C Днем Звездных Войн, товарищи! Ура-ура-ура! May the Forth be with you, Гость! Эй, Гость, Battlefront доступен в Origin бесплатно в честь праздника. Только сегодня! Четвертого мая Battlefront доступен бесплатно. С Днем Star Wars! #may #battlefront-free
[ Лента форума · Форумчане · Правила форума ]

Страница 1 из 11
Форум » Калишский Принципат » Корабль "Эрменерих" » Медицинский блок
Медицинский блок
TaonДата: Понедельник, 16.11.2015, 17:21 | Сообщение # 1 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4042
Награды: 111
Ну почти «Л»


Источник изображений - DeviantArt, авторы - Ociacia, Cementiet


Медицинский блок - владения доктора Бэрра в первую очередь и его помощников, в числе которых как живые медики, так и совершенные дроиды, - отчасти. Медблок располагает новейшей техникой, препаратами и запасом как проверенных кибер-улучшений, так и разработок последнего поколения. Здесь возможно осуществить практически всё: и доскональную диагностику, и операции различной степени сложности, в том числе с установкой имплантатов, и, тем более, мелкое медицинское вмешательство. Медблок также располагает небольшим отделением интенсивной терапии и реабилитации. Впрочем, в последнем случае всё же рекомендуется перевод пострадавшего в госпиталь на поверхности.

TaonДата: Среда, 03.02.2016, 20:31 | Сообщение # 2 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4042
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

--> Мостик

- В первую очередь, вам надо меньше пить, - доктор Бэрр, едва пациенты выбрались из капсул полной диагностики, способных выполнять и роль процедурных в миниатюре, принялся за устные рекомендации.
Беглый взгляд блёклых глаз прошелся по лицам.
- Всем надо, - добавил Уиллем. - Одевайтесь.
Император, генерал-майор и криминальрат первого ранга почти одновременно потянулись к ровным стопкам своей одежды на столе. Полковник медицинской службы облокотился о шкаф с препаратами и тяжко вздохнул. Если Эдгар ещё мог послушаться, то что делать с генералом и, тем более, Сезаром, доктор не имел понятия. Калишцы-северяне, в отличие от своих южных братьев, выпить любили. Не чрезмерно, не до омерзительного состояния, но...
Чего они, - вновь в отличие от южан, - не любили, так это полёты. Северянам привычнее было топтать землю на марше, рыть окопы, на земле же воевать, а не жить на кораблях. Исключения встречались с обеих сторон. Но Вигхард Гельтер к ним не относился. К алкоголикам - тоже. Но, продолжая баловаться в прежнем темпе, он рисковал однажды познакомиться с циррозом.
У криминальрата просто были свои представления о развлечениях. Бывало, он зачитывал Уиллему самые смешные места из собранных тайной полицией досье членов экипажа. Под рюмку-другую.
Полковник знал: офицеры Особого отделения никакую информацию не выдают просто так. По-настоящему важное они сохраняют при себе. И поэтому, отчего бы не послушать Эдьеда? Как минимум, это поднимало настроение. А если к забавным цитатам и комментариям присовокуплялись обсуждения на медицинские темы... Да, хорошо ладить с тайной полицией.
Генерал и криминальрат в медицинский блок должны были сходить по графику. Фрэнсис врачей большую часть своей жизни старался обходить стороной. Хватало подсказок врача домашнего - Мирре. На визит Сезар решился спонтанно. И ничего нового пока не услышал. Капсула приятным женским голосом озвучивала по мере глубокого сканирования все показатели, большую часть сказанного пациент без труда понял.
Природа хорошо одарила его. Несмотря на временами безумный распорядок дня и дурные привычки, здоровье оставалось отличным. На зависть.
Фрэнсис знал: доктору Бэрру не впервой общаться с уверенными в том, что у них всё в порядке. Пока в порядке. Навык строгого, участливого убеждения должен быть развит хорошо.
Уиллем же представлял себе образ мыслей Императора по этому поводу.
Дождавшись, пока все трое скроют под одеждой свои боевые отметины или их отсутствие, седой полковник, уже успев внести новые заметки в медицинские карты генерал-майора и криминальрата, временно выставил обоих и обратился сначала к самому несговорчивому.
- Ваше Величество. Я ничего не могу вам запретить.
- Можете, - бросил Император в ответ, застегнув последнюю пуговицу на кителе. - Я только что назначил вас своим личным врачом. Теперь вы в курсе.
- Большая честь, - ожидаемо сказал Уиллем. - Но бесполезная. Если только вы не измените образ жизни...
- Это невозможно.
- Или не решите поставить себе регенеративный имплантат и модули коррекции работы органов.
- И сколько же? Каждого?
- Достаточно тех, которые из-за вас рискуют больше всего.
Фрэнсис не спеша подошел к капсуле, в которой полулежал всего десять минут назад. Провёл пальцем по прозрачной крышке, изучая своё искажённое отражение.
- И сколько будет идти такая операция?
- Больше суток.
- А потом? Сколько идёт реабилитация?
- У вас нет ни одного имплантата. Организм, непривычный к таким воздействиям, восстанавливается и проверяется дольше. Вам понадобится не меньше четырёх суток.
- И всё это время надо провести под вашим крылом, так?
- Крайне желательно.
- Что ж. После нашего дружеского визита к самым горячим поклонникам гладиаторских боёв у нас будет это время. А у меня до того будет время ознакомиться с подробными данными по каждому модулю, который вы будете мне ставить. Можете готовиться, и... генерал с Эдгаром мне всё ещё нужны.
Уиллему понадобилось только нажать на кнопку у своего рабочего стола, чтобы впустить изгнанников.
Император прошёлся к двери и обратно. Затем ещё раз обошел диагностическую лабораторию.
- Вот в чём дело, господа. Можно ли сделать солдата из лживого пацифиста.

TaonДата: Четверг, 04.02.2016, 00:28 | Сообщение # 3 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4042
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Молодцеватый, бодрый ритм калишской солдатской песни недавних, особенно в масштабах истории, лет будил вдохновение. Хочешь - не хочешь, а всё равно что-то встрепенётся внутри. Что-то подстёгивающее совершить нечто... о чём тоже сложат песню.

Мы вышли в поход, мы вышли в поход
Там у нас не было ни кошелька, ни денег.

Сидеть в лаборатории ни Фрэнсис, ни Гельтер не хотели. Два доктора были бы не против, но слово Императора - более весомый аргумент. Ну а устраиваться веселее под нравившуюся всем мелодию. В кабинете Уиллема подобное играло каждый день.
- Не хотите ли? - уточнил Сезар у доктора Бэрра, протягивая тому свой портсигар. Уиллем отрицательно качнул головой. - Да-да, я знаю. Но если испытывать себя, то утонченно, не находите?
Вопрос был риторическим.
В отличие от корабельного медика номер один, от сигарет Императора не отказались ни генерал, ни криминальрат. Они оба не курили на борту. Но раз выдался шанс поработать консультантами Его Величества...
В кабинете Уиллема было уютно и хватало места. Гельтер и Эдьед уселись на довольно удобных стульях у его стола, доктор занимал своё законное место во главе, диванчик у входа остался свободным. Фрэнсис ходил туда-сюда, разглядывая всё, что привлекало его внимание. Белые полки, корешки книг, расклеенные там и тут рисунки анатомического строения человеческого тела и тел экзотов, маленькие листки с выписками из книг. Не полными цитатами, а шифрами. Название, страница, строка. Но ни к чему не прикасался. Уважал личное пространство.
Подойдя к полке с маленькими, филигранно выполненными фигурками внутренних органов, Император хорошенько затянулся. Не спеша выдохнул погостивший в лёгких дым.
- Так, возвращаясь к нашим пацифистам. Все в курсе инцидента на Туле.
Утверждение, не вопрос. Каждый дурак уже мог знать, что кому-то ещё более недалёкому чиссы спокойно снесли голову.
А те, кто его отправил шпионить, в том числе за Сезаром, тем более давно своего незадачливого агента узнали.
- И теперь я задаюсь вопросом. Если даже миролюбивые, погруженные в свою духовность персоны занимаются недозволенным... не стоит ли нам стать менее деликатными?
Фрэнсис вновь подразумевал другое. Вкладывал иные смыслы.
Шпионаж был непозволительным занятием только для всех, кто не служит Принципату.
А деликатность - это отсутствие завоевательных походов, осуществляемых в известной части галактики по всем правилам военной науки.
Доктор, генерал и криминальрат умели вполне сносно улавливать императорскую иронию.
Песня тем временем уже во второй раз дошла до середины.

Мы пришли на Набу, мы пришли на Набу
Там мы согнали королеву с престола.

Фрэнсис ухмыльнулся миниатюрному мозгу тви'лека.
- Уиллем, будьте добры. Сделайте тише.
Одно прикосновение к экрану терминала, и просьба выполнена.
Всколыхнувшиеся воспоминания о том, как именно легионеры пришли на Набу, быстро задавлены.
Император никому не рассказывал, как жил при оккупации, как именно стал полицейским, как перешел в Ликан. Не о чем рассказывать.
Репортёры, хронисты и женщины были бы другого мнения.
"Как славно, что мне плевать".
- Вместе с дроидами и солдатами вашей дивизии, генерал-майор, я хочу пройти по залам чалактанского Дворца Истины. Мы бросим тех, кто подсылает нам крыс, в пыль главной площади их столицы. И станем благодетелями, избавившими этих славных пацифистов от злодеев, тянувших их своими поступками на бойню.

Мы пришли на Рун, мы пришли на Рун
Там мы поставили трон.

Генерал-майор Гельтер помолчал. Задумчиво глядя в никуда, лежащее за облачком выдыхаемого дыма, он, нахмурив лоб, думал. А потом, с финальными аккордами, поднял на Императора усталый взгляд.
- Пройдём, Сезар.
Фрэнсис, уже с минуту как обернувшийся к своим людям, кивнул. Если можно было считать кивком то крошечное движение головы.
- Доктор Бэрр, доктор Эдьед. Напомните мне, сколько у раттатак доступных для примитивных манипуляций нервных узлов?
Приятная беседа растянулась почти на час.

--> Каюта Сезара

TaonДата: Суббота, 18.06.2016, 01:22 | Сообщение # 4 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4042
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

--> Каюта Сезара

Главные офицеры "Эрменериха" были, вне всякого сомнения, интереснейшими личностями. Каждый по-своему. Доктор Бэрр, например, мог поддержать разговор и с простым солдатом, и с адмиралом, и с Императором. Именно с Уиллемом в первую же встречу Фрэнсис с интересом обсуждал нюансы организации работы мертвецкой. А начиналось всё с простого вопроса, как доктору нравится Лехон.
Полковник был честен со своими пациентами, но даже самые неутешительные новости умел преподносить правильно. А ещё давал отличные советы в процессе планирования военных операций. В той части, которая касалась медицинской службы, разумеется.
Вот и на этот раз Его Величество собирался немного задержаться в царстве стерильности и белых стен.
- Всё-таки, Ваша Милость, я не вполне понимаю, зачем вам новая татуировка, - сказал доктор Бэрр, откладывая в сторону тонкий похожий на стило инструмент и следом за тем быстро протирая кожу на левом плече пациента стерильной салфеткой.
"Праздник моей вредности, только и всего".
Фрэнсис внимательно разглядел нанесённый код. Когда-то подобная отметина легко могла погубить, если кто-нибудь увидит и узнает код Ликана. Когда-то избавиться от такой татуировки было необходимо. Но теперь... для Сезара это - знак. Знак того, что своего прошлого он не стыдится. И более того, именно это прошлое привело его на вершину. На престол, с которого он теперь мог управлять и строить лучший мир.
Перерастание себя прошлого без отречения.
Император молча надел рубашку, скрывая ряды цифр, в которых теперь зашифровано было его положение главнокомандующего. Застегнул все пуговицы.
Полковник в это время спокойно обработал инструменты и убрал их. В процедурной снова воцарился идеальный порядок.
- Захотелось почувствовать рамку, - всё-таки ответил Фрэнсис.
Бэрр промолчал. И жестом пригласил пройти в кабинет.

***

Усевшись на стул с мягкой обивкой и прекрасной высокой спинкой, - последнее обстоятельство было особенно важно, - Сезар объявил о своей готовности поставить полный набор рекомендованных в его ситуации имплантатов. На курс препаратов для детоксикации он тоже был согласен.
Уиллем занял своё место за столом, включил бравурную песенку, если Фрэнсис не ошибся, рунийского происхождения и, сплетя пальцы замком, задумчиво кивнул.
- Это отрадно слышать. И удивительно знать, что диагностика не выявила у вас проблем с нервной системой.
- Думаю, я в любом случае был бы не готов к нейросети.
С Бэрром об этом можно было говорить. Но всей правды об объектах Альфа он не знал.
- Но к применению детоксицирующих препаратов каждые полгода вы готовы?
"Да-да. Самый противный пункт. Помню, в детстве эту роль неизбежной гадости выполняла каша с комочками".
- Готов. Но не уверен, что смогу в ближайшее время назначить дату.
И в самом деле. Сначала Фрэнсис собирался лечь на операцию после Раттатака, но теперь внимания жаждала, пусть и не совсем это осознавая, Чалакта. Хорошо, если после этого не придётся лететь не на Рун, а куда-то ещё. Например, чем-нибудь внезапно порадует Кристофсис, хотя он пока был зоной ответственности Констанс и Родриго Ирнерио.
Но вот в чём несомненный плюс иметь личного врача. Даже с графиком, постоянно в последнее время меняющимся из-за бурления политических луж, к нему можно попасть всегда.
Пообщавшись с Уиллемом ещё полчаса (и немного помыв кости чалактанцам с их медициной), Император собрался возвращаться к себе. Но, стоило ему привстать, как доктор указал на его левое плечо и высказал мысль, посещавшую Фрэнсиса ещё в первые его дни службы в оккупационной полиции Набу.
- Постарайтесь, чтобы вам не оторвало руку, Ваша Милость.

--> Каюта Сезара

TaonДата: Понедельник, 21.11.2016, 14:58 | Сообщение # 5 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4042
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

--> Ангар

Сквозь прозрачный колпак вертикальной капсулы полной диагностики, - хотя её можно было перевести и в горизонтальное, - он видел, как полковник Бэрр изучал появлявшиеся на его терминале данные.
Сезар буравил взглядом спину в белом, желая только одного: чтобы поскорее уложили на операционный стол и дали наркоз. Сутки, проведённые в палате медблока, были отвратительны. Еда в виде жидкого пюре через трубочку. Никаких сигарет. Вместо разговоров - унылое набивание своих реплик на датападе. Если после смерти есть некое подобие сознания, несчастный гладиатор наверняка или мучился от проклятий на его голову, или вторично умирал. От смеха.
Применение стимулятора сослужило дурную службу. Не зря Фрэнсис дал криминальрату свои полномочия для тайной операции на такой срок, на случай непредвиденных сложностей прибавив сутки к запланированному времени. Бэрр проявил осторожность и отложил установку имплантатов. По его мнению, сначала следовало вывести препарат из организма.
Император послушался. И пожалел. Но знал, что позже жалеть уже не будет.
Это не мешало ему мысленно возмущаться.
Неяркое мерцание потухло. Аппарат бесшумно открылся.
"Как я. Это. Уже. Ненавижу", - думал Фрэнсис, пошатнувшись на гладком полу и не потеряв равновесия благодаря боку капсулы и руке доктора.
Взяв из шкафчика с расходным материалом одноразовое полотенце, Сезар обернул его вокруг бёдер. Перед кем он точно не стеснялся показаться в голом виде, так это перед женой или врачом. С помощью Бэрра добравшись до операционного стола, он сел на край и облегченно выдохнул. Вопросительно посмотрел на доктора.
- Да, мы сейчас начнём. Показатели удовлетворительны, с анализами всё в порядке. Вы позволите провести проверку генетического материала?
"Что?"
Фрэнсис не потрудился скрыть удивление и скепсис.
- Это стандартная проверка. Вы теперь часть калишского общества, стало быть, должны стать и частью системы такой... идентификации.
"На случай, если какая-нибудь идиотка вздумает заявить, что я сделал ей ублюдка? Ну давайте. Честно".
Пришлось снова провести сеанс диалога с перепиской. Выяснилось, что по этим данным проведут стандартный поиск родственников. Императора это изрядно позабавило, но согласие он дал, хотя не думал, что в этой проверке есть смысл.
Наконец, с этим вопросом было покончено.
О ходе будущей операции Фрэнсис уже знал всё, что требовалось. Двадцать девять часов. Столько она должна была длиться. Сначала - главное. Регенеративный имплантат. Затем модули коррекции. И продолжительное восстановление для организма, привыкшего к разным нагрузкам, но не к настолько продолжительным оперативным вмешательствам. Предстояло заняться и челюстью: установить на месте перелома дополнительные крошечные модули, чтобы зафиксировать части кости. Две-три недели Сезару придётся вести себя осторожно, но без раздражающих ограничений.

***

Дезинфицирующий аппарат мерно помигивал. Яркий свет над столом словно отгораживал этот кусочек пространства от остального мира.
Над собой Фрэнсис видел манипуляторы медицинского дроида. Доктор Бэрр где-то справа клацнул крышкой контейнера с приготовленными для пациента имплантатами.
Сознание покинуло Арманда незаметно. Только что, скосив глаза, он пробовал рассмотреть инструменты, предназначенные для установки. И не понял, когда наркоз начал действовать.

TaonДата: Среда, 23.11.2016, 15:03 | Сообщение # 6 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4042
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Первые сутки после операции были ещё ужаснее, чем предшествовавшие. Очнувшись в горизонтально установленной капсуле сканирования в полной дезориентации, Фрэнсис так стукнул по крышке, что, будь она сделана из хрупкого материала, - обязательно разбилась бы.
В капсуле он провёл первые два часа после пробуждения, а оно произошло спустя пять часов с момента окончания операции. Доктор Бэрр запускал процедуру сканирования каждые пятнадцать минут.
Невероятно хотелось пить. Мутило.
Стало чуть легче, когда, убедившись, что организм ведёт себя достаточно неплохо, врач перевёл Арманда в палату. И приставил медицинского дроида, который поил пациента водой через строго определённые промежутки времени. Вечером, когда вместо воды принесли отвар из каких-то кислых красных ягод, пациент готов был плясать от радости. Хоть какое-то разнообразие. Вставать было нельзя, дышать - больно. Полученные на арене раны почти зажили, но осталось множество следов операции. Модули коррекции работы органов устанавливались на сердце, лёгкие, печень. Управляющий модуль помещался в голове и обладал достаточными возможностями для отслеживания работы других имплантатов, включая регенеративный, благодаря новым программам Армады, знавшим всё о тонкостях функционирования человеческого организма в целом и конкретного - в частности. Подготовительные сутки и громадный стресс даром не прошли.
Личность главный модуль не содержал. Таким было одно из условий Фрэнсиса. Он высоко ценил дроидов, ничего не имел против имплантатов в любом количестве, но его голова должна принадлежать только ему. Никаких посторонних.
Разработка установленной Императору системы проводилась с учетом эксперимента "Альфа". Однако поставить Его Величество в один ряд с выжившими подопытными было нельзя. Главное отличие состояло именно в отсутствии у него нейросети с влияющим на самоощущение, мировоззрение, решения личности модулем, воспринимающим сигналы извне.
Фрэнсис пролистал только что дочитанный отчет Эдгара вверх, к самому началу, и уставился в белый потолок.
- Молодец, криминальрат. Не зря, не зря я тогда тебя вытащил.
Кислый вкус во рту и всё ещё действовавший запрет на курение раздражали. Возвращения на идиотский Раттатак Сезар ждал с нетерпением. А пока мог только перечитывать педантично присылаемые донесения.
Эдьед, как обычно, проявлял себя на высший балл. А под его началом и все остальные, несмотря на то, что дополнительная нагрузка выматывала до предела. Список проверенных и завербованных постепенно рос. Через неделю досье будут окончательно составлены и переданы криминаль-директору.
Таинственный агент по имени Гектор, - он снова поменял кодовое имя и звался теперь Квинт Астарии, - вступил в должность обер-фрументария и добился некоторых результатов по другим поручениям. Сведя воедино ниточки, полученные от фрументариев и своих контактов периода гражданской войны, он нашел троих девушек, подходивших на роль обреченной на казнь фрейлины. Внимательно изучив информацию по каждой и рассмотрев голографии, Фрэнсис остановился на блондинке.
Отложив заблокированный датапад, он взглянул на подошедшего доктора.
- Как мои дела?
Но на вопросы после этого пришлось отвечать самому. Затем Бэрр предложил Сезару сесть. Порядка двадцати минут спустя с помощью врача и дроида он добрался до так хорошо знакомой капсулы.
- Признаков отторжения нет, восстановление проходит хорошо, - сообщил Уиллем, помогая выбраться. - Через трое суток вы будете почти полностью готовы вернуться к обычной жизни.
- То есть, всё по графику?
- Да, Ваша Милость.
Легчайшая улыбка и стальной блеск в глазах преобразили усталое лицо.
- Великолепно, полковник. И спасибо.

TaonДата: Четверг, 24.11.2016, 10:33 | Сообщение # 7 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4042
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Ранеными во время блицкрига занимались прямо на Раттатаке. На корабли переправляли только тех, кто нуждался в имплантатах. Таких раненых было мало. Сначала им помогали на поверхности, а затем отправляли на борт. Солдат и офицеров своей дивизии принимал "Эрменерих", легионеров - другой корабль из явившейся к Раттатаку флотилии, типа "Предусмотрительный".
Фельдфебель, которому оторвало руку. Несколько солдат. Лейтенант, нуждавшийся в паре модулей коррекции. Их доставили ночью, и доктор Бэрр с помощниками принялись за работу.
На второй день после установки имплантатов Фрэнсис не видел полковника: тот отсыпался. Дежурили живые подчинённые Уиллема и не знающие усталости медицинские дроиды.
В медицинском блоке такого большого корабля была, конечно, не одна палата. Та, где находился Сезар, относилась к интенсивной терапии. И как раз когда он обедал бульоном, сам удивляясь тому, насколько хотелось, чтобы там плавал хоть один сухарик, новые пациенты стали просыпаться.
Оказалось, оба офицера и один солдат тоже сражались на арене Тац'рей, но в других отрядах. Они зачищали противоположную сторону огромного круга. Кого-то ранило тогда, кого-то позже, на подступах к главному оборонительному эшелону центрального региона. Фельдфебель лишился родной руки в самом начале боёв. Но, из любопытства решив прочитать составленные Линцем и Гельтером списки отличившихся, Фрэнсис отыскал там этого человека.
За воспоминаниями о более давних боях и пересказе связанных с ними баек вечер пролетел незаметно. У Императора не нашлось времени для того, чтобы мысленно возмущаться из-за больничных порядков и поданного на ужин овощного пюре. Вставать он мог уже самостоятельно. Заходить в находившуюся в палате капсулу и выходить из неё - тоже.
Сканирование теперь проводили всего три раза в день. Имплантаты не отторгались. Заживали раны, неприятные ощущения при вдохе и выдохе исчезли полностью. Но выписки Фрэнсис ждал с нетерпением.
Третий день прошел тоскливо. Безумно хотелось наконец предаться плохим привычкам, нормально поесть, и не просто читать отчеты вперемежку с обычными новостями из-за пределов системы, а вернуться в привычный ритм жизни. Но приходилось подчиняться.
Сезар не боялся того, что пребывание в одной палате с простыми солдатами разрушит его величие. Это глупо. Правитель есть правитель. Даже если у него на больничных штанах пятно от предложенной на завтрак жидкой кашки, и их приходится приспускать (а майку так вовсе снимать) едва ли не по сто раз на дню ради осмотра, тщательно исполняя все требования врачей. А слушать истории и грубоватые шутки и вовсе полезно для профилактики монаршего отрыва от реальности.
К вечеру третьего дня и операционные раны полностью затянулись. Доктор Бэрр, осведомившись, не хочет ли Фрэнсис убрать шрамы, получил решительный отказ и с одобрением кивнул.
Грубоватые шрамы с арены украшали правое плечо и бедро. Третий пересекал рёбра с левой стороны. Тончайшие хирургические на этом фоне терялись, заметные на коже только если хорошо приглядеться.
Соседи должны были выписаться немного позже. Император же на четвёртый день после операции покинул палату, попрощавшись с теми, кто оставался.
Пара дней на соседних койках ничего не меняла. У каждого свой долг и своё место. Сезару - править. Солдатам "Эрменериха" - воевать за него.
Для начала путь лежал в кабинет Уиллема. Пообщавшись с доктором порядка десяти-пятнадцати минут и дав обещание в течение месяца регулярно заходить на проверку имплантатов, Фрэнсис, успев к тому же облачиться в императорский наряд, сильно напоминавший изменённую придворным умельцем форму, покинул медицинский блок и направился к турболифту.
Раттатак ждал.

--> Ангар

TaonДата: Пятница, 10.02.2017, 16:07 | Сообщение # 8 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4042
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

--> Мостик

Где найти доктора Бэрра, Фрэнсис узнал у медицинского дроида, встреченного, едва за спиной закрылась дверь блока.
Полковник находился в своём кабинете. Пришлось отвлечь от чтения свежих статей авторства светил науки из "Крейц-Эскол" - один из трудов принадлежал самому Фолькерту Крейцу - и для начала заняться осмотром и сканированием.
Педантично сложив одежду ровной стопкой, но небрежно швырнув сверху фуражку, да так, что она чуть не свалилась на пол, Сезар прилежно выполнил все указания доктора. Как встать, как повернуться, и что ещё выполнить. Одновременно успевая отвечать на так и сыпавшиеся вопросы о самочувствии.
- Что ж, Ваша Милость, отлично. Теперь прошу, - Уиллем указал на так хорошо знакомую вертикальную капсулу.
Уговаривать Фрэнсиса не надо было. Ему хотелось быстрее покончить с процедурами, узнать, что восстановление идёт прекрасно, и пойти в кабинет на чашку кафа и беседу с умным человеком.
Через несколько минут он уже одевался.
- Снова очень тихо, да? - спросил Император, левой рукой застёгивая правый манжет рубашки.
Маленькая пуговица во второй раз выскользнула.
- Да, как видите. Самых тяжело раненых я выписал ещё три дня назад.
- Тех, кто не может продолжать службу, нет?
Пуговица наконец-то поддалась. Довольный Фрэнсис надел сверху китель. Доктор, закончив анализировать информацию о сканировании, перенёс данные в особо защищённый раздел, зашифровал личным ключом - алгоритм, известный главному пациенту до мелочей - и лишь теперь повернулся. Добродушная улыбка углубила морщины, но не смягчила странно глядевшие глаза.
- К счастью, продолжать могут все. А что произойдёт в следующий раз...
Уиллем пожал плечами и направился в кабинет. Сезар, захватив с собой плащ и фуражку, но не надев их, - следом.
Из царства стерильности и тишины, изредка нарушаемой едва слышными звуками дезинфицирующих блоков, мужчины переместились в то, где пахло крепким кафом, одеколоном и ненавязчиво играла музыка. Если не прислушиваться, сложно разобрать слова.
Но Фрэнсис тут же узнал голос. Потом и песню.
- Моё маленькое сердце... - на калишском языке напевал нежный женский голос, и в интонациях чудилось доверительное, полное любви обещание.
За тринадцать лет много дам исполнило песенку, пришедшую из месяцев сокрушительного, сметавшего всё на своём пути похода сил Коалиции. В то время казалось, что победа неминуема.
Сколько надежды, сколько уверенности.
В тяжелые времена песенка согревала. Сейчас - вновь была полна безграничной веры, но более зрелой, многое пережившей и чудом уцелевшей.
Сезару нравилась только одна версия. Только один голос. Самый первый.
Именно та запись играла в кабинете.
Фрэнсис аккуратно повесил плащ на спинку кресла. Упал в него. Положил фуражку на стол рядом с комлинком. И тайком вслушался.
Запись была не идеальной. Где-то слышались тихие шорохи, где-то - еле уловимые шепотки или постукивание посуды.
Офицерский клуб в здании театра, праздник в честь капитуляции Тида, младшая сестра на сцене приковывает каждый взгляд, заставляет затаить дыхание. Император ещё даже не полицейский, "зверь Набу" ещё не получил этого прозвища. Всё впереди. Так много ещё впереди... А Фрея Вальрау, офицер тайной полиции, так удивительно красива.
- Да, я бы выпил кафа, - ответил Сезар. Внимание не покинуло его, но в голове клубился туман воспоминаний.
С финальными аккордами взгляд Фрэнсиса снова похолодел. Он выпрямился, хотя мягкое кресло так и звало расслабиться. Сцепил руки на краю стола.
Доктор не видел метаморфоз. Он по привычке следил за мерно гудевшей машиной.
Полторы минуты, и отличный каф был готов. Вдохнув благородный аромат, Арманд отказался от молока и подсластителей.
Уиллем сделал только один крошечный глоток. Внимательно посмотрел на гостя.
- Адмирал приказал готовиться к новым операциям.
- Да. Нам нужен Пакт, Пакту нужны мы, но генералы против. Небольшая миротворческая операция это исправит.
- Значит, соболезнования Сезарии после покушения на королеву...
Фрэнсис кивнул и чуть не ожег язык, молча попивая каф.
- За месяц я полностью восстановлюсь? Если мы станем воевать на Акзиле, я хочу снова быть со своими солдатами.
Бэрр, оторвавшись от только что разблокированного датапада, искоса глянул на Императора. И больше никак не выказал недовольства. Руниец считал, что правитель не должен так рисковать собой, но помнил о границах допустимого.
- Ваши имплантаты отлично приживаются, однако я обязан напомнить, что излишняя нагрузка на них имеет последствия.
"Да-да. Если буду подставляться, то изношусь ещё быстрее чем без них".
Сезар беззаботно пожал плечами.
- Я не рекрут и рядом со мной их нет. А со временем можно и поставить клонированные органы, так?
- Это не похоже на замену детали дроида, Ваша Милость.
- Знаю. Ваша оценка?
На разбор сложностей, нюансов и рисков ушло почти полчаса. Ассистентка давно унесла грязные чашки, отзвучал не один тихо наигрывавший марш. Уиллем, хоть и не был даже приёмным сыном Кали, по-настоящему любил её суровое искусство.
После Фрэнсис получил уже разложенные по дням и часам детоксицирующие препараты и известное ему предупреждение: их приём, пусть и тянется несколько дней, не проходит для организма бесследно. Они помогут, но не сделают тело чистым листом, никогда не знавшим дурных привычек.
- Может, проще ничего не принимать? - с еле уловимой усмешкой спросил он, убирая коробочку в карман.
- Если хотите быть стариком к семидесяти или раньше, то конечно.
Сезар рассмеялся. Погрозил пальцем.
- А вы знаете, куда давить, н-да.
Хотелось курить. Пора было собираться. Но как только Фрэнсис поинтересовался, не хотел бы сам доктор заглянуть к нему во время этого перелёта, Уиллем напрягся.
- Ваше Величество. У меня есть для вас ещё некоторые результаты.
- Какие? Со сканирования?
Бэрр взял датапад и принялся что-то искать.
- Поиск родственников по геному, помните? По моему запросу калишские специалисты три раза проводили повторную проверку. Ошибка исключена.
Император нахмурился. Да, он помнил ту "стандартную процедуру", сделанную перед операцией. Только всерьёз думать об этом? Бред. Формальности не заслуживают долгих размышлений.
- И что за результат мог получиться? Скажите прямо и избавьте меня от этих загадок.
Доктор отыскал файл и положил датапад перед Фрэнсисом. Неторопливо, со странной торжественностью.
- Это заключение, Ваша Милость. Экспертиза показала, что вашим отцом является Эрик Ваймер, и, таким образом... ваш самый известный единокровный брат, это... Карл Унц.

TaonДата: Пятница, 10.02.2017, 22:31 | Сообщение # 9 | Offline
Группа: Гейммастер
Сообщений: 4042
Награды: 111
Ну почти «Л»
Фрэнсис Арманд

Он, словно окаменев, смотрел в заключение, но не читал. Не мог.
Он был мозгом гигантского организма, был волей, приводившей в движение грандиозную машину из плоти и металла, нейронов и синтетического разума. Составлял дерзкие планы и, давя на нужные кнопки, делал их реальностью. Но единственная фраза заставила оцепенеть.
Это то, что нельзя просчитать и одновременно... так просто, так элементарно просто проследить и понять. Для этого нужно только одно.
Фантастическое допущение.
Фрэнсис никогда не делал фантастических допущений в своей частной жизни.
Недвижимый, он буравил злополучный файл тяжелым ледяным взглядом. То ли глубоко задумчивым, то ли честно сулящим беду. Будь на месте датапада вражеский лазутчик или жалкий предатель, он бы уже выложил всё, что знал и о чём догадывался.
Сезар был здесь и одновременно в странном мире, где нет ни верха, ни низа. Никаких законов физики. Только бескрайняя бездна, осколки старых, таких прочных знаний о себе и семье и рокочущий вал откровения.
Фрэнсис чувствовал своё тело. Как крепко сжались, похрустывая суставами, руки. Как привычно сухо во рту после кафа. И в то же время был не здесь.
Он ещё подростком понял, что за место ему приготовил мир. Никакого. Хочешь - стань заурядным жителем Набу. Хочешь - ряженым политиканом, чья главная обязанность звучит примерно как "воспевание гения Императора".
Хочешь - будь как та родня со стороны отца, старательно покрывающая слегка кровосмесительные адюльтеры. Хочешь - стань, вопреки поганым генам, нормальным человеком.
Юношей он твёрдо знал, кого и что будет уважать, а кого и что - никогда. На что стоит тратить время, веру, силы, а что - чушь, пустышка, дрянь.
Долг и семья. Второе порой уходило в тень, затмеваемое первым. А первый компонент изменился невероятно, в своей сути оставшись прежним.
Росли риск и количество жизней, которые следовало отдать ради долга.
Из полиции дорога Фрэнсиса ушла в тень и вывела его на престол. Но тень всегда была рядом. Сезар не мог от неё отказаться, не мог снять руку с пульса. Распробовал вкус войны вслед за вкусом полной и явной власти.
"... я научу вас подчиняться и знать свою ответственность", - прозвучал в мыслях голос из прошлого.
Странно увидеть зеркало в покойном государственном герое и позоре Кали, с которым когда-то только соглашался в мыслях.
"У тебя плохо получается казаться тем, кем ты не являешься. Ты полицейский или военный?"
Странно знать, какова на самом деле связь с человеком, с которым якобы никогда не встречался.
"Не о чем рассказывать", - отмахнулся Фрэнсис от будущей жены, когда та спросила, как ему жилось на Набу.
Ложь. Набу создала его. Как и ненависть к палпатиновской гнили и лицемерию демократов. Как холодное, жестокое знание о жестоком мире: цель оправдывает средства. А право жертвовать не своей жизнью приобретается умом, железной волей и делами.
Арманд разменял многих на благо нового мира.
Новый мир всегда строится так. Исключений не бывает.
У него перед глазами как пример человека, способного ради цели пройти по кровавому пути до самого конца, но и как зловещее предостережение, была одна персона.
За пределами Кали его знали как Карла Унца.
Его Величество разыгрывал партию за партией в тени, на престоле и в тени престола.
Вильхельм Ваймер ради того, чтобы как можно дольше удерживать Набу, уничтожал всех, кто мешал этому. Миллион за миллионом.
"... Служи, Тирс-полицай".
Фрэнсис медленно пролистал заключение. Да, не могло быть ошибки. Да, его отец - Эрик Ваймер. Вне всяких сомнений.
Намертво сжатые губы скривила сардоническая усмешка.
"Был сыном ублюдка, стал просто ублюдком".
Перечитал. Старался уложить в голове невероятное.
То самое невероятное, в которое уже поверил. Он никогда не чувствовал себя настоящим набуанцем. И принять идеологию Кали, положить её в основу государства казалось таким простым, логичным, естественным решением. Теперь становилось понятней, почему.
"Зато стал калишским ублюдком. И право на трон подкрепляется кровью. Смешно, смешно, да".
Сезар потёр костяшки пальцев. Вытащил портсигар и зажигалку, наплевав, что напротив сидел врач.
- Это не подлежит обнародованию, правильно?
- Только по вашему желанию.
Фрэнсис закурил. С удовольствием выдохнул дым вверх, запрокинув голову.
- Эрик Ваймер... это новый патриарх клана, да? - спросил то ли у макушки внимательно смотревшего доктора, то ли у потолка. И сам ответил:
- Да, я слышал об этом. Хорошо, что он жив. Документ оставим в тайне, пока я не решу, как этим распорядиться.
- Как прикажете, Ваша Милость.
Резко встав, Император стал собираться. Не прекращая курить, надел плащ. Немногословно попрощался с Бэрром и забрал со стола фуражку.
- Ваше Величество.
Фрэнсис обернулся, не коснувшись дверной панели.
- Один вопрос.
- Задавайте.
Светлые глаза умудрённого полковника глядели загадочно, испытующе.
- Если бы в годы жизни генерал-фельдмаршала вы знали о вашем родстве, что бы вы сделали?
- Ничего.

--> Каюта Сезара

Форум » Калишский Принципат » Корабль "Эрменерих" » Медицинский блок
Страница 1 из 11
Поиск: