C Днем Звездных Войн, товарищи! Ура-ура-ура! May the Forth be with you, Гость! Эй, Гость, Battlefront доступен в Origin бесплатно в честь праздника. Только сегодня! Четвертого мая Battlefront доступен бесплатно. С Днем Star Wars! #may #battlefront-free
[ Лента форума · Форумчане · Правила форума ]

Страница 1 из 11
Форум » Калишский Принципат » Рун » Рунийское море
Рунийское море
TaonДата: Вторник, 19.08.2014, 13:35 | Сообщение # 1 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»


Источник изображения: DeviantArt, автор - T4Del


Песчаные и каменистые пляжи самого большого моря на планете, и его бескрайние просторы издавна манили жителей и гостей Рун.

TaonДата: Понедельник, 20.07.2015, 20:41 | Сообщение # 2 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд

--> Штауфгард, башни Сезара

Стрельбище


Фрэнсису давно полюбилось это место. Он открыл его для себя ещё до поражения Коалиции, ещё в то время, когда служил на Рун офицером Ликана. На своё счастье, не успев высоко взлететь по карьерной лестнице.
"Коллаборационист". Клеймо, ставшее счастливым знаком.
Вышло крайне забавно. Те, кто мешал его взлёту, не придавали значения эффективности его работы, были, в лучшем случае, расстреляны республиканцами в первые послевоенные месяцы. А он...
"А я теперь, любезные мои, Император. И ваши горделивые семьи, если они остались, теперь грезят об одном моём взгляде. Как вам такой исход?"
Сезар насмешливо хмыкнул, не заботясь, что подумают охранники, и, ненадолго нырнув обратно в транспорт, вытащил оттуда свои винтовки.
"А что нужно Императору в его полной забот жизни?"
Глубоко вдохнув морской воздух, Фрэнсис блаженно зажмурился и перехватил оружие удобнее.
Выдох. Глаза вновь открыты и снова смотрят неумолимо. Взгляд скользит по транспорту, не задерживаясь. По маленькому домику в стороне - там можно остановиться, если захочется более долгого общения с природой.
И взять боеприпасы. Если своих окажется недостаточно.
Императрице там нравилось. Только, нежась там зимней ночью на исходе прошлого года, Фрэнсис с женой думали совсем не о стрельбе.
Может, тогда Сезар и сделался будущим отцом троих сыновей?..
Он не мог бы сказать наверняка.
Накрепко сжатые губы тронула бледная улыбка.
Фрэнсис зашагал к огневому рубежу.
Даже просто носить тяжёлое оружие легионов Кали было непросто.
Для тех, кого не учили сами калишцы.

***

Стрельбище под сенью стройных хвойных деревьев находилось близ обрыва.
Волны с шумом разбивались об острые прибрежные камни, вспениваясь и неся свежесть.
Поминутно оскальзываясь на камнях и выброшенных на берег водорослях, не замечая на разбросанных там и тут песчаных участках мелких кусочков ископаемой смолы, из которой изготавливали изумительно красивые украшения и сувениры, по берегу бежала живая мишень для Сезара.
Его взяли месяц назад в зоне отчуждения Нунурры.
Преступник хотел отомстить хоть кому-нибудь за полную зачистку города.
Но пришлось немного пожить в тюрьме. И получить подарок судьбы: улизнуть вместе с двумя другими головорезами.
Откуда же им было знать, что их выпустили только для того, чтобы Император не скучал на стрельбище.
Маленький пунктик.
Маленький каприз.
Форма запачкана влажным песком, палец - на спусковом крючке.
Оптимальное упреждение взято.
Сезар стреляет точно в голову, не оставляет никакого шанса.
Головорез без особенных признаков интеллекта умирает, не успев ничего понять.
"Ты вообще ничего не понял в своей никчёмной жизни", - брезгливо думает Фрэнсис, передёргивая затвор.
Гильза вылетает на землю.
Осталось два патрона. Два выстрела. Две мишени.
Следующая пойдёт через лес. Ориентировочно, остаётся около двадцати шести минут.
Славно. Можно спокойно покурить, прежде чем менять позицию.
Так Император и коротал время, ожидая Канцлера.

XenomorphДата: Понедельник, 20.07.2015, 20:57 | Сообщение # 3 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5928
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Стрельбище


Челнок Канцлера уже подлетал к оговоренному месту встречи, потому Шиндай увидел в иллюминатор и Императора, и его свиту, и то, как развлекался правитель государства.
Корабль приземлился неподалеку от того места, где стоял транспорт Сезара. По трапу первыми вышли калишские гвардейцы в черных одеяниях. Их было четверо; за ними же последовал и калишец, что даже для своего вида был очень высок.
- Пуля с тупым мягким носиком, - подойдя к Императору, проговорил Шиндай. Он видел, как упала мишень и как ей оторвало голову и часть туловища. - Тяжелее обычной и в гильзе больше заряда. Неопытному стрелку ломает плечо отдачей, - явно комплимент Его Величеству. Е-100 - оружие далеко не для всех. Мало просто уметь стрелять, чтобы эффективно использовать такое оружие. Снайперы проходили спец. курс по использованию этой винтовки и в умелых руках оно обладало чудовищной силой. Заряди бронебойными пулями - и никакая броня не защитит.
- Сколько их еще, Ваша Милость? - поинтересовался калишец явно о тех, кому суждено было играть заранее проигрышную партию с Императором.

TaonДата: Понедельник, 20.07.2015, 21:22 | Сообщение # 4 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд

Стрельбище


Лёжа с винтовкой на песке, Император не чувствовал влажного холода. Возможно, такое времяпрепровождение грозило ему насморком. А возможно, ему повезёт.
В домике было достаточно средств для профилактики. В лице горячительных.
Фрэнсис не был профессиональным снайпером и не мог бы служить в легионе. Он всегда учился избирательно, предпочитая тратить время лишь на интересное для себя.
Строевая дисциплина его не занимала. Стрельба для успокоения - иное дело.
Это не помешало ему обучиться до такой ступени мастерства, при которой не страшно взять E-100 в руки.
"Ваша порция императорского правосудия. Так и быть, в получении распишусь за вас", - издевался он, слушая шаги подходившего калишца.
Не тот случай, когда стоит скорей подняться, чтобы задавить собеседника авторитетом из любви к искусству просвещённых бесед.
Рядом с Шиндаем даже Фрэнсис казался недомерком. Так что...
Комплимент своим навыкам он выслушал и принял как должное.
Это не значило, что в глубине души Император не чувствовал себя крайне польщённым. Канцлер был превосходным воином, и не ценить его мнения в каких бы то ни было вопросах - несусветная глупость.
А Фрэнсис не делал глупостей.
Скользнув равнодушным взглядом по тому, что осталось от мишени номер один, он спокойно ответил, словно находился на рауте во дворце, а не пристрелил человека минуту назад:
- Как всегда, ровно столько, сколько нужно. Сегодня - двое.
Теперь можно было и постоять.
Перепачканный песком от груди и до самых сапог, Император не торопясь поднялся.
- Зато вопросов больше.
Отчасти, обсуждая государственные дела с Канцлером, Фрэнсис отдыхал. Не нужно было читать лицо: маска всё равно ничего не выдаст.
И всё это было интереснее охоты на отбросы общества.
Сметая песок с кителя, Сезар неспешно направился к краю обрыва.
- И, чтобы не тратить наше время зря, задам сразу почти все. Что думает Кали о произошедших переменах? Как продвигаются разработки армейской техники? И, наконец... избран ли для меня и Сезарии клан-наставник в пути Кали?
Первый вопрос - формальность, простой знак вежливости. Фрэнсис сам знал, каков на него ответ.
Но Шиндай всегда мог удивить.
Вопрос же щекотливый припасён напоследок.

XenomorphДата: Понедельник, 20.07.2015, 21:44 | Сообщение # 5 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5928
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Стрельбище


Вопросов действительно было много и на многие Император уже мог знать ответы, однако получение дополнительной информации лишним никогда не было. Шиндай немногим уступал Сезару в осведомленности, если уступал, конечно. Канцлер не был простецом и использовал все доступные методы для достижения поставленных целей. В этом схожесть между двумя мужчинами прослеживалась явно.
- Пелла будут рады оказанной чести и согласились курировать Августейшую семью по вопросам калишской культуры, - первый ответ был кратким. Все остальное Император узнает уже из отчетов, подготовленными ханами клана. - Кали же выступает за объединение под одной идеей и с этим проблем не возникнет. Льстит ли нам оказанное внимание? Безусловно, но только не все найдут нашу жизнь привлекательной. Слишком многие больны идеей свободы, доведенной до распущенности, - этот намек явно относился к той части общества, в которой привыкли жить по установленным демократическим порядком, имеющим мало общего с настоящей свободой. Сама идея демократии блага, но только не тогда, когда к ней все привыкают, а политики, избранные народом и из народа оказываются настолько далеко от этого самого народа, что начинают диктовать рамки свободы в своей вольной интерпретации. Так жила республика долгие тысячелетия, так жили все с подобной идеей, трансформируя ее и превращая в изуродованного мутанта, имеющего мало общего с настоящей пресловутой свободой. Лоск, личина былого, а внутри гниль и разложение.
- Коликоиды готовы представить целый ряд своих проектов наряду с другими предприятиями, участвующими в конкурсе. Директора концернов обещались к концу рунийской недели предоставить свои проекты и данные по испытаниям. Разработок много, но многие же гонятся за победой, зачастую не уделяя должного внимания всем аспектам, - да, армия очень быстро росла и у заводов было множество интереснейших идей. Не все они доживут до финальной стадии, но на ошибках учатся и кое-что будет представлять действительно настоящий интерес.
- Новый ОБТ уже испытан и данные по его обкатке Вы могли читать месяц назад. Проект доведен до серийной марки и поступает в войска. Армада получила несколько сотен новых танков и приступила к испытанию образцов в реальных боевых условиях, - эта новость касалась последнего танка, с названием которого у всех возникло много путаниц. Конечного названия для машины никто не придумал, но Император, казалось бы, в таком поверхностном вопросе, мог бы прояснить ситуацию.

TaonДата: Понедельник, 20.07.2015, 22:22 | Сообщение # 6 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд

Стрельбище


"Пелла... превосходно", - решил Сезар.
Оно одобрительно кивнул, растягивая губы в довольной улыбке.
Да. Клан Пелла был хорошим вариантом.
Подходили все. Но некоторые - больше остальных.
Остальные ответы тоже устраивали Императора и, более того, возвращали благостный настрой.
Хорошие государственные новости - залог прекрасного настроения и спокойного сна.
Это даже лучше, чем разнести три головы из засады.
Смахивая песок с локтей, Император повернул голову, даже не стараясь заглянуть в глаза Канцлера.
- Буду ожидать новых отчётов. И насчёт последнего танка... если не ошибаюсь, он изрядно привередлив и никак не хочет обзаводиться именем? - да, теперь он вспомнил. Даже технические характеристики. - Тогда пусть будет... Ирбис.
Внизу волны всё так же бились о камни.
Испачканные кровью и ошмётками мозга, камни.
- По счастью, несмотря на свободу выбирать себе мунусов, наш большой народ не поражён заразой демократии. Очаги болезни изведены ещё в войну калёным скальпелем... боль во спасение. Они считают себя обязанными Кали, и тем самым смотрят правде в глаза. Даже древние культуры склоняют головы, и я не сомневаюсь: наша единая идея будет торжествовать вовеки. И такой нет более нигде. Идея демократов доказала свою ущербность ещё при Старой Республике. Идея имперцев сводится к галактическому господству под пятой одержимых хозяев. Имя моего наследника скажет о его праве владеть этим миром, и именно о будущем я хотел бы говорить дальше.
Кровь и вода...
Кровь не вода.
Простая мудрость характеризовала направление мыслей Императора как нельзя более точно.
- Я помню ваши слова, дошедшие до меня через Сезарию в начале года. Нам нужен кровный союз с воинским кланом. А этим утром я узнал нечто крайне интересное и зовущее к размышлениям.
Ради эффекта Сезар промедлил несколько мгновений, прежде чем...
Прежде чем задать тот самый вопрос.
- У фельдмаршала Унца, да сияет вечно его слава, есть внебрачная дочь. От Гранд-мастера Ордена джедаев, что выглядит одновременно возмутительно и вдохновляюще для полёта мысли. Его сестра уже подала запрос на процедуру установления родства, а его отец недавно возвратился, и стоит ожидать счастливого спасения и усиления клана Ваймер. А моя жена носит под сердцем троих сыновей... Таким образом, как вы оцениваете перспективы брачного союза моего рода с кланом Ваймер посредством соединения того, кто явится на свет первым, и дочери легата?

XenomorphДата: Четверг, 23.07.2015, 20:34 | Сообщение # 7 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5928
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Стрельбище


"Снежная кошка? Пусть так," - согласился Шиндай с предложенным Императором вариантом названия танка. Этот вопрос не был так важен, но машина должна была хоть как-то называться, помимо индексного имени с кучей цифр. Соответствующее распоряжение будет передано в конструкторское бюро и новые танки данного типа будет выходить с завода именованными.
Речь Сезара о демократии показалась Канцлеру интересной, хотя и выражала те же самые отношения, кои испытывал калишец. Нет, в принципе, как идея, демократия была не плохим вариантом, но только если не задумываться о ее сути. Позволять бантам избираться и править ранкорами - это уж слишком. Стадо не может править стадом, для этого нужен пастырь, отделяющий паршивые головы от светлых. Опять же, дай красноречивому бедняку бразды правления, как он тут же начнет воровать, наслаждаясь излишествами, коих был лишен до избрания. Потом подарки семье, друзьям, друзьям друзей и все это как снежный ком, катящийся с самой высокой горы: нет конца и края.
- У фельдмаршала Унца, да сияет вечно его слава, есть внебрачная дочь. От Гранд-мастера Ордена джедаев, что выглядит одновременно возмутительно и вдохновляюще для полёта мысли. Его сестра уже подала запрос на процедуру установления родства, а его отец недавно возвратился, и стоит ожидать счастливого спасения и усиления клана Ваймер. А моя жена носит под сердцем троих сыновей... Таким образом, как вы оцениваете перспективы брачного союза моего рода с кланом Ваймер посредством соединения того, кто явится на свет первым, и дочери легата? - а вот эта новость несколько шокировала Канцлера, правда, его не проявленное внешне удивление быстро сошло на нет и почему - от тут же ответил:
- Сама фигура легата была возмутительной и об этом знают все. Очень часто этот человек плевал на правила и действовал руководствуясь собственными убеждениями, но он всегда чтил традиции и знал о чести. В иных условиях, его давно бы разжаловали и никто не позволил бы такому субъекту стать офицером, но его талант являл вещь неоспоримую и ставка была сделана верно; долг и честь были превыше правил и собственных убеждений, не ясных и тогда и сейчас, уж навеки, мотиваций. Он выполнил свой долг сполна и ушел с честью, как и полагает детям Кали. Его же дочь не будет судиться по матери, пускай и джедаю. Дитя не платит за вину родителя, если это не исключительный случай, а ее кровь клану Ваймер нужна как никогда. Не важно, кто ее мать, важно лишь, кто ее отец и если девочка захочет стать частью чего-то большего, нежели дочерью Гранд-мастера, то ее всегда примут, - Шиндай говорил ровно и казалось, что он в принципе не способен изменить тональность своего голоса. Он действительно считал так, как и говорил.
На вторую часть вопроса Канцлер ответил не сразу и хотя общался он с Императором, ответ был начат с резкого отказа, не из неуважения, нет, но от собственных мыслей:
- Клан Ваймер не самый лучший кандидат в виду их нынешнего положения, однако, если Вашей Милости угодно, то пускай будет так. Их слишком мало и если вы возьмете одного ребенка от их семейства, то станет еще меньше. Но не сомневаюсь, что вернувшийся хан клана найдет способ укрепить свой род и прекратить вымирание своей семьи, - в целом, Канцлер одобрял выбор Императора, коли уж он пал на вымирающий клан. Шиндай так же не сомневался в способности Эрика старшего наладить все необходимые связи и, если позволят Предки, прожить достаточно долго для того, чтобы увидеть рост, а не спад.

TaonДата: Четверг, 23.07.2015, 21:35 | Сообщение # 8 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд

Стрельбище


"Стать частью чего-то большего, нежели дочерью Гранд-мастера... - медленно повторил Император за Шиндаем, без труда подавив желание заулыбаться. - Вы, калишцы, никогда не перестанете меня радовать своей самооценкой".
Почти без сарказма. Почти.
Фрэнсису казалось занимательным, что калишские воины считали себя выше тех, кого миллиарды, казалось бы, разумных существ мнили близкими к званию небожителей.
Нет, скорее всего, с миллиардами он погорячился. Но миллионы - это точно. Вряд ли число скорбных умом меньше.
Так и не перейдя к размышлениям о бренности бытия, Сезар вздохнул, созерцая морской берег.
"Итак, проблем с поставщицей первой хромосомы для дочери легата, - кстати, как её зовут? - не будет. Прелестно.
Дорогая моя любительница ярких символов и антиквариата, ты снова моя должница".

К антиквариату он приравнивал почти исчезнувшие кланы.
Отношение Фрэнсиса к символам не было слишком трепетным. Много кланов исчезло в войну или вскоре после неё, ещё больше - оказалось на грани вымирания. Жаль, очень жаль. Историю падения надо изучить, и не повторять ошибок почтенных патриархов. Или ханов.
Можно ещё поручить кому-то вроде Фольктаг поплакать на берегу моря.
Только не строить новые мемориалы. Что угодно, лишь бы не видеть повсюду эти тоскливые громадины.
"Нет, не всё, что угодно. Так какая-нибудь женщина окончательно сядет мне на шею".
Нет, матримониальные планы Императора были основаны не на сентиментальных чувствах. И даже не на капризах жены, хотя прикрываться ими в мыслях саморазвлекательного толка оказалось занятно.
Он немного помолчал, обдумывая услышанное с разных сторон. И принял окончательное решение.
- Клан Ваймер не может себе позволить и оставлять дочерей в семье. У них практически нет мужчин из достаточно отдалённых ветвей клана, чтобы заключать внутренние браки. Более того, на данный момент они могут присоединить к себе только находящихся в сходном положении. Полагаю, обещанная кронпринцу младшая дочь клана несколько повысит их... политический престиж.
Фрэнсис знал, о чём говорил.
Факт родства с императорской фамилией может спасти даже самое несчастное семейство.
В Принципате - да.
Если это семейство несчастно из-за потерь, понесённых ради государства, разумеется.
У недостойных же есть право вымереть.
И нет права помыслить о союзе с достойнейшими.
С теми, от чьих предложений не отказываются, пока они радеют о своём большом народе.
- Кроме того, как мне известно, Эрика Ваймера можно назвать идеальным главой клана. Таким образом, мой прогноз скорее благоприятный. Но есть и другие требующие внимания вопросы. Всё ли благополучно в префектуре Раката-Прайм, не происходят ли странные явления, как в начале колонизации? И, наконец... мне любопытно, как скоро определятся кандидатуры на должность легата возрождённого Восьмого легиона?
"Поговорил как с Канцлером - поговори и как с префектом, и с каганом".
Где-то в отдалении послышался крик.
"А-а, время на побег истекло, и вас взяли. Простите, друзья мои, увлёкся".
В стороне, на полпути от домика, застыл один из охранников с полицейским карабином Фрэнсиса в руках.
Перехваченные мишени, по которым Сезар не изволил стрелять из снайперской винтовки, должны были вот-вот привести.
Какая разница, из чего их расстреляют, если результат один и тот же. Кроме эффекта от выстрела.

XenomorphДата: Понедельник, 27.07.2015, 22:21 | Сообщение # 9 | Offline
Joey
Группа: Гейммастер
Сообщений: 5928
Награды: 124
Ну почти «Л»
ГМ

Стрельбище


Канцлер молча выслушал комментарий Императора, касающийся клана Ваймер. Сказать тут было нечего, а потому следовало обратить свое внимание на другие вопросу. К примеру, Сезара очень интересовал вопрос, связанный с назначением офицеров на должность легата легиона. Тут все было более, чем прозрачно и просто; Шиндай решит, кто более всего достоин принять такую честь и фактически подписав назначение, утвердит свое решение и выкажет императору свою точку зрения. Император может ее оспорить, но вряд ли он захочет вмешиваться во внутренний порядок, в видение народа Кали.
- Лехон - капризный мир, но встретившее нас первоначально некое отторжение прекратилось и вспышки безумств заметно снизились за последние годы. Ко всему привыкнуть можно, но Темная Сторона Силы, владычествующая там как нигде, ощущается каждому. Мало-помалу, но обитатели научились там жить, - ответил Шиндай. Немного косноязычно, но объяснить необъяснимое - дело крайне непростое. Кроме того, Император знал, что дроиды копали так быстро и жадно, так глубоко, что нашли и подземные коммуникации старых мегаполисов, сохранившихся просто в великолепном состоянии. Нашли они так же и тех, кто когда-то повелевал не только этой планетой, но и большей частью галактики. В состоянии стазиса благодаря совершенно неизвестным технологиям, местные жители смогли просуществовать десятки тысяч лет. Из полумиллиона капсул уцелело только тысяч сто, не более, но этого достаточно для восстановления вида. Кроме того, пробудившиеся обитатели потихоньку начали адаптироваться к условиям, созданными гостями, поселившимися на их родном мире. По крупицам они помогают узнать историю и делятся крайне занимательными знаниями. Сложно себе представить, что столь древняя, первая сверхцивилизация пронесла сквозь эры своих детей... Но об этом говорить, конечно, не стоило.
- Три кандидата, один получил мою поддержку. Личные дела всех троих направлены к Вам на ознакомление, но я рекомендую остановиться на генерал-полковнике Тиберии Люцисе. Его послужной список впечатляет и он обладает всеми необходимыми качествами, чтобы справиться с легионом, - Тиберий Люцис был так же молод для своего звания. Ему было всего сорок один год, но блестящая воинская карьера и личные достижения помогли продвинуться ему по ступеням и получить столь высокое звание. Человек чести, блестящий командир и любимчик солдат. Он был одним из тех, о ком можно было сказать, что армия пойдет за ним хоть на небеса воевать с богами. Такой человек и заслуживал чести встать во главе прославленного легиона.

TaonДата: Среда, 05.08.2015, 10:41 | Сообщение # 10 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд

Стрельбище


В начале года Сезар ещё не распробовал терпкий вкус полновластия.
Но теперь, несколько месяцев спустя...
Политики, такие важные и уважаемые народными массами, перед взором Фрэнсиса невольно, ничуть того не желая, - но какое дело Императору, держащему в руках всю силу тайных ведомств, до чужих желаний? - открывали свою истинную суть.
Имя ей - червь.
Червь, копошащийся в нутре государства.
Сезар знал их амбиции. Биографии. Грязные и невинные пристрастия.
Кое-кого можно было уважать, несмотря на всё это. Но большинство - нет.
Шиндай относился к первой категории. Несмотря на то, что оставался одним из тех, чья подноготная не была известна с точностью до секунды.
Это тоже плохая черта. Но Фрэнсис с ней мирился.
Он в принципе со многим мирился, когда был в настроении. Только далеко не всегда по-настоящему.
Например, терпеть факт выживания двоих мишеней, предназначенных для снайперской стрельбы в развлечение, он не собирался.
Их должны были привести через две-три минуты.
А пока можно и договорить.
- Хорошо, очень хорошо, - довольно улыбнувшись, сказал Император на слова о Лехоне. Затишье нередко бывает предвестником бури. Главное - успеть.
Задерживаться надолго правящая семья не намеревалась, если только не возникнет непредвиденных затруднений. Оставалось надеяться.
Это Сезар и не любил.
Зависеть от капризов не поддающегося расчётам нечто - плохой, крайне плохой вариант.
Такой, от которого моментально вскипает кровь и разум застилает пелена ненависти.
- Полагаю, наша очаровательная Примария и ископаемые друзья смогут защитить мою жену и плоды нашего венценосного союза, - процедил Император, за спиной накрепко сцепив руки в замок, почти до хруста костяшек.
Лёгкий сарказм и невесомая вольность давно допустимы. Шиндай и Фрэнсис действовали сообща уже слишком давно, чтобы постоянно исполнять замысловатые словесные пируэты.
"А с генерал-полковником Люцисом мы непременно познакомимся. Только я и его досье, и никого лишнего. Кроме неслышного хора голосов моих подчинённых.
И кто скажет, что Сезар не романтик?"

Фрэнсис кивнул.
- Я сообщу о своём решении по возвращении. Но мудрость вашего выбора никогда не ставилась мной под сомнение.

***

- Вам дано было право частично искупить свою вину перед народом Принципата и мной! - орал Император в лицо правой мишени, вольно держа в руках полицейский карабин.
Шаг влево. Слегка нагнуться, чтобы заглянуть в бегающие чёрные глаза второй мишени, до обидного низкорослого экс-арестанта.
- Но вы решили, что у вас хватит ума обмануть МЕНЯ!
Охране приказано стоять в стороне.
Низкий не смог скрыть возникший замысел. Дерзкая, самоубийственная мысль промелькнула в глазах, и Фрэнсис среагировал мгновенно.
Сложно делать глупости, когда прямо в тебя смотрит винтовка. Пусть не в голову и не в сердце, а только в живот.
В ответ на попытку отвести оружие в сторону - выстрел.
В Сезаре было недостаточно человеколюбия, чтобы не стрелять в скорчившегося на земле.
Очередью - снизу вверх. От правого бедра до черепа.
- Ну, чья очередь? - ухмыльнувшись, поинтересовался Фрэнсис.
Вторая мишень медленно пятилась назад.
"О, как мило бледнеют и готовы сделать всё, что угодно, насильники... Где твоя храбрость, как твоё имя? Помнишь?"
Эту мишень должны были сегодня казнить, но какая разница, как и где это произойдёт.
Беглец делает шаг, и за ним медленно идёт Император.
- Ты, верно, думаешь, я мясник... О, нет! Пачкать руки о такое не стала бы и моя любезная Примария. Нет-нет, я - цивилизованный господин.
Взгляд на землю под ногами мишени. Взгляд на мишень.
Светская улыбка.
- Ешь.

***

К сожалению, с Шиндаем редко удавалось побеседовать на отвлечённые темы, когда Фрэнсис находился в подходящем настроении. Поэтому, когда государственные вопросы были выяснены и улажены, пришлось распрощаться. Канцлер был явно не настроен на посиделки у моря.
Поэтому, Сезар сначала немного развлёк себя ликвидацией небольшой части отбросов общества, а затем удалился в домик, давно уже им приобретённый для отдыха у моря.
Дополнительно подняв себе настроение скромной порцией виски и несколькими сигаретами, он понял, что не хочет остаток дня и весь вечер просидеть во дворце. И, позвонив туда, пригласил Констанс.

TaonДата: Пятница, 07.08.2015, 16:28 | Сообщение # 11 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа. НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд

--> Императорский дворец

Берег у стрельбища


Опираясь на руку мужа, Констанс осторожно, чтобы не запачкать мягкие туфли, переступила через ноги трупа, лишившегося головы от выстрела из снайперской винтовки.
Сезар и Сезария совершали неторопливую прогулку по берегу моря, там, где волны едва не докатывались до ног.
Усилившийся к вечеру морской ветерок прихотливо играл длинными волосами женщины и её блузой без рукавов, порывался взъерошить волосы мужчины, не прикрытые фуражкой.
Наигранно вздохнув, Констанс улыбнулась, когда тело осталось позади.
- Не устану повторять, что ты невероятный, невыносимый романтик.
- Не замечал в тебе любви к отходам общества. Я и мои подруги стали их благодетелями.
- Те, которых ты держишь в диване? - невинно уточнила Императрица.
Ответ она знала.
Так её муж мог называть только своих сестёр и свои винтовки.
Никаких особо приближённых женщин. Никаких поводов для ревности.
Идеальный случай, один на многие тысячи.
Констанс сделала ставку на правильного мужчину. Того, кто более всего дорожил семьёй, властью и репутацией.
Он даже не пользовался услугами Берты как личного врача, наняв мужчину. Комментарии при этом отдавали обидным шовинизмом, но в спорах супруг становился вдруг совершенно невыносим, и проще было промолчать.
Несколько шагов в тишине. Только шумели волны и кричали птицы. А где-то высоко над головами, широко раскинув крылья, высматривал добычу хищник.
Но Констанс больше заботило, как бы не оступиться.
- Довольно о дохлом мусоре, - вдруг высказался Фрэнсис и, повернув голову, посмотрел на женщину жёстким, но немного усталым взглядом.
Она кивнула, не встретившись со своим Сезаром глазами.
- Меня изрядно развеселил, но ещё больше огорчил другой покойник.
Крошечная пауза. Витающий в воздухе незаданный вопрос.
- Твой любимый фельдмаршал.

***

На большом камне лежал в несколько раз сложенный плед, на котором сидела завёрнутая в другой плед Констанс. Из него показывались только её руки с чашкой согревающего и успокаивающего напитка, лицо и худое колено, обтянутое тканью брюк.
Муж нависал над ней, прикрывая от ветра, после захода солнца ставшего холоднее. И улыбался.
Позади был бурный разговор о не таких уж правильных джедаях и обманутых благих ожиданиях. Впереди - решение вопроса.
- И почему мне кажется, что ты уже всё продумал, мой герой? - пытливо сощурившись и глядя снизу вверх, спросила Констанс. Она уже не швырялась мелкими камушками в другие камни и воду, и слова не сыпались мелко и часто, с рваными интонациями.
Манера злиться осталась при ней ещё из той, не императорской, жизни.
- Если ты будешь против, я пересмотрю план. Но мне он кажется удачным.
- Я не хочу женить нашего сына на девочке с дурной кровью.
- Поставлю на кровь отца. Минимум за двести лет как среди Ваймеров, так и среди Унцев не было ни одного адепта.
Сезария повертела чашку вправо-влево, пристально вглядываясь в золотистый ободок, точно он мог подсказать ответ. Помолчала.
"Это риск. Но пусть, когда придёт время, рожает в присутствии жреца-круитхни. Да, как и остальные. И если она родит моему сыну потенциального адепта, это можно не афишировать. Или... преподнести Сципио превосходный подарок".
- Тогда шанс есть. А клан не откажется от такой милости.
Тёплую улыбку Фрэнсиса женщина скорее почувствовала, чем увидела.
Аккуратное, нежное прикосновение к щеке, и ниже, к шее, - почувствовала куда отчётливей.
- Ещё кто-то?..
- Несчастное, но знатное дитя без имени, но с именем, чуть... младше, чем наши сыновья, - произнёс Император с удовольствием, слегка растягивая слова. - Которое, по традиции пасмурной родины, получит имя матери и будет обречено жить в роскоши рядом с родителями, если не появится более интересный вариант.
Констанс хмыкнула. Речь точно шла о традициях туманного Умгула. А там имелось лишь одно семейство, с которым имело смысл заключать династический брак.
Клан Ирнерио. И ещё не рождённая Висента-младшая, пока находящаяся в животе супруги лорда Родриго.
- Этот выбор я тоже одобряю и не вижу ни одного довода "против". Кроме, возможно, лишнего усиления этого дома. Но сиять на фоне орды посредственностей не наш путь.
Убрав руку, Фрэнсис аккуратно поправил край пледа на голове женщины.
- И так мы породнимся с воинским искусством Кали и деньгами Умгула, и поставим ещё пару опор под престол. Но нашему третьему сыну, если он окажется не хуже меня, я отдам Особое отделение.
Об этом легко было догадаться. Констанс интересовало другое:
- Тогда кто третья?
На это Сезар пожал плечами.
- Я ещё не определился. Как и с мужем для Идалис.
Сезария быстро допила оставшееся в чашке. Подумала, стоило ли задавать следующий вопрос.
И не стала.
Он уже звучал в этом году, но по другому поводу.

"- Тебе не кажется, что мы берёмся планировать слишком отдалённое?
- Нет. Хочу успеть больше, прежде чем меня добьют мои маленькие слабости. Моя наследственность хороша, прогноз благоприятен. У меня не меньше двадцати лет.
- Без маленьких слабостей будет больше.
- Если бы у тебя была моя... работа, ты бы поняла, в чём дело".


Не спеша обсудив ещё несколько важных вопросов уже не семейно-государственного характера, Фрэнсис и Констанс немного времени провели на берегу, просто наслаждаясь обществом друг друга. Уже давно полностью стемнело, когда они решили переместиться в дом.
Из разумных существ лишь охранники и неизменная сопровождающая Сезарии, Берта, со стрельбища и из домика видели, как правители Принципата под руку шли, что-то тихо друг другу говоря.
И как в кругу света на пороге, среди слетевшихся на этот свет мошек и бабочек, непреклонный, волевой и жестокий Император за что-то благодарил свою Императрицу и целовал её.

TaonДата: Суббота, 08.08.2015, 13:50 | Сообщение # 12 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Констанс Арманд-Региа. НПС-Персоналия Фрэнсис Арманд

Домик у стрельбища


В годы войны и первый год того, что ещё не было Принципатом, а звалось по-старому Коалицией, но без определения "Антиреспубликанская", это место оставалось скромным пристанищем. С одной стороны - обрывистый берег моря, с другой - светлый, восхитительно пахнущий хвоей лес.
Перейдя в собственность Сезара, маленький двухэтажный дом перестал выглядеть бедно.
Полы больше не были холодными, пропала необходимость долго топить камин, чтобы комнаты хоть немного прогрелись.
Появилась дорогая мебель. Выполненная нарочито небрежно, искусственно состаренная. На стенах раньше не было ни картин, ни экземпляров из коллекции холодного оружия.
Окна украсились тяжёлыми шторами. В углах встали массивные вазы. Исчез старый хлам и проеденные вредителями старые шкуры.
На мягком ковре у весело потрескивавшего камина сидел, опираясь спиной о кресло, Фрэнсис. Снятый китель лежал, переброшенный через подлокотники.
Рядом на левый бок прилегла Констанс, подложив под большой живот подушечку и рассеянно отправляя в рот маленькие красные ягоды, рассыпанные по широкой тарелке.
Из просторной гостиной, выполнявшей и функции трапезной, дверь справа вела к комнатам прислуги и охраны, слева - к главной лестнице на второй этаж, где находились спальня Сезара и Сезарии, детская и несколько гостевых комнат, на деле тоже занимаемых охраной.
Помещения для прислуги роскошью не отличались. Дроидам она ни к чему.
А когда-то сюда можно было просто убежать на несколько часов, почти от всех, кроме пары-тройки непременных сопровождающих.
А до этого - да, совсем убежать.
Сюда Фрэнсис привёз будущую жену после того, как она впервые попала в лапы рунийской полиции за выступление в погребе третьесортного ресторана. И они больше часа, непривычные к таким бытовым заботам, пытались привести часть первого этажа в более ли менее приемлемый вид.
Шёл последний месяц весны, море было ещё холодным, зато после купания прямо в одежде можно вместе отогреваться, готовить глинтвейн на разваливающейся кухне, позже - смиренно хрустеть подгоревшими горячими бутербродами, и вместе же планировать дальнейшие действия, исчертив углём весь пол в гостиной. А затем стирать свои художества.

... - Это выходит за рамки договора, - говорит Констанс, стирая грязь с пальцев старой тряпкой.
Сидит у мужчины в ногах, пока где-то сверху струится сигаретный дым.
А Фрэнсис невозмутимо отвечает:
- Тебе стоит быть отдохнувшей, чтобы исполнять условия д о г о в о р а.


Ягодка лопается, загнанная меж зубов. На язык попадает сладковатый сок.
Мужская ладонь с покалеченным пальцем накрывает женскую.
Привычно, ласково, необходимо.
Когда-то - странно.
Тогда, в другой вечер у моря.
Тогда, после возвращения из короткой поездки на Кали, где на каменистом берегу моря Дженуваа брачный союз будущих правителей Принципата благословлял и скреплял хмурый калишский генерал-майор.
Тогда, в тот вечер и ночь, когда Констанс впервые за шесть лет позволила себе не думать ни о чём, ни о ком. Когда разрешила себе увидеть в том, за кого вышла замуж из чистейшего расчёта, ещё и красивого мужчину. Которому можно доверить всю себя, до конца. И будь что будет.

... Обжигает до костей взгляд таких знакомых серых глаз. Не ледяной, не жестокий - желающий.
Пальцы еле ощутимо касаются голой кожи, скользят по хрупкому телу от губ к шее, и ниже, через ложбинку небольшой груди, к животу, и к выступающей косточке справа.
Взгляд прилежно повторяет маршрут.
Ничего, ничего с собой не поделать, - женщина с негромким, прерывистым, жарким стоном выгибается на прохладных простынях, и краткий миг спустя вознаграждена тяжестью мужского тела.
Отделка кителя впечатывается в кожу, царапает. Поцелуи - жадные, горячие, - заставляют об этом забыть.


Ладонь Сезара без труда полностью охватывает тонкую кисть Констанс. Большой палец мягко гладит кожу там, где под ней видна венка, идущая к среднему пальцу.
Почти час назад начался новый день. Фрэнсис заметил, как его жена почти успешно подавила зевок.
Нащупав чуть справа от себя и кресла свободную подушку, мужчина положил её под голову Констанс.
- Я разбужу тебя.

***

У него было четыре часа для работы. Сходив за датападом и бутылкой, Император вернулся на прежнее место.
Сезария спала, немного поджав ноги, а рукой угодив в тарелку.
Фрэнсис беззвучно рассмеялся, покачал головой и, для начала вызволив закуску из плена, сходил ещё и за тонким пледом.
А после этого можно было и заняться делами секретного характера.
Старые друзья прошлой Конфедерации, не присоединившиеся к новой, боясь повторения печальной истории. Потенциальные новые друзья. Первый посол и лорд Родриго могли опутать сетями их всех, но какой толк от славных приобретений, если на этих территориях может разворачиваться деятельность враждебных элементов?
Постоянный штат Особого отделения был численно скромнее аналогичных структур Коалиции, но действовал эффективней.
Больший доступ к разнообразным ресурсам. Превосходно отлаженная работа с внештатными и "слепыми" агентами. Активные превентивные действия.
И особенные схемы, выработанные лично Фрэнсисом.
Коллаборационист обошел специалистов первого сорта.
Опрокинув в себя первую порцию и пока отставив бутылку и опустошенный пузатый бокал в сторону, он разблокировал датапад и занялся специфическими протоколами. Специально для миров, на которые нацелился Принципат. С учётом особенностей психологии, истории, политики, экономики, и многого другого.

***

В половине четвёртого Сезар и Сезария сидели в транспорте. Констанс дремала, её голова с примятой причёской склонилась к плечу мужа. А он был собран, бодр и аккуратно, чтобы неосторожным движением не разбудить женщину, натягивал форменные перчатки.
Врач, охранники, водитель: все действовали чётко, слаженно и без задержек. Берту посадили во второй флаер, в котором вчера приехала Императрица. Там же должны были совершать путешествие к дворцу любимые винтовки Фрэнсиса.
Остальные тоже расселись по местам, исключая штатную охрану мини-резиденции. Через несколько минут оба флаера поднялись в воздух, выписали плавный восходящий полукруг, поднимаясь над деревьями, и взяли курс на Штауфгард.

--> Императорский дворец

TaonДата: Суббота, 04.03.2017, 22:32 | Сообщение # 13 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Гектор Эллери Карвер

--> Орбита Рун
Дикий пляж

Только императорский агент, которого почти никто даже в родном государстве не должен знать в этой ипостаси (равно как и не знать связи между разными личинами) мог полностью оценить эту радость.
Радость наконец-то светить вне корабля родной своей рожей.
Предстать перед Императором - это завтра. Так условлено. А этот день Гектор решил провести беззаботно. Но сначала тщательно поработал над безопасностью. Фрахтовик оставил в космопорте, взял в аренду спидер и с комфортом умчался отдыхать на море. На полпути вспомнил, что забыл выбросить мусор. Сделал остановку - прикупить выпивки, сигарет. "Благородных дам" из "пансиона" решил навестить завтра, после важной встречи.
Спидер остался в нескольких километрах отсюда, на стоянке у маленькой гостиницы. Парнишка с блока мойки флаеров, обрадовавшись шансу подзаработать, если быстро отгонит транспорт обратно и передаст вторую часть платы за аренду, согласился выполнить просьбу. Карверу пришлось прогуляться, но после кражи из дворца Горршеха бросок к побережью был плёвым делом.
Маленький пляж в уютной бухточке был пуст. Никаких людей, никаких инородцев. Специально проверил, оглядевшись с помощью Силы. Солёные волны, спешно догоняя одна другую, пенясь меж мелких камушков, катились к ногам Гектора. В небе носились, порой камнем бросаясь вниз, охотившиеся на рыб белые птицы.
Проверив, так ли составил отчеты о технике для Особого отделения и о лорфанско-дворцовой операции - для Сезара, агент отправил их, соблюдая меры предосторожности, и откупорил бутылку.
Несколько глотков, сигарета, купание. Повторить много раз и не добиться ничего. Да, первые два пункта помогли затуманить мозги, а Сила хранила Карвера от неприятностей. Да, заплывы в море для уроженца Роммамула и теперь, в возрасте уже не нежном, удовольствие высокого порядка.
Но одна навязчивая мысль не оставляла его.
"Скрывающихся культистов истребить, понятно. Сам бы поучаствовал. Только Мелана..."
Мужчина разлёгся на прогретом солнцем крупном песке - спину кололи камушки - и, сощурившись от яркого света, криво, горько улыбнулся. Миг спустя его лицо снова приобрело непроницаемо-нейтральное выражение с легчайшим оттенком привлекательного негодяйства.
"Император хочет разыграть трагедию и я ему не указ. Я, красотка, только подтолкну тебя в спину. Знаешь, где проблемка?"
Гектор отхлебнул ещё вина. В бутылке оставалось мало, только на донышке. Но была ещё одна с кое-чем покрепче.
"Смогу поймать на дне? Как думаешь, дорогуша?"

TaonДата: Воскресенье, 05.03.2017, 20:54 | Сообщение # 14 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
НПС-Персоналия Гектор Эллери Карвер
4 км. от пляжа. Гостиница

В жизни Гектора была одна твёрдая закономерность. Чем больше он думал о женщине, тем больше разочаровывался в ней через год, или месяц, или неделю, или на следующее же утро.
Смуглые прелестницы с Роммамула, капризные рунийки, к которым не смей подходить, если в кулончике слишком маленькая жемчужина. Торговки, воришки, танцовщицы, аферистки с Нар-Шаддаа. Сколько упоительных ночей и даже дней, сколько разочарований.
Карвер любил риск, поиски лазеек, необычные задачи. Как незаметно провезти запрещенный груз? Как украсть то, что охраняют лучше самой ценной во вселенной реликвии? Как подтолкнуть к роковому сейчас или спустя долгое время решению? И как сделать всё это полностью незаметно? Или... как навести на ложный след так, чтобы это не выглядело жалкой попыткой манипуляции в духе "запредельная лень сценариста голодрамы".
Стабильная фаза отношений, наступавшая с некоторыми из его женщин, была ещё более унылым явлением, чем дождь на Миркре. И эта тоска продирала до костей, точно как мысль о ночевке неподалёку от обиталища ворнскров.
Но Мелана была по-настоящему особенной. С ней нельзя было расслабиться и плыть по течению. Иначе можно оказаться с подчищенной памятью и без единого секрета. Смерти подобно.
Гектор не знал, способна ли она, более слабая чем он, на такое. Однако шанс существовал, и это прибавляло ей шарма. Как и привкус безнадёжности.
Оценив длину щетины в покрытое засохшими брызгами зеркало, мужчина решил, что бритва пока поскучает без дела.
Он наскоро умылся, допил кислый раствор - одна таблетка от последствий возлияний на стакан воды - и швырнул найденную в ванной вторую бутылку в мини-блок для мусора, к комочкам из салфеток. Это пьяный Гектор, явившийся в предутренний час с хорошо початой второй бутылкой, развлекался попытками изобразить корабль, который трандошане запечатлели в дворцовой галерее.
Учитель как-то говорил, что алкогольные токсины можно выводить из организма с помощью Силы. Но Карвер, представив в красках, какой бурный процесс избавления тогда поджидал бы, решил полагаться на химию.
Собрав скомканную одежду, он сунул её в чистящий блок на короткий цикл и отпаривание. Сам вновь разлёгся на кровати.
Прохладный ласковый ветер нёс в открытое окно запах моря.
Посиделки в этом регионе не грозили болезнью: здесь было тепло. Не то, что в столице или, тем более, Нунурре.
Агенту приходилось бывать в городе-призраке. Главари нескольких группировок остро нуждались в том, чтобы у них стащили данные. Или устроили диверсию с отсроченными последствиями для всех обитателей вне закона.
Каждый из них, живущих в городе-гнойнике, городе-нарыве, где собрали как можно больше гноя и удалили, тоже был обречённым.
"Море-море... вечно ты делаешь меня сентиментальным".
Через пятнадцать минут, бросив на кровать горячую одежду, Гектор стал потихоньку собираться. Договорившись, чтобы его отвезли в столицу, он позавтракал, быстро выпил ещё одну чашечку кафа, расплатился и отбыл. Теоретически и согласно данным штауфгардских камер и диспетчерской, его главная... личность вовсе не покидала планету. Никакой Трандоши, никакого Лорфана.
И никаких кристаллов из зала черепов. У добропорядочного бизнесмена в потайном кармане никак не могла лежать такая вещь.

--> Штауфгард

TaonДата: Воскресенье, 11.06.2017, 12:42 | Сообщение # 15 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4060
Награды: 113
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд. Констанс Арманд-Региа

--> Башни Сезара
Домик у стрельбища

- И теперь травы.
Три баночки шумно проехались с одного конца крошечного стола на другой, а Фрэнсис, аккуратно оттопырив край занавески и выглянув в окно, вернулся к книге. На подоконнике ничего не изменилось: всё так же трещала за шторками в зелёную клетку та птичка с чёрными полосками на бурых крыльях, со светло-жёлтым пятнышком у клюва.
Хвоя, пустые шишки на подсохшей после дождей земле. Шум волнуемых ветром крон, неразборчивый шепот и рокот моря, шипение солёной пены. Разбросанные по небу белые перья облаков. Камни, обросшие тонким склизким ковром водорослей. Обрыв в полукилометре отсюда, похожий на след укуса полоумного гиганта, засыпанная песком яма, изломанные опоры. Оставленная приливом и отливом лужа, отдававшая прелыми водорослями. Узор коры, рисунок неба в вышине, между ветвями. Птицы. Полоса солнечного света на холодильном шкафу, коричневая гладкость балок, блеск плитки над столешницей и подвешенных на крючках лопаток, щипцов, фильтров. Травянистая зелень ящиков и шкафчиков под песочным полотном, где Констанс уже сгребла в кучу плодоножки, семена и шкурки разделанных и отправленных тушиться овощей. На другом конце, у банки с молотыми зёрнами и притёртой крышкой, ждала своей очереди накрытая миска: под крышкой от сковородки поменьше лежала домашняя сырная паста с грибами и зеленью. В маленьком горшочке рядом над ярко-зелёной розеткой круглых листков мохрился мелкими лепестками-трубочками малиновый шар. Да, решительно каждая деталь, отличная от того, что Сезар видел ежедневно, приковывала взгляд и западала в память. А в последние дни он спал по пять часов, тренировался с Ваймером, завтракал и либо затворялся в кабинете, либо ехал на новые встречи. Иногда лично спускался в Сенат, один раз порадовал "Крейц-Эскол" визитом на пресс-конференцию. И жену видел только ночью. Детей - ни разу.
Всё его существо наслаждалось каждой секундой последнего пока дня на Рун. Кончено с обсуждениями законопроектов, с разработкой и шлифовкой запасных стратегий, тайными встречами, шифрованными переговорами. На сегодня - кончено. Завтра будет уже каюта несущегося сквозь пространство корабля, через несколько дней - Кали. И снова Фрэнсис услышит размеренную, пересыпанную вежливыми колкостями речь Арнау, увидит лица сенаторов, префектов, криминальных баронов, адмиралов, генералов.
Он поджал губы, подавив желание тотчас открыть портсигар. Растерянно пробежал глазами по строчкам. Нашел место, где остановился, и скучно прочитал:
- Хлеб государя даром вся их орава ест.
Вот и сейчас без дела они торчат окрест,
А не спешат на помощь владыке своему.
За что мужами их зовут - никак я не пойму...
- Думаешь о делах? - спросила проницательная Констанс.
Накрыв крышкой сковороду с рагу и уменьшив под ней огонь, она щелкнула переключателем вытяжки - та сразу зашумела громче - повернулась, заводя руки за спину, к завязкам фартука. Фрэнсис поднялся и вмиг был рядом. Сам дёрнув плотные тесёмки, он снял этот поварской наряд, бросил на стул и потянул жену к другому, где только что сидел сам. А там усадил на колени.
Сквозь её бархатистую юбку и свой халат, сквозь кружевной топ, когда обнимал и зарывался пальцами в распущенные мягкие волны, он чувствовал тонкие кости.
- Кто додумает за меня мысли, о которых никто не знает? Хотя вообще-то я думал, как хорошо от этих дел отдохнуть. Как у тебя с Нунуррой?
- Как же отдых? - проворковала Констанс легкомысленным тоном, одной рукой обняв за плечи.
- Обойдёмся без сравнений твоих с моими.
Сухой тон её не смутил. Левой рукой она принялась поигрывать с поясом халата.
- Главный архитектор представил два проекта. Я решила, что лучше сделать город таким, каким он и был, но улучшить. Будет больше деревьев, цветов, уберём те архитектурные эксперименты в духе дома правительства.
Фрэнсис развеселился.
- Хочешь клумбу на месте того ящика для мусора? Очень рад.
Жена смешливо фыркнула:
- Скажешь тоже! Хочу что-то внешне похожее на галерею древнего искусства в Оса-Прайм.
- Одобряю. Пусть рисует, пусть строит, хотя я уверен, что твой Арнау в улучшении Нунурры не превзойдёт бомбы.
В грудь ласково ткнулся острый кулачок.
- Не заигрывайтесь в солдафона, Ваша Милость.
Сезар постарался улыбнуться понаглее и с интересом взглянул в карие глаза, искрившиеся весёлым возмущением:
- Хорошая бомба украсит любой индустриальный регион. Если она моя, а город чужой.
В сковороде громко зашипело и Констанс бросилась помешивать еду. Фрэнсис взял книгу и пролистал страницы, выискивая место, где остановился.
Потом они перебрались в гостиную. Сидя на полу перед камином, ели и по очереди читали наугад выбранные строфы калишской драмы, по очереди и выискивали параллели, совпадения, похожие образы в реальном мире. Рисовали словесные портреты военных, политиков, простых обывателей на холсте трёх-четырёх строчек из эпоса. За рагу и бутербродами, кафом и порцией самодельного мороженого думалось просто. Мир казался проще.
Пока не убрали посуду.
По-прежнему пахло хвоей и морем, по спине тянуло холодком от окна, в лицо дышал жаром камин, язык ещё чувствовал вкус сильно разведённого водой миндального молочка и ягод. Вкус того мороженого. Но Фрэнсис уже посерьёзнел и смотрел в огонь молча.
- Утром полетим на Кали. Возьмём другой корабль, мне надо. "Эрменерих" полетит сам.
Констанс пошевелилась, отстраняясь. Села рядом, прямая, строгая, будто не она только что полулёжа томно нежилась в объятиях.
- Как это, почему?
- Не хочу медлить, и ты тоже должна там быть.
- Зачем мне на Кали? Дети...
Он искоса бросил угрюмый взгляд.
- Ничего не заметила, так? Не видела, что чьей-то работы нам не хватает? Шиндай. Он при смерти.
- Как...
Помедлив, Фрэнсис погладил жену по бледной щеке. Только дрожь в прижатых ко рту пальцах и слёзы в глазах говорили: Сезария всё же не превратилась в странную тёплую статую.
- Оставь детей во дворце. У них есть нянька и твои фрейлины.
Подбородок у неё до жалости некрасиво сморщился, опустились уголки рта.
- Фрейлины...
Констанс утёрла слёзы и покачала головой.
- Я непременно с тобой полечу и согласна, это нам следует сделать вдвоём. Я не возьму мальчиков, но и девушки останутся на Рун, все до одной.
- Твоё дело.
- Верно. Хотя бы на Кали не хочу помнить, что некоторые фрейлины пользуются большим твоим вниманием, чем семья.
Сезар не отрывая потяжелевшего взгляда хмыкнул.
- Вот оно. Тебе не нравится, что у меня может быть дело с твоей Меланой. Я обсуждал Трандошу. Больше нет претензий?
Спокойная улыбка в ответ не обнадёжила. Он сжал зубы едва не до скрипа.
- Сафире уверена, что Мелана... влюблена.
- И? Договаривай.
- Я хочу её заменить.
- Нет, - припечатал Сезар и, выдержав паузу, добавил:
- Мне не интересно, что она мнит, но она полезна. Я сам её отправлю, если так решу. Не вмешивайся.
- Прости, но это положение меня...
- Кажется, я отдохнул достаточно и уже слишком, - громко и твёрдо ответил он, пресекая все возражения.
Под неподдельно нежным, участливым, обеспокоенным взглядом Фрэнсис встал. Жена всегда умела быстро сменить манеру, но сегодня - бесполезно. Не трогало. Он дёрнул пояс, бросил халат почти в камин. Оделся, не сбившись с темпа ни на одном предмете костюма. Подошел к вешалке у двери, взял пальто. Оглянулся. Констанс, вновь другая, успевшая что-то решить, глядела прямо на него: снизу вверх, гордо, без истеричного блеска в глазах. Оскорблённая, готовая стоять на своём до конца, царственность.
Он посмотрел как на оппонента приговорённого и надоевшего.
- Если и правда влюблена, то... ну и что?
- Ты не можешь, а ей не позволю.
Захотелось ухмыльнуться. Но вместо того безразлично, как кредит попрошайке, до презрительности властно и жестко, бросил:
- Да? И что? Ты сделаешь - что?

--> Орбита Рун

Форум » Калишский Принципат » Рун » Рунийское море
Страница 1 из 11
Поиск: