.
Калишская Служба Безопасности могла бы участвовать в конкурсе на звание наиболее неблагоприятного для бездельников места работы. В её структуре отсутствовала должность личного императорского открывателя дверей. Эту функцию легко выполнил пилот - а до этого он передал диспетчеру личный код допуска Сезара, ведь любой желающий в лагерь легиона прибыть не мог, - нажав на всего одну кнопку. И вышел из транспорта Фрэнсис тоже самостоятельно.
Пребывающая в идеальном порядке чёрная форма с офицерским плащом и фуражкой. Начищенные сапоги. Клинок Лиг в ножнах, крепящихся к поясу. Кобура с табельным бластером офицеров калишских легионов. Император легко мог бы принимать парад, но... сюда его привело иное.
Высоко над головой на ветру качались одетые в пышные лиственные наряды верхушки деревьев. А в нос ударил приятный, свежий аромат, какой бывает в лесу после дождя. На плечи, на козырёк падали мелкие оставшиеся на листве капли.
А впереди стояли встречавшие офицеры. И этой делегации было более, чем достаточно. На недостаток внимания к своей персоне Император никак не мог пожаловаться. И парады на каждом шагу, даже при походе по нужде, устраивать не собирался. А, представив себе такую картину, мысленно широко осклабился. Следом же - слегка кивнул генерал-лейтенанту и, проявив вежливость, козырнул. Никаких речей и приторных любезностей. Фрэнсис прибыл по делу. Хотя леса у него больше ассоциировались с мирным отдыхом на лоне природы, возможно, с рюмкой осарианского коньяка, мишенями, книгами и женщиной. Или... с попытками отловить компанию пылающих идиотским энтузиазмом лесных обитателей, стелющихся под Республику даже когда ей дали хорошего пинка с живописных краёв подальше. Или с ходячей прореспубликанской наёмнической... кучей.
Но нет. Леса Кали скрывали не уютные пансионаты и не бандитские явки.
С размещением в одном месте четырёхсот тысяч человек с успехом справлялись обычные города. Об экуменополисах нечего и говорить, там эти цифры во много раз более впечатляющи. Население Денона успешно перевалило за пятьсот миллиардов. Но военные лагеря - дело иное. Калишские легионы в полном составе, со всей техникой, на одном участке земли не собирались. Их лагеря представляли собой конгломерат разбросанных на определённом расстоянии комплексов, и у каждого было своё назначение. Фрэнсис неслучайно выбрал для посещения часть, где занимались подготовкой новых солдат. В каком-то смысле, он сам был как рекрут. Только на тридцать три года старше.
- Рад встрече, господа, - веско сказал Сезар, будто плотным сгустком звуков поставил в воздухе личную печать. Так с приветствиями было полностью покончено и настало время приступить к тому, ради чего Арманд явился сюда.
Он бросил тяжелый задумчивый взгляд на тренировочное поле. Сразу же перевёл на господина Фелькера.
Император не раз видел этого офицера на Рун в гражданскую войну.
- Генерал-лейтенант, скажу прямо, - начал, доставая из кармана портсигар и зажигалку. - Я правлю и собираюсь на военную операцию, мало разбираясь в военном деле. Поставьте меня перед картой и наслаждайтесь судорожными попытками не выставить себя идиотом.
Фрэнсис достал сигарету, убрал портсигар. Закуривая, на несколько секунд сощурился, уносясь мыслью то ли в бесплодные скалистые дали Раттатака, то ли куда-то ещё.
- Словом, мне мало права объявлять войну и ставить глобальные цели. Я хочу знать, как живёт и действует легион, как распоряжаться военными ресурсами. И не хочу быть сыном Кали, практически не разбирающимся в военном деле. Понимаю, что остатка этого дня и четырёх следующих недостаточно для того, чтобы во всё вникнуть, но... осмотреться для начала будет лучше всего.
Сезар пожал плечами. Ему оставалось только надеяться на педагогический опыт офицеров. И на то, что бегать по тренировочному полю не придётся. Не с таким стажем курения соревноваться с молодыми рекрутами. Возможности своих лёгких Фрэнсис не переоценивал. И, сделав затяжку, неторопливо выпустил дым.

XenomorphДата: Пятница, 13.05.2016, 23:57 | Сообщение # 5 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5865
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Лагерь Тринадцатого легиона


Император говорил прямо и по существу. Конечно, все военные знали, что их государь не родственного поля ягода, но ценили его честность. Да, Арманд не отдавал жизнь легионам Кали и не блистал военным мастерством, но зато он пытался наверстать хотя бы то, что еще было можно и , опять же, говорил обо всем прямо и честно. Именно потому за спиной венценосного Сезара никто не злословил и не позволял себе острых оборотов.
Офицеры внимательно выслушали пожелания своего господина и согласились с тем, что четырех дней будет мало для того, чтобы узнать, чем живет и как живет легион. Мало было и года, так что командирам придется очень постараться, чтобы за столь короткий, практически невидимый срок Император смог понять хотя бы что-то. Армия Кали - не просто армия. Легион и воины Кали не мыслили себя без родного мира и культуры. Военное ремесло было здесь именно ремеслом и тесно переплеталось чуть ли не с каждым аспектом жизни.
- Как пожелает Император, - кратко отвечал генерал-лейтенант и предложил для начала совершить пешую прогулку по городку.

Первая часть променада была ознакомительной. Сезару показали штаб, танковый полигон (эта часть была наиболее продолжительной), стрельбища, госпитальные комплексы и, конечно же, казармы, но только снаружи. Нет, офицеры ничего не скрывали, но жилища солдат были не самым интересным местом в ходе экскурсии. Остановились же чины на главном плацу, где был выстроен целый полк рекрутов, все в исподнем. Сейчас можно было наблюдать крайне редкую, но распространенную во все времена практику децимации. Центурион же (бывшее звание, а ныне что-то вроде должности) был крупным, грузным мужчиной с лицом, изуродованными шрамами. Это был ветеран легиона и прошел он много битв, но уже не считался годным для похода, потому остался в армии, но части не покидал.
- Основа легиона, Ваше Величество, в дисциплине. Каждый должен работать как один; каждый должен нести ответственность за товарища. нарушить дисциплину, разбить установленный порядок - значит проиграть битву, - комментировал происходящее Фелькер, но центурион пока не зачитывал перечень нарушений.
- За ошибку одного отвечают все, - закончил Фелькер и подозвал одного из младших офицеров, находившихся неподалеку. Тот был молодым выпускником в чине унтерофицера и при виде столь высоких визитеров выпрямился по струнке, боясь даже вздохнуть.
- Вольно. Позови центуриона, - кратко и парень козырнув, помчался выполнять приказ. Центурион среагировал быстро, но шел пошатываясь из стороны в сторону, словно его ногам не хватало сил волочить такую мышечную массу по земле.
Лицо же палача было не самым приятным, но оно и понятно: хорошей жизни получал человек мало, а большую часть воевал, что подтверждали его многочисленные увечья. Он поприветствовал Императора, приложив руку к сердцу и стал дожидаться вопроса, по которому его оторвали от важного занятия.
- За что полк приговорил? - поинтересовался Фелькер. Он знал, но вопрос был задан с целью просветить Императора.
- Рекрут самовольно покинул часть, - коротко и тяжелым басом отозвался старый вояка. Генерал-лейтенант кивнул, дав тем самым центуриону вернуться к исполнению своих обязанностей, но тот не спешил и перевел тяжелый взгляд на Сезара.
- Ваше Величество, в Вашей власти дать помилование провинившемуся и тем самым спасти от участи, - на этом моменте генерал-лейтенант кивнул в сторону, где стояли военные медики и санитары, - всех остальных. Каков будет приказ?

TaonДата: Вторник, 31.05.2016, 20:05 | Сообщение # 6 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4038
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Лагерь Тринадцатого легиона


Конечно, Фрэнсис не раз мог собственными глазами наблюдать за действиями легионеров Кали в условиях войны. Но это... как театр. Зритель приходит, занимает место и следит за развитием сюжета. Но не знает, как именно актёрам удаётся воплощать замысел в жизнь столь блистательно. Не знает, каков был ход мысли автора. Зритель видит лишь результат, а процесс подготовки и закулисное действо остаётся вне поля зрения.
Но теперь преданный поклонник получил заветный билет. А всё потому, что театр занял в жизни куда более важное, чем раньше, место.
Не праздному уму мало наблюдений и догадок разной степени удачности. С другой стороны, это не значит, что былые наблюдения стоит отбросить. Например, гражданская война подарила Императору богатый опыт городских перестрелок. Размеренно шагая по раскисшей земле, втаптывая в неё редкие на дорожке травинки, Фрэнсис очень внимательно смотрел по сторонам. Подмечал. Оценивал.
"И я вижу, господа, что мне, вздумай я пустить сюда против вас других солдат, пришлось бы заранее запастись петлёй. Иного не ждал, но... впечатляет".
На ходу докурив сигарету, Сезар удачно бросил окурок в небольшой утилизирующий блок сбоку от входа в штаб. В царстве карт и узла связи задержаться не пришлось. Фрэнсис и так знал, что именно здесь проходили анализ данных, выработка планов и многое другое. Крайне интересно было бы понять, как именно составить стоящий план, но для этого надо было сначала разобраться в многих куда более приземлённых вещах. Со многим Сезар сталкивался, но далеко не всё должным образом понимал. А что-то мог и не заметить.
Вторым пунктом значился танковый полигон. И там можно было бы провести не одни сутки, выясняя нюансы конструкций разнообразной техники, но пока Император ограничивался солидными кивками, когда его внимание обращали на те или иные единицы наземной техники. Отличить одно от другого он мог. И более ли менее представлял себе, что в каких условиях может применяться. Иное дело - как именно и в каком количестве.
"И разве двадцать лет назад я мог представить, что в военной технике с неким трепетом буду искать черты того, что было у Конфедерации и, находя, испытывать удовлетворение и видеть... иронию? Галактика упустила шанс выстроить альтернативный Республике мир и получила то, что ей навязали. Смешно, не так ли? Зато я знаю, кому скоро будет не смешно. И вот, в чём интрига. Войдёт ли в печальную партию... Фоллин? Право, не то, чтобы я мечтал прокатиться на броне Ирбиса по просторам планеты, у чьих жителей есть привычка пускать феромоны из всех мест, но..."
У Фрэнсиса в еле скрываемой усмешке дёрнулся левый край рта. И мужчина вновь полез за сигаретой. Щелчок зажигалки, и несколько минут спустя Сезара привели к следующей точке ознакомительного маршрута - стрельбищам.
Вот здесь Император задержался бы ещё дольше, чем на танковом полигоне. Если бы только позволяло время. Но "опробовать всё, что здесь есть" в числе целей визита не стояло. И пришлось просто посмотреть, какие возможности предоставлял лагерь тем, кто здесь обучался и служил.
"Тут я вам завидую, - подумал Фрэнсис, оценивающим взглядом неторопливо окинув ту часть, где должны были тренироваться снайперы. - Но, если вспомнить всё остальное, что я слышал, то... уже нет".
Дальше Сезар увидел госпитали. Чистейшие палаты, отличное оборудование, на должном уровне организованное снабжение медикаментами: придраться к чему-либо невозможно. Тому, кто сюда попал бы, не пришлось бы жаловаться ни на что. Вряд ли тут стали бы проводить операции по удалению свежеприобретённых шрамов или чем-то подобным, но возможности для лечения были прекрасными.
Пройдя мимо казарм, генералы и Император вышли к главному плацу.
Одетыми в форму там оставались только центурион и стоявшие чуть поодаль военные медики.
"Так-так..."
Что выстроен был полк, Фрэнсис понял быстро. Достаточно было примерно оценить численность. Зато всё остальное оставалось... интригой.
- Основа легиона, Ваше Величество, в дисциплине, - начал говорить Фелькер, и Сезар, повернув голову, согласно кивнул. На секунду-другую ему показалось, что объяснение найдено. На плацу должна состояться некая тренировка физической и психической выносливости. Но слова, которыми генерал-лейтенант свою краткую речь закончил, заставили засомневаться.
"За ошибку одного отвечают все. Так. Догадываюсь, теперь догадываюсь".
Совсем молодой офицер привёл центуриона. Вежливым кивком поприветствовав старого солдата своей родины, Фрэнсис невольно вспомнил тех отморозков, в компании которых его отправили на первое задание в качестве служащего оккупационной полиции Набу. Но воспоминания о деревушке на границе леса и необходимости выполнить задание, остаться в живых и оставить в живых как можно меньше подчинённых, не дав им заподозрить себя, иначе лучше сразу приставить бластер к голове, никак не подействовали на Императора. Он не позволил воображению самовольно чертить жирные параллели. Не стоило сравнивать бойца Кали с теми, кого можно использовать только как бешеных шавок, натравливаемых на того, кого нужно.
И следом ему предложено было выбрать: осуществится ли наказание.
Что это за наказание, Фрэнсис успел догадаться.
Децимация могла быть со смертельным исходом или без. Ни ту, ни другую Сезар не видел своими глазами, но кое-что слышал. Чаще всего под децимацию попадали рекруты, и это понятно. Они ещё не понимали до конца, что такое военная дисциплина легиона. Одно дело, что-то знать от отца и других родственников, знакомиться с культурой своей планеты в школе, и уже совсем иное - самому столкнуться с этим. Научиться жить этим.
Кто-то сказал бы, что, раз есть шанс сделать так, чтобы полк не наказали, гуманно будет поговорить с нарушителем, узнать, почему он подвёл и других рекрутов.
А Фрэнсис умел не думать о ерунде.
Он бросил задумчивый холодный взгляд на выстроенный полк.
- Без дисциплины нас, господа, разодрали бы в клочья.
Посмотрев на центуриона, Сезар кивнул.
- Помилование не даю.

XenomorphДата: Понедельник, 06.06.2016, 23:36 | Сообщение # 7 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5865
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Лагерь Тринадцатого легиона


- Помилование не даю. - дублировать слова Сезара не пришлось и грузный центурион, развернувшись на месте, отправился выполнять свою работу.
- За самовольное оставление воинской части и за нарушение дисциплины подразделение приговаривается к децимации через побитие, - кратко и громко произнес центурион. За ним встали офицеры с деревянными дубинками.
- Ты...ты... ты... - другие же офицеры обозначали каждого десятого в строю и выводили перед оставшимися на месте. Когда счет окончился, тех, кого вывели из строя, раздели, а тем, кто остался, раздали дубинки. Страх в глазах как жертв, так и палачей читался явно. Все же, юнцы еще и далеко не солдаты. Центурион подал сигнал свистком и вооруженные сослуживцы приступили к исполнению приказа. Зрелище это было не самым приятным и крик стоял, но даже он не всегда приглушал звук ломающихся костей.
Через пять минут центурион снова подал сигнал и избиение прекратилось, а дубинки упали на землю.
- Медик! - еще одна громогласная команда и всех избитых стали грузить на носилки, чтобы доставить в госпиталь с последующим наблюдением и излечением.
- Всем вольно! - и строй вскоре растворился, но остался один, тот, кто и был виноват. Он не попал в число тех, кого били и от того виновнику было еще хуже. Более того, парень от страха даже плакать не мог, но по тому, как дрожали его мокрые колени и так было ясно, какие чувства он сейчас испытывает. Вскоре его взяли под руки и повели к растяжке, где он получит пятнадцать ударов плетью, после чего присоединится к своим товарищам в госпитале.
- К счастью, Император, децимация со смертельным исходом в последнее время практикуется редко. За прошлую войну зафиксирован всего один случай, когда наблюдался моральный упадок. В Восьмом легионе децимации подвергли полк, - сообщил генерал-лейтенант и предложил продолжить смотр.

TaonДата: Среда, 08.06.2016, 01:33 | Сообщение # 8 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4038
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Лагерь Тринадцатого легиона


Приятного в избиении каждого десятого даже для зрителя не было. В бытность членом оккупационной полиции или офицером Ликана Фрэнсису приходилось заниматься и не такой гадостью, но получать полноценное извращённое наслаждение он так и не научился. Что могло сойти за крошечный, но всё-таки повод гордиться собой. Иное дело - моральное удовлетворение от знания, что виновный во всём, в чём его обвиняют, получает своё без проволочек. Это было. И этого Арманд никогда не стыдился. Но, смотря на децимацию, он не испытывал и этого.
Всего лишь акт воспитания в рекрутах дисциплины и ответственности. Возможно, для чужака это слишком жестоко. Но к калишцам судьба не была ласкова. И они смотрели на жизнь иначе, чем "цивилизованные", а на деле - просто лицемерные... массы.
Все несколько минут, что длилось наказание, Сезар смотрел. Не делал вид, что считает птичек в небе. Зрелище было полезно и ему тоже. Побуждало задуматься об ответственности.
"Но, господа, где же виновник торжества?"
Того, кто своим проступком подвёл полк под наказание, никак не выделяли. Фрэнсис подумал было, что это как-то... несправедливо. Но выводы он сделал рано. Оставившему часть рекруту всыпали плетей, причём били очень сильно. Кровь выступила сразу же, после первого удара. А их было пятнадцать.
Арманд, доведись ему выбирать между избиением и поркой, не смог бы определить, что хуже.
На замечание о том, что во время войны с Республикой ту самую децимацию, с казнью каждого десятого, применили в Восьмом легионе, Сезар отреагировал вялым кивком. А во взгляде невольно промелькнуло нечто странное. Словно искра иронии.
Некоторые биографы-любители предполагали, что Фрэнсис - выходец из этого легиона. Что он был простым солдатом или, наоборот, чуть ли не на каждом шагу сопровождал генерал-фельдмаршала и давал советы, и сам придумал децимацию. На уровень официальной историко-биографической дискуссии такие опусы не выносились, а, выборочно знакомясь с ними, Император иногда смеялся, но чаще плевался.
На самом деле, услышав в то время о таком факте из жизни легиона, Арманд был очень удивлён. Он не думал, что казни являются эффективным средством повышения боевого духа. И тем более не понимал, какое отношение защита Кали имеет к боевым действиям на другом краю галактики.
Но это было больше десяти лет назад. И за столько лет в своём понимании для многих парадоксальной калишской психологии Фрэнсис продвинулся далеко вперёд.
"Мужчиной не становятся мгновенно, хотя некоторые эротоманы, вероятно, думают иначе", - думал он, смотря, как пострадавших уводили медики.
- Разумеется, я готов продолжить, - ответил Сезар на предложение возобновить ознакомление с лагерем.

***

Возложив на плечи свою родную E-100, Сезар размашистым шагом удалялся от стрельбища. После утренней тренировки в ближнем бою с одним из местных инструкторов и последовавшим сразу за ним долгим, но вовсе не монотонным поражением разнообразных мишеней, Фрэнсис не только взмок и вымотался, но и зверски хотел курить. Только сигареты лежали там, где он их оставил на рассвете, то есть в штабе, где провёл всю ночь, решив, что отоспится позже. Уже на борту корабля или, отчасти, по пути в цитадель. А сначала надо было зайти в лазарет. Во время боя на мечах Арманду досталось меньше, чем в предыдущие дни, но избавиться от мелких напоминаний о промахах стоило.
Сверкая мокрым и грязным голым торсом - хотя и штаны с сапогами чистотой не отличались после сеанса ползанья по земле в секторе для снайперов, - Фрэнсис обошёл стороной главный плац, на котором уже гоняли рекрутов. Ночью снова был дождь, и грязь хлюпала под ногами. А о левое бедро в такт шагам бился полицейский карабин: он висел на приделанном к нему ремне, перекинутом через левое плечо мужчины. К ремню штанов традиционно крепилась кобура с "Катцбальгером", но с правой стороны. Там же, где и ножны с клинком Лиг. Иными словами, уставший, довольный, ужасно грязный и в некоторых местах заметно поцарапанный, - наспех налепленные повязки успели отклеиться и болтались, как лоскуты гнилой шкуры, - Сезар легко мог бы прямо сейчас начать позировать для какой-нибудь серии снимков "Будни отморозка", "Будни зомби-оккупанта", или ещё чего-то в этом духе.
Фрэнсис бы посмеялся, представив такую картинку. Только на уме у него было совсем другое.
Высоко над головой качались раскидистые ветви, почти заслоняя от взгляда хмурое небо. Со стороны плаца доносились звуки отрывистых команд, на танковом полигоне тоже что-то происходило. Слышно было грозный рокот военной техники и команды.
Воинская суровость новой родины очаровывала. Но...
Император думал, что обо всём этом подумали бы те, кто остался на родине прежней. Те, кто никогда не увидят его на троне. Или, значительно позже, на стрельбище с сыновьями. Или вот здесь, наконец-то учащимся разбираться в делах, которые можно поручить другим, но уже хочется понимать самому.
Олли. Мог бы он найти общий язык с генерал-лейтенантом Фелькером?
Друзья и знающие своё дело, и сами по себе неплохие, знакомые. Легионеры, наёмники, полицейские. Все, кого Фрэнсис знал более ли менее хорошо. И кто погиб на его глазах или вне поля зрения.
Доктор Йенсен. Спустя год с перевода на Миркр, будучи уже на Рун, Арманд прочитает сводку, полученную от верных людей с Набу, где будет сказано в том числе и то, что мятежники повесили доктора над входом в госпиталь.
Альдеона Фелиция... так забавно любившая сокращать своё имя на набуанский манер.
Альде. Фрэнсис редко вспоминал её. Гораздо реже, чем в его памяти мелькала Набу.
У Сезара были жена, дочь, сыновья, отлично пристроенные сёстры и государство. Серьёзнейшие обязательства, широчайшие возможности, великолепные сподвижники. У полицейского с оккупированного мира - набор идей, мечтаний, опасений, подстерегавшая на каждом шагу опасность быть позорно убитым, дорогие сёстры и женщина, способная за пять минут из ничего создать уют. Самая обычная женщина, со своими страхами и мечтами. Не гениального ума. Храбрая ночная находка, не побоявшаяся подарить всю себя предателю.
Стал бы Фрэнсис на путь, приведший его на престол, останься она с ним навсегда? Или того крошечного мира, который создавала эта женщина, ему оказалось бы достаточно?
И долго ли стоял бы этот мирок? Или возвращение республиканцев положило бы ему такой же конец, как жизни доктора Йенсена?
Сезар не рассказывал об этом жене. Никогда. Императрица не припоминала ему череду любовниц первых месяцев их сотрудничества, но лишь потому, что они ничего не значили.
Альде выбивалась из этой картины. Она кое-что значила. Немало значила.
Она была женщиной, имевшей все шансы занять место той, предвестницей появления которой в итоге стала.
А Констанс любила быть единственной. И имела на это право.
Но в первые, самые тяжелые годы, Фрэнсис вспоминал Альдеону гораздо чаще.
Да, она бы хотела увидеть часть лагеря легиона, который так помог там, на Рун, во время войны с демократами. Засыпала бы Арманда десятками вопросов и настаивала, чтобы он не разгуливал в варварском виде.
Но среди многих его талантов уверенно можно было бы указать умение отгонять призраков.
Осыпался невесомым пеплом и полупрозрачный образ-укор.
Императора ждали дела, благоприятное разрешение которых в будущем принесёт процветание Принципату.
А ещё... куда более мелкие, но приятные дела. Которые, тем не менее, при взгляде с позиций сугубо политических, тоже значили немало.
И Фрэнсис ускорил шаг. До лазарета оставалось совсем немного.

TaonДата: Среда, 08.06.2016, 17:16 | Сообщение # 9 | Online
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4038
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Лагерь Тринадцатого легиона


- Благодарю, господа, за предоставленные возможности и все знания, что я успел получить, - сказал Фрэнсис часом и пятьюдесятью минутами позже. Отмытый, подлатанный, переодевшийся и накормленный, как и во все предыдущие дни, вместе с солдатами и офицерами, он стоял у своего флаера и прощался с присутствовавшими в лагере высшими офицерами во главе с генерал-лейтенантом.
- Слава Кали! - вместо обыкновенного прощания громко отчеканил он, козырнув. С военными не требовалось долго расшаркиваться, и это прекрасно.
Следом как по заказу открылась правая задняя дверь, и Фрэнсис уселся на мягкое сиденье. Сумка с грязными вещами и обе винтовки уже лежали в салоне, притаившись под сиденьем сопровождающего офицера КСБ.
Ленивым движением поправив полы плаща, Сезар снял фуражку и положил рядом. С наслаждением похрустел пальцами и взял в руки датапад. Нужно было проверить поступившие отчёты и донесения, но включил устройство мужчина не сразу. Несколько минут он задумчиво глядел в тёмный экран. Неожиданно по-доброму усмехнулся и бросил взгляд в окно. Там уже не было видно леса.
За эту пятидневную поездку Фрэнсис узнал многое и научился кое-чему полезному. Он увидел своими глазами, как обучали рекрутов, как работал штаб, как была организована работа медиков. Ежедневно тренировался в бою на мечах и стрельбе из своих винтовок и бластера, и решил сохранить эту практику. Лазил внутрь танков и слушал обстоятельные лекции об их устройстве, особенностях и возможностях. Конечно, узнать всё даже об одной машине Сезар не успел бы. Но и то, что он успел узнать, дало отличную пищу для размышления.
Он по-прежнему способен был только на несколько более ли менее удачных замечаний при планировании операции. Возложить обязанности генерала на себя, драгоценного, Фрэнсис теперь в особенности не посмел бы. Но расширять свои знания дальше и дальше было необходимо. Как минимум, для самоуважения. И для того, чтобы вопросы и замечания становились более дельными, а не вызывали желание тактично выставить Его Величество за дверь.
"Разумеется, я утрирую. Но было бы вопиющей глупостью упускать из виду... главный смысл".
Меньше минуты полюбовавшись на живописные виды Кали, Сезар включил датапад и набрал пароль. Думать, что сделала бы со всеми данными и самой электронной начинкой устройства неправильно введённая комбинация, по привычке не хотелось. Ведь ответ до смешного прост: ничего хорошего. Специалисты Особого отделения знали своё дело.

***

Среди всего, что этим утром пришлось разбирать Императору, хватало интересных вещей. Но безоговорочно лидировали две новости.
Перси сообщал, что Армада заняла Белсавис и уже выставила там свои аванпосты. Более того, дроиды успели даже собрать орбитальную станцию. Иными словами, сообщать о своих действиях сразу же они не стали.
"Не ново. С операцией в Неизведанных регионах было так же. Но как прикажете мне заниматься делами Принципата, если я не знаю, что делает моя третья, металлическая, рука?"
Фрэнсис досадливо поморщился и поправил ремень. Со стороны сошло бы за попытку ослабить давление на живот. Мало ли, вдруг Его Величество Император изволит мучиться деликатной проблемой?
И Армада, и проблемы с животом - вещи, которые как следует не проконтролируешь. Но...
"Ничего. По крайней мере, дроиды не выходят за рамки. Надеюсь, наши представления о пользе не разойдутся.
А впрочем, разве у меня есть безопасные друзья? Признавайтесь, господа с Кали, вы верны не мне. Вы верны идее, которую я воплощаю. Я - власть, а она - дар Богов, как вы говорите. У дроидов же... своя идея. У остальных - свои. А я должен держать вас всех и вести вас всех, так или иначе. И не стать при этом вашей элитной проституткой, милостивые господа.
Итак, Белсавис. Почему Армаде он нужен я, кажется, понимаю".

За месяц пребывания на Лехоне Фрэнсису довелось пообщаться с раката. Они знали об истории галактики то, о чём больше никто не мог поведать. Бездна тысячелетий разверзалась перед тем, кто слушал их, и казалось, что вот они, прямо в шаге. Маршируют из небытия в небытие стройными шеренгами. Ква и кровожадные завоеватели, стремившиеся подчинить и подчинившие миры, на которых Сила оставила яркий отпечаток. Господа и многие миллиарды рабов. Звёздная Кузница и небывалые механизмы, соединявшие в себе металл и Силу.
Господа, зашедшие по дороге зла дальше, чем все ситхи галактики и их приспешники вместе и не раз взятые. История, зловещая до дрожи в хребте. Поучительная. И такая... преисполненная иронии.
Было в этой истории место и для Белсависа. Фрэнсис не думал, что там ещё остались древние узники. Но, в любом случае, пусть Армада исследует планету. Принципату не придётся тратиться и, возможно, что-нибудь всё-таки найдётся.
"Надеюсь, это будет не самонадеянная швыряющаяся молниями амфибия, считающая, что галактика принадлежит ей. Хотя я бы посмотрел, как ракатанец и какой-нибудь Палпатин доказывают друг другу, кто в большей степени чёрная дыра на мироздании".
Отрывисто хохотнув, Сезар быстро отправил полный благосклонности ответ: три чеканные фразы в две строки. Попросил приоткрыть окно. Закрыл отработанный документ и открыл другой. Закурил.
Вторая изумительная новость состояла в том, что встреча талораанцев с представителями королевы Конкордии состоялась вчера днём. Доклад припоздал из-за того, что собиравшие информацию агенты постарались незаметно заполучить сами материалы встречи, записи переговоров, а не пересказ. В этом им помог один дроид Армады, вошедший в защищённую сеть.
"Вам плюс сто баллов".
Докурив и бросив окурок в располагавшуюся на специальном держателе пепельницу, Фрэнсис внимательно прочитал развёрнутый доклад. Подключил к датападу гарнитуру, закрепил её на левом ухе и включил запись. Какие вопросы обсуждались, как, кем, к каким результатам стороны пришли, Сезар отлично понял из текста. Тех, кто неспособен внятно и полно, но не ударяясь в словоблудие, изложить узнанное, в агентуре не держали. Но Император хотел вдобавок послушать эмоции, запинки, оговорки. Они бывали очень информативными.
И, когда флаер подлетал к столице, Фрэнсис уже знал наверняка, что королева Акзилианского Пакта отправила на переговоры, как минимум, симпатизировавших ей. В делегации не было ни одного военного. Зато были лица из министерств экономики, культуры и здравоохранения, причём не самые опытные на переговорном поле. И... персона, которую генералы обезглавили бы в первую очередь. Тот, кого называли главным шпионом Пакта и фаворитом королевы. Осуждать её даже в том случае, если это правда, Сезар не собирался. Конкордии остро требовалась защита хоть кого-то, кто мог ей на самом деле помочь. Как она эту защиту организовывала, её дело.
"Но это, в то же время, значит, что налаживать контакты придётся не только с ней. Мне нужно больше информации".
Отправив указания, Фрэнсис снял гарнитуру, выключил датапад, немного размял плечи и шею. Надел фуражку. День предстоял насыщенный. Нужно было решить ещё ряд вопросов, побыть с семьёй, почтить калишские традиции, а на вечер назначен был отлёт на Раттатак. Не следовало терять ни минуты... и не запутывать своё же расписание.
- К крылу разведцентра, наверх, - распорядился Сезар.

--> Сезарийская цитадель

XenomorphДата: Суббота, 27.08.2016, 21:40 | Сообщение # 10 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5865
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Лагерь легиона


О прибытии гостей офицеры знали заранее и уже готовились ко встрече. Мандалорцы прибыли в расположении частей Восьмого легиона, прославленного своими достижениями и гениальным, но вместе с тем и чудовищным фельдмаршалом. Да, знамя этого легиона было возвращено не так давно, но Белый бык на черном фоне - знамя этого легиона - снова гордо реял над частью.
Как и все прочие, этот легион не был сосредоточен в своем единстве на одном месте и дети Мандалора прибыли в расположение 5-й бронетанковой дивизии, где на данный момент она прибывала в полном составе. Двадцать восемь тысяч человек было сосредоточено на этой военной базе. Днем и ночью они тренировались, дабы не уронить честь прославленного легиона.
Самое интересное, так это то, что вся огромная база была трудно различима с воздуха. Она, как и многие другие, располагалась среди густых лесов, но на этот раз гостей с сурового мира встречали северные широты Кали, привечающие людей и экзотов холодными ветрами, сухим и холодным воздухом, а всего в пяти сотнях километрах отсюда к северу, можно было наблюдать и снег.
Когда челнок с мандалорцами на борту совершил посадку на одной из посадочных платформ, среди встречающей делегации можно было заметить четырех высокопоставленных офицеров дивизии. Генерал-лейтенант Улерик Данау нашел время, чтобы лично приветствовать прославленных воинов из легенд, кроме того, он знал мандалорский язык, чем, наверное, приятно удивит Рэна и его спутников.

mandalor25Дата: Суббота, 27.08.2016, 22:20 | Сообщение # 11 | Online

Группа: Пользователи
Сообщений: 1013
Награды: 60
Ну почти «Л»
Рэн Ордо (Рэймонд Гэллард)

Посадочные опоры лязгнули о пермакрит, челнок покачнулся, чуть оседая на демпферах, и замер. Аппарель опустилась, можно было выходить. Мандалорцы сошли с корабля, и их встретил холодный ветер.
- Прямо как в районе Энцери осенью, - не удержался Рэн от комментария, пока климат-контроль брони отыгрывал перепад температуры.
- Отличное место, чтобы закалить и тело, и характер, - Лардо Фетт сразу оценил место размещения базы. А генерал Мереель, услышав доносившийся до посадочной площадки звук двигателей тяжелой техники, был настолько поглощен этим "концертом", что чуть не наткнулся на Фетта, остановившегося перед встречающими делегацию калишскими военными. Мандалорцы построились в ряд, отдали честь, и Лардо Фетт, как старший по должности, приветствовал командование калишцев и представил им членов делегации:
- Командующий армией Мандалора первый генерал Лардо Фетт; командующий силами суперкоммандос генерал Рэн Ордо; командующий механизированными войсками генерал Тирок Мереель. Прибыли по соглашению с Канцлером Калишского Принципата о военном сотрудничестве для обмена опытом боевой подготовки сухопутных войск.
XenomorphДата: Вторник, 30.08.2016, 09:21 | Сообщение # 12 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5865
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Лагерь легиона


Холодный порывистый ветер был ни по чем для мандалорцев, закованных в броню, а вот встречающая делегация была облачена в легкие шинели, так как офицеры легионов вне поля боя защитных комплектов не носили совсем.
- Большая честь привечать Вас в нашем доме, - краткое приветствие встречающего генерал-лейтенанта, а за тем, конечно же, все офицеры козырнули в ответ мандалорцам.
- Генерал-лейтенант Улерик Данау, генерал Тадаши Сарето, полковник Идо Саити и подполковник Свендисйольф Густав, - поочередно были представлены все присутствующие офицеры. Небольшая пауза, как и положено после знакомства, а затем генерал-лейтенант продолжил.
- Оставшуюся часть дня предлагаю посветить размещению, отдыху с дороги и ужину, а после обсудим нюансы Вашего прибывания здесь, - это было разумное решение, ведь сейчас на Кали было около четырех часов дня, да и срочности не было никакой в том, чтобы бы как можно скорее присоединиться к учениям легионеров. Времени у мандалорцев было четыре-пять дней, так что отдохнуть с дороги будет явно не лишним, а завтра можно будет начать свое знакомство с частью, ее вооружением и техников, ну, и по желанию, присоединиться к учениям. Офицеры легиона были не против показательных выступлений прославленных воинов, ставших теперь друзьями и союзниками. Ну а пока следовало дождаться ответа гостей, а после можно будет и продолжить.

mandalor25Дата: Вторник, 30.08.2016, 21:44 | Сообщение # 13 | Online

Группа: Пользователи
Сообщений: 1013
Награды: 60
Ну почти «Л»
Рэн Ордо (Рэймонд Гэллард)

- Генерал-лейтенант Улерик Данау, генерал Тадаши Сарето, полковник Идо Саити и подполковник Свендисйольф Густав, - поочередно были представлены все присутствующие офицеры. Небольшая пауза, как и положено после знакомства, а затем генерал-лейтенант продолжил.
- Оставшуюся часть дня предлагаю посветить размещению, отдыху с дороги и ужину, а после обсудим нюансы Вашего прибывания здесь.
В отличие от коренных калишцев, принявшие калишскую культуру представители человеческой расы масок не носили. Перед аруэтиизэ мандалорцы своих шлемов без крайней необходимости не снимают, но это были не чужаки, и тем более не враги, калишцы были союзниками. Рэн, в силу опыта деятельности в роли бизнесмена Гэлларда сильно больше своих товарищей уделявший внимание вопросам культуры и их влиянию на построение взаимоотношений, счел, что калишским военным смотреть в визоры шлемов не сильно приятно, а если они знают основы мандалорской культуры - что по крайней мере в отношении генерала Улерика Донау вполне было возможно, общение без шлема как признак уважения и доверия тем более станет для них важным знаком, и, подавая пример, он снял шлем, пристегнул его к поясу, стащил перчатки, и положил их в шлем. Фетт и Мереель, уже зная, что Рэн сильно лучше них понимает в дипломатии, последовали его примеру. Холодный ветер обжигающе хлестнул по лицу, и появилось сильное желание поскорее надеть шлем обратно, но Рэн сдержал естественное желание решить вопрос некомфортного климата привычным техническим путем.
- Я слышал, что в большинстве армий Галактики в ходу выражения, примерный смысл которых - лучшее место подальше от начальства и поближе к кухне. Мы - сами начальство, но что лучшее место - поближе к кухне, вполне согласны, а, нер водэ? - Рэн начал говорить, обращаясь к калишцам, но в конце повернулся к товарищам. Он сразу хотел перевести разговор в неформальное русло.
- В походе нет ничего лучше, как за ужином на привале обсудить итоги дня и строить планы на будущее, на сытый желудок оно всегда лучше получается, - согласился Лардо Фетт, и добавил:
- Не знаю, как принято в вашей армии, а у нас на службе мы следуем иерархии, но вне службы мы в первую очередь - братья и боевые товарищи, и неформальное общение начальников и подчиненных вне службы считается нормой. Если в армии Кали это является недопустимым мы, будучи вашими гостями, готовы строго следовать вашим уставам. - Лардо чуть заметно поежился от ветра, но постарался не подать вида, что ему некомфортно. Мереель же все еще был "не здесь", вслушиваясь в "музыку" работающих двигателей техники, вероятно возвращавшейся в парки после боевой подготовки, и ответа не дал.
- Мы с предложенным планом вполне согласны, - подытожил Рэн.
- А если наш нетерпеливый друг генерал Мереель до завтрашнего утра пожелает увидеть танк или что-то в этом роде, на правах его начальника прошу Вас, генерал-лейтенант Донау, определить его "на постой" на офицерской гауптвахте. - Лардо пихнул локтем Мерееля в бок и засмеялся. Рэн, хотя и считал, что Лардо поспешил с излишне неформального плана высказываниями, но тоже не сдержался, и усмехнулся, хотя и счел нужным пояснить:
- Генерал Тирок Мереель - истинный энтузиаст создания механизированных войск по образцу калишской армии, и сгорает от нетерпения увидеть эти покрывшие себя славой войска если не в бою, то на учениях. Но день-другой он потерпит, я думаю, - Рэн подмигнул Мереелю, которому замечание Лардо, сделанное в присутствии командования легионеров, не показалось таким уж смешным, и вмешательство Рэна сгладило потенциальный очаг напряжения.
- Да, боевое применение бронетехники и организация ее взаимодействия с пехотой, действительно, представляют для меня интерес, но сейчас я согласен с генералом Ордо, самое время оказаться подальше от танков и поближе к кухне, - Мереель тоже счел правильным поскорее свести дело к неформальной беседе за столом.
По ощущению Рэна, если генерал Сорето и полковник Сато, представители южных калишцев, были скорее слегка удивлены манерой общения мандалорских генералов, то представители северных калишцев, генерал-лейтенант Донау и подполковник Густав, напротив, хорошо поняли подтекст сказанного. С дисциплиной и соблюдением уставов у калишцев было явно куда жестче, чем у мандалорцев, но что в полевом лагере северные калишцы вполне органично вписались бы в "дружный коллектив" мандалорского отряда, Рэн был практически уверен. Впрочем, какие бы ни были традиции у воинов, если они хорошие воины, другие хорошие воины в любом случае будут их уважать. И Рэн не сомневался, что взаимное уважение достигнуто будет обязательно. Но пока мысль об офицерской столовой, где нет пронизывающего холодного ветра, а на столах - настоящая еда, а не походные рационы, наглым образом лезла на передний план, задвигая философские раздумья вглубь сознания.


Сообщение отредактировал mandalor25 - Среда, 31.08.2016, 12:21
XenomorphДата: Воскресенье, 04.09.2016, 11:41 | Сообщение # 14 | Online
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5865
Награды: 115
Ну почти «Л»
ГМ

Лагерь легиона


Офицеры Кали оценили жест доверия, выказанный мандалорцами, когда шлемы были сняты и заняли свое место на поясах. В частности, это было отмечено генерал-лейтенантом Данау, который достаточно много времени уделял изучению культуры Мандалора.
- Не знаю, как принято в вашей армии, а у нас на службе мы следуем иерархии, но вне службы мы в первую очередь - братья и боевые товарищи, и неформальное общение начальников и подчиненных вне службы считается нормой. Если в армии Кали это является недопустимым мы, будучи вашими гостями, готовы строго следовать вашим уставам. - интересное замечание и, можно сказать, по существу. Ответ на этот вопрос мог многое открыть сынам Мандалора и на йоту приблизить их к пониманию культуры Кали по части человеческого населения.
Может быть мандалорцы и не знали, но в в легионах дисциплина являлась чуть ли не объектом фанатичного поклонения. Из рекрутов фактически выбивали все основы обычного социального взаимодействия, превращая их в покорных приказу и дисциплине людей. От малого новичка до фельдмаршала - все были участниками этого незримого культа. Даже общаясь между собой, высшие чины придерживались строгого протокола, неписанного, но основанного на такой таинственной, но общеизвестной для каждого легионера программе воинского кодекса. Это было часть культуры людей Кали, но если мандалорцы собирались учиться у легионеров армейской мудрости, то им следовать культурным особенностям было вовсе необязательно, даже вредно. Обучение легиона вполне естественно могло наложиться на мандалорскую культуру, в чем-то близкую и принести свои не менее значимые плоды, превратив знаменитых наемников-профессионалов в мощный, эффективный и организованный кулак. Но вопрос о культуре Кали... Он касался только восприятия сынами Мандалора, а не программой замещения.
Южане были сдержаны, очень сдержаны и их лица редко менялись в выражении. Они славились немногословностью, замкнутостью, утонченностью (в противовес северянам) в культурном плане и, если говорить о военном деле, несколько иным представлением о чести.
Во время заключающего этапа войны с Республикой, подразделения, составленные из южан в подавляющем большинстве, прославились так называемыми "безумными натисками" - когда командиры видели безысходность положения, они организовывали последние блиц-атаки, оказывающие мощное психологическое воздействие на противника. Они, как правило, сопровождались огромными потерями, но все южане-легионеры, как один, предпочитали такую смерть, нежели оборонительному ожиданию. Кроме того, южане так же славились смертниками, показавшими чудовищную эффективность в конце войны.
Северяне же были более открыты, но вместе с тем и более... грубы. Они были похожи на мандалорцев. Утонченному созерцанию в мирное время и аккуратности в культурном наследии, светловолосые и высокие сыны и дочери Кали предпочитали шумные застолья, крепкую выпивку и военные марши, восхвалявшие предков и богов. В бою же они славились холодной головой, точными расчетами и сопротивлению до последнего. Оставшись в меньшинстве в отчаянном положении, северяне умудрялись подготовить оборону так, чтобы противник, приготовившийся к легкой победе, пролил больше своей крови. Познакомившись с культурными особенностями людей-калишцев, мандалорцы поймут, что куда проще завести друзей среди северян, а уж через них потом и с южанами наладить отношения.
- Следуйте своим представлениям о взаимоотношениях. Думаю, это не вызовет конфликта, - кратко ответствовал генерал-лейтенант Данау. Мандалорцы не должны были подстраиваться под принятые нормы легионеров, пока находились здесь. Все присутствующие офицеры Кали, хоть и молчали, были согласны с такой формулировкой.
- Генерал Тирок Мереель - истинный энтузиаст создания механизированных войск по образцу калишской армии, и сгорает от нетерпения увидеть эти покрывшие себя славой войска если не в бою, то на учениях. Но день-другой он потерпит, я думаю - разговор переходил в неформальное русло и северяне оценили такой жест по достоинству. Что было на уме южан - оставалось тайной.
- Ну от чего же? Господин генерал, при своем желании и отсутствии препятствий со стороны товарищей, вполне может получить разрешение на ознакомление с парком бронетехники. Соответствующие документы будут подготовлены без проволочек, - улыбнувшись, произнес Данау, так же отказавшись от протокола. Это подогревало атмосферу, делая ее более дружеской и позволяющей тем же мандалорцам почувствовать себя более уютно.
- И так, прошу за мной, господа, - когда с приветственной частью было окончено, командир дивизии предложил проследовать всей делегации к флаеру, который их ожидал неподалеку, если, конечно, у мандалорцев не было более вопросов и замечаний. Транспорт быстро доставит гостей и офицеров легиона к месту назначения.

mandalor25Дата: Вторник, 06.09.2016, 18:36 | Сообщение # 15 | Online

Группа: Пользователи
Сообщений: 1013
Награды: 60
Ну почти «Л»
Рэн Ордо (Рэймонд Гэллард)

- Ну от чего же? Господин генерал, при своем желании и отсутствии препятствий со стороны товарищей, вполне может получить разрешение на ознакомление с парком бронетехники. Соответствующие документы будут подготовлены без проволочек, - улыбнувшись, произнес Данау, так же отказавшись от протокола. Это подогревало атмосферу, делая ее более дружеской и позволяющей тем же мандалорцам почувствовать себя более уютно.
- Благодарю, генерал Данау, но я согласен со своими товарищами - для танков сейчас не самое подходящее время, и мы, с вашего позволения, осмотрим их позже, все вместе, - Тирок Мереель, напротив, попытался, в меру своих познаний, придать своей речи сходство с уставным общением калишцев, хотя ему это и не вполне удалось.
Для мандалорцев культура уставных взаимоотношений вообще была нечтом чуждым. Как оно было когда-то, во времена Мандалорских войн, достоверно ни кто не знал, все же четыре тысячи лет - слишком большой срок, а в менее отдаленные времена армия мандалорцев напоминала регулярную весьма отдаленно. Даже во время не столь давней Итулланской войны, мандалорская армия была, в общем то, собранными вместе клановыми ополчениями. И строились мандалорские отряды, в большинстве, по родовому принципу. Понятие отца-командира, для других армий означавшее офицера, заботящегося о своих подчиненных как в службе, так и в битве, для мандалорцев часто имело буквальный смысл - командир отряда был для остальных его членов отцом, дедом, дядей или еще кем-то из родственников. В бою это был алор - командир, которому следовало подчиняться. Без уставных фраз, щелканья каблуками и отдания чести, надо было просто быстро и четко выполнять его приказы, и не потому, что у него знаки различия офицера - знаков различия мандалорцы не носили вообще, а потому, что его весь отряд признает лучшим из воинов, и под его руководством отряд эффективнее сражается. Но вне боя, алор снова становился буиром, ба'буиром, ба'воду или кем-то еще из родственников, которого уважают, но общаются с ним на равных. Защитники, сформированные Мандалором Воскресителем, стали первым формированием мандалорцев в новейшей истории с регулярной структурой и системой воинских званий, хотя и сильно упрощенной. Основатели организации "Бескад" Лардо Фетт и Мирдал Ордо, служившие в Защитниках, привнесли в формирующуюся мандалорскую регулярную армию и флот и эту систему воинских званий, и принципы построения уставных взаимоотношений - в свою очередь, заимствованные из Великой Армии Республики (иных Мандалор Воскреситель, он же клон-дезертир Спар, просто не знал). Но пока что внедрение в сознание мандалорцев уставных отношений шло тяжелее, чем сам процесс формирования регулярных частей и соединений. И то, что командир остается командиром не только на поле боя, как и то, что армия подразумевает дисциплину и следование уставам, приходилось во многих случаях в буквальном смысле вбивать в головы недавних наемников и баунтихантеров. Пока что мандалорская армия была для непосвященных явлением трудным для понимания, и Рэн уже начал представлять себе, как будут - мягко говоря - удивлены калишские, особенно - южно-калишские офицеры, если увидят процесс "воспитания личного состава" в том его виде, в каком он нынче практиковался в мандалорской армии. Он вспомнил недавно виденную им сцену, как алор'ад Ринда Ордо выбивала осик из солдата ее разведроты, искренне считавшего, что на родной планете, когда нет войны, почему бы и не выпить, и позволившего себе упиться в хлам и дрыхнуть на посту, попытался представить на ее месте, например, полковника Саити, и вынужден был признать попытку такого сравнения абсолютно невозможной. Культурный барьер, в данном случае, был подобен стене вокруг города Изиза, отделявшей современную цивилизацию от диких джунглей. И будет просто отлично, если калишские инструкторы, подобно генерал-лейтенанту Данау, согласятся принять эти различия как данность, и не будут пытаться превратить мандалорскую армию в калишскую и в этом плане. Дело в том, что мандалорцы хотели перенять у калишцев современную военную науку, в частности - стратегию действий крупных сил флота и армии, но хотели наложить ее на собственные военные традиции. В частности, предполагалось максимально сохранить принцип личной инициативы на всех уровнях, чтобы каждый воин, от генерала до рядового, не просто исполнял приказ, а сам знал, что делать, если приказ вовремя не будет получен, или если непосредственный начальник будет убит. Эта традиция самоорганизации была огромным преимуществом мандалорской армии - формируемой не из солдат и офицеров, обученных только своей узкой воинской специальности в рамках, соответствующих текущему званию и занимаемой должности, а из воинов, каждый из которых с детства получает широкий спектр военных навыков и знаний, чтобы он мог, если надо, сражаться в одиночку. Благодаря этому рядовой может без ущерба для дела возглавить взвод, командир взвода готов заменить не только командира роты, но и комбата или даже комполка, каждый пехотинец по уровню своей боевой подготовки соответствует коммандос регулярных армий, и нередко умеет управлять танком или истребителем, а выживший член экипажа подбитого танка или сбитого корабля может драться без своей боевой машины не хуже пехотинца. Разумеется, и среди мандалорских воинов специализация была нормой, но если в прочих армиях специалист в одном деле редко когда владел другими навыками хотя бы на среднем уровне, мандалорец должен был уметь многое, иначе его перспективы на рынке наемников и выживания вообще были весьма не оптимистичными. Но повышать уровень дисциплины все же было необходимо - особенно в свете неизбежного пополнения армии новыми кадрами из переселенцев или жителей покоренных миров, поэтому и здесь мандалорцам было чему поучиться у калишцев. Но пока об этом рассуждать было рановато.
- И так, прошу за мной, господа, - когда с приветственной частью было окончено, командир дивизии предложил проследовать всей делегации к флаеру, который их ожидал неподалеку.
Мандалорцы охотно проследовали за калишскими офицерами к флаеру. Все же продуваемая холодным ветром посадочная площадка была явно не лучшим местом для продолжения разговора, будь он по уставу или нет.
Форум » Калишский Принципат » Кали » Поверхность планеты
Страница 1 из 3123»
Поиск: